Глава 20. ОТ СФЕРЫ К КУБУ

После этих нескольких «иллюстраций» к тому, что мы обозначили как «отвердение» мира, нам осталось еще сказать об его представлении в геометрическом символизме, где оно может быть изображено как постепенный переход от сферы к кубу; собственно говоря, на самом деле сфера есть прежде всего первичная форма, потому что она из всего является наименее «специфицированной», являясь подобной себе во всех направлениях, таким образом, что при любом движении вращения вокруг центра все ее последовательные позиции совпадают друг с другом.[54] Следовательно, можно сказать, что это самая универсальная из всех форм, некоторым образом содержащая все остальные формы, которые исходят из нее посредством дифференциации, осуществляющейся по определенным частным направлениям; вот почему эта сферическая форма "Глаза Мира" существует во всех традициях — это то, что представляет собою «глобальный» ансамбль в его первичном и «эмбриональном» состоянии всех тех возможностей, которые будут развертываться в ходе цикла проявления.[55] Впрочем, уместно заметить, что это первое состояние, относящееся к нашему миру, принадлежит, собственно говоря, области тонкого проявления, поскольку оно с необходимостью предшествует грубому проявлению и есть как бы его непосредственный принцип; и именно поэтому, в действительности, совершенная сферическая форма или форма круга, которая ей соответствует в геометрической плоскости (как сечение сферы плоскостью по какому-то направлению) нигде не бывает реализована в телесном мире.[56]

Напротив, куб — это наиболее «устоявшаяся», если так можно выразиться, из всех форма, то есть соответствующая максимуму «спецификации»; эта форма среди телесных стихий соотносится с Землей, так как она конституирует "окончательный и финальный элемент" проявления в этом телесном состоянии;[57] и, таким образом, она соответствует также концу цикла проявления, тому, что мы называем «остановкой» циклического движения. Это в некотором роде исключительно «твердая» форма,[58] она символизирует «стабильность», так как предполагает остановку всего движения; впрочем, это очевидно, что куб, покоящийся на одной из своих сторон, действительно есть тело, равновесие которого обладает максимумом стабильности. Важно отметить, что эта стабильность, в терминах нисходящего движения, не есть и не может быть ничем другим, кроме как только чистой и простой неподвижностью, самый близкий образ которого в телесном мире предоставляет нам минерал; эта неподвижность, если бы она могла быть реализована полностью, была бы, собственно говоря, на самой низшей точке перевернутым отображением того, что на самой высокой точке представляет собою изначальная неизменность. Так понятая неподвижность или стабильность, представленная кубом, соотносится, следовательно, с субстанциальным полюсом проявления, так же, как неизменность, в которой заключены все возможности «глобального» состояния, представленного сферой, относится к его сущностному полюсу.[59] Теперь мы отметим, что стороны куба можно рассматривать соответственно как ориентированные попарно по трем измерениям пространства, то есть как параллельные трем плоскостям, определенными осями, образующими систему координат, с которой соотнесено это пространство и которая позволяет его «измерить», то есть действительно его реализовать в его полноте; поскольку, как мы объяснили в другом месте, три оси, образующие крест трех измерений, должны рассматриваться как проводимые исходя из центра сферы, бесконечное расширение которой заполняет целиком все пространство (и три плоскости, определяемые этими осями, также необходимым образом проходят через этот центр, который является «началом» всей системы координат), то здесь устанавливается отношение, существующее между этими двумя крайними формами, сферой и кубом, отношение, в котором то, что было внутренним и центральным в сфере, оказывается в некотором роде «перевернутым», чтобы образовать поверхность или внешнюю сторону куба.[60]

Куб к тому же представляет Землю во всех традиционных значениях этого слова, то есть не только землю, как телесную стихию, о чем мы только что говорили, но также и принцип гораздо более универсального порядка, принцип, который в дальневосточной традиции обозначается как Ti (Земля) в соотнесении с Tien (Небом): сферические или круглые формы соответствуют Небу, а кубические и квадратные — Земле; так как эти два взаимодополнительные понятия эквивалентны в индуистском учении Пуруше и Пракрити, то есть это лишь другое выражение сущности и субстанции, понятых в универсальном смысле, то здесь еще раз мы приходим точно к тому же заключению, что и раньше; очевидно, что как сами понятия сущности и субстанции, так один и тот же символизм всегда может прилагаться к различным уровням, то есть как к принципам особенного состояния существования, так и к принципам всего ансамбля универсального проявления. Вместе с геометрическими формами с Небом и Землей соотносятся также и инструменты, которые соответственно служат их изображению, то есть компас и угольник, равно как в дальневосточной традиции, так и в западных традициях посвящения;[61] соответствия этим формам, естественно, встречаются, в различных случаях, во многих ритуальных символических приложениях.[62]

Другим случаем, где очевидно отношение этих геометрических форм, является символизм "Земного рая" и "Небесного Иерусалима", о котором мы уже имели случай говорить;[63] этот случай особенно важен с той точки зрения, на которой мы сейчас находимся, потому что речь здесь идет как раз о двух пределах годичного цикла. При этом форма "Земного рая", соответствующая началу цикла, круговая, тогда как форма "Небесного Иерусалима", соответствующая его концу, квадратная;[64] круговая ограда "Земного рая" есть не что иное, как горизонтальный срез "Мирового Яйца", то есть универсальной и первоначальной сферической формы.[65] Можно сказать, что сам круг окончательно превращается в квадрат, потому что два конца должны соединиться или, скорее (цикл никогда реально не завершен, что предполагало бы, в противном случае, невозможность повторения), в точности соответствовать друг другу; само присутствие "Древа Жизни" в центре в обоих случаях как раз указывает на то, что речь идет, в действительности, о двух состояниях одной и той же вещи; квадрат здесь изображает исполнение возможностей цикла, которые заключались в зародыше в "органической ограде" вначале и которые таким образом стабилизировались и были зафиксированы в некотором смысле в окончательное состояние по крайней мере по отношению к самому этому циклу. Этот окончательный результат может быть также представлен как «кристаллизация», что всегда отвечает кубической форме (или квадратной в его плоскостном сечении); тогда мы имеем «город» с минеральным символизмом, тогда как вначале был «сад» с растительным символизмом; растительность представляет собою вырабатывание семян в сфере витальной ассимиляции.[66] Напомним то, что мы выше сказали о неподвижности минерала как образе конца, к которому стремится «отвердение» мира; но уместно добавить, что здесь речь идет о минерале уже «преображенном» или «сублимированном», так как в описании "Небесного Иерусалима" фигурируют драгоценные камни; вот почему фиксация реально оказывается окончательной лишь для актуального цикла, и по ту сторону «остановки» тот же самый "Небесный Иерусалим" должен становиться, в силу цепи причин, которая не допускает никакой действительной прерывности, "Земным раем" будущего цикла, его начало и конец предшествующего цикла представляют собою, собственно говоря, один и тот же момент, видимый с противоположных сторон.[67]

Так же верно, что если рассматривать только актуальный цикл, то в конце концов настанет момент, когда "колесо перестанет вращаться", и здесь, как и всегда, символизм в совершенстве соответствует действительности: на самом деле, колесо ведь фигура круговая, и если оно деформируется таким образом, что становится в результате квадратным, то очевидно, что оно может тогда лишь остановиться. Вот почему момент, о котором идет речь, обнаруживается как "конец времени"; и именно тогда, согласно индуистской традиции, одновременно засияют "двенадцать Солнц", так как время в действительности измеряется прохождением Солнца через двенадцать знаков Зодиака, образующих годовой цикл, и раз вращение будет остановлено, то двенадцать соответствующих аспектов сплавятся, так сказать, в один, вступая, таким образом, в сущностное и первоначальное единство их общей природы, поскольку отличаются они только в своем циклическом проявлении, которое тогда будет закончено.[68] С другой стороны, замена круга эквивалентным квадратом[69] есть то, что обозначается как "квадратура круга"; те, кто заявляет, что эта проблема неразрешима, хотя они вообще игнорируют символическое значение, фактически тогда оказываются правы, поскольку эта «квадратура», понятая в своем истинном смысле, может быть реализована только в самом конце цикла.[70]

Из всего этого следует, что «отвердение» мира представляется в некотором роде в двух смыслах: рассматриваемое само по себе в ходе цикла как следствие движения, нисходящего к количеству и «материальности», оно, очевидно, имеет «неблагоприятное» и даже «зловещее» значение, противоположное духовности; но с другой стороны, оно не менее необходимо для подготовки, хотя можно сказать, «негативным» способом, окончательной фиксации результатов цикла в форме "Небесного Иерусалима", где эти результаты тотчас же станут семенами возможностей будущего цикла. Однако, само собою разумеется, что в самой этой окончательной фиксации и для того, чтобы она поистине была восстановлением "первоначального состояния", необходимо непосредственное вмешательство трансцендентного принципа, без чего ничто не может быть спасено, и «космос» просто-напросто испарился бы в «хаосе»; именно это вмешательство производит конечное «возвращение», уже изображаемое «трансмутацией» минералов в "Небесном Иерусалиме" и затем ведущее к новому появлению "Земного рая" в видимом мире, где отныне будут "и новые небеса, и новая земля", потому что это будет начало другой Манвантары и существования другого человечества.


Примечания:



5

Отметим, что первый смысл слова «улэ» относится к вегетативному принципу; здесь есть намек на «корень» (на санскрите muk, термин, применяемый к Пракрити), начиная с которого развертывается проявление; здесь можно также увидеть некоторое отношение к тому, что индуистская традиция говорит об «асурической» природе растительного, которое, действительно, погружает свои корни в то, что образует темное основание нашего мира; субстанция, в некотором роде, есть темный полюс существования, что далее будет видно еще лучше.



6

Чистое понятие числа есть, по существу, понятие целого числа. Очевидно, что последовательность целых чисел составляет прерывную серию; всякое расширение, которое получило это понятие, давшее место рассмотрению дробных и несоизмеримых чисел, является настоящим искажением; на самом деле это были лишь усилия, направленные на то, чтобы, насколько это возможно, сократить интервалы нумерической прерывности, чтобы сделать менее несовершенным ее применение к измерению непрерывных величин.



7

Это также согласуется с изначальным смыслом слова «улэ», о котором мы говорили выше; растение, можно сказать, является «матерью» по отношению к фрукту, который на нем вырастает и который оно кормит своей субстанцией, но который развивается и созревает лишь под животворящим влиянием солнца, являющееся здесь чем-то вроде «отца»; и следовательно, сам фрукт символически ассимилируется с солнцем по «единосущности». если можно так сказать, как это можно видеть в том случае, о котором мы говорили относительно символизма Adityas (Адитья) и других различных сходных с этим понятий.



54

См. "Символизм креста", гл. VI и XX.



55

Та же самая форма находится в начале эмбрионального существования каждого индивида, включенного в это циклическое развитие, ведь индивидуальный эмбрион (pinda) — это микроскопический аналог того, чем "Глаз Мира" (Brahmanda) является в макроскопическом порядке.



56

В качестве примера здесь можно привести движение небесных тел, не являющееся строго круговым, но эллиптическим; эллипс и гипербола конституируется как первая «спецификация» круга через удвоение центра на два полюса или «фокуса», по одному определенному диаметру, который тогда играет особую «осевую» роль в то же время, как остальные диаметры различаются друг от друга по своей длине. Добавим, кстати, по этому поводу, что планеты описывают эллипсы, в которых солнце занимает один из центров, можно было бы спросить, а чему соответствует другой центр; так как там нет ничего телесного, то там должно быть нечто, что может соответствовать лишь тонкому порядку; но здесь не место далее исследовать этот вопрос, который находится совершенно вне предмета нашего изучения.



57

См. Fabre d'Olivet, "La Langue hebraique restituee".



58

He земля как стихия просто и в чистом виде уподобляется твердому состоянию, как это некоторые ошибочно полагают; она является скорее самим принципом «твердого».



59

Вот почему сферическая форма, согласно исламской традиции, относится к «Духу» (Er-Ruh) или к первичному Свету.



60

В геометрии на плоскости это проявляется как сходные отношения при рассмотрении сторон квадрата как параллелей двух перпендикулярных диаметров круга, символизм этого отношения прямо связан с герметической традицией, обозначаемой как "квадратура круга", о которой мы далее скажем несколько слов.



61

В некоторых символических изображениях компас и угольник держат в руках соответственно Фуси и его сестра Нюйва, а в алхимических изображениях Базиля Валентина они помещены в руках мужской и женской половины Ребиса или герметического Андрогина; из этого видно, что Фуси и Нюйва в определенном роде аналогичны по своей роли соответственно мужскому сущностному и женскому субстанциальному принципам проявлениям.



62

Так, например, ритуальные одежды древних правителей в Китае должны были быть круглыми вверху и квадратными внизу; тогда правитель представлял собою образец Человека (Жень) в его космической роли, то есть третий член "Великой Триады", осуществляющий функцию посредника между Небом и Землей и в себе соединяющий силы и того и другого.



63

См."Царь мира", сс. 128–130, а также "Символизм креста", гл. 9.



64

Если еще ближе рассмотреть соответствие, о котором мы только что говорили, то может показаться, что здесь есть инверсия в употреблении слов «небесное» и «земное», и действительно, оно здесь подходит лишь в одном определенном отношении: в начале цикла этот мир не был таким, каким он является в настоящее время, и "Земной рай" образовывал тогда видимым образом проявленную прямую проекцию собственно небесной и изначальной формы (он был в некотором роде расположен на границе между небом и землей, потому что сказано, что он соприкасался со сферой Луны, то есть с "первым небом"); в конце "Небесный Иерусалим" спускается с "неба на землю", и только в конце этого спуска он появляется в форме квадрата, потому что тогда движение цикла оказывается остановленным.



65

Следует заметить, что этот круг разделен крестом, образованным четырьмя потоками, исходящими из центра, в точности воспроизводя фигуру, о которой мы говорили в связи с отношением между кругом и квадратом.



66

"Эзотеризм Данте", сс. 91–92.



67

Этот момент представляется также как "переворачивание полюсов" или как день, "когда звезды взойдут на Западе и будут заходить на Востоке", так как движение вращения в зависимости от того, с какой стороны на него смотреть, кажется осуществляющимся в двух противоположных направлениях, хотя в реальности это всегда одно и то же продолжающееся движение, но с другой точки зрения, соответствующей ходу нового цикла.



68

См. "Царь мира", с. 48: Двенадцать знаков Зодиака, вместо того, чтобы располагаться по кругу, становятся двенадцатью воротами "Небесного Иерусалима", расположенными по три с каждой стороны квадрата, а "Двенадцать Солнц" появляются в центре «города» как двенадцать плодов "Древа Жизни".



69

То есть той же площади, если смотреть с количественной точки зрения но это совершенно внешнее выражение того, о чем в действительности идет речь.



70

То есть той же площади, если смотреть с количественной точки зрения но это совершенно внешнее выражение того, о чем в действительности идет речь.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх