Зачин

Пускай олимпийцы завистливым оком

Глядят на борьбу непреклонных сердец —

Кто, ратуя, пал, побежденный лишь роком,

Тот вырвал из рук их победный венец.

Аполлон Майков

Кровь давно ушла в землю. И там, где

она пролилась, растут виноградные гроздья.

Михаил Булгаков.


Бойня при Мальмеди

Шел второй день Арденнского прорыва, или операции «Стража на Рейне» — последнего наступления войск Третьего рейха на западном фронте. Утро 17 декабря кровавого 1944 года здесь, на западных склонах Бельгийских Арденн, выдалось сырым и туманным. Моросил мелкий, холодный дождь, принесенный с Атлантики порывистым северным ветром. К южной окраине небольшого бельгийского городка Мальмеди подходил конвой из состава 285-го разведывательного батальона полевой артиллерии 7-й бронетанковой дивизии армии США под командованием капитана Роджера Л. Миллса, включавший 27 новейших средних американских танков «Шерман», 26 стволов полевой и противотанковой артиллерии и 140 солдат и офицеров в 3 десятках небронированных машин. Кварталы старинного городка, смутно проступавшие сквозь пелену тяжелого утреннего тумана, казалось, были уже совсем близко. Американские танкисты, высунувшись по пояс из башен, жевали «чуинггам»[21] и весело переговаривались через ларингофоны. Как вдруг…

Что-то очень большое и одновременно очень быстрое промелькнуло в просвете тумана, и на американскую бронированную колонну, на ходу поворачивая длинный хобот башенного орудия, выскочил из-под склона оврага германский танк Т-V «Пантера».[22] Хрустнул раздавленный гусеницей «Пантеры» лафет головного американского орудия. Она стремительно перемахнула через две следующие, теперь, вблизи, уже не опасные противотанковые пушки. Кто-то из ошеломленных «Джи Ай»[23] успел заметить на пятнистой броне немецкого танка странную эмблему, напоминавшую ключ, обрамленный 2 дубовыми веточками.[24] Косо, почти на ходу, с каким-то хохочушим надрывом, выплюнув дымно-оранжевый сноп огня, ударило орудие «Пантеры» — и сразу же рванул боекомплект на головном американском «Шермане». Мертвенно клюнув стволом, «Шерман» мгновенно превратился в ярко пылающий факел. Откуда-то сбоку, из тумана, вынырнули еще 2 германских танка и, круто развернувшись, ударили из пулеметов по американской орудийной прислуге.

Вспыхнули, как комья ваты, так и не успев изготовиться к бою, еще 2 новехоньких «Шермана», а остальные, грузно ломая строй, испуганным стадом аризонских быков, рванулись вниз по пологому, долгому склону, трусливо подставляя шипящим на лету снарядам германских «Пантер» свои угловатые пепельные бока с белыми пентаграммами[25]

Разгром был полный. На поле танкового боя под Мальмеди, продолжавшегося не более четверти часа, осталось 16 сгоревших «Шерманов» и около 70 (по иным сведениям — 71, 73, 74 и даже 86) убитых «вояк дяди Сэма». Вся ствольная артиллерия «Джи Ай» была полностью уничтожена. При этом немцы не потеряли ни единого человека. Успех германского танкового удара под Мальмеди мог бы войти в анналы мировой военной науки как одна из самых быстрых и результативных тактических танковых операций Второй мировой войны. Мог бы, но не вошел. На то был целый ряд причин.

Во-первых, германский план сбросить англо-американские силы вторжения в Атлантический океан, откуда они приплыли, потерпел неудачу. После настойчивых просьб президента США Франклина Делано Рузвельта и британского премьера сэра Уинстона Леонарда Спенсера Черчилля «спасти рядового Райана», Сталин бросил в массированное наступление советские войска трех центральных фронтов, что заставило Верховное Командование германского вермахта (ОКВ)[26] перебросить наиболее боеспособные части с Западного фронта на Восточный. Германское наступление в Арденнах, столь успешно развивавшееся на первоначальном этапе, было остановлено. «Томми» (как именовали немцы англичан) и «ами» (как они именовали американцев) оказались, в очередной раз, спасены — как водится, кровью русского солдата.

Во-вторых, блестящая победа под Мальмеди была одержана не просто какими-то немцами, а частями Ваффен СС, которые, по-видимому, еще до вынесения соответствующего приговора Нюрнбергского международного трибунала, было негласно решено считать, вместе со всеми СС, преступной организацией. Хотя с таким же успехом можно было бы считать советские войска НКВД, сражавшиеся на фронтах «Великой Отечественной войны советского народа», ответственными за все бесчисленные преступления, совершенные палачами НКВД в сталинских лагерях и застенках, только из-за того, что и те, и другие считались «энкаведистами» и носили одинаковую форму! А уж ЧК-ГПУ-НКВД как говорится, «по уши» в людской крови! Процитируем в этой связи исследование советского историка Петра Хмелинского «Навстречу смерчу. Сталинский «блицкриг», которого не было и не могло быть», увидевшее свет в 1991 году в издательстве «Московский рабочий», где на странице 34 стоит черным по белому: «Другое объяснение (сталинского — В.А.) террора — возможность поставлять дармовую рабочую силу в ГУЛАГ.[27] Но уничтожение заключенных в газовых «банях»это изъятие рабочей силы из ГУЛАГА, а не поставка ее. Тысячи и тысячи людей расстреливались до лагерей — сразу после ареста и по окончании следствия. В 37-м их буквально не успевали хоронить. Все места заключения были не просто заполнены, а переполнены и еле переваривали хлынувший туда людской поток…» и далее по тексту.

В-третьих, победа под Мальмеди была одержана не просто какими-то частями Ваффен СС, а чинами 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт, носившей имя самого Адольфа Гитлера,[28] что могло быть истолковано не только в чисто военном, но и в крайне нежелательном символическом смысле.

В-четвертых, командование американских экспедиционных сил, презрев все правила офицерской чести, не пожелало перед лицом Истории признать свои войска столь быстро и бесславно разгромленными при Мальмеди.

Уничтожение целого бронеартиллерийского дивизиона силами всего лишь 3 немецких танков (и 2 переоборудованных полугусеничных грузовиков) в течение всего лишь четверти часа можно было объяснить лишь двумя причинами:

1) полной бездарностью американского военного руководства (но этого американцы, понятное дело, признать не могли — «честь мундира» не позволяла!);

2) превосходной моральной и боевой подготовкой противника (но признание этого факта, конечно же, нанесло бы удар по боевому духу армии США, и без того особой стойкостью не отличавшейся — примером тому служат ее кампании в Корее, Вьетнаме, Сомали, Ираке, Афганистане и т. д.).

Впрочем, закрыв глаза на правду, можно было попытаться найти (а говоря точней, измыслить) и третью причину случившегося. И англо-американские «мудрецы» пошли по этому третьему пути.

Через несколько дней после стабилизации фронта в Арденнах, в результате переброски наиболее боеспособных германских частей на Восточный фронт, радиостанция британских королевских ВВС (Ройял Эр Форс)[29] передала информационную сводку (разумеется, предусмотрительно не сообщив, что переданная ею информация поступила отнюдь не от войсковой разведки, с поля боя, а с прямо противоположной стороны — из-за океана, от спецслужб США!). В сводке сообщалось, что немцы, стремясь создать впечатление о разгроме американских войск под Мальмеди, перебили несколько сот (!) пленных (!) американских солдат, якобы специально привезенных заранее в район Мальмеди из Германии. Чуть позднее, 21 лекабря 1944 года, в радиопередаче британского журналиста Сефтона Делмера, транслировавшейся английской пропагандистской радиостанцией «Солдатское радио Кале» (Зольдатензендер Кале), предназначенной для систематического подрыва боевого духа военнослужащих германских вооруженных сил, была выдвинта несколько иная версия событий, согласно которой эсэсовцы из Лейбштандарта расстреляли американских пленных, взятых на поле боя под Мальмеди, а не привезенных специально из Германии. По пущенной в оборот чуть позднее третьей версии, авторы которой желали еще больше спасти «честь американского военного мундира», чины американского подразделения были взяты в плен обманом, будучи введены в заблуждение чинами германского «спецназа» оберштурмбаннфюрера СС[30] Отто Скорцени, переодетыми в американскую военную форму, и переданы головорезами Скорцени людям Пайпера, которые и расправились с наивными американскими парнями (как будто спецназовцы Скорцени не могли сами, будь на то соответствующий приказ, перебить плененных ими обманом американцев)! Как бы то ни было, ложная информация упала на хорошо подготовленную почву — сообщениями о зверствах немцев были переполнены все тогдашние периодические издания стран антигитлеровской коалиции. А между тем еще в первые дни Арденнского наступления (названного англо-американцами «Битвой за Выступ») командующий американскими экспедиционными силами генерал Омар Н. Брэдли отдал приказ расстреливать на месте всех взятых в плен немецких эсэсовцев и парашютистов…[31]

Как бы то ни было, «честь американского мундира» была спасена. Но этим дело не закончилось.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх