Глава 14

Взлеты и падения фондового рынка

Джон свидетель классического мыльного пузыря фондового рынка

В середине дня они в автомобиле Салли-Энн добрались до больницы. Медсестра провела их в отдельную палату Дениса Синглтона. Он лежал на спине в койке, дыша через кислородную маску. Медсестра сняла ее.

– Привет, – прошептал он жене и дочери.

Он не узнал Джона. Джун склонилась над койкой и поцеловала мужа. С другой стороны койки Салли-Энн взяла его за руку. Обе женщины дрожали.

– Когда я умру, мои инвестиции не дадут тебе бедствовать, Джун. Салли-Энн присматривает за моими акциями. Так ведь, малышка? – Он краем глаза взглянул на дочь.

Салли-Энн кивнула.

– С ними все хорошо. Ты уверен, что не хочешь брокера?

– Ни один брокер не коснется моего портфеля, пока я дышу, девочка, – сказал он.

Когда Денис начал говорить с Джун о личных делах, Салли-Энн направилась к двери и подозвала Джона. Он выскользнул, чтобы присоединиться к ней. Коридор за дверями палаты был антисептически бел.

– Если папа умрет, он знает, что я не смогу позаботиться о его портфеле акций. Я, пожалуй, отдам его под управление Генри.

– Советую тебе обратиться к кому-нибудь другому, – сказал Джон.

– Ты собираешься помогать мне или нет? – Она нахмурилась, добавив: – Но о чем это мы говорим? Папа еще может поправиться. Он всегда был таким же крепким, как старые ботинки.

После возвращения в дом Джон помог женщинам приготовить легкий салат. Они почти в безмолвии проглотили свой ланч. Джон быстро помог Салли-Энн помыть тарелки. Они присоединились к ее матери в гостиной и встревоженно смотрели по телевизору старый фильм.

Они планировали вернуться в больницу ранним вечером, но после обеда позвонила медсестра. Денису стало хуже, сказала она. Надо немедленно приехать. Джон упаковал свой чемодан. Он вернется в Лондон из больницы. Когда они садились в автомобиль Салли-Энн, пошел моросящий дождь.

Денис смотрел в потолок. Его веки моргнули, показав, что он узнал семью. Когда медсестра сняла кислородную маску, он мог только шевелить губами.

– Денис, – заплакала Джун. Она гладила его и говорила ему что-то ласковое. Дыхание старика стало трудным. Медсестра снова поставила маску и оставила их одних.

Часом позже Денис вздрогнул и прекратил дышать. Джун уронила руки и начала рыдать.

– Позови медсестру, – закричала Салли-Энн. Джон помчался на поиски, испытывая облегчение от того, что ему есть, чем заняться.

Медсестра вошла в палату, лицо ее сковывала маска самообладания. С нею прибыл молодой диктор, обследовавший тело Дениса.

– Примите мои соболезнования, – сказал он. – Это была безболезненная смерть.

В поезде по дороге в Лондон Джон закрыл глаза. На следующий день снова начнутся будни. Он бесцельно размышлял о себе и Салли-Энн и ощущал, что отношения их, похоже, не складывались.


Очутившись снова в дилинговом зале, Джон уже не имел времени на размышления. Новый выпуск «Катпрайсгудис-ком» подходил все ближе, и каждый клиент хотел обсудить его.

– Не забывайте, мы должны поощрять каждого спекулировать этим выпуском, – сказал им Ронни.

Тем временем дилеры ворчали по поводу нехватки новых клиентов.

– Вы должны больше работать с существующими клиентами, – кричал Ронни.

– Мы не можем, – сказал один дилер. – Мы давно выжали их досуха, скармливая им спекулятивные акции.

– Вы могли бы также обратиться к людям, которых знаете, – продолжил Ронни. – Не к прямым родственникам, конечно, но к друзьям и коллегам по прежней работе. Позвоните этим людям. Объясните, чем вы занимаетесь, если они этого еще не знают, и пригласите их стать клиентами.

Дилерский зал одобрительно загудел. Для "Нью маркет секьюритиз" это оказалось непроверенной техникой.

– Я хочу, чтобы каждый дилер составил список по крайней мере 20 людей, которых он знает, – сказал Ронни. – Проверьте их. Помните, вы предположительно не должны иметь дело с новыми клиентами, пока они не заполнят бланк клиентского соглашения. Но, если вы отправите бланк после проведения сделки, я вряд ли смогу об этом узнать. Конечно, если клиент позже пожалуется, у вас могут быть неприятности. Вы должны знать, способен ли ваш клиент на это. Это ваш собственный риск.

Джон взглянул на Генри.

– Как далеко следует нам заходить? – спросил он. – Если мы впарим эти акции людям, которых знаем, и дела пойдут не так, как надо, мы никогда не сможем загладить своей вины.

– Это полнейшая чушь, – парировал Генри. – Их деньги ничем не хуже других. Если акция пойдет ужасно плохо, можно просто разыграть удивление. Если собираешься разбогатеть в этой игре, Джон, тебе лучше поумнеть.

Салли-Энн позвонила Джону на работу.

– Я устраиваю похороны отца и привожу в порядок его коммерческие дела. Я хочу испробовать услуги Генри как брокера. Если все будет хорошо, я передам ему портфель отца.

– Я передаю трубку и желаю тебе удачи, – сказал Джон. Он уже пробовал отвадить ее от своей фирмы, но не мог сделать этого без того, чтобы раскрыть слишком много о том, как она работала.

Генри взял трубку и улыбнулся.

– Салли-Энн, свет моей жизни. Ты наполняешь счастьем мой день.

Джон слушал, как он флиртовал с нею, надеясь, что Генри не будет обращаться с нею, как с одним из своих так называемых мусорных клиентов. Это маловероятно. Она имела большой портфель и все еще была девушкой Джона.

Поговорив с нею, он положил трубку.

– За мной должок, – сказал он и начал свою следующую продажу.

Алан Барнард был не менее занят.

– Я собираюсь обработать моего дорогого старого учителя экономики, – объявил он. – Роберт Масгроув схватит приманку. Он думает, что он эксперт по фондовому рынку.

– Насколько помню, он избегает его, – сказал Джон. – И я сомневаюсь, что у него за душой есть хотя бы пенни.

– Он найдет несколько штук на инвестиции, если действительно захочет, – продолжал Алан. – Даже такой бестолковый школьный учитель, как он.

Алан позвонил в среднюю школу «Блусток» в 1:30 дня. Середина школьного обеденного перерыва идеальное время, чтобы поймать Роберта Масгроува в учительской.

Алан вновь представился учителю и начал объяснять, что работает дилером в "Нью маркет секьюритиз", но его оборвали на полуслове. Алан покраснел и положил трубку.

– Старый ублюдок бросил трубу, – возмутился он.

Джон покачал головой.

– Оставь беднягу в покое.

– Бедняга уже обречен, – сказал Брюс, наблюдавший за Аланом. – Все хорошо, Алан. Позвони ему еще раз, малыш. Скажи ему, нас, кажется, разъединили, и что он должен испытать тебя в роли его дилера. Открою тебе тайну. Люди, больше всего протестующие, чаще всего становятся лучшими клиентами.

Как будто в ответ, зазвонил телефон Алана. Алан снял трубку и улыбнулся.

– Добрый день, мистер Масгроув, сэр, – сказал он. Позднее он рассказал своей команде: – Старый дурак нашел наш номер в телефонном справочнике. Он явно передумал, потому что сказал, что хочет попробовать.

– В этом прелесть акций, – сказал Брюс. – Ничто так не возбуждает жадность в человеке, как надежда на быструю прибыль.

– К черту все это философствование, – выпалил Генри. – Клиент просто хочет сделать деньги. Он никогда их не сделает, преподавая экономику.

– Это было бы безнадежно, – согласился Брюс. – В случае экономистов в инвестиционной банковской деятельности дело иное. Они делают деньги на своей способности думать на ходу, должны поддерживать корпоративный имидж банка и производить впечатление на клиентов. Это гораздо важнее, чем то, что они фактически знают.

– То же относится и к техническим аналитикам, – добавил Мартин – один из немногих дилеров, начавших посещать курс технического анализа, предлагаемый "Старберг Ламли". – Они занимаются искусством, а не наукой, и это позволяет приходить к самым различным выводам, то есть они всегда могут поддержать то, что хочет сказать их работодатель.

– Технический анализ – вещь недоказуемая, – сказал Джон. – Он вроде астрологии. Экономика заслуживает большего уважения как дисциплина.

– А что ты знаешь, Джон? – сказал Мартин. – Клиенты устали от множества ничего не стоящих мнений об экономике, которых столько же, сколько самих экономистов. Но огромное число людей ничего не знает о техническом анализе. Если ты игнорируешь графики, нельзя всерьез рассчитывать сделать деньги на фондовом рынке.

– Технический анализ имеет определенную ценность, в этом я с тобой согласен, – подтвердил Брюс.

– Он наводит скуку на людей, – возразил Генри. – Если его постоянно использовать, возможно, они будут покупать твои акции только, чтобы избавиться от тебя.

– Именно этим наша команда занимается каждый день, – настаивал Мартин.

– Большая часть нашей команды, – поправил его Генри. – Если технический анализ настолько крут, посмотрим, что ты с ним наторгуешь.

– За этим дело не станет, – сказал Мартин. – Тревор Джи как раз показывает нам, как включать его в наши легенды продаж.

– Если Джи учит тебя, как продавать, Мартин, он лучше, чем любой из нас, – сказал Генри.

Внезапно, лишь за 48 часов до намеченного выпуска "Катпрайсгудис-ком", "Старберг Ламли" объявила, что поднимает диапазон цен до 150—210 пенсов, то есть подписка на акции оказалась намного больше, чем ожидалось, хотя и не говорилось, на сколько.

– Для "Старберг Ламли" это победа, – сказал Ронни дилинговому залу. – Более высокий диапазон цен поднимет цену выпуска, что увеличит банковские сборы, а также денежные средства самой компании. Стоят ли выпускаемые акции этих денег, покажет время. «Катпрайсгудис-ком» меньше полутора лет, и она имеет немного доходов и совсем никакой прибыли.

Некоторые из дилеров расхохотались.

– Инвесторы все же смогут сделать деньги, если на вторичном рынке акции будут торговаться выше номинала, – сказал один дилер.

– Да, если они продадут немедленно, как мы рекомендуем, – сказал Ронни. – Это классический мыльный пузырь. Курс акций будет продолжать расти, пока пузырь не лопнет. Тогда акция резко упадет в цене. Конечно, ваши клиенты не особенно рискуют, даже если сохранят свои акции, поскольку они получат только небольшую часть того, на что рассчитывали.

Позднее тем же утром Ронни сделал другое объявление.

– Сегодня Тэрри приведет в дилинговый зал журналиста. Он может задать несколько вопросов. Старайтесь давать правильные ответы, если дорожите своей работой.

Джон удивился, увидев, что прибывшим в конце дня посетителем оказался никто иной, как Питер Батлер, бывший муж его сестры Сандры. В синем костюме в полоску журналист вполне походил на дилера. Он болтал с Тэрри и Ронни в дилинговом зале.

Когда рабочий день окончился, Джон подошел к Питеру. Тэрри уже ушел из дилингового зала, а Ронни просматривал квитанции сделок.

– Выпьем? – предложил Джон.

Питера не нужно было долго уговаривать.

В винном баре по соседству Питер сбросил свое обаяние.

– "Катпрайсгудис-ком" – паршивая компания, и диапазон цен слишком высок. Но я дам сделке благоприятный комментарий в наших публикациях.

– Стараешься для Тэрри? – спросил Джон.

– А, дело не в этом, – сказал Питер. – Наши публикации в любом случае расположены к инвестиционным банкам. Но Тэрри не заслуживает этого. Ему наплевать, чем обернется сделка "Катпрайсгудис-ком".

– Мы будем поощрять инвесторов побыстрее продать эти акции, – сказал Джон.

Питер рассмеялся.

– Чтобы вы могли всучить им спекулятивные акции, верно? А ты знаешь, что клиенты "Нью маркет секьюритиз" толпами жалуются на эту практику? Они создают комитет жалоб и утверждают, что им продали неподходящие акции. Это означает неприятности для всех вас, особенно для Тэрри.

– Он сделал свои деньги, – сказал Джон. – Какое ему теперь дело?

– Не связывайся ты с этим жуликом, – предупредил Питер.

Джон нахмурился.

– Ты говоришь о муже Сандры.

– Сандра ходит по такой же зыбкой почве, как и ты, – сказал Питер. – Видел бы ты только фирму, в которой она работает. "Клифтон Холл" набита личностями с самым темным прошлым в Сити.

– Если что-нибудь случится с "Нью маркет секьюритиз" или "Клифтон Холл", – сказал Джон, – мы все будем знать, где искать.


На следующее утро Джон без особого энтузиазма шел на работу. Питер заставил его задуматься о моральной стороне его бизнеса у Тэрри. Он не видел ясного ответа. Во время преподавания в школе не приходилось сталкиваться с дилеммами подобного рода.

В последующие дни Тэрри не показывался в офисе.

– Он дома, – сказала Нина Джону. – Именно там он делает значительную часть своего бизнеса. Скоро я переберусь туда помогать ему.

Выпуск акций «Катпрайсгудис-ком» состоялся с опережением графика. Как и ожидалось, цену установили на уровне 210 пенсов – максимуме предварительно назначенного диапазона. В первый же день торгов цена подскочила и после обеда достигла 320 пенсов.

– Ваши клиенты – обладатели этой акции – сейчас имеют нереализованную прибыль более 50 процентов, – прокричал Ронни в дилинговый зал. – Пусть продают сейчас же. Помогите им инвестировать в другие бумаги. Если они не станут покупать акции, вы не получите комиссионных.

Дилеров не надо было подталкивать. По всему дилинговому залу загудело: "Продавайте сейчас". Клиенты с радостью соглашались. Нет ничего приятнее обналичивания прибыли, и гора квитанций сделок по продажам «Катпрайсгудис-ком» быстро росла. Вместе с ними поступало много квитанций на покупки спекулятивных акций.

Чуть позже курс акций «Катпрайсгудис-ком» начал падать. Воцарилась паника, и многие владельцы акций перестали продавать, почувствовав, что им не удастся зафиксировать достаточную премию по отношению к цене выпуска. Однако они продолжали звонить дилерам и выяснять их мнение, когда цена акций снова поднимется.

Неожиданно оказалось, что Мартин делает больше бизнеса, чем кто-либо еще, исключая Брюса и Нины. Он использовал сценарий технического анализа.

– "Катпрайсгудис-ком" достигла уровня сопротивления, – говорил он клиентам. – Сегодня существенный объем торгов. Инвестиционные организации первоначально накапливали, поскольку еще не получили все акции, которые хотели. Это толкало цену акций вверх. Остальная часть сделок приходится на продавцов. Их теперь значительно больше покупателей. Цена акции может падать и далее, и, возможно, вы пожелаете выйти теперь, пока еще вы можете сделать это с прибылью.

Выслушав такие слова, многие принимали свое собственное решение продать акции "Катпрайсгудис-ком". В этом случае они были рады и далее слушать Мартина и реинвестировать доходы в акции, которые он рекомендовал.

– Покупайте эту акцию, прорывающую уровень сопротивления, – говорил он. – Ее относительная сила в последнюю пару месяцев была высока, но и в прошлом году тоже. Скоро она должна достичь нового пика.

Джону казалось невероятным, как этот человек, столь долго бывший таким беспомощным при заключении сделки, внезапно стал выдающимся продавцом.

– Он измором заставляет клиента покупать, – предположил Генри, который в середине дня побил свой собственный рекорд по объему бизнеса, сделанного за день. Он продал к этому времени спекулятивных акций на 80.000 фунтов – немного выше уровня Джона, но впервые за все время меньше, чем Мартин. Алан продал акций на респектабельные 20.000 фунтов.

Брюс, который в тот день достиг уровня продаж в 150.000 фунтов, восхищался своей командой, но особенно Мартином.

– Браво, – сказал он ему. – Я знал, что, в конце концов, у тебя получится. Технический анализ – твое секретное оружие.

В конце первого дня торгов «Катпрайсгудис-ком» закрылась на 240, значительно ниже своего максимума 320. На следующий день она понизилась до 220 пенсов, что было лишь чуть выше цены эмиссии 210 пенсов. На следующий день курс акций дошел до 180 пенсов, и национальная печать назвала сделку провалившейся. Писали, что на акции назначена завышенная цена, и частные клиенты, купившие их, стали жертвами.

Однако клиенты "Нью маркет секьюритиз", рано продавшие акции "Катпрайсгудис-ком", были в полном восторге. В отличие от большинства, они сделали значительную прибыль. Многие реинвестировали доходы и вложили еще больше. Как будут вести себя их новые акции, оставалось, конечно, открытым вопросом. Но инвесторы, воодушевляемые своими дилерами, были настроены оптимистически.

Курс акций «Катпрайсгудис-ком» продолжал скользить вниз. И частные, и институциональные инвесторы, придержавшие акцию, вскоре поспешили продать ее. Компания, из-за отсутствия у нее достаточной истории и доходности, стала восприниматься как символ всего сектора Интернет, чрезвычайно переоцененного и находящегося на грани краха.

Золотые правила из секретного дневника Джона

• Профессионалы Сити делают деньги не столько на своих знаниях, сколько на умении продавать.

• Продавцы акций и технические аналитики могут измором заставить клиентов купить акции.

• Остерегайтесь брокеров, уговаривающих вас продать акции, чтобы освободить капитал для инвестирования в спекулятивные ценные бумаги.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх