Глава 10

Секреты дилингового зала

Джона учат манипулировать ценой акций

Дилеры "Нью маркет секьюритиз", главным образом молодые люди от двадцати до тридцати лет от роду, не очень хорошо разбирались в рынках. Иногда клиент задавал вопрос, ставивший их в тупик. В этом случае нужно было любой ценой избежать быть пойманным в невежестве. Дилеров учили говорить:

– Подождите минутку, сэр. Только что мне позвонили из Штатов.

Поставив клиента на "холд", он выяснял вопрос у коллеги. Затем дилер возвращался к клиенту со словами:

– Извините, пожалуйста, сэр, так о чем вы спрашивали? – После того, как клиент повторял вопрос, дилер как будто с ходу давал ему ответ.

Генри не утруждал себя такой тактикой, а просто уклонялся от трудных вопросов, меняя тему разговора. Если клиент спрашивал его, почему прибыль компании мала, он мог ответить:

– Для данной компании это не имеет значения. Здесь важны общие поступления и увеличение доли рынка.

Если компания имела плохие показатели в прошлом, Джон говорил, что сейчас это не главный вопрос.

– Когда вы покупаете подержанный автомобиль, вы смотрите, как он будет ездить для вас. Каким он был для его предыдущего владельца – не имеет значения.

Дилеры надергивали «куски» из любых инвестиционных теорий, лишь бы они подходили целям их конкретной продажи. Если акция вела себя слабее индекса, то говорили, что она недооценена, и подчеркивали низкий коэффициент цена/прибыль. Они ссылались на исследования, показывавшие, что компании с низкими коэффициентами цена/прибыль исторически опережали рынок.

Они не упоминали, что такое опережение рассчитывалось по средним данным за длительный период, включающий и многие годы отставания. В действительности, когда акции отстают от рынка, это часто происходит по объективной причине, и низкий коэффициент цена/прибыль весьма вероятно отражает плохие перспективы компании-эмитента.

За исключением этих негативных факторов, стоимостной подход звучал хорошо в случае выработавшейся промышленной компании, акции которых дилеры продавали весьма часто. Дилеры в таком случае рассказывали историю о старой экономике, которой теоретически более присуща стоимость по сравнению с перегретой новой экономикой. Она "готова снова войти в силу", постоянно говорили они.

На самом деле дилеры не знали этого и не беспокоились, купит ли клиент по дешевке действительно хорошие акции. Их работа состояла в продаже акций, и они делали это, представляя, подобно адвокатам, лишь одну сторону дела.

Всегда легче всего было продавать акции быстрорастущих компаний. Заоблачно высокий коэффициент цена/прибыль сплошь и рядом встречался у высокотехнологических чудо-акций, но только немногие из них действительно приносили прибыль. Такие акции обычно имели относительную силу, и это, как утверждали дилеры, было явным преимуществом. Они ссылались на исследования, показавшие, что акции, опережавшие рынок в течение предыдущего месяца или года; с точки зрения статистики, скорее всего продолжат в том же духе.

Помогая своей команде везде, где только можно, Брюс иногда предпочитал давать советы вдали от дилингового зала. Как-то раз вечером он пригласил свою команду в местный винный погребок. Они сели вокруг стола в слабоосвещенном углу. Когда подняли бокалы кларета, Джон зевнул. Это был длинный день.

– Большинство продаваемых нами спекулятивных акций в "Нью маркет секьюритиз" мусор, – сказал Брюс.

– Часть из них мы покупаем оптом по бросовым ценам у продавцов, желающих быстро от них избавиться. Затем мы с существенной наценкой выводим их на рынок.

– Иногда компания котируется на Лондонской фондовой бирже, и мы продаем ее по рыночной цене или ниже, – возразил Генри. – Что может быть справедливее этого?

– Для клиента – это сомнительная сделка, – сказал Мартин – неважный продавец, но отнюдь не дурак.

– Даже если в результате наших коммерческих усилий цена акций повышается, спрэд акции будет слишком широк, а размеры сделки, при которых возможна продажа, слишком малы, чтобы позволить большинству инвесторов продать с прибылью. Особенно если принять во внимание издержки по сделке.

– А если инвесторы все-таки продают, курс акции быстро снижается, что может вызвать панику, – спросил Брюс. – Это выталкивает на рынок еще большее количество продавцов. Рынок этих акций может быть чрезвычайно тонок.

– Но инвесторы не начиняют продавать немедленно, – сказал Генри. – Напротив. Когда мы усиленно проталкиваем акцию, это создает спрос, повышающий цену акции.

– Временно, – добавил Джон.

– Именно используя первоначально повышающийся рынок, мы, дилеры, можем делать деньги, – продолжил Генри. – Прежде, чем начать всучивать эти акции, мы должны скупить побольше для самих себя. Очевидно, что наша коммерческая кампания сразу же поднимет цену акций. Тогда мы должны быстро продать их – прежде, чем это сделает кто-то еще.

– Регуляторы следят за такими махинациями, – сказал Мартин. – Им нужны жертвы, чтобы они могли утверждать, что ловят злодеев в Сити. Если хотите, чтобы такое сошло вам с рук, надо использовать подставное лицо для покупки акций, которые вы позже будете сбывать, так, чтобы вы не могли быть связаны с покупкой.

Джон почувствовал отвращение.

– Я никогда не смог пройти через это.

– Ты был бы единственным в этой отрасли, не делающим этого, – сказал Генри.

– Генри преувеличивает, но по сути он прав, – сказал Брюс. – Фирмы, занимающиеся операциями с ценными бумагами, создают спрос и затем пожинают прибыли, когда акции повышаются в цене. Брокеры, работающие с акциями, могут не только продавать большее их количество, но также и набивать ими в подходящий момент свой собственный карман. Продавцы акций, специалисты по связям с общественностью и некоторые бизнес-журналисты работают совместно, чтобы управлять спросом.

– А частные клиенты, надо полагать, не знают того, что происходит, – сказал Джон. Он вспомнил о тех днях, когда он, школьный учитель, тратил все свое свободное время на Интернет и рыночные бюллетени в поисках инвестиционных идей и стратегий. Этот наивный подход, казалось, находился на расстоянии световых лет, хотя на самом деле прошло лишь несколько месяцев.

– Простой человек теперь лучше информирован, – сказал Брюс. – Интернет разгоняет его скорость. Но как профессионалы мы все еще впереди.

– Однажды мы окажемся не у дел, – сказал Мартин. Он раскурил свою трубку и глубокомысленно выпустил клуб дыма. – Мы движемся к эффективному рынку в его самом сильном определении – когда все, что известно или может быть известно о компании, акции которой котируются на рынке, включено в цену акции. Чем дальше мы будем продвигаться в этом направлении, тем меньшее число клиентов будут нуждаться в консультативных дилерах, подобных нам. Они будут пользоваться только услугами брокеров-исполнителей.

– Даже сейчас частные клиенты по-настоящему в нас не нуждаются, – рассмеялся Генри. – Без нас им, собственно говоря, было бы гораздо лучше. Но они так не думают. Они хотят, чтобы их поддерживали под руки и принимали за них инвестиционные решения. Часто не имеет значения, если мы снова и снова теряем их деньги – не говоря уже о выставлении им приличных счетов на комиссионные.

– Близость дает содержание, – сказал Мартин. – Подобно собаке, которая остается верной хозяину, постоянно бьющему ее, клиент неизменно возвращается, чтобы получить еще.

– Именно поэтому существует наш бизнес, – добавил Брюс. – Поэтому доите этих мелких биржевых спекулянтов, как можете. Но заботьтесь о своих больших клиентах и защищайте их от наиболее спекулятивных акций. Если вы когда-либо захотите уйти из "Нью маркет секьюритиз", вам, вероятно, захочется забрать не скольких клиентов с собой.

Генри нахмурился.

– Тэрри разбогател не за счет того, что заботился о клиентах фирмы.

– Тэрри очень разборчив, именно так, как я советую вам быть, – ответил Брюс. – Он заботится о своих больших клиентах настолько хорошо, что никто из них никогда его не оставит. Они смотрят на него, как на своего Бога. Он вербует большую их часть на своих семинарах.

– Я присутствовал на одном из его семинаров и был совершенно выбит из колеи, – сказал Джон. – Он не очень-то вежливо обходится со своей аудиторией, надо вам сказать.

– Он знает, что время от времени нужно давать этим мелким спекулянтам пинка, – сказал Брюс. – Вы должны показать этим людям, кто босс, и они уважают это. Это приносит новый бизнес.

Генри всегда работал по такому принципу. Если один из его клиентов хотел продать или обновить свой портфель, Генри говорил:

– Мы не можем теперь продавать. Мы ожидаем хорошие новости о вашей акции на этой или следующей неделе. Мы должны подождать.

Клиент обычно соглашался, потому что он хотел верить в ожидаемые хорошие новости, которые, если он этого не знал, часто не существовали. Генри тогда заканчивал словами:

– Не могли бы вы, пожалуйста, обязательно не забыть позвонить мне. У меня 60 активных клиентов, и мне не всегда удается связаться с каждым.

Клиент соглашался. В большинстве случаев он потом или не утруждал себя звонком, или пытался и убеждался, что прозвониться очень трудно, поскольку линии все время заняты, и, в конечном счете, бросал это дело.

Генри находил это забавным. Ему представлялось гораздо большим вызовом, когда клиент пробовал отказаться от сделки. Генри звонил виновному. У него были для этого все стимулы. Если сделка аннулировалась, он терял комиссионные и штрафовался за дополнительные административные усилия.

– Вы не можете отказаться, – внушал Генри клиенту. – Мы такие вещи не принимаем. Когда мы заключаем с вами сделку, мы работаем по принципу "мое слово – золото". Сделка, о которой мы договаривались, записана на пленке, так что у нас есть все необходимые свидетельства. Если вы не заплатите прямо сейчас, мы предпримем все юридические действия, чтобы получить ваши деньги. Вы будете внесены в черный список. Мы никогда снова не будем иметь с вами дело.

Этот жесткий подход не всегда срабатывал.

– Иногда выигрываешь, иногда проигрываешь, – заключал Генри, пожимая плечами.

Джон находил удивительным, что клиенты Генри чаще не аннулировали сделки. Генри заключал сделки с некоторыми из своих клиентов один, два и даже больше раз в день, подталкивая их к продаже существующих инвестиций по их собственной инициативе, чтобы освободить деньги, которые он для них реинвестировал. Однажды он имел дело с одной из своих регулярных клиенток, незадачливой старой дамой, разбогатевшей от случайно полученного наследства, восемь раз.

Он советовал Джону почаще иметь дело со своими клиентами, так как число новых наводок, поступавших на их стол, ограничено.

– Ты должен преодолеть любое чувство неловкости, которое можешь испытывать, обращаясь к своим клиентам еще раз после того, как имел с ними дело ранее на той же неделе или в тот же день. Многие охотно заключат с тобой сделки снова и снова. Их толкает на это жадность.

Джон нашел, что Генри прав – клиенты всегда, казалось, были в состоянии нарыть дополнительные деньги на акцию, которая, как они думали, могла вырасти в цене.

– Пока вы, дилеры, каждый день делаете бизнеса на 5.000 фунтов, я не буду на вас нажимать, – сказал Брюс Джону.

Как и Генри, Джон достигал уровня в примерно 20.000 фунтов. Брюс легко делал бизнеса на 60.000 фунтов или больше в хороший день, и ненамного меньше в плохой.

В этой команде только Мартин перебивался еле-еле. Окруженный высокоактивными продавцами, считавшимися одними из лучших в фирме, он тишь изредка достигал требуемых минимальных продаж в 5.000 фунтов в день на круг. Если ему везло, он проводил одну или две сделки за день, но они могли принести лишь 1.000 фунтов каждая. В течение нескольких дней он вообще мог не сделать никакого бизнеса и бороться, чтобы предотвратить обратную продажу клиентами акций, слишком часто при этом уступая.

Генри не пытался помочь Мартину и отговаривал Джона от этого.

– Ему уже не поможешь. Он просто не может выполнять эту работу.

Однако Брюс постоянно пробовал подталкивать Мартина к проведению большего числа сделок.

– Просто говори клиентам, что с акцией все должно быть хорошо и вот-вот могут появиться важные новости, – сказал он ему.

– Откуда ты это знаешь? – парировал Мартин.

– Ты упускаешь суть, – сказал Брюс. – В молодой компании, акции которой котируются на рынке, всегда случается что-нибудь новенькое. Изменение в стратегии, развитие направления бизнеса, связанного с Интернетом, или еще что-нибудь подобное.

– Но изменения не обязательно положительны, – возразил Мартин.

– Это зависит, под каким углом на них смотреть, – сказал Брюс. – Знаешь байку о полузаполненном стакане? На него посмотрели два человека. Один сказал, что он наполовину полный, а другой – что полупустой. И по-своему каждый из них был прав. Новости о компании редко бывают только хорошими или только плохими. Как ты сам видишь, все зависит от того, оптимист ты или пессимист. Как продавцы, мы обязаны быть оптимистами.

Время от времени Брюс побуждал свою команду продавать акции в больших, чем обычно, количествах.

– Мы должны сбросить вот эти, – говорил он тогда. Он забывал об особом избирательном подходе, который он советовал своей команде проявлять в отношении больших клиентов.

– Сколько вы оба сделали? – спрашивал Брюс Джона и Генри каждые пять минут.

Независимо от ответа, он говорил:

– Продолжайте продавать.

Иногда он поворачивался и к Мартину:

– Ты за весь день еще ни черта не сделал. Если не начнешь продавать, снова окажешься в учебном зале.

– А сколько этих акций ты купил себе, Брюс? – спрашивал Мартин.

Брюс предпочитал делать вид, что не слышал.

Когда Генри и Джон вместе продавали акций на 50.000 фунтов, он благодарил их.

– Я знал, что могу положиться на вас, – говорил он. Затем вся команда слышала, как он по телефону поручал своему брокеру продать такие же акции из своих собственных запасов на 100.000 фунтов и больше. Обычно сумма оказывалась гораздо больше той, что он уплатил за акции незадолго до этого.

Джон пробовал не думать о маневрах Брюса. Как правило, лучше всего ему удавалось продавать акции "Нью маркет секьюритиз", когда он не давал себе времени задумываться о последствиях. Он купил себя классный новый BMW и начал вечерами обедать в дорогих местных ресторанах вместе со своими коллегами по работе. Все, что угодно, лишь бы избегать оставаться наедине с самим собой и не заниматься самоанализом.

А пока было просто великолепно ощущать, что у него деньги, которые он мог транжирить. Он начал присматриваться к приобретению квартиры, поскольку, когда вернутся его родители, ему будет неудобно продолжать жить в их доме. Мужчина должен думать о своем будущем – что бы в нем для него ни заключалось.

Золотые правила из секретного дневника Джона

• Брокеры иногда представляют себя лучше осведомленными, чем это есть на самом деле. Если брокер не может ответить на вопрос, он может заставить вас подождать под предлогом ответа на срочный телефонный звонок, а сам тем временем поищет ответ у кого-то еще.

• Акции с низкими коэффициентами цена/прибыль исторически обгоняют рынок, но только в среднем за длительный период, включающий многие годы отставания.

• Когда вы выбираете акцию, важны будущие показатели, но принимайте во внимание и ее прошлые достижения.

• Брокеры, подобно адвокатам, представляют сторону покупки.

• Акции с хорошей относительной силой по статистике продолжат демонстрировать опережающие результаты.

• Акции небольших компаний, которые продавались с тру дом, может быть трудно продать назад, поскольку спрэд слишком широк, а размер сделки слишком мал.

• Фирмы, занимающиеся операциями с ценными бумага ми, искусственно создают спрос на акции. Они получают прибыль одновременно от продажи акций, и своих собственных запасов после повышения курса акций.

• Брокеры, агентства по связям с общественностью и некоторые бизнес-журналисты работают совместно в целях управления спросом на акции.

• Брокеры и институциональные инвесторы имеют лучший и более быстрый доступ к информации и потоку новостей, чем частные инвесторы, но Интернет компенсирует этот разрыв.

• Частные клиенты часто бывают глупо лояльны по отношению к брокерам, постоянно теряющим их деньги. Избегайте попадать в такую ситуацию.

• Мы двигаемся к эффективному рынку, на котором все, что известно или может быть известно о компании, акции которой котируются на рынке, включается в цену акций. Это означает, что брокеры-консультанты становятся все менее и менее нужны.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх