Глава 4

Конец рациональной веры

Джон узнает, что фондовый рынок похож на цирковые фокусы

Тэрри помог проводить детей в гостиную, где начиналось волшебное представление, и благоразумно уселся вместе с Сандрой и Питером в глубине комнаты. Дети впереди смотрели на Джона. Глаза их светились мечтой.

– Я объехал весь мир, изучая и практикуя магию, и вам сегодня очень повезло, потому что я собираюсь показать вам некоторые из моих чудес, – сказал Джон. – Самые мощные я оставлю для себя. Если захочу, могу заставить каждого в этой комнате растаять в воздухе. В хорошем настроении я мог бы превратить этот дом во дворец и всех вас сделать богатыми и знатными.

– Тогда почему ты сам не богат и не знатен? – прокричал Доминик из аудитории.

Джон сделал паузу. Позади Доминика гримасничал Питер, пытаясь подавить смех.

– Я не такой жадный, как некоторые из вас, – улыбнулся Джон. – Но, когда мне потребуется больше денег, я достану их. В этом сила волшебства.

– Я хочу, чтобы магия работала на одного меня, – продолжил Доминик.

– Как раз, когда мне потребовался доброволец, – сказал Джон. – Подойди сюда, Доминик. – Именинник поспешил, пробираясь между другими детьми, сидящими на полу.

Джон прищурил глаза.

– Теперь, когда тебе девять лет, Доминик, ты можешь суметь творить чудеса. Не каждый это может. Давай-ка я тебя проверю. – Он провел рукой за ухом мальчика и извлек десятипенсовую монету. Доминик изумился.

– Да, ты настоящий волшебник, – сказал Джон. Он показал монету аудитории. Дети взволнованно зашумели.

– Может быть, у тебя есть еще деньги. – Джон сделал движение за шеей Доминика и извлек еще 10 пенсов. – Вот еще. – Он коснулся его лодыжки и достал еще монету. – Смотри-ка, ты прямо чудо, а не человек.

– Если у меня есть все эти деньги, почему я не могу получить хотя бы часть их? – потребовал Доминик.

– Ты всегда можешь найти деньги, если ты волшебник, – сказал Джон. – Но ты должен верить, что они лежат там, дожидаясь тебя.

Он взял со стола стакан и показал его аудитории.

– Есть ли в нем какие-нибудь деньги? – спросил он.

– Нет, – раздался ответ. Плечи Джона поникли.

– Какой позор, – сказал он. – Ты должен помочь мне вложить в него немного денег, Доминик. – Он поставил стакан на стол дном вверх и накрыл его черной сверкающей картонной коробкой с крышкой, исписанной золотыми китайскими иероглифами.

– Я привез этот волшебный ящик с Дальнего Востока, – сказал Джон. – Старик с белой до пола бородой подарил мне его, потому что я спас ему жизнь. Этот ящик делает деньги из воздуха. 1ы только должен подумать о деньгах, сколько тебе нужно, и они появляются внутри ящика. Очень удобно, не правда ли? Давайте попробуем. Думай очень сильно о 50-пенсовой монете, Доминик. А все остальные помогите ему.

Секунд через десять Джон улыбнулся.

– Я чувствую, как энергия в этой комнате творит волшебство, – сказал он и снял коробку. – Загляни под стакан, Доминик, и посмотри, что ты там найдешь.

Доминик обнаружил фунтовую монету и схватил ее. Джон ахнул.

– Целый фунт. Наверное, все думали вдвое сильнее, чем нужно. Поздравляю тебя, Доминик, и, конечно, всех остальных в этой комнате. Это действительно тот случай, когда думаешь и богатеешь. Но потрать этот фунт с пользой, Доминик. Волшебные деньги длятся не дольше, чем любые другие.

– Это только фокус, – сказал Доминик, вернувшись обратно на место. Но другие дети проигнорировали его слова. В конце представления Джон достал живого белого кролика из явно пустого цилиндра. Девочки и мальчики побежали погладить его.

Когда все гости, включая Питера, уехали, Салли-Энн и Доминик стали помогать Сандре прибираться на кухне. Джон присоединился к Тэрри в гостиной. Хозяин налил шампанское.

– Ты очаровал детей, – сказал он. – Твое волшебное шоу так похоже на то, что мы делаем в операциях с ценными бумагами. Мы представляем компанию инвесторам, сглаживая неровные грани, продаем мечту, особенно когда предлагаем компанию без солидной истории.

Джон был потрясен.

– Вы обводите своих клиентов вокруг пальца?

– Не совсем, – сказал Тэрри, – Мы не лжем. Вместо этого делаем оптимистичные прогнозы и представляем счета в лучшем свете. Наша работа продавать компании, а не искать в них недостатки.

– Что является наиболее привлекательной частью истории, которую вы продаете? – спросил Джон.

– Все зависит от обстоятельств, – сказал Тэрри. – Это может быть ожидаемый захват или слияние компаний, что вызовет повышение курса акций, или это может быть юное технологическое дарование, управляющее компанией. Молодые высокотехнологические компании, выводимые нами на рынок, нередко несут существенные убытки и иногда не имеют доходов, о которых стоило бы говорить.

– Разве это недостаточно серьезные недостатки? – спросил Джон.

– Они настораживают инвесторов, – ответил Тэрри. – Но ни один из этих недостатков не имеет значения, если модель бизнеса достаточно сильна и будущей поток денежных средств выглядит сильным. Среди высокотехнологических компаний инвесторы ищут не многих победителей и игнорируют остальных. Конечно, не каждая компания, представляемая нашим клиентам, совершенна. Мы раскрываем и обсуждаем слабости бухгалтерского учета. Есть множество операторов в нашей области бизнеса, скрывающих такие вещи.

– И им это сходит с рук? – спросил Джон.

– Слишком часто, – сказал Тэрри. – Особенно с частными инвесторами, обычно очень невежественными и доверчивыми. Когда они к тому же жадны, это делает их идеальными целями. Сомнительные фирмы представляют акции как намного лучшее инвестиционное предложение, чем есть на самом деле. Иногда они пытаются всучивать акции, абсолютно ничего не стоящие. Интернет – божий дар для таких толкачей, поскольку позволяет им продавать акции анонимно.

– Хотелось бы знать побольше, как находить хорошие акции, – сказал Джон. – Я много читал об инвестировании – возможно, слишком много. Чего-то не хватает.

– Вероятно, опыта. Мой семинар поведет тебя дальше. Ты еще молод, Джон. У тебя есть время овладеть фондовыми рынками, как я. Продолжай читать…

– Единственные книги, которые Терри читает, – это о бизнесе и фондовом рынке – сказала Сандра, вернувшаяся в комнату вместе с Салли-Энн.

– А ты предпочла бы, чтобы я вместо них читал Толстого, а? – спросил Тэрри. – Если бы я так делал, это не помогло бы мне стать богатым.

Поздно вечером на пути домой Салли-Энн и Джон оказались единственными пассажирами в вагоне. Поезд с грохотом несся вперед. Она сидела, прижавшись к Джону.

– Тэрри пригласил меня на семинар по фондовому рынку, – начал разговор Джон.

– Будь осторожен, – сказала Салли-Энн.


Процесс перемен начинал набирать силу. Выходя из дому ранним утром, Джон иногда встречался с Шейлой у парадной двери или на лестнице. Она натянуто кивала ему.

– Когда съедете, надеюсь, ваша комната останется в отличном состоянии, иначе не получите свой депозит, – сказала она ему.

– Теперь уже недолго осталось, – ответил Джон.

Салли-Энн нашла ему другое жилье, как и предлагала ранее. Но у него было чувство, что он не останется в этом городе, точнее, в педагогике.

Таким образом, Джон уже мысленно дистанцировался от преподавания. После разговора с Тэрри он еще сильнее стал сомневался в ценности академических достижений, то есть чем он занимался всю свою жизнь. Его ученики заметили это. На уроках они слишком много болтали и отвечали ему так, как раньше не посмели бы.

На одном уроке в группе продвинутого изучения английского языка шестого класса Джон раздал проверенные им эссе его учеников о «Гамлете» Шекспира. Эссе называлось "Гамлет ведет себя нерационально. Объясните это".

– Всем вам еще далеко идти, прежде чем вы достигнете стандартов продвинутого уровня обучения, – сказал Джон и переключился на автопилот.

– Твое эссе самое слабое, Алан, – и швырнул тетрадь Алана Барнарда. – Ты не уловил внутренний конфликт самого Гамлета. У меня сложилось впечатление, ты даже не читал пьесу. Что мешает тебе делать домашнюю работу?

– Я занимался расчетами моих инвестиций, сэр, – ответил Алан. Он был длинноволосый и худой. – Я сейчас приобретаю акции некоторых высокотехнологичных компаний по дешевке.

Другие дети застонали и задвигали ногами.

– Снова он за свое, – прошептал один.

– А что ты купил совсем недавно? – спросил Джон.

– Вчера я взял некий "Псион". Вы знаете эту компанию?

– Производитель портативных компьютеров, – сказал Джон. – Компания часть союза "Симбиан", который извлечет выгоду от увеличивающегося спроса на широкополосные устройства. Ее акции значительно упали и теперь выглядят дешевыми. Но, вероятно, нам не следует обсуждать это на уроке английского языка.

– Вы много знаете о фондовом рынке для учителя английского языка, сэр. Именно там я хочу работать, когда я выберусь отсюда.

– Очень вероятно, так и будет, Алан. Но почему бы тебе сначала не сделать усилие и получить хорошие оценки по основным предметам? Ты должен больше работать над своим английским.

– То же говорит и моя мать. Но, сэр, когда я окончу школу – а теперь уже осталось недолго, – в жизни больше не взгляну на книгу из английской литературы.

Джон подавил улыбку.

– Достаточно, Барнард. Своими речами ты развращаешь других. – Втайне он восхищался мальчиком. Если бы в 17 лет он проявил такое же здоровое презрение к образованию, возможно, добился бы в жизни большего.

Когда урок окончился, Алан выбежал во внутренний двор. Джон увидел, как он звонит по своему мобильному телефону. Именно так Алан связывался со своим брокером в учебное время, объяснил Роберт Масгроув. Джону также нужно было сделать телефонный звонок.

Он пошел в офис школьного секретаря, где телефоном мог пользоваться преподавательский состав. Находясь в зоне полной слышимости двух секретарей школы – матрон средних лет, он стиснул зубы и набрал номер Тэрри.

– Говорит Нина Озерова, – услышал он. Она говорила на хорошем английском языке с небольшим русским акцентом. – Чем могу быть полезна?

– Не могли бы вы позвать Тэрри? Это Джон Аткинсон, его шурин.

– Я личный помощник Тэрри. – Ее тон стал дружественным. – Мы ожидали вашего звонка. Следующий семинар по фондовому рынку Тэрри займет весь день в понедельник. Вы сможете выбраться?

Джон глубоко вздохнул.

– Я приеду.


Рано утром в понедельник Джон уже из Лондона позвонил в школу и сказался больным. Следуя указаниям Нины, добрался до конференц-зала в Сити, и, хотя он пришел на 20 минут раньше, многие места оказались заняты. В зале находились приблизительно 90 участников. Некоторые были свободно одеты, многие держали "Файнэншл таймс".

Тэрри стоял на подиуме, перебирая какие-то заметки. В ярко-зеленом вельветовом костюме и серой рубашке с расстегнутым воротом он больше походил на преподавателя, чем на бизнесмена.

За столом рядом с ним сидела стройная девушка лет тридцати с длинными черными прямыми волосами. Розовая помада оттеняла ее темные ресницы. В отличие от босса, она была одета в синий костюм в полоску.

"Это Нина", – догадался Джон.

– Дамы и господа, 500 фунтов, потраченные вами на этот семинар, лучшая инвестиция, которую вы когда-либо делали в своей жизни, – начал Тэрри. Благодаря микрофону его голос заполнял весь зал.

Золотые правила из секретного дневника Джона

• Операции с ценными бумагами подобны фокусам иллюзиониста. Брокеры представляют компанию инвесторам в самом лучшем свете и делают оптимистические прогнозы.

• Компании с существенными убытками и ограниченными доходами, имеющие сильную модель бизнеса, – хороший объект для инвестиций.

• Сомнительные брокеры обманывают инвесторов раздутой коммерческой подачей сведений о компании.

• Читайте специальные книги по инвестированию.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх