Глава 21

Новое начало

Джон приходит работать к брокеру, втайне от него ведущего грязную игру

В первые дни работы в "Джеймисон Пэйн" общая атмосфера в дилерской комнате оказалась расслабленной.

– Вам пока нечего продавать, – сказал Ронни. – Но звоните своим клиентам. Ублажайте их. Сообщите, что скоро появится очень хорошая акция.

Название акции еще не было известно. По словам Ронни, управляющий директор "Джеймисон Пэйн" Санни Квентон выбрал ее после интенсивных исследований в США. Санни – высокий загорелый калифорниец иногда слонялся по офису.

– Этот парень выбирает только четыре акции в год, но все четыре – что надо, – сказал Ронни. – Он мультимиллионер. У него квартира в пентхаузе в Найтсбридже, разные владения в Калифорнии.

Как-то днем Ронни предупредил дилеров, что Санни хочет им что-то сказать.

– Слушайте, что он говорит, и часть его богатства может прилипнуть и к вам.

Санни прибыл с опозданием на полчаса. Сидя на столе, он заговорил, медленно растягивая слова:

– Ваши клиенты должны пускать слюни на акцию, предложенную им в следующем месяце. Это "Скэйлстоун ойл энд гэз", молодая нефтяная компания с солидной финансовой поддержкой, зарегистрированная в Делавэре.

– Я уезжаю посмотреть, как компания справляется с делами в Штатах, и затем расскажу вам намного больше, – сказал Ронни. – Это превосходная сделка для ваших клиентов и тест для ведения дел с "Джеймисон Пэйн".

– Мы разбросаем этот товар, а потом проведем зимний отпуск в горах, – усмехнулся Санни. – Мы платим 10 процентов комиссионных по всем проданным акциям, так что все вы на этом разбогатеете.

Это ровно в пять раз больше комиссионных "Нью маркет секьюритиз" за проданные спекулятивные акции по самой высокой ставке. Джон почувствовал подозрение.

– Где котируется эта компания? – спросил он.

– Она торгуется через "Пинк шитс", внебиржевую котировочную службу в США, где выросли многие великие американские компании. – ответил Санни.

Дилеры начали готовить своих клиентов для покупки, хотя пока еще знали о "Скэйлстоун ойл энд гэз" немногое.

– Я сообщу вам все, что вы должны знать, как только увижу компанию, – повторял Ронни. А в остальном дилеры проводили много времени бездельничая, поскольку не имели возможности для продажи других акций. Компьютеры еще не установили.

– Мы планируем установить для вас дилинговое оборудование, – пообещал Ронни, выдавая дилерам их следующий успокаивающий ежемесячный чек на 3.000 фунтов. – Не все сразу, наберитесь терпения.

Дилеры провели в пользу "Скэйлстоун ойл энд гэз" столько неопределенных разговоров, сколько смогли. Затем начали просто тянуть время, приходить на работу с опозданием. Всех шокировала статья в воскресной газете, в которой "Джеймисон Пэйн" упоминалась как одна из нескольких брокерских фирм, попросивших, но еще не получивших членство на Лондонской фондовой бирже.

– Мы думали, что "Джеймисон Пэйн" – член фондовой биржи, – сказал Джон, обращаясь Ронни. Другие дилеры согласно зашумели.

– Да она практически им является, – ответил Ронни. – Один из наших финансовых спонсоров приезжает поговорить с вами об этом.

После обеда Джон представил дилерам Джека Пейна, широкоплечего краснолицего мужчину средних лет. Джек смотрел в дилинговый зал своими карими глазами, излучавшими тепло из-за очков в золотой оправе:

– Я занимаюсь финансовой поддержкой этого предприятия, потому что я верю во всех вас. Я консультант, поэтому вы не найдете меня в списке директоров. Но я в курсе всех дел и буду появляться в этом офисе весьма часто. Если кому-то потребуется моя помощь, заходите без стеснения. Я занимаюсь брокерскими операциями на фондовом рынке в течение 25 лет.

– Когда "Джеймисон Пэйн" сможет получить членство на фондовой бирже? – спросил Алан.

– Я как раз подходил к этому. Вам будет приятно узнать, что членство оформят через пару недель. Три максимум. Осталось совсем чуть-чуть бумажной работы.

Некоторые дилеры знали о репутации Джека. На протяжении предыдущих двух десятилетий он поддерживал внушающие доверие брокерские фирмы в разных частях света. В каждом случае компания продавала международным инвесторам акции некотируемых компаний и затем прекращала торговать. Все, купившие эти акции, обнаруживали отсутствие для них рынка. Джек на несколько месяцев исчезал только для того, чтобы появиться за кулисами новой подобной фирмы в иной юрисдикции.

– Он известен как «Акула Джек» и обладает талантом выжимания денег из биржевых спекулянтов, – объявил Ронни дилерам позднее.

Дилерам было трудно поддерживать интерес своих клиентов к предстоящей сделке с "Скэйлстоун ойл энд гэз", потому что они не могли назвать дату ее регистрации. Они отправили своим клиентам бланки клиентских соглашений для заполнения до начала ведения дилинговых операций согласно Закону о финансовых услугах. Некоторые клиенты не ответили.

– В "Нью маркет секьюритиз" сказали, я не должен иметь никаких дел с вашей фирмой, – сообщил Джону один клиент.

Ронни это обеспокоило.

– Надо выяснить, что говорят о нас дилеры "Нью маркет секьюритиз". Кто позвонит в компанию, представившись клиентом, и поговорит с дилером?

Вызвался Джон. Часть его преподавательского опыта была связана со сценическим искусством, и он знал, как надо играть. Он позвонил в "Нью маркет секьюритиз", представившись Дэвидом Джедсоном, одним из своих собственных клиентов. Реальный м-р Джедсон отправился в длительный отпуск, навещая родственников в Австралии, чтобы отпраздновать уход на пенсию.

Джон дрожащим голосом попросил связать его с Джоном Аткинсоном. Его соединили с Артуром Джоунсом, 18-летним дилером. К тому времени, когда дилеры-перебежчики ушли, чтобы присоединиться к Ронни, он достиг высоких уровней бизнеса в продаже акций, о которых не знал почти ничего.

– Джон Аткинсон ушел из компании, сэр. – Парнишка брал ситуацию под контроль. – Теперь о его старых клиентах забочусь я. Не подскажете свое имя?

– Я Дэвид Джедсон, – продолжил Джон. Стараясь походить на своего клиента, он звучал ну точно на 35 лет старше. – Так Джон ушел? Он оставил кое-какие сообщения на моем автоответчике, но я уезжал в отпуск. Где он работает теперь?

– Он ушел в новую фирму, немного сомнительную, – сказал Артур. – Я не удивлен, что он пытался связаться с вами. Не покупайте у него акции, если не хотите потерять все свои деньги.

– Звучит довольно мрачно, – сказал Джон. – До ухода на пенсию я работал в органах местной власти, и мне там и самому довелось натолкнуться на несколько тухлых яиц. Люди могут поддаваться искушению.

– Хорошо, что вам удалось вовремя поговорить со мной, сэр, – ответил Артур. – Ни о чем не беспокойтесь. Мы будем следить за вашим портфелем и сообщим вам о фирме Джона.

– Так как, вы говорили, она называется? – спросил Джон.

– Я еще не говорил, – ответил Артур. – Фирма пытается получать членство на фондовой бирже под названием "Джеймисон Пейн", но ничего из этого не получится, она, несомненно, предпримет новую попытку под другим названием.

– Не знаю, что и думать, – сказал Джон. – Пожалуй, я лучше подожду, пока не услышу, что скажет на это Джон.

– Мы рекомендуем акции очень интересной интернетовской компании, – сказал Артур. – Предлагаю и вам взять несколько. Вы на этом должны неплохо заработать, и можете смотреть на это, как на пробу, захотите ли вы и в дальнейшем иметь со мной дело.

– Сегодня я не покупаю, – ответил Джон. – Пожалуйста, извините меня, но у меня назначена встреча.

Он положил телефонную трубку и пересказал дилинговому залу то, что сказал Артур. Ронни поморщился.

– Вы, ребята, были там самыми умными дилерами. Не стоит вам терпеть, когда вас поливают грязью. Звоните своим клиентам и рассказывайте, что вы об этом думаете.

Дилеры стали советовать своим клиентам избегать любых дальнейших деловых отношений с "Нью маркет секьюритиз". Генри пошел еще дальше.

– "Нью маркет секьюритиз" находится под следствием в связи с обвинением в мошенничестве и, вероятно, недолго протянет. Пишите в эту фирму, требуйте ликвидировать любые позиции, которые вы у них держите. И не тяните с этим. Не обсуждайте свои действия с вашим тамошним дилером. Он будет пытаться удержать вас.

Некоторые клиенты поступали, как советовала "Джеймисон Пэйн", другие нет. Война на истощение между двумя фирмами распространилась на прессу. Ронни позвонил журналистам национальных газет и заявил, что "Нью маркет секьюритиз" сознательно проводила кампании по продаже акций компаний, бывших на грани краха. Внутри самой фирмы финансовый отдел негласно сообщал об этом отделу продаж, сказал он. Это стало нарушением так называемых китайских стен согласно Закону о финансовых услугах для предотвращения обменом между отделами информацией, способной воздействовать на курс ценных бумаг. Ронни добавил, что он лично ничего не знал.

Одна национальная воскресная газета занялась расследованием этих обвинений и опубликовала серию статей. Поощренный этим интересом, Ронни посоветовал репортеру, работавшему над этим делом, позвонить Артуру Джоунсу, представившись потенциальным клиентом. Он дал ему полное имя молодого дилера, возраст и номер контактного телефона. Парнишка не устоит перед соблазном попытаться продать ему акции, сказал он. Если газета запишет звонок, она будет иметь у себя на пленке вводящую в заблуждение коммерческую легенду. Это сенсация, не так ли?

Позднее репортер перезвонил Ронни и сказал, что разговаривал с Артуром. Приманка сработала хорошо. Ронни дал ему некоторую подноготную информацию о "Нью маркет секьюритиз" и рассказал своим дилерам, что журналистское расследование репортера будет опубликовано. Генри удивился.

– Это показывает, как низко могут пасть журналисты. Они ничем не лучше нас.

В следующее воскресенье газета вышла со статьей, в которой репортер описывал, как позвонил Apтуру Джоунсу, изображая из себя потенциального клиента. Артур насел на него в своем стиле.

– Поздравляю, – сказал он. – Вы позвонили нам в самый подходящий момент. Не вешайте трубку, если хотите стать миллионером. У меня тут есть акция, которую вы ждали всю свою жизнь…

Дилеры в "Джеймисон Пэйн" хохотали утром в понедельник, передавая друг другу газету со статьей. Легенда, которую наплел Артур Джоунс, не была типична для его фирмы, хотя Ронни убедил репортера в обратном. Дилеры Тэрри обычно работали в определенных рамках, неуязвимых, хотя и довольно широких. Они впаривали акции только квалифицированным клиентам. Инцидент имел неожиданное продолжение. Ближе к вечеру Ронни ответил на телефонный звонок.

– Нам звонит Артур Джоунс, – объявил он дилинговому залу.

Остальные затихли.

– Я не удивлен, что ты потерял работу, Артур, – сказал Ронни в трубку. – Не вини нас. Никакой дилер отсюда не подсылал к тебе журналиста. И совершенно невозможно теперь присоединиться к нам. Мы нанимаем только этических, ответственных дилеров. – Он, наконец, смягчился. – Послушай, Артур, подожди несколько недель, эта статья забудется, затем поспрашивай работу в других брокерских фирмах. Ты это переживешь.

Кладя телефонную трубку, он усмехнулся. Дилеры закудахтали. Генри до конца дня улыбался.

– Так и надо этому маленькому выскочке. Позднее Генри позвонила Салли-Энн, и он поболтал с нею на отвлеченные темы. "Если бы она могла видеть всех нас теперь, ей стало бы не по себе", – подумал Джон.

Чем больше Джон обдумывал свою ситуацию, тем виновнее он чувствовал себя по отношению к "Нью маркет секьюритиз". Тэрри поддержал его, и как же он отплатил ему? Кроме того, слишком много оставалось без ответа вопросов о "Джеймисон Пэйн". Кто ее покровитепи? Удастся ли ей получить членство на фондовой бирже? Как его клиенты отнесутся к тому, чтобы иметь дело с новой фирмой? Действительно ли "Скэйлстоун ойл энд гэз" хорошая акция?

Нина лаконично позвонила ему на работу, и он почувствовал, что-то не так. Теперь они работали на конкурирующие компании и поэтому не разговаривали по телефону долго. Договорилась пойти выпить прямо после работы.

Когда Джон подошел к симпатичному винному погребку в Кенсингтоне, Нина уже ждала его, заняв освещенный свечой столик на двоих в глубине помещения. Было душновато, несмотря на широко открытое окно и работающий в баре вентилятор.

Нина подняла глаза и слабо улыбнулась, когда Джон приблизился. Ее лицо выглядело белым и заплаканным. Когда они распили бутылку кларета, она начала играть защелкой своей сумочки.

– Я ушла из "Нью маркет секьюритиз".

– Поздравляю, – сказал Джон. Он перестал замечать гул голосов вокруг них.

– Это к лучшему. Я слишком уж связывала свою жизнь с Тэрри.

– Ты научилась у него всему, чему могла, – ответил Джон.

– Если ты отдан в учение вору, научишься только красть. Тэрри – продувная бестия.

– Не более чем другие чемпионы нашего бизнеса, – сказал Джон.

– Я и не сомневаюсь. Но в отличие от других, Тэрри любит передавать свои секреты. Он размножается. Я была его ученицей гораздо дольше, чем ты. Сначала я была очарована перспективой – и это моя ошибка. С того дня, как я начала работать на Тэрри, меня засасывала черная дыра.

– Ты что-то недоговариваешь, – сказал Джон.

Она сделала большой глоток вина и почти захлебнулась.

– Он непрерывно приставал ко мне. – сказала она Джон был поражен.

– Ублюдок женат на моей сестре.

– А зачем, ты думаешь, он помог Сандре получить работу по связям с общественностью? – пробормотала Нина. – Она уводила ее из дома.

– А ты с ним… не того?

Она покраснела.

– За кого ты меня принимаешь, Джон? Но мне пришлось немало пококетничать. Сдержать его потруднее подвигов Геракла. Тэрри пробовал очаровать меня, затем подкупить. В конечном счете, начал угрожать.

– Ты наполовину все это воображаешь, – сказал Джон. Но как-то неубедительно даже для самого себя.

– Очнись, Джон, – отрезала она. – Ты должен увидеть Тэрри таким, каков он есть. Несмотря на весь его интеллект, он не больше, чем гангстер. Да еще и бабник к тому же, и это его погубит.

– Ронни уже насолил ему, забрав лучших дилеров, – сказал Джон.

– Ронни не понимает, на кого лезет. Он только пользующийся признанием продавец, а Тэрри делец. Кроме того, "Джеймисон Пэйн" никогда ничего не добьется, пока связана с Акулой Джеком. Все, чего он касается, превращается в прах.

Джон сглотнул.

– Мне не следовало связываться с "Джеймисон Пэйн".

– Если бы ты знал, что она не член Лондонской фондовой биржи, ты пошел бы туда? – спросила Нина.

Джон покачал головой.

– Ронни обманул нас всех.

– Его учил Тэрри, – сказала она.

– Ронни сам по себе. Перестань наезжать на моего зятя.

– Контракт Тэрри с "Нью маркет секьюритиз" заканчивается в конце этого года, – продолжила Нина.

– Тогда он сможет торговать из дома, – сказал Джон. – Так же, как он советовал делать мне, если я останусь без работы.

– Если думаешь, что Тэрри удовлетворится этим, то ты мало знаешь своего любимого родственника.

Джон заказал вторую бутылку кларета и затем обед для двоих. Они засиделись в винном баре до позднего вечера. Выйдя на Кенсингтон Хай стрит, Джон почувствовал, его клонит в сон. Нина поймала такси.

– Поскольку я живу так близко, то приглашаю к себе домой на чашку кофе.

Они оба вошли в дом.

Золотые правила из секретного дневника Джона

• Будьте настороже, если фондовую дилерскую фирму поддерживают сомнительные консультанты типа Джека Пейна.

• Если брокерам выплачивают исключительно высокие комиссионные за продажу какой-то определенной акции, весьма вероятно, что причины этого носят сомнительный характер.

• Брокеры иногда лгут о своих конкурентах, чтобы закрепить за собой ваш бизнес.

• Финансовый отдел брокерской фирмы должен хранить информацию, влияющую на курс ценных бумаг, вне досягаемости отдела продаж. Но так называемые "китайские стены" не всегда предотвращают свободный обмен такой информацией между отделами.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх