Глава 38. ОТ АНТИТРАДИЦИИ К КОНТРТРАДИЦИИ

То, о чем мы только что говорили, как и все, по существу принадлежащее к современному миру, имеет характер глубоко антитрадиционный; но в одном смысле оно идет еще дальше, чем «антитрадиция», понимаемая как простое отрицание, и стремится к сознанию того, что можно было бы более точно назвать «контртрадицией». Здесь есть различие, сходное с тем, которое мы ранее сделали между отклонением и извращением, и которое также соответствует тем же двум фазам антитрадиционного действия, рассмотренного в целом: «антитрадиция» самым полным образом выражается в материализме, который можно было бы назвать «интегральным», таким, как он господствовал в конце прошлого века; что касается «контртрадиции», то мы еще видим только предвещающие ее знамения, образуемые всеми теми вещами, которые нацелены тем или иным образом на подделку самой традиционной идеи. Мы можем сразу же прибавить, что, так же, как тенденция к «отвердению», выражаемая «антитрадицией», не могла достичь своего последнего предела, который был бы поистине вне и ниже всякого возможного существования, можно предвидеть, что тенденция к растворению, находящая, в свою очередь, выражение в «контртрадиции», тем более этого не сможет; сами условия проявления, поскольку цикл еще полностью не завершен, требуют, очевидно, чтобы так было; и что касается самого конца этого цикла, то он предполагает «восстановление», при помощи которого эти «пагубные» тенденции будут «превращены» в окончательно «благотворный» результат, как мы уже выше объясняли. К тому же, все пророчества (разумеется, здесь мы берем это слово в его истинном смысле) указывают, что видимый триумф «контртрадиции» будет только временным и что в тот самый момент, когда он покажется наиболее полным, она будет разрушена действием духовных влияний, которые тогда станут вторгаться, чтобы непосредственно приготовить окончательное "восстановление";[159] действительно, понадобится не менее, чем такое прямое вмешательство, чтобы в желаемый момент положить конец наиболее сомнительной и поистине самой «сатанинской» из всех возможностей, заключающихся в циклическом проявлении; но не забегая более вперед, исследуем более точно, что же собою на самом деле представляет эта "контртрадиция"?

Для этого мы еще раз должны обратиться к роли «контринициации»: действительно, это именно она, как очевидно, после постоянно проводимой в тени работы ради того, чтобы вдохновить и управлять невидимо всеми современными «движениями», достигнет в конечном счете «экстериоризации», если можно так выразиться, чего-то такого, что будет как бы противоположностью подлинной традиции настолько полно и точно, насколько это позволяют ограничения, с необходимостью предъявляемые всякой возможной подделке. Поскольку посвящение, как мы уже говорили, есть то, что действительно представляет дух традиции, постольку «контринициация» будет играть сходную с «контртрадицией» роль; но, разумеется, было бы совершенно неточно и ошибочно говорить здесь о духе, потому что речь идет как раз о том, в чем дух совершенно отсутствует, о том, что было бы ему даже противоположно, если бы дух, по существу, не был по ту сторону всех оппозиций, и что, во всяком случае, претендует на оппозицию ему, во всем подражая ему, наподобие той перевернутой тени, о которой мы уже много раз говорили; вот почему, как бы далеко ни зашло это подражание, «контртрадиция» никогда не может быть ничем иным, кроме пародии, и она будет только лишь наиболее обширной и доведенной до предела из всех пародий, так что мы до сих пор видели, при всей лживости современного мира, лишь ее частные «опыты» и «прообразы», весьма бледные по сравнению с тем, что готовится в будущем, которое некоторые люди полагают близким, чему стремится дать достаточное основание растущая скорость современных событий. Однако, само собою разумеется, что у нас вовсе нет намерения постараться определить более или менее точные даты, по образцу любителей так называемых «пророчеств»; даже если бы это и стало возможным через знание точной длительности циклических периодов (хотя в таком случае главная трудность в определении реальной отправной точки, которую надо принять для осуществления подсчета, всегда сохраняется), не следовало бы в этом отношении ослаблять величайшую осмотрительность по причинам, как раз противоположным тем, которые движут сознательными или бессознательными распространителями искаженных предсказаний, то есть чтобы избежать риска внести еще больший беспорядок и беспокойство, которое как раз и царят в современном мире.

Как бы то ни было, но то, что способствует доведению до этой точки, а именно «контринициация» — и это надо особо отметить — не может приравниваться к чисто человеческому изобретению, которое ничем бы не отличалось по своей природе от простой «псевдоинициации»; на самом деле, она ее весьма превосходит, и чтобы действительно ею стать, необходимо, чтобы каким-то образом при самом своем происхождении она следовала из того же единого истока, с которым связано всякое посвящение и вообще все то, что проявляет «нечеловеческий» элемент в нашем мире; но она следует из него через вырождение, доходящее до своего предела, то есть до того «переворачивания», которое составляет, собственно говоря, «сатанизм». Такое вырождение, очевидно, является гораздо более глубоким, чем вырождение традиции, просто отклоняющейся в какой-то мере или даже обломанной и сведенной к своей низшей части; здесь есть даже нечто большее, чем в случае тех по-настоящему мертвых и полностью оставленных духом традиций, «остатки» которых «контртрадиция» может использовать ради своих целей, как это мы уже объясняли. Это логически ведет к мысли, что вырождение надо начинать искать в гораздо более далеком прошлом; и сколь ни был бы темен этот вопрос об истоках, с достаточным правдоподобием можно предположить, что он связан с извращением какой-то из древних цивилизаций, принадлежащих к тому или иному из исчезнувших континентов, исчезнувших во время катаклизмов, происшедших в ходе настоящей Манвантары.[160] Во всяком случае, едва ли надо повторять, что как только дух отступил, никоим образом нельзя больше говорить о посвящении; действительно, представители «контринициации» являются столь же тотально и неисцелимо, как и простые профаны, несведущими в существе дела, то есть игнорирующими любую духовную и метафизическую истину, которая вплоть до своих самых элементарных принципов, стала для них абсолютно чуждой с тех пор, как "небо закрылось" для них.[161] Не будучи способной вести людей к «сверхчеловеческим» состояниям, таким, как посвящение, и ограничивать себя, тем не менее, одной лишь человеческой областью, «контринициация» неизбежно ведет их к «инфрачеловеческому», и как раз в этом заключается то, что оставляет за ней эффективную власть; слишком легко понять, что это нечто совершенно иное, чем комедия «псевдоинициации». В исламском эзотеризме говорится, что тот, кто предстает перед некоей «дверью», не достигнув ее нормальным и законным путем, видит эту дверь перед собою закрывающейся, и обязан вернуться назад, но при этом не как простой профан, что отныне невозможно, но как захир (saher, колдун или маг, действующий в области тонких способностей низшего порядка);[162] мы не смогли бы дать более четкого выражения того, о чем идет речь: в этом заключается «инфернальный» путь, который претендует на то, чтобы противостоять «небесному» пути, и представляет собою внешнюю видимость такого противостояния, поскольку, в конце концов, оно может быть лишь иллюзорным; и как мы уже сказали выше по поводу ложной духовности, куда идут на погибель некоторые существа, вовлеченные в своего рода "реализацию наизнанку", этот путь может привести лишь к тотальной «дезинтеграции» сознательного бытия и его безвозвратного растворения.[163]

Естественно, что для того, чтобы подражание через обратное отражение было возможно более полным, можно создавать центры, с которыми будут связаны организации, способствующие процветанию «контринициации», центры, исключительно «психические», разумеется, по используемым и передаваемым ими влияниям, а вовсе не духовные, как в случае посвящения и истинной традиции, но которые могут, тем не менее, по той причине, о которой только что шла речь, принимать до некоторой степени ее внешнюю видимость, что создает иллюзию "духовности наизнанку". Однако не следует удивляться тому, что сами эти центры, а не только некоторые более или менее прямо им подчиненные организации, могут во многих случаях находиться в борьбе друг с другом, так как область, в которой они располагаются, являясь ближайшей к «хаотическому» растворению, есть та сфера, где дается полная воля всем противоположностям, если они не согласованы и не гармонизованы управляющей деятельностью высшего принципа, который здесь с необходимостью отсутствует. В том, что касается проявлений центров или того, что от них исходит, то отсюда часто следует впечатление смешения и несогласования, которое, разумеется, не иллюзорно, и которое является даже характерной «отметкой» подобных вещей; они согласуются между собой лишь негативно, если можно так сказать, для борьбы против истинных духовных центров в той мере, в какой они оказываются на уровне, который позволяет такую борьбу развязывать, то есть только для того, что относится к области, не превосходящей границы нашего индивидуального состояния.[164] Но именно здесь проявляется то, что можно было бы назвать поистине "глупостью дьявола": представители «контринициации», действуя таким образом, питают иллюзию противостояния самому духу, которому в реальности ничего не может противостоять; но в то же время, независимо от них и без их ведома, они ему фактически подчинены и никогда не могут перестать подчиняться, как и все то, что существует, пусть бессознательно и непроизвольно, покоряется божественной воле, от которой ничто не может уклониться. Они, следовательно, также используются в конечном счете, хотя и помимо воли и хотя они могут думать даже совершенно обратное, для реализации "божественного плана в человеческой сфере";[165] они играют в нем, как и все другие существа, ту роль, которая соответствует их собственной природе, но вместо того, чтобы действительно осознавать свою роль, как это делают истинные посвященные, они осознают только негативную и извращенную ее сторону; таким образом, они сами себя одурачивают и делают это способом, гораздо наихудшим для них, чем простое невежество профанов, потому что вместо того, чтобы позволить им остаться в некотором роде на одном месте, этот способ в результате отбрасывает их все дальше от главного центра, вплоть до того, что они окончательно впадают во "тьму внешнюю". Но если все это рассматривать не по отношению к самим этим существам, а по отношению к ансамблю всего мира, то следует сказать, что, так же точно, как и все другие, они занимают с необходимостью свое место в качестве элементов ансамбля — как бы "провиденциальных инструментов", выражаясь теологическим языком, — хода этого мира в его цикле проявления, так как всякий частичный беспорядок, даже когда он проявляет себя как беспорядок по своему существу, с не меньшей необходимостью должен содействовать всеобщему порядку.

Эти некоторые размышления должны помочь понять, как возможно установление некоей «контртрадиции», а также почему она будет всегда и неизбежно только лишь нестабильной и почти эфемерной, что на самом деле не мешает ей быть самой по себе, как мы уже говорили выше, самой грозной из всех возможностей. Надо понять также, что такова цель, которую ставит себе реально «контринициация», и что она ее преследует постоянно по всему ходу своей деятельности, и что негативная «антитрадиция» представляет собою только лишь обязательную подготовку; после этого нам осталось еще немного рассмотреть то, что сегодня можно предвидеть, следуя различным согласующимся признакам, те модальности, в которых сможет реализоваться эта "контртрадиция".


Примечания:



1

Этими словами довольно неудачно переводят греческие термины «эйдос» и «улэ», которые использует в том же смысле Аристотель и к которым мы вскоре вернемся.



15

На арабском слово hindesah, первое значение которого это «мера», служит для обозначения одновременно и геометрии и архитектуры, которая по отношению к геометрии является результатом ее приложения.



16

А. Кумарасвами напомнил нам о любопытном символическом рисунке Вильяма Блейка, представляющего "Древнего Днями" в солнечном шаре, откуда он протягивает компас, который он держит в руке, что является как бы иллюстрацией к словам Ригведы (VIII, 25, 18): "Своим лучом он измерил (или определил) границы Неба и Земли" (среди символов некоторых степеней масонства также находится компас, обрамленный лучами солнца). Здесь явным образом речь идет об изображении того аспекта Принципа, который западные посвященные называют "Великим Архитектором Вселенной", который в некоторых случаях становится также и "Великим Геометром Вселенной" и который тождественен Вишвакарме индуистской традиции, "Духу вселенского Строительства"; земные его представители, то есть те, кто «воплощает» каким-либо образом этот Дух в отношении к различным традиционным формам, являются те, кого мы выше и на том же основании назвали "Великими Архитекторами Востока и Запада".



159

К этому действительно приложила формула: "когда все покажется потерянным, все будет спасено", повторяемая в некотором роде машинальным способом достаточно большим числом «провидцев», каждый из которых, естественно, применяет ее к тому, что может понять, и главным образом, к событиям гораздо меньшей важности, и даже иногда совершенно вторичным и просто «локальным», в силу той «измельчающей» тенденции, которую мы уже обозначили в случае с историями о "Великом Монархе", который завершился тем, что в нем стали видеть будущего короля Франции; само собою разумеется, что истинные пророчества относятся к вещам, совершенно другого размаха.



160

Шестая глава «Бытия» могла бы, может быть, представить в символической форме, некоторые указания, относящиеся к этим отдаленным истокам «контринициации».



161

Можно применить здесь по аналогии также символизм "падения ангелов", поскольку то, о чем там идет речь, имеет действительно соответствие в человеческом порядке; кроме того, можно говорить в этом отношении о «сатанизме» в самом прямом и буквальном смысле слова.



162

Последняя степень «контринициационной» иерархии занята теми, кого называют "святыми Сатаны" (awliya esh-Shaytan), которые являются в некотором роде инверсией истинных святых (awliya ег-Rahman) и которые обнаруживают, таким образом, возможно наиболее полное выражение "духовности наизнанку" (см. "Символизм Креста", с. 186).



163

Это предельное завершение, разумеется, представляет собою на самом деле только лишь исключительный случай, а именно случай awliya esh-Shaytan; для тех, кто не столь далеко зашел по этому пути, речь идет только о безвыходном тупике, в котором он может оставаться неопределенно долгий цикл или «эон».



164

Эту область с точки зрения посвящения можно назвать "малыми Таинствами"; напротив, все то, что относится к "великим Таинствам", относясь по существу к «сверхчеловеческому» порядку, свободно тем самым от такого противостояния, поскольку это область, которая по своей собственной природе абсолютно недоступна для «контринициации» и ее представителей любых степеней.



165

Et-tadabirul-ilahiyah fi’l-mamlakatil-insaniyah. название трактата Мохиддина ибн Араби (Mohyiddin ibn Arabi).






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх