Загрузка...



ПРЕВРАТНОСТИ ПУТИ

«Когда мы покидали Ньюпорт, это был тихий процветающий городок, и мне ужасно не хотелось уезжать оттуда. Мы наладили там свою жизнь, и было очень неуютно от того, что приходилось покидать все это. (…) У меня еще с тех дней до сих пор остались там добрые друзья».

ХЕЛЕН УОЛТОН

В результате урока, полученного в Ньюпорте, мое самолюбие слегка пострадало. Зато я выручил неплохие деньги на распродаже «Бена Френклина»: более 50 000. У меня был шанс начать все с начала, и на этот раз я точно знал, что делаю. Сейчас, когда мне исполнилось тридцать два года, я был уже знающим и опытным торговцем. Все, что мне было нужно - это магазин. И вот, весной 1950, мы с Хелен и детьми начали колесить в поисках такового по всем окрестностям. По целому ряду причин нам подходил северо-запад Арканзаса. Во-первых, оттуда Хелен было ближе, чем из Ньюпорта, до ее родителей в Клэрморе. Во-вторых, мне эти края тоже подходили как нельзя больше: ведь я -страстный охотник на перепелов, а поскольку оттуда рукой подать до Оклахомы, Канзаса и Миссури, у меня вместо одного были бы целых четыре охотничьих сезона, включая сезон перепелиной охоты в самом Арканзасе.

Мы хотели купить магазин в Сайлоум Спринте, на границе с Оклахомой, однако не смогли договориться с его владельцем, Джимом Додсоном, который впоследствии стал нашим другом. И вот однажды мы с отцом Хелен поехали в Бентонвилль и остановились прямо на главной площади, чтобы оглядеться. Это был самый маленький из городков, которые мы принимали в расчет, и там уже были три универсальных магазина, тогда как и одного хватило бы с лихвой. Но я же обожаю конкуренцию, так что тут же загорелся желанием именно там начать все с начала. Мы нашли один старый магазин, который хозяин не прочь был продать, «Хэррисонз Вэрайети Стор», однако его площадь надо было увеличить вдвое. Значит, надо было сделать так, чтобы нам предоставили право аренды на девяносто девять лет на соседнюю парикмахерскую. Больше никаких договоров аренды сроком на пять лет! С меня хватит! Владелицы помещения, две пожилых вдовы из Канзас-Сити, шевелиться не собирались. Скажу Вам честно: если бы отец Хелен, без моего ведома, не съездил к ним и обо всем не договорился, не знаю, чем обернулась бы в конце концов жизнь семейства Уолтонов.

ХЕЛЕН УОЛТОН:

«Бентонвилль был унылым провинциальным городком, несмотря даже на то, что туда вела железная дорога. Он был знаменит своими яблоками, однако в то время на яблоки был еще не сезон, только-только начали выклевываться цыплята. Помню, мне не верилось, что именно там мы собираемся обосноваться. Народу там было всего 3000 человек, тогда как в Ньюпорте - 7000. Магазин оказался маленькой сельской лавочкой, заваленной всякой дребеденью. Однако я знала, что как только мы туда переедем, дела сразу же пойдут по-новому».

И вот у меня снова был магазин. И несмотря даже на то, что за год до того, как я купил его, его годовая выручка составляла всего лишь 32 000 долларов (по сравнению с 250 000 в ньюпортском магазине), это меня не очень волновало, ведь у меня были большие планы. Мы разрушили стену между парикмахерской и магазинчиком, установили новенькие люминесцентные светильники вместо нескольких слабеньких лампочек, там и сям свисавших с потолка, и создали практически с нуля новый магазин. В те времена для Бентонвилля магазин был огромным: 4000 квадратных футов. Чарли Баум из «Бена Френклина» снова пришел мне на выручку. На этот раз он помог мне разобрать на части все оборудование, которое в свое время помогал устанавливать в моем магазине «Игл Стор». Мы погрузили все это в большой грузовик, я сел за руль и отправился из Ньюпорта в Бентонвилль. Нам пришлось ехать по старой, грязной дороге, чтобы миновать товарную станцию в Роджерсе, ведь я знал, что везу во многих отношениях нелегальный груз. Машину то и дело заносило, и половина оборудования побилась и поломалась. Как бы то ни было, мы с Чарли собрали его снова. Примерно в это же время я прочел статью о том, что в двух миннесотских магазинах «Бен Френклин» было введено самообслуживание. Тогда это была очень свежая идея. Я всю ночь протрясся в автобусе, чтобы добраться до двух городков в Миннесоте, где были те магазины - Пайпстоуна и Уорсингтона. Полки там были установлены по периметру, а в центре островами возвышались два прилавка. И никаких продавцов с кассовыми книгами, только кассы на выходе. Мне это понравилось. И я тоже ввел у себя самообслуживание.

ЧАРЛИ БАУМ:

«Как только Сэм перевез магазин из Ньюпорта в Бентонвилль, он тут же устроил замечательную крупную распродажу, и бочонки с товаром мы расставили по всему помещению, прямо на полу. Зашли старушки и наклонились над товаром. Я этого никогда не забуду. Сэм посмотрел, нахмурился и говорит: «Вот что нам с тобой надо сделать, Чарли: надо закупить как можно больше дамского белья. - Времена были трудные и то, что виднелось из-под старушечьих платьев, было весьма и весьма поношено».

Так что, когда мы с Чарли наполнили магазин в Бентонвилле товаром и сделали выкладку, это был всего лишь третий по счету магазин самообслуживания на всю страну и первый на территории близлежащих восьми штатов. Наше первое рекламное объявление в «Бентон Ка-унти Демократ» от 29 июля 1950 г. до сих пор висит на доске объявлений в Гостевом Центре «Уол-Март». Там говорится о большой распродаже в Дешевом магазине Уолтона. Покупателям обещается целый ворох отличного товара: бесплатные шарики для детей, дюжина бельевых прищепок за девять центов, матовые чайные стаканы по десять центов за штуку. Народ повалил к нам валом. Хотя мы назвали магазин «Дешевым магазином Уолтона», мы продолжали работать по франшизе «Бена Френклина», и он был таким же, как мой прежний магазин в Ньюпорте. Вскоре наши дела и здесь пошли отлично. В то время он был действительно передовым в своей области.

Я тут же начал искать возможность открыть еще торговые точки в других городках. Быть может, в этом виноват мой пресловутый коммерческий зуд, а быть может, я не хотел на этот раз делать все ставки на одну и ту же лошадь. К 1952 году я в своих поездках натолкнулся на городок Файеттвилль. Там была старая бакалея, заброшенная фирмой «Крогер», так как она буквально разваливалась. Размещалась она прямо на городской площади и была небольшой: всего 18 на 150 футов. Нашими главными конкурентами были магазин «Вулворт» в одном конце площади и магазин «Скотт стор» в другом ее конце. Итак, здесь нам пришлось бросить вызов двум популярным в городке общедоступным магазинам, открывая маленькую независимую лавочку с универсальным набором товаров. Работать мы собирались независимо от франшизы «Бен Френклин», но назвали новое свое приобретение так же, как и магазин в Бентонвилле - «Дешевый магазин Уолтона». Помню, как я сидел на площади, только-только купив этот магазинчик, и слушал болтовню парочки местных старичков: «Ну что ж, - говорили они, - месяца два-три он еще сможет здесь продержаться. Но долго он здесь не задержится».

Однако и этот магазин был для своего времени самым передовым. И там я ввел систему самообслуживания, в отличие от магазинов моих конкурентов. Таким было начало нашей фирменной стратегии: мы вводили новшества, экспериментировали и расширялись. Не знаю отчего, за прошедшие с тех пор долгие годы у людей создалось представление о том, что «Уол-Март» - нечто, что я придумал себе на пустом месте, будучи уже человеком средних лет, и что именно эта голубая мечта сама собой превратилась в головокружительный успех мгновенно, словно бы по волшебству. Да, мне действительно было сорок четыре года, когда мы в 1962 открыли свой первый магазин «Уол-Март», но ведь он был в полной мере результатом всего того, что мы делали, начиная с нью-портских времен. И этот «мгновенный» успех, как чаще всего и бывает в подобных случаях, потребовал примерно двадцати лет подготовки.

Мне, разумеется, понадобился человек для управления моим новым магазином, а вот денег больших у меня не было. Вот я и поступил так, как буду поступать все время, пока занимаюсь розничной торговлей, не испытывая при этом никаких угрызений совести: я стал шнырять по чужим магазинам в поисках талантов. Вот так я и нанял своего первого управляющего, Уилларда Уокера.

УИЛЛАРД УОКЕР, первый директор магазина в Файеттвилле:

«Впервые в жизни я увидел Сэма Уолтона, когда он со своим шурином, Ником Робсоном, зашел в магазин общедоступных цен «Ти Джи энд Уай» в Тулсе, где я был директором. Он ходил по магазину вместе со мной примерно час, задавал множество вопросов, а потом уехал. Я и думать о нем забыл, и тут он вдруг как-то звонит мне, говорит, что открывает магазин в Файеттвилле, и спрашивает, хочу ли я пройти собеседование на должность директора. Мне пришлось бы перебраться туда, работать за половину причитающейся мне зарплаты, пока магазин не откроется, а спать на складе, на раскладушке. Последнее мне особенно запомнилось. Однако он пообещал мне процент с прибылей, и это убедило меня. Когда я стал увольняться из «Ти Джи энд Уай», вице-президент сказал мне: «Запомни, Уиллард, процент с нуля нулем и останется». Однако я не передумал и стал работать у Сэма. Он сам работал в магазине, не покладая рук, каждый день, приходил и уходил вместе с нами. Так продолжалось до тех пор, пока мы не создали этот магазин, начав буквально с нуля. Сэм свозил туда всевозможные товары, купленные им у его друзей в Теннеси. И это сработало: в год открытия нашего магазина в Бентонвилле выручили за год, кажется, 95 000 долларов, а мы - 90 000.

Ну а когда у нас появилась сеть «Уол-Март» и мы стали продавать акции, я назанимал целую кучу денег и накупил на них акций. Однажды Бад с Сэмом пришли в мой магазин. Бад и говорит: «Уиллард, надеюсь, ты понимаешь, что творишь?». А еще сказал, что у меня больше веры, чем у него самого. Я всегда знал, что это дело обречено на успех. В подходе Сэма был здравый смысл, вам ничего не оставалось, как только верить в этого человека».

В последующие годы приманка партнерства помогла нам привлечь многих отличных менеджеров, но вряд ли у нас работал еще кто-то, кто приобрел больше акций, чем Уиллард. Ну и, разумеется, сейчас он об этом отнюдь не жалеет.

Те времена запомнились мне по преимуществу как период постоянных поисков новых идей и всего того, что помогло бы нашим магазинам продержаться и выйти на более высокий уровень. Именно тогда появились хула-хупы, и буквально наводнили магазины в крупных городах. Однако фирменные обручи, сделанные из полого пластикового «рукава», были дорогими и для нас труднодоступными. Джим Додсон, парень, который когда-то не продал мне магазин в Сайлоум Спрингс, позвонил мне и сказал, что знает фабриканта, который может делать пластиковый рукав такого же размера, как фирменный. Он предложил мне участвовать в деле, разделив затраты и прибыли пополам, и выпускать собственные хула-хупы. Так мы и поступили. Делали мы их у него на чердаке, и продавали тоннами в его и моих магазинах. Всякому ребенку на северо-западе Арканзаса непременно хотелось иметь такой обруч. Впоследствии Джим стал управлять филиалом «Уол-Март» в Колумбии, штат Миссури, и занимал эту должность в течение примерно пятнадцати лет.

Однако вернемся к прошлому. В то время я покупал все свое оборудование у «Бена Френклина». Все модули и кронштейны были деревянными, это было для тех дней нормой. Затем я съездил кое-куда, чтобы взглянуть, какое оборудование установлено в магазинах «Стерлинг Сторз». Почти все, что я заводил у себя, я перенял у кого-то еще. И там я увидел, что у них-то оборудование цельнометаллическое. Я повидался с парнем по имени Джин Лойер, здесь, в Бентонвилле, и убедил его сделать нам такое же для магазина в Файеттвилле. Я уверен, что этот магазин стал первым в стране универсальным магазином, где было установлено только металлическое оборудование, в точности такое же, какое Вы можете увидеть в современных магазинах. Джин делал оборудование и для первого магазина сети «Уол-Март», и оставался с нами в течение двадцати одного года, пока несколько лет назад не ушел на пенсию. Сейчас он работает в Бентонвилле, в Гостевом Центре «Уол-Март». Это нечто вроде музея, расположенного на месте того самого первого магазина.

ЧАРЛИ КЕЙТ, бывший продавец магазина в Файеттвилле, в настоящее время - директор одного из магазинов «Уол-Март» в отставке:

«Сэм приезжал в наш Файетвилльский магазин, сидя за рулем старенького «Плимута» модели пятьдесят третьего года. Машина была настолько перегружена товаром, что Сэм едва влезал за руль. Хотите угадать, что за товар там был? Дамские трусики. По трое за один доллар, и по четверо за одни доллар, если покупались еще капроновые чулки. Он зашел, занял ими последний прилавок и говорит: «Вот в этот ящик клади по трое за доллар, а вон в тот - по четверо за доллар, а между ними положи капроновые чулки. Вот увидишь, как они будут расходиться». Так оно и было. Их буквально расхватали».

Пока я разъезжал между Бентонвиллем, Файетвиллем, Теннеси и региональным представительством «Бена Френклина» в Канзас-Сити, мой брат Бад подзанял деньжат и купил свой собственный магазин «Бен Френклин» в маленьком городке Версаль, штат Миссури, с населением в 2000 человек. Мы с ним держали связь, но дела вели раздельно, он завел семью, прекрасно справлялся со всем самостоятельно и,вообще, весьма неплохо поживал. И вот однажды, когда я был в Канзас-Сити, до меня дошли слухи о намечающемся строительстве нового микрорайона, Рас-кин Хайте. В центре его был задуман торговый центр площадью в 100 000 квадратных футов. Для того времени эта концепция была совершенно новой. Там должен был разместиться магазин «Эй энд Пи», в центре - магазин «Бен Френклин», а в самом конце - аптека «Краун», между которыми располагались бы магазинчики помельче. И я позвонил Баду, с тем чтобы он немедленно встретился со мной. Я сказал: «Хочешь рискнуть и принять участие в этом деле?». А он мне в ответ: «Отчего бы и нет?».

Вот мы и решились на этот шаг. Заняли денег, сколько смогли, и на половинных паях приобрели тот магазин «Бен Френклин».

БАД УОЛТОН:

«В эпоху, когда универсальные магазины только-только начали здесь появляться, между конкурентами существовали кое-какие соглашения. Каждая сеть более или менее контролировала свой собственный штат. В Оклахоме преобладала «Ти Джи энд Уай», в Канзасе - «Элко», в Техасе - «Мотт», в Миссури -«Мэттингли», в Небраске - «Хэстид», в Индиане же - «Дэннэрз». Соглашение между ними заключалось вот в чем: «Ну что же, ты не нарушишь мои границы, а я - твои». Франшизы «Бен Френклин» предназначались для мелких независимых дельцов, желавших втиснуть один-два магазина в щелочку между теми ребятами. Разумеется, Сэм все это изменил. Для моего брата не существовало никаких границ. Ему нипочем было вести дела сразу в четырех штатах, причем в один и тот же день».

Если у меня и были какие-нибудь сомнения насчет потенциала нашего бизнеса, то Раскин Хайте покончил с ними. Это дело резко взлетело вверх. В первый год мы сделали примерно 30 000 долларов прибыли при уровне продаж в 250 000 долларов. Прошло совсем немного времени, и последний достиг 350 000 долларов в год. Когда я увидел, как этот торговый центр быстро входит в моду, то подумал: «Бог ты мой, да это же предтеча множества дел». И я решил, не имея за душой, можно сказать, ни гроша, создавать свои собственные торговые центры в Арканзасе. Я отправился в Литтл Рок, загоревшись идеей стать первым, кто создаст там подобный центр. Я пытался заполучить помещение на каком-нибудь бойком углу, однако все их увел у меня из-под носа один крупный деляга, работавший со «Стерлинг Сторз», разместив там то, что стало первым городским торговым центром, в котором расположились магазины «Стерлинг Стор» и «Оклахома Тайр энд Сэплай».

Однако упорства мне было не занимать. В середине пятидесятых, то есть лет на десять раньше, я провел года два, разъезжая повсюду и пытаясь продать идею создания в Арканзасе торговых центров. В конце концов, я получил согласие на аренду с правом покупки на одну недвижимость, уговорив фирмы «Крогер» и «Вулворт» подписать документы. Основанием для заключения этого договора было наше обязательство замостить одну улицу. Я начал собирать деньги на мостовую, но это оказалось делом по-настоящему сложным, и, в конце концов, я решил смириться со своим поражением. Пришлось мне дать задний ход и вновь сосредоточиться на розничной торговле. Я потерял на этом деле где-то около 25 000 долларов, и это тогда, когда мы с Хелен считали каждый доллар. Мне кажется, это была самая крупная ошибка за всю мою деловую карьеру. Этот опыт помог мне очень многое узнать о торговле недвижимостью. Вероятно, впоследствии и он мне пригодился, однако я предпочел бы, чтобы он обошелся мне дешевле. Между прочим, после того как я лишился прав на последний участок земли, в те края прибыл широко известный молодой человек по имени Джек Стивене, располагавший гораздо более серьезными деньгами, чем я, и сменил меня, чтобы построить весьма прибыльный торговый центр, который находится там и поныне.

ДЭЙВИД ГЛАСС:

«Сэма Уолтона отличают от всех прочих, кого я знаю, две вещи: во-первых, он каждый день просыпается исполненный решимости и готовности что-нибудь улучшить. Во-вторых, он менее чем кто-либо еще, боится ошибиться. И если Сэм видит, что был не прав, он тут же избавляется от того, в чем ошибался, и идет в другом направлении».

В продолжение моего фиаско с недвижимостью я, разумеется, все еще продолжал заниматься своими универсальными магазинами, и здесь все шло как нельзя лучше вплоть до 20 мая 1957 года. Мне никогда не забыть этот день. Бад позвонил мне из Версаля и сказал, что магазин в Раскин Хайте разрушен торнадо. Я ответил: «Ай, да там, наверное, какое-нибудь стеклышко вышибло». Однако потом забеспокоился, а поскольку мне было некого туда отправить, я поехал в Канзас-Сити сам. Прибыл я туда часа в два ночи и увидел, что весь торговый центр практически сравняло с землей. Никто из наших людей не пострадал всерьез, но магазина, можно сказать, больше не стало. И даже несмотря на то, что и товар, и оборудование удалось спасти, для нас с Бадом это был очень тяжелый удар. Это был наш лучший магазин, мы в него всю душу вкладывали. Торнадо буквально в течение одной минуты разрушил его. Мы просто-напросто отстроили магазин и снова стали торговать. К тому времени мне надо было успеть во столько мест, что я стал проводить за рулем все свое время. И я подумал, не лучше ли мне будет летать самолетом.

БАД УОЛТОН:

«Как-то раз Сэм позвонил мне и говорит: «Встречай меня в Канзас-Сити, я хочу купить самолет». Это было для меня полнейшей неожиданностью. Я всегда считал Сэма худшим из водителей, и даже мой отец не позволял ему возить себя в машине. И я подумал, что он в первый же год устроит себе аварию со смертельным исходом. Вот почему я сделал все, что только смог, чтобы отговорить его от мысли покупать себе самолет. А Сэм просто ответил: «Встретишь ты меня или нет, но я собираюсь взглянуть на этот самолет». Ну, я и не пошел к нему на встречу, так как считал, что он наверняка разобьется. Позже он позвонил мне и сказал, что этот самолет он покупать не стал, но поедет в Оклахома-Сити, чтобы там купить за 1850 долларов двухместный самолетик, а я обязательно должен приехать, чтобы посмотреть на него. Никогда не забуду, как я приехал в Бентон-вилльский аэропорт и увидел то, что он назвал самолетом. Там был двигатель как в посудомоечной машине, который, немного поработав на холостом ходу, сбавил обороты, а потом снова застучал как швейная машинка. Эта штука даже не напоминала самолет, и я не приближался к ней по крайней мере года два. Однако потом мы открыли еще несколько магазинов в окрестностях Литтл Рока, и однажды Сэм предложил: «Полетели-ка в Литтл Рок». Я не летал с тех пор как отслужил в морской авиации и вообще-то привык летать над Тихим океаном. А тут мы с Сэмом сидели словно бы на помеле, а под нами проносились все эти деревья и горы. Этот полет показался мне самым длительным за всю мою жизнь. Вот так и началась эра авиации в «Уол-Март».

Что бы там ни говорил Бад, я обожал этот двухместный самолетик,-потому что он летал со скоростью 100 миль в час, если только не было встречного ветра, и я мог добираться туда, куда мне нужно, по прямой. За все годы, что я провел за штурвалом, у меня была только один отказ двигателя, и он случился в том самом самолетике. Я вылетел из Форт Смита и как раз оказался над рекой, когда взорвалась выхлопная труба. Звук был, скажу вам, совершенно жуткий. Двигатель отказал не полностью, но мне пришлось отключить его. Какое-то мгновение мне казалось, что все кончено, однако я сумел повернуть назад и приземлиться при неработающем двигателе.

Стоило мне освоить самолет, как меня одолела «магазинная лихорадка». Мы открывали универсальные магазины, многие из них по франшизе «Бена Френклина», в Литтл Роке, Спрингдейле и Силоум Спрингс в штате Арканзас, а еще у нас были точки в Ниодэше и Кофивилле, штат Канзас. Все они были организованы по типу индивидуальных товариществ между мною и Бадом, а также с другими партнерами, включая моего отца, двух братьев Хелен, Ника и Френка, и даже детей, которые вкладывали в дело свои заработанные деньги.

Деньги, вырученные на одном магазине, мы тут же вкладывали в другой, новый, и продолжали расширяться. Кроме того, начиная с Уилларда Уокера, мы предлагали директорам магазинов, которых нанимали, вступить в дело в качестве партнеров с ограниченной ответственностью. Если мы вкладывали в магазин, скажем, 50 000, а директор - 1000 долларов, то его доля собственности составляла 2 процента.

ГЭРИ РЕЙНБОТ:

«Он никогда не позволял нам вкладывать более 1000 долларов в каждый магазин. Думаю, что 600 долларов - это был заем, а 400 - четыре частных акции по 100 за каждую. И он гарантировал нам ежегодную выплату процентов, что по тем временам составляло 4,5 процента».

Весь этот период, которому те, кто изучает деятельность нашей фирмы, едва ли уделили хоть какое-то внимание, был очень и очень удачным. За пятнадцать лет мы стали самой крупной в США компанией, работавшей в сфере универсальной торговли. Однако само по себе наше дело казалось несколько ограниченным. Объем продаж на магазин был так невелик, что нечего было рассчитывать на какой-то размах. Я хочу сказать, что в 1960, проработав пятнадцать лет, мы делали всего лишь 1,4 миллиона в пятнадцати магазинах. Но вы же меня знаете: я стал лихорадочно искать хоть какую-то новую идею, которая позволила бы нам прорваться к тому, что могло бы чуть щедрее вознаградить все наши усилия. Первый большой прорыв в этом плане случился у нас в Сент-Роберте, штат Миссури, вблизи Форт Лионерд Вуда. Именно там мы узнали, что путем строительства более крупных магазинов, которые мы называли семейными центрами, мы могли бы повысить уровень продаж до неслыханных в сфере универсальных магазинов пределов, более чем 2 миллиона в год. Это было просто немыслимо в масштабах маленьких городков. То же самое оказалось верным, хотя и в несколько меньшей степени, в Берривилле, штат Арканзас, а также и здесь, в Бентонвилле.

До меня начали доходить слухи о первых компаниях, торгующих со скидкой за наличные, таких как «Энн энд Хоуп», основатель которой, Марти Чейз, считается повсеместно отцом дисконтной торговли. Вот почему я начал колесить по всей стране, изучая эту концепцию на примере мелкооптовых магазинов с Востока по Калифорнию, где Сол Прайс в 1955 году обосновал свой «Фед-Март».

Затем я продвинулся ближе к дому. Здесь Херб Гибсон, парикмахер из моих мест, открывал свои магазины, руководствуясь простой философией: «Покупай по дешевке, набивай магазин под завязку и продавай тоже по дешевке». Цены у него были ниже, чем где бы то ни было до того, и торговля у него шла очень бойко. Этот парень весь Даллас своими магазинами окольцевал. Затем, в 1959 году, он приехал в северо-западный Арканзас, имея франшизу фирмы «Говард», и так у него хорошо пошли дела в Форт Смите, что он открыл филиал на площади Фай-еттвилля, став конкурентом наших универсальных магазинов. Мы поняли, что нам надо пошевеливаться. Гибсон был единственным, кто ввел торговлю по мелкооптовым ценам и со скидкой за наличные, а так как я уже кое-что видел, поездив по Востоку, то был, вероятно, одним из немногих, кто понимал, что он задумал.

К тому времени я уже знал, что будущее - за идеей дисконтной торговли. Однако я привык к франчайзингу, и он мне нравился. Я в общем положительно относился к своему опыту работы с системой «Бен Френ-клин». А еще мне не хотелось связываться с необходимостью создания компании, со всем ее громоздким служебным аппаратом. Вот почему я и обратился в «Батлер Бразерс» в Чикаго, вооружившись своим привычным желтым блокнотом с записями юридического характера, и изо всех сил попытался убедить их в том, чтобы они поддержали мою дисконтную авантюру. Я хотел, чтобы они стали нашим оптовым поставщиком, нашим надежным тылом. Если бы они согласились, моя семья смогла бы продолжать жить прежней жизнью. В те дни мое время еще не было без остатка посвящено бизнесу, и мне не так уж и трудно было бы с ними объединиться. Однако они интереса не проявили. Тогда я сделал предложение Гибсону, но у него уже была своя франшиза от «Говарда», так что и здесь альянса у нас не получилось. Нам оставалось только два пути: остаться в универсальной торговле, которая, и я это знал, попадет под мощный удар дисконтной волны будущего, или же открыть дисконтный магазин. Разумеется, я не собирался сидеть на месте и являть собой мишень. Ну что ж, к югу от Бентонвилля располагался гораздо более крупный город Роджерс, штат Арканзас, однако здесь мне было не развернуться, так как по франшизе «Бена Френкли-на» уже работал Мак Рассел. Я пытался уговорить его на роль своего партнера и построить там сообща большой магазин. Однако он интереса не проявил.

Это не остановило меня, и я начал строительство магазина в Роджерсе. Со стороны нашей семьи это было очень крупное обязательство. Мы вообще не могли пользоваться в этом магазине маркой «Бен Френ-клин», так что мне пришлось кое о чем договориться с дистрибьютором в Спрингфилде, штат Миссури.

Это был первый магазин сети «Уол-Март», и никто не хотел рисковать, вкладывая в него свои средства. Кажется, Бад вложил 3 процента, Дон Уитейкер, которого я нанял в директора этого магазина, переманив из «Ти Джи энд Уай» в Эбилине, штат Техас, вложил 2 процента, остальные же 95 процентов денег пришлось вкладывать мне. Хелен же пришлось подписывать вместе со мной все расписки, и ее банковский отчет позволил нам занять больше, чем я мог бы занять один. Мы заложили дома и землю, все, что у нас было. Вообще, в те времена мы постоянно сидели по уши в долгах. Сейчас мы были почти готовы всерьез заняться дисконтной торговлей. Начиная с тех пор, как открылись эти чертовы магазины «Уол-Март», и, считайте, до нынешнего дня, забот у нас всегда был полон рот.

БОБ БОГЛЬ, директор «Общедоступного магазина Уолтона» в Бентонвилле в отставке:

«Весной 1962 мы летели в Форт Смит, и Сэм вел самолет над Бостонскими горами. К тому времени он уже летал на «Трай-Пейсере», а не на самом первом своем самолете, помнившем нагни многочисленные вояжи. Сэм вынул из кармана листок бумаги, на котором было написано то ли три, то ли четыре названия, протянул его мне и спросил, какое их них нравится мне более всех прочих. И я ответил: «Я, знаешь ли, шотландец, так что оставил бы твою фамилию, пусть на вывеске значится она». А потом нацарапал на обороте: «У-О-Л-М-А-Р-Т» и добавил: «Начнем с того, что тебе не придется покупать слишком много букв». Мне пришлось покупать буквы для вывески «Бена Френклина», так что я знал, во сколько обходится их установка, освещение и ремонт неоновой вывески. «Здесь всего лишь семь букв», - продолжил я. Сэм промолчал, и я оставил эту тему. Несколько дней спустя я зашел, чтобы взглянуть, когда можно будет начать установку торгового оборудования, и увидел, как наш мастер по изготовлению вывесок, Рэйберн Джейкобз, уже прикрепил над входом «У-О-Л», а теперь поднимается по лестнице с буквой «М». Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это будет за название. Тут я улыбнулся и вошел».

Еще кое-что, стоящее упоминания насчет этой вывески. С одного ее конца я велел Рэйберну поместить надпись «У нас - дешевле», с другого же - «Мы гарантируем, что Вы останетесь довольны». На этих двух краеугольных камнях политика нашей компании зиждется и до сих пор.

После того, как мы целые годы потратили на несколько вялое изучение дисконтного бизнеса, мы, наконец, пришли к готовности окунуться в него с головой. 2 июля 1962 года мы, в конце концов, открыли «Уол-Март» № 1, однако кое у кого особого энтузиазма это отнюдь не вызвало.

ЛИ СМИТ, компаньон по «Уол-Март» раннего периода:

«Поскольку в Роджерсе уже имелся магазин под вывеской «Бен Френклин», который управлялся другим человеком, мы буквально разворошили осиное гнездо, открыв там свой первый магазин. Я отчетливо помню день открытия. Вместе с толпой покупателей явилась группа чиновников из «Бена Френклина» в Чикаго. Они вошли, чеканя шаг, словно военная делегация, и перед магазином крайне холодно поинтересовались у меня, где мистер Уолтон. После чего, не проронив больше ни единого слова, прошествовали строем в его кабинет. Они провели там примерно полчаса, после чего продефилировали обратно, даже не попрощавшись. Спустя несколько минут Сэм спустился вниз и сказал нам с Уитейкером, что ему предъявили ультиматум, суть которого сводилась к тому, чтобы не открывать в этом городе больше ни единого магазина «Уол-Март». Мы знали, что ему страшновато, ведь он работал по франшизам «Бена Френклина». Но еще мы знали, что Сэм не из тех, кому можно предъявлять ультиматумы».

Честно говоря, тот первый «Уол-Март» в Роджерсе был совсем не таким уж замечательным. Выручка у нас была миллион долларов в год, намного больше, чем в большинстве наших универсальных магазинов, которые наторговывали в год от 200 000 до 300 000 долларов. Но если упомянуть о том, что магазин подобного типа в Сент Роберте, в этом военном городке, продавал товара на 2 миллиона в год… Открыв магазин в Роджерсе, мы целых два года не высовывались и сидели там, затаив дыхание. После чего разместили свои магазины в Спрингдейле, городке покрупнее вблизи от Роджерса, а также в Гаррисоне, городке поменьше. Здесь, конечно, следует позволить Дэйвиду Глассу поведать нам свою сейчас уже знаменитую историю о том, как он явился в Гаррисон, чтобы посмотреть, что это за «Уол-Март» такой, и как он пришел в неописуемый ужас от этого зрелища.

ДЭЙВИД ГЛАСС:

«В те дни начал распространяться слух, что у парня по имени Сэм Уолтон есть кое-какие интересные соображения насчет розничной торговли, вот я и приехал из Спрингфилда, где в то время работал с «Крэнк Драгз», посмотреть на открытие «Уол-Март». Это оказался худший из розничных магазинов, в каких мне только доводилось бывать. Сэм привез парочку грузовиков арбузов и выгрузил их прямо на тротуар. На стоянке у него была ослиная упряжка. Жара стояла страшная, арбузы начали громко лопаться, ну а осел поступил по-ослиному, а как же иначе. В общем, там была такая каша, ее разнесли по всей парковочной площадке. И в магазине весь пол тоже был этим месивом запачкан. Сэм был симпатягой, но я сбросил его со счетов. Все это было просто ужасно».

Полагаю, что дела действительно обстояли так неприглядно, как рассказывает Дэйвид. Дело в том, что его угораздило явиться в самый неудачный изо всех дней. Магазин был площадью всего в 12 000 квадратных футов, высотой - в 8 футов, пол там был бетонный, а стеллажи -самые простые, из некрашеных досок. А магазин фирмы «Стерлинг» в деловом центре Гаррисона был очень большим, с выложенным плиткой полом, красивыми светильниками, добротным торговым оборудованием и отличной выкладкой товара. Наш же был оборудован наспех, было там, конечно же, ужасно некрасиво, везде навален товар, зато вот цены были на 20 процентов ниже, чем у конкурентов. Мы пытались выяснить, станут ли покупатели в городке с шеститысячным населением приходить в наш, чего уж там скрывать, сарай, и покупать тот же товар, что есть у конкурентов, только из-за его цены. Ответ был положительным. Покупателям это пришлось по душе. Сейчас у нас в Гарри-соне магазин площадью в 90 000 квадратных футов. А вот неподалеку от Гаррисона, в Спрингдейле, мы пытались выяснить кое-что другое, а именно: привлечет ли покупателей более крупного города большой, красиво оформленный магазин? Там мы открыли «Уол-Март» площадью в 35 000 квадратных футов, и вскоре он вышел на первое место по уровню продаж среди всех наших магазинов. Чтобы дать Вам представление о том, как изменилась вся концепция с течением времени, скажу, что мы не так давно открыли гигантский, площадью в 185 000 кв. футов магазин в Спрингдейле, а наш магазин в Роджерсе занимает сейчас помещение в 135 000 кв. футов (по сравнению с 18 000 кв. футов в самом первом нашем здесь магазине).

Вполне возможно, зрелище, так оттолкнувшее в тот день Дэйвида Гласса, лицезрели еще очень многие, однако меня это ничуть не смущало. Когда мы открыли эти три первых магазина, я знал, что дела у нас пойдут отлично.

«Уол-Март» сразу же начал набирать обороты, а мы видели перед собой прекрасные перспективы и осознавали, что потенциал наш весьма велик. Однако теперь уже и «Гибсон», и прочие фирмы начали поглядывать на мелкие городки и говорить: «Так-так, а может, здесь есть кое-что, что и нам не грех было бы поизучать?» И мы поняли, что надо максимально ускорить свою экспансию.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх