Глава 32. НЕОСПИРИТУАЛИЗМ

Мы только что говорили о тех, кто, желая выступить против современного беспорядка, но не имея достаточных познаний для того, чтобы это сделать действенным образом, оказывается некоторым образом «нейтрализованным» и направленным по тупиковым путям; но наряду с ними есть еще и такие, которых слишком легко подтолкнуть еще дальше по той дороге, которая ведет к разрушению. При настоящем состоянии вещей чаще всего принимается предлог "битвы с материализмом", и разумеется, большинство этому искренне верит; тогда как другие, если они хотят действовать в этом направлении, просто приходят к банальностям туманной «спиритуалистской» философии, не имеющей никакого реального значения, но, по крайней мере, почти безопасной, — эти ориентированы на область чистых психических иллюзий, что гораздо более опасно. Действительно, тогда как первые все более или менее заражены помимо их воли современным духом, но при этом не настолько глубоко, чтобы быть совершенно ослепленными, то те, о которых сейчас идет речь, им проникнуты совершенно и, в основном, даже почитают за славу быть «современными»; единственное, что их отталкивает среди различных проявлений этого духа, это материализм, и они так загипнотизированы этой единственной идеей, что даже не видят, что очень многие вещи, такие, как наука и промышленность, которыми они восхищаются, непосредственно зависят, по своему происхождению и по самой природе, от того самого материализма, который вызывает у них ужас. И тогда легко понять, почему такая установка теперь должна поощряться и распространяться: они являются ее лучшими бессознательными помощниками, которых только можно найти во второй фазе для антитрадиционного действия; материализм почти закончил играть свою роль, и именно они будут распространять в мире то, что за ним последует; и их даже будут использовать для активной помощи при открытии «трещин», о которых мы выше говорили, так как в этой области речь уже идет не только об «идеях» или каких-то теориях, но одновременно и о «практике», которая ставит их в прямое отношение с тонкими силами самого низшего порядка; впрочем, они предаются этому тем более охотно, что находятся в полнейшей иллюзии относительно подлинной природы этих сил и доходят даже до того, что придают им «духовный» характер.

Мы это вообще назвали «неоспиритуализмом», чтобы отличить от простого философского «спиритуализма»; мы могли бы здесь ограничиться лишь его упоминанием, поскольку уже посвятили специальные исследования двум из его наиболее распространенных форм;[130] но он представляет собою слишком важный элемент среди особо характерных для современной эпохи, чтобы мы могли не напомнить о нем здесь, по крайней мере, в главных чертах, опуская, впрочем, на время аспект «псевдопосвящения», свойственный большинству связанных с этим школ (за исключением, однако, спиритических школ, открыто профанных, что, впрочем, вызвано их крайней "популяризацией"), так как мы специально вернемся к этому несколько позже. Прежде всего следует отметить, что речь здесь вовсе не идет об однородном ансамбле, но о чем-то, имеющим множество различных форм, хотя все это обладает всегда достаточно общими чертами, чтобы было законно объединить это под одним наименованием; но самым любопытным является то, что все группы, школы и «движения» такого рода постоянно конкурируют и даже воюют друг с другом до такой степени, что трудно найти где-нибудь в другом месте, разве что среди политических «партий», ненависть столь же неистовую, как та, которая существует между их сторонниками, тогда как по странной иронии все эти люди, тем не менее, обладают манией проповедовать «братство» по любому поводу и без всякого повода! Поистине в этом есть что-то «хаотическое», что может производить впечатление доведенного до предела беспорядка даже на поверхностного наблюдателя; фактически, это есть знак того, что этот «неоспиритуализм» представляет собою этап, уже достаточно далеко продвинувшийся по пути распада.

С другой стороны, «неоспиритуализм», вопреки отвращению, выказываемому им по отношению к материализму, сходен с ним, однако, больше, чем одной только стороной, так что достаточно справедливо можно использовать по отношению к нему выражение "преобразованный материализм", то есть, по сути, распространенный за пределы телесного мира; особенно четко это видно на его грубых представлениях тонкого и так называемого «духовного» мира, о чем мы уже выше упоминали, которые есть не что иное, как образы, заимствованные из телесной сферы. Тем, что можно называть его «сайентистской» стороной, этот самый «неоспиритуализм» также придерживается предшествующих этапов; и это мы уже отмечали, говоря о влиянии, осуществляемом на эти различные школы научной «мифологией» с момента их рождения; уместно совершенно особо отметить также ту важную роль, которую в их концепции играют, самым всеобщим образом и без всякого исключения, «прогрессистские» и «эволюционистские» идеи, являющиеся одними из наиболее типичных отметок современной ментальности и которых одних только было бы достаточно для характеристики этих концепций как одного из самых бесспорных продуктов этой ментальности. Добавим, что те самые из этих школ, которые стараются придать себе «архаический» вид, по-своему используя фрагменты плохо понятых и деформированных традиционных идей или одевая, в случае необходимости, современные идеи словами, заимствованными из какой-нибудь восточной или западной формы (все это, скажем по ходу дела, находится в полном противоречии с их верой в «прогресс» и в "эволюцию"), постоянно заняты согласованием этих древних или предполагаемых древними идей с теориями современной науки; эта работа, впрочем, без конца переделывается по мере того, как эти теории меняются, но надо сказать, что те, кто этим занят, имеют перед собой упрощенную работу, поскольку они почти всегда придерживаются того, что можно найти в «популярных» произведениях.

Кроме того, «неоспиритуализм» своей, согласно нашей квалификации, «практической» стороной также очень соответствует «экспериментальным» тенденциям современной ментальности; и именно этим ему мало-помалу удается осуществить заметное влияние на саму науку и проникать туда посредством того, что называется «метафизикой». Несомненно, феномены, к которым она имеет отношение, сами по себе заслуживают исследования, так же, как и феномены телесного порядка; но возражения вызывает тот способ, которым она думает их изучать, применяя к ним точку зрения профанной науки; физики (которые упорствуют в использовании своих количественных методов, вплоть до желания "взвесить душу") и даже «психологи» в официальном смысле этого слова, разумеется, настолько плохо подготовлены к изучению явлений такого рода, насколько возможно, и по этой самой причине более, чем кто-либо иной, подвержены всевозможным иллюзиям.[131] К этому можно добавить, что, в действительности, «метафизические» исследования почти никогда не бывают независимыми от поддержки со стороны «неоспиритуалистов» и, в особенности, спиритов, что, в конечном счете, свидетельствует об их намерении заставить служить своей «пропаганде»; но, может быть, самым серьезным в этом отношении является то, что экспериментаторы оказываются в таких условиях, что они вынуждены прибегать к помощи спиритов — «медиумов», то есть индивидов, предвзятые идеи которых значительно изменяют рассматриваемые феномены и придают им, можно сказать, особую «окраску», и которые, к тому же, с особой заботой (поскольку существуют даже "школы медиумов") обрабатываются для того, чтобы служить инструментом и пассивной «поддержкой» определенных влияний, принадлежащих ко «дну» тонкого мира, влияний, которые они повсюду вместе с собою «перемещают» и не преминут опасно заразить ими всех тех, ученых и всяких других, кто вступает с ними в контакт и кто в силу своего незнания о том, что содержится в глубине всего этого, не способен защищаться от этого. Мы не будем больше останавливаться на этом, потому что уже в другом месте достаточно все это объяснили; мы можем отослать к этим разъяснениям всех тех, кто хотел бы узнать об этом подробнее; но, поскольку это совершенно особым образом характерно для современной эпохи, мы хотим подчеркнуть странность роли «медиумов» и предполагаемого необходимого их присутствия для произведения феноменов, относящихся к тонкому миру; почему в прошлом ничего подобного не существовало, что вовсе не мешало силам этого порядка спонтанно проявляться, смотря по обстоятельствам, совершенно в других размерах, чем это они осуществляют в спиритических или «метапсихических» сеансах (и довольно часто в необитаемых домах или в пустынных местах, что исключает гипотезу, слишком удобную, присутствия бессознательного «медиума» этих способностей)? Можно спросить себя, не изменилось ли в действительности что-либо со времени появления спиритизма в самом способе, которым тонкий мир действует в ходе своих «интерференции» в телесный мир, и не является ли это, по существу, лишь еще одним новым примером изменений среды, которые мы уже рассматривали, касаясь результатов материализма; но, во всяком случае, можно с уверенностью сказать, что в этом есть нечто, в совершенстве отвечающее требованиям «контроля», осуществляемого над этими низшими психическими влияниями, «пагубными» по своей сути, чтобы их можно было бы использовать более непосредственно для каких-то определенных целей согласно с предустановленным «планом» разрушительной работы, для которой они теперь в нашем мире и "спущены с цепи".


Примечания:



1

Этими словами довольно неудачно переводят греческие термины «эйдос» и «улэ», которые использует в том же смысле Аристотель и к которым мы вскоре вернемся.



13

См. "Символизм креста", гл. IV.



130

"Спиритическая ошибка" и "Теософизм, история одной псевдорелигии".



131

Мы имеем в виду не только ту большую или меньшую часть сознательно и бессознательно совершаемого обмана, но также и иллюзии относительно природы тех сил, которые включаются в реальное создание феноменов, называемых «метафизическими».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх