Торжество справедливости

Благородство и преданность приводят к

утратам и гибели с такой же неизбежностью,

как и преступление.

Нацуко Нагаи.


По окончании войны в поверженной Германии, разделенной союзниками по антигитлеровской коалиции на оккупационные зоны, началась форменная охота за чинами 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера (СС-Лейбштандарте Адольф Гитлер, сокращенно: ЛАГ), хотя в бою под Мальмеди участвовали всего лишь 3 танка Т-V «Пантера» и 2 полугусеничных грузовика из состава танкового полка этой дивизии. Причем этот факт соответствовал американской версии событий. Согласно этой версии, 17 декабря 1944 года, в ходе Арденнского наступления близ Мальмеди немцами были убит 71 взятый в плен американский военнослужащий. Правда, американцы с самого начала возлагали коллективную ответственность за бойню на «танковую группу под командованием Пайпера, откомандированную из состава танковой дивизии Лейбштандарт Адольфа Гитлера», однако сами же утверждали, что охрана взятых под Мальмеди 175 (!) американских военнопленных была (якобы!) поручена отнюдь не всей этой танковой группе, а всего лишь нескольким чинам ЛАГ — экипажу самоходного штурмового орудия (штурмгешюц), а затем — 2 бронетранспортерам. Именно экипажи этих 2 бронетранспортеров якобы осуществили (по американской же версии!), расстрел военнопленных (почему они расстреляли только 71 из 175 военнопленных, данная версия не объясняла; вероятно, именно поэтому впоследствии число жертв было увеличено до 175 и даже до 231).

Таким образом, американцами было выдвинуто утверждение, что расстрел безоружных пленных под Мальмеди не только имел место в действительности (причем даже утверждалось, что первым начал стрелять в пленных из пистолета эсэсовец Георг Флепс), но и был произведен по приказу «высшего командования СС», (по одной версии — командиром «боевой группы» своего имени оберштурмбаннфюрером СС Йоахимом Пайпером, по другой — командиром всего I танкового корпуса СС (в состав которого входила 1-я танковая дивизия СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера) группенфюрером СС Германом Приссом, а по третьей — непосредственно командующим всей 6-й танковой армией СС (в состав которой входил I танковый корпус СС) оберстгруппенфюрером СС Йозефом («Зеппом») Дитрихом — хотя никаких подтверждений этим огульным обвинениям найдено не было).

Йоахим Пайпер, как мы уже знаем, являлся в описываемое время командиром танкового полка дивизии Лейбштандарт. Казалось бы, всякому человеку, имеющему хоть какое-то, пусть даже самое отдаленное, отношение к армейской службе или к военному делу вообще, должно было быть совершенно ясно, что командир полка, да еще находящегося в наступлении, никак не мог заниматься охраной военнопленных. У Пайпера были совсем другие заботы — возглавляемая им боевая группа в этот второй день Арденнского прорыва наступала на Ставло. Именно на это было направлено все его внимание, и находился он именно там, впереди, далеко от места инцидента. Но это, похоже, никого не интересовало. В нарушение всех международных конвенций об отношении к бывшим военнослужащим капитулировавших военных держав, солдат (манншафтен) и офицеров (фюреров) 1-й танковой дивизии СС арестовывали (без предъявления конкретного обвинения) и подвергали тюремному заключению уже после их фактического разоружения и. конечно, значительно позднее совершения самого юридического акта безоговорочной капитуляции Германии. Более 1100 нижних чинов и фюреров 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера были заключены в тюрьму немецкого города Швебиш-Галль, где из них усердно выколачивали «добровольные» признания в не совершенных ими преступлениях при помощи поистине средневековых пыток (например, забивания под ногти железных гвоздей с последующим накаливанием этих гвоздей добела в пламени газовой горелки и т. д.

Кроме физических пыток и регулярного лишения пищи, заключенные в Швебиш-Галле подвергались также многочисленным моральным издевательствам и унижениям. Самым «безобидным» из них было требование американских «военных следователей», чтобы заключенные германские солдаты регулярно справляли свои естественные надобности на специально разостланную на полу тюремной камеры карту Третьего рейха, а затем спали на ней, свернувшись клубком и имитируя своей позой и движениями повадки собаки. Время от времени инсценировались заседания военного трибунала, якобы приговаривавшего заключенных к смерти. Американские военные следователи никогда особо не миндальничали с беззащитными военнопленными, то и дело запугивая и «наказывая» их за «строптивость». Сравнительно недавно по российскому телевидению транслировалось интервью с вьетнамским офицером-инвалидом, которому американские тюремщики, пытаясь склонить его к сотрудничеству, отпилили по кускам обе ноги — разумеется, без наркоза! То и дело мы узнаем похожие новости из американских военных тюрем в Гуантанамо на Кубе и в оккупированном Ираке, который также потребовалось «наказать». Но это так, к слову…

Команду «следователей» в мундирах армии США возглавляли полковник Розенфельд (почти однофамилец президента Рузвельта!) и старший лейтенант Перль. Этот Перль страдал тяжелой формой паранойи, с ярко выраженными садистскими наклонностями. Кстати, несколько позднее, уже после возвращения в США, Перль был приговорен американским судом к 16 годам тюремного заключения за зверское избиение собственной невесты, которой он, в порыве садистской страсти, переломал все (!) пальцы на обеих руках. Но и это так, к слову…

Несмотря на все это, американским «заплечных дел мастерам» удалось выбить «добровольные» признания лишь из немногих заключенных, а именно — из 18-летних новобранцев, поставленных под ружье в последние месяцы войны. Применявшиеся к заключенным издевательства и пытки привели к нескольким случаям самоубийств и умственного помешательства. В своих воспоминаниях «Неизвестная война» бывший офицер Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени — «освободитель Муссолини», прозванный западными журналистами «гитлеровским королем диверсий» и даже «самым опасным человеком Европы»(?), описывает случай, когда один такой 18-летний эсэсман, дав ложные показания, вследствие истязаний, впал в отчаяние и повесился в своей камере, а если быть точнее, тюремщики нашли его повешенным. Достаточно сказать, что назначенная впоследствии для пересмотра всех дел облыжно обвиненных чинов Лейбштандарта американская сенатская комиссия установили 139 случаев одних только неизлечимых повреждений половых органов у допрошенных «с пристрастием» немецких заключенных.

Процесс по делу обвиняемых в «бойне при Мальмеди» начался в мае 1946 года в бывшем нацистском концентрационном лагере Дахау (переоборудованном к тому времени в концлагерь американский) под руководством «юридического советника армии США», того же полковника Розенфельда, хотя в составе суда было и несколько американских генералов. К процессу было привлечено большое число командиров I танкового корпуса СС, в том числе оберстгруппенфюрер СС и генерал-оберст Ваффен СС Йозеф Дитрих, группенфюрер СС и генерал-лейтенант Ваффен СС Герман Присс, штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер и многие другие, всего 73 человека. Суд отклонил (не называя причины) показания взятого в плен чинами Лейбштандарта американского майора Хола Маккоуэна, являвшегося непосредственным свидетелем-очевидцем боевых действий военнослужащих 1-го танкового полка дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера и утверждавшего, что все американские солдаты и офицеры были убиты под Мальмеди в бою, а не расстреляны эсэсовцами «задним числом», вопреки утверждениям обвинения. Сам майор Маккоуэн, взятый в плен подчиненными «Йохена» Пайпера, не только не был ими убит, но и доставлен, вместе с другими пленными американцами в населенный пункт Ла Глез и оставлен там вместе с ранеными на попечение местных жителей. На этот счет было даже заключено составленное по всей форме соглашение, подписанное с германской стороны Йоахимом Пайпером, а с американской — майором Маккоуэном. Тем не менее, показания последнего не были приняты во внимание. В то же время подобная «глухота» к показаниям свидетеля-очевидца ничуть не помешала американской военной Фемиде принять на веру устное и совершенно голословное заявление обер-садиста Перля, что во время следствия он якобы и пальцем не тронул ни одного из заключенных.

В качестве главного обвиняемого на «процессе Мальмеди» проходил штандартенфюрер[32] СС Йоахим («Йохен») Пайпер — один из храбрейших фюреров Ваффен СС времен Второй мировой войны, награжденный за храбрость Железными крестами II и I степени и Рыцарским крестом Железного креста с Дубовыми листьями и Мечами, ставший командиром танкового полка дивизии ЛАГ в возрасте всего 30 лет. Пайпер имел несчастье некоторое время прослужить адъютантом рейхсфюрера («имперского вождя») СС Генриха Гиммлера, что, в глазах обвинителей, стократ усугубляло его вину, делало его, так сказать, виновным «по определению». Благородство Пайпера не раз на протяжении процесса приводило американских военных судей в полное замешательство. С самого начала судебного разбирательства штандартенфюрер Пайпер взял на себя единоличную ответственность за недоказанную «вину» всех чинов вверенного ему танкового полка — при условии сохранения жизни его бывшим подчиненным. Но Фемида победителей, жаждавшая крови, категорически отвергла это предложение. Germany must perish!!![33]

Чтобы лучше понять личность этого германского солдата, небезынтересно будет привести следующую выдержку из допроса штандартенфюрера Пайпера, текст которого был опубликован в американском журнале «Политикл Сайенс Куотерли»[34] за июль 1956 года:


Вопрос: Принимали ли Вы, проходя службу в войсках СС,[35] участие в репрессиях против гражданского населения?

Пайпер: Нет, не принимал. Регулярные войска СС[36] составляли наиболее боеспособную часть германской армии, мы принимали участие почти что исключительно в наступательных операциях. Направленных на прорыв неприятельской обороны, либо же на стабилизацию линии фронта при натиске (неприятеля — В.А.) на позиции наших войск.

Вопрос: Но Вы, конечно, знали о том, что войска СС используются для репрессий против мирного населения?

Пайпер: Повторяю, что за четыре года службы мне ни разу не приходилось слышать об использовании в этих целях регулярных частей СС. Офицеры[37] СС иногда принимали участие в подобных акциях в качестве командиров специально сформированных, по большей части, из состава тыловых батальонов и румынских войск, команд.[38] Регулярные же части СС[39] решали боевые задачи.

Вопрос: Неужели Вы, воюя в составе частей СС национал-социалистической Германии, не понимали, что совершаете уголовно наказуемое деяние (курсив наш — В.А.)?[40]

Пайпер: Я всегда считал и считаю, что, вступив в годы войны в СС, я лишь выполнял свой долг перед германским государством и свой долг немца перед немецкой нацией.

Поистине, штандартенфюрера СС «Йохена» Пайпера можно обвинить в чем угодно (например, в «слепом фанатизме» и пр.), но только не в отсутствии национального достоинства, солдатской честности, офицерской, да и просто человеческой чести.

16 июля 1946 года военный суд вынес приговоры 73 обвиняемым по «делу Мальмеди». Число приговоренных, странным образом, точно соответствовало одной из озвученных обвинением цифр, касавшихся числа якобы расстрелянных эсэсовцами Лейбштандарта под Мальмеди пленных военнослужащих армии США.[41]

Данное «случайное (?) совпадение» наводит на мысль, что речь, скорее всего, шла не о справедливом, объективном приговоре беспристрастного суда, а об узаконенном «клиринговом», то есть «взаиморасчетном», или «взаимозачетном», убийстве). Командующий 6-й танковой армией СС оберстгруппенфюрер СС Йозеф Дитрих был приговорен к пожизненному заключению, командующий I танковым корпусом СС группенфюрер СС Герман Присс — к 20 годам тюремного заключения. 43 из 73 осужденных чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера (и в том числе командир танкового полка ЛАГ штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер) были приговорены к позорной (особенно для военнослужащих) смертной казни через повешение. Число приговоренных к смерти чинов дивизии ЛАГ соответствовало числу убитых под Мальмеди военнослужащих армии США (что, в принципе, вполне позволяет квалифицировать судебный приговор как узаконенное «клиринговое убийство»), но значительно превышало численность экипажей 2 германских бронетранспортеров, якобы осуществивших (по американской же версии!) расстрел военнопленных американцев под Мальмеди. Но данное обстоятельство, очевидно, не смущало никого в стане заокеанских вершителей правосудия, как и нелепость обвинения командующего 6-й танковой армией СС, командующего I танковым корпусом СС и командира боевой группы Пайпера в массовом убийстве военнопленных. Хотя было совершенно очевидно, что они никак не могли ни участвовать в расстреле, ни командовать расстрелом, и не отдавали приказа пленных не брать (в отличие от американского командования!). Однако победители жаждали крови.

В принципе, столь суровый приговор бывшим военнослужащим побежденной стороны не был в те времена чем-то из ряда вон выходящим. Повесили же победители честных солдат Кейтеля и Йодля, вся вина которых заключалась в том, что они умудрились противостоять многократно превосходящим вверенным им войскам вооруженным силам почти всего мира (буквально заваливавшим немцев трупами, заливавшим их кровью и забрасывавшим миллионами авиабомб и снарядов!) почти шесть лет (причем четыре года — наступая!) — а ведь согласитесь, как-то не совсем прилично сначала подписать с неприятелем, сидя с ним за одним столом, акт о безоговорочной капитуляции (подписав который, неприятель, между прочим, спас жизни множества солдат обеих противоборствующих сторон, а не только своих!), а потом взять да и повесить этого неприятеля. Вот был бы номер, если бы, скажем, «людоед» Гитлер после капитуляции Польши в 1939, Норвегии, Бельгии и Франции в 1940 или Югославии и Греции в 1941 году распорядился вздернуть подписавших эту капитуляцию польских, норвежских, бельгийских, французских, югославских и греческих генералов! Страшно даже подумать… Впрочем, бывало и еще проще. Так, например, после окончания войны из сталинских лагерей были собраны германские военнослужащие, отличившиеся зимой 1942–1943 гг. своей особо стойкой обороной города Великие Луки, превращенного немцами в настоящую «крепость на болотах», и привезены обратно в крепость, где все они предстали перед советским военным трибуналом. По одному военнопленному каждого из званий, имевшихся в германском вермахте, приговорили к смертной казни через повешение — 1 генерала, 1 оберста (полковника), 1 оберст-лейтенанта (подполковника), 1 майора, 1 гауптмана (капитана), 1 обер-лейтенанта (старшего лейтенанта), 1 лейтенанта, 1 унтер-офицера, 1 обер-ефрейтора и 1 рядового[42] — чтобы никому не было обидно, так сказать. 29 января 1946 года их публично повесили в Великих Луках на площади Ленина. Среди повешенных были командир 277-го гренадерского полка германского вермахта полковник фон Раппард, бывший комендант города, командиры рот, железнодорожники, представители младшего командного состава и рядовые.

В принципе, аналогичная судьба ожидала и чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера, осужденных по «делу Мальмеди» (тем более, что им явно «не повезло» с названием части). Для американцев подобные судебные расправы были обычным делом. В своей изрядно подзабытой в наше время, но весьма популярной в советскую (особенно — хрущевско-брежневскую) эпоху автобиографической книге «Совесть пробуждается»[43] бывший полковник германского вермахта Рудольф Петерсгаген, заключенный американцами в тюрьму, в период своего пребывания в западной зоне оккупации, весма красочно описывал зрелище массовых экзекуций осужденных на смерть бывших военнослужащих германского вермахта и Ваффен СС, посмотреть на которые, как в средние века, собирались американские офицеры со своими женами, за чашкой кофе или бутылкой кока-колы оживленно комментировавшие предсмертные конвульсии повешенных, так «уморительно» дергавшихся в петле.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх