ПРИЛОЖЕНИЕ 8

ШУЦШТАФФЕЛЬ КАК АНТИБОЛЬШЕВИЦКАЯ БОЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

1936 год Центральное издательство НСДАП

Сегодня о большевизме говорят многое, и обычно бытует мнение, что большевизм — феномен, проявившийся лишь в нынешнюю, современную нам, эпоху. Иные даже полагают, будто большевизм — эта борьба организованной и возглавленной иудеями нелюди[598]  — является впервые возникшей и абсолютно новой для истории нашего мира проблемой.

Мы же, в противоположность подобным суждениям, считаем правильным следующее утверждение: до тех пор, пока существуют люди, борьба между человеком и недочеловеком будет оставаться историческим правилом, эта возглавляемая иудеями война против народов Земли, как бы далеко мы ни заглядывали в прошлое, является частью естественного процесса течения жизни на нашей планете. Можно спокойно прийти к убеждению, что эта борьба не на жизнь, а на смерть, является, пожалуй, точно таким же законом природы, как и борьба человека против какой-либо эпидемии, как борьба бацилл чумы против здорового организма.

Поэтому, для того, чтобы тактика иудейско-большевицкого противника стала для нас предельно ясной, необходимо, начиная с далекого прошлого и заканчивая нашим нынешним временем, изучить на нескольких наглядных и очевидных примерах методику этой борьбы.


«Праздник» Пурим.

Первый из этих исторических примеров радикального истребления арийского народа большевицко-еврейскими методами приводит нам Библия. Прочтите, раскрыв свои глаза пошире, эти страницы иудейской истории, на которых повествуется о том, как иудеи, рассеявшись среди персидского народа, осели «…во всех городах, во всех селениях и в престольном городе Сузы». Вы узнаете, как арийский персидский народ ясно осознал исходящую от этих иудеев опасность, и как воля к разрешению в Персии еврейского вопроса воплотилась в министре Амане. Далее Вы прочтете о том, как упоминаемый в Библии — этой агасферовой книге — самодержец Артаксеркс, попав в хитросплетение неслыханно утонченных интриг, сотканных обитавшими при его дворе иудеями, расторг брак со своей персидской супругой по имени Астинь, и узнаете, как иудеи, использующие в самых разных ситуациях своих юных соплеменниц, на этот раз обольстили самого царя, подсунув ему в жены иудейскую девку Есфирь.

Затем мы прочтем, как в условиях сложившихся к тому времени обстоятельств, вопреки воле неразрывно связанного с народом министра Амана, в котором жило расовое сознание, со всей иудейской изощренностью продолжает плестись паутина интриг, и в итоге верный своему народу и преданный государю министр отправляется на виселицу, обреченный на смерть своим же беспринципным монархом, которого поразил слепотой иудей Мардохей. — События, подобные этому позорному прецеденту, мы, увы, будем вынуждены констатировать в истории народов далеко не в последний раз… Тем временем, этот самый Мардохей, «сделавшись вторым по царе Артаксерксе», тут же, со свойственным любому проявлению большевизма хладнокровным, сухим и безпощадным расчетом, издает от царского имени свой собственный указ, на основании которого персы благородного происхождения и все мыслящие недобро об иудеях, проживающие во всех городах и селениях, в заранее определенный и указанный в письменной форме день должны быть поголовно истреблены иудеями, защищенными изданным от царского имени постановлением. Библия сообщает, что в то время было зверски вырезано 75000 персов… С целью придания делу общей завершенности и для того, чтобы увенчать описанные «подвиги», указ этого арийского царя содержал распоряжение сделать «14-й и 15-й дни месяца Адара» законными праздничными днями, и праздник под названием «Пурим», как «торжество по случаю величайшей победы иудеев», справляется ими и по сей день.

Само собой разумеется, что древний персидский народ так никогда больше и не смог оправиться от нанесенного ему удара. Полностью же прочувствовать всю трагедию пораженного в самое сердце и истребленного иудейским большевизмом народа Вы сможете, зная, что не только его высокое и чистое божественное учение Заратустры, но и его родной, передаваемый детям вместе с молоком матери язык, оказались преданными забвению. И лишь спустя более двух тысяч лет наши ученые в процессе трудоемкой научной работы смогли сделать перевод книг Заратустры с древнеперсидского языка на немецкий.

С тех пор путь большевизма всегда таков: в народе самым кровавым и зверским способом вырезают правящий верхний слой, а затем приводят народ в состояние государственного, экономического, культурного, умственного, психического и физического рабства. Уцелевшая часть народа, лишенная неисчислимыми смешениями крови своих собственных характерных ценностей, вырождается — и по истечении исторически короткой череды столетий от него остается в лучшем случае память о том, что такой народ некогда существовал…


Другие примеры.

Сколько подобных трагедий — уже свершившихся или еще незавершенных — имело место на этой земле, выяснить досконально мы не в силах. Мы можем во многих случаях лишь смутно ощущать, что наш всеобщий извечный враг — иудей — под той или иной личиной, или действуя через какие-либо созданные им структуры, ведет здесь игру своей замаранной в крови рукой. Мы наблюдаем за сменой эпох и видим, как под Каннштаттом и Верденом сверкает неутомимый меч палача[599]. Мы видим, как пылают сложенные для сожжения людей костры, на которых в процессе ведения «охоты на ведьм» десятками тысяч, не считаемые, превращались в пепел и золу истерзанные, разорванные после пыток на куски тела матерей и невест нашего народа. Перед нашим духовным оком предстают судилища инквизиции, сделавшие Испанию практически безлюдной, подобно тому, как Тридцатилетняя война оставила после себя от нашего процветающего 24-миллионного народа лишь четыре миллиона умирающих с голоду немцев.


Французская масонская революция.

А сейчас, перенесясь во времена т. н. новой истории, я, ради полноты изложения, коснусь здесь только одного известного метода террора, потрясшего всю Европу — французской революции, которая в своем якобинстве и, особенно в период т. н. «законов о подозрительных», явила собой совершенно законченный большевизм, систему организованного истребления светловолосых и голубоглазых, лучших сынов французского народа.

Во имя соблюдения истины следует непременно упомянуть о том, что французская революция со своим террором была исключительно революцией Ордена Франкмасонов, этой заслуживающей особого внимания, связанной с иудейством структуры. Масонство не только признало этот «славный» переворот делом своих рук, но по всему миру, в каждой масонской ложе, вплоть до отличавшихся сравнительной безобидностью германских лож, превозносила французскую революцию как свою победу и прославляло ее как освободительную акцию в масштабах всего человечества.


Русская революция.

Теперь я перехожу к русской революции. Свою задачу я вижу не в том, чтобы в очередной раз повторить и без того часто приводимые факты и перечислить всем известные даты, но в контексте разговора об этой революции самым важным я считаю указать на те методы, которыми она была осуществлена.

Все начинается с планомерной эксплуатации и продуманного использования социального недовольства обнищавшего народа России в целях революционной пропаганды. Некоторые из русских правителей, стремившиеся ликвидировать последствия крепостного строя, и, в частности, министр Столыпин, гибнут — прежде, чем они смогли бы во имя процветания России провести в жизнь свои реформы — от рук убийц, принадлежащих к иудейско-анархистскому лагерю. Всеми средствами, которые хоть как-нибудь могут пригодиться в игре, Россию заставляют ввязаться в войну против Германии. И здесь также здесь следует хотя бы одним словом указать на иудейскую и масонскую деятельность, направленную на разжигание Мировой войны.

Тем временем в истории большевицкой революции в России открывается очередная глава. Масонство именует текущие изменения переходом от «системы желтого знамени» к «системе красного знамени». В парламентской терминологии это означает, что власть переходит от буржуазно-демократических партий к умеренно социалистической партии, вроде тех, что у нас именуют социал-демократическими. В России же она носит название партии меньшевиков. Во главе ее стоит еврей Керенский — персонаж, рассказать о котором — значит привести по-школьному наглядный и прямо-таки классический пример арийского добродушия. Его еврейская мать — и я позволю себе включить сюда этот поучительный эпизод — была, вследствие своего участия в анархистских заговорах, приговорена к смертной казни, но, поскольку она была, что называется, в положении и собиралась стать матерью (матерью этого самого Керенского!), отец последнего царя милостиво дарует ей жизнь!

И — вот злая ирония судьбы! — этот Керенский, и появившийся-то, собственно, на свет благодаря арийскому добродушию, свергает с трона последнего царя, подготавливая тем самым базу для непосредственно большевицкого переворота.


Но в России на тот момент еще существует достаточно много сил сопротивления, и народ этой страны по-прежнему продолжают хладнокровно гнать на убой. В этот раз на заклание обрекают арийскую русскость[600]. Всячески приближают и способствуют наступлению окончательного всеобщего распада. И снова теперь происходит то, что на жаргоне масонов именуется сменой «систем», на этот раз уже последней — «система красного знамени» меняется на «систему черного знамени». В парламентских выражениях это следует понимать, как переход власти от умеренной социалистической партии к радикальной социалистической партии — в руки большевиков. Ничто не стоит больше у них на пути. Используя мощь государственной машины, иудеи самым радикальным образом осуществляют бойню всех противоборствующих им обладателей хорошей крови, и, глядя на это, остальные в страхе склоняются перед разверзшимся на их глазах ужасом. В этой ситуации весьма актуально выглядит выдержка из книги Есфирь, в которой сказано: «… и многие из персов сделались иудеями, потому что напал на них страх перед иудеями». И вот уже в работу пресловутой «системы черного знамени» включаются все те не-иудеи, кто, имея слабый характер, превзошел самих иудеев и записался к ним в прислужники, кто подался в доносчики и соглядатаи, кто сделался подручным иудейских палачей и принял участие в расправах над своими собственными соплеменниками…

Насколько эти методы истребления изощрены и доведены до полного совершенства, Вы, при желании, можете убедиться, взглянув на тактику ГПУ, которое, используя провокаторов, то и дело планомерно осуществляет организацию попыток восстания против собственного режима. Подобная тактика применяется для того, чтобы вновь и вновь выявлять тех, кто еще в силах принять участие в таком восстании, чтобы постоянно имелась возможность схватить каждого способного оказать сопротивление, чтобы уничтожать любого представителя этого истерзанного арийского народа[601] из числа тех, кто готов возглавить борьбу против большевиков и иудеев или тех, кто еще просто в состоянии об этом думать!

Если Вы внимательно присмотритесь к событиям русской революции, то сможете провести неисчислимое множество параллелей с германской революцией 1918 года. Существует только одно различие, и заключается оно именно в том, что Господь Бог смилостивился над нами, и благосклонная судьба, вовремя возведя здесь на пути иудейства надежную преграду, пробудила в народе силы сопротивления и в 1919 году призвала взяться за дело Адольфа Гитлера.

Рассмотрев, в общем и целом, эти примеры, зачастую являющиеся лишь едва ощутимыми намеками, сделанными, так сказать, от руки, эскизными зарисовками, Вы сами сможете дополнить мой рассказ. Вам наверняка удастся отовсюду собрать в качестве свидетельств безчисленное множество больших и малых фрагментов той кровавой картины, каковую представляет собой в истории народов этот самый большевизм.

Я полагаю маловероятным, что Вы сможете упрекнуть меня в предвзятости, и, взывая к столь сильно развитой у нас, германцев, арийской объективности, прошу Вас рассматривать не отдельно взятые детали и эпизоды, но проследить общую линию развития событий целиком и сделать вытекающий отсюда вывод: нам противостоит весьма изворотливый противник в лице иудея и недочеловека, повязанных между собой, что называется, не на жизнь, а на смерть своей совместной деятельностью в продуманно созданных ими теневых вспомогательных структурах и ведением умело организованной подрывной работы, использованием каждого удобного случая и любой подвернувшейся возможности — на паркете светского салона, в приемной государственного министра или монарха, подготовкой покушений и отравительством, планированием заказных убийств и обречением на голодную смерть целых народностей, оказавшихся неугодными, плетением интриг, клеветническими выпадами против отдельных лиц и политическими играми, сеющими рознь среди власть имущими персонами. Ведя против нас борьбу на улицах, точно так же, как и занимаясь бюрократическим крючкотворством, истребляя под корень крестьянское сословие, глумясь над религиозными чувствами и страстным стремлением к Богу, наш враг осознает лучше, чем мы, что никакого заключения мира в этой борьбе нет и быть не может, но есть лишь победители или побежденные, и что оказаться побежденным означает для народа конец его существования.

Но, как бы там ни было, Вы являетесь свидетелями того, что нашему противнику удалось начертать на своем кровавом знамени разрушения лишь незначительное для его безспорной победы количество имен истребленных и стертых им из людской памяти народов.

И, что бы ни случилось, все те представления о большевизме, полученные из некоторых наблюдений над ним в прошлом и настоящем, Вам уже никогда не удастся забыть и в будущем.


Наш народ.

Осознание величия нашего народа и понимание того, насколько возвышенным образом мышления он обладал, и какого совершенства достигало его право, для меня навсегда сформировалось из следующих фактов:


Германское право.

Древнее германское право препятствовало тому, чтобы кто-либо в одиночку, не будучи никем уполномоченным, самовольно посмел нарушить что-либо в том, что является самым святым для всякого человека — в сотворенной Богом природе. Вплоть до относительно поздних времен в тех местах, где селились германцы, запрещалось срубить хотя бы один дуб в окрестностях селения, если на то не было дано согласие остальных жителей поселка. А они позволяли произвести порубку деревьев только тому, кто давал обязательство посадить вместо одного срубленного три молодых деревца.


Божественный порядок.


Неотъемлемым фрагментом картины, дающей представление о правовых нормах наших пращуров, является их святое убеждение в том, что все, что бы ни существовало и ни существует в жизни на этой Земле, создано и одухотворено Богом. Исходя из этого, не имеющие о том никакого представления, злонамеренные и глупые люди сочиняли басни и распускали отвратительные сплетни о том, будто бы наши пращуры поклонялись неким идолам и деревьям. Нет! В соответствии с древнейшим знанием и дошедшим до них из незапамятных времен учением, они были убеждены в Божественной сути порядка, царящего на всей нашей Земле, во всем мире растений и животных.


Наделение животных правами.

Только ариец, только германец оказался способен приобщить существование животных, которое во многих иных странах нашей Земли не было регламентировано никакими законами, к совокупности своих правовых норм. Отголоски этого правопорядка мы встречаем вплоть до времен относительно позднего Средневековья — даже в тех случаях, когда ущерб, причиненный животными, был очевиден, как это случалось вследствие нашествий крыс или мышей, нам известны предания о том, что тот или иной муниципалитет не мог сразу приступить по собственному почину к их немедленному истреблению. Казалось бы, какие мелочи для человечества какие-то там крысы, но, тем не менее, в данном случае эти вредные животные рассматривалась, как существа, создание которых было утверждено божественным порядком, ведь и в самом деле — они как были, так и остаются Божьими тварями! Итак, прежде они представали перед судом, в котором маленьким грызунам предоставлялся в качестве защитника добропорядочный германец, и только после того, если в процессе судопроизводства было доказано, что крысы или мыши действительно нарушили порядок и гармонию на данном участке земли, могло быть вынесено решение о принятии мер, направленных на их уничтожение.

Вероятно, сегодня мы с иронией думаем об этих древних и несколько детских, на наш взгляд, представлениях. Но было бы гораздо лучше, если бы мы — непочтительные люди Нового и Новейшего времени — склонили бы свои головы перед глубиной и величием мировоззрения наших предков, перед накрепко укоренившейся в них верой в Бога и перед их почтением к порядку, учрежденному нашим Господом!


Находки предметов культурного наследия.

Я могу, с Вашего позволения, показать, в качестве примера, и другие картины. Занимаясь у нас в Германии сельскохозяйственными работами, мы в рыхлой почве возделываемых нами сегодня полей и пашен— то здесь, то там — обнаруживаем и без особого труда извлекаем на поверхность драгоценные изделия из меди, серебра и золота. Любуясь находками, мы должны признать, что нам, сегодняшним — столь много достигшим, с точки зрения технического развития, людям — вряд ли удастся хотя бы в отдаленной степени достичь того уровня кузнечного мастерства, с которым когда-то ковались эти изделия, по сей день поражающие нас своей непревзойденной классической красотой.


Почтение к предкам.

Когда нам случается оказаться возле громадных надгробных камней и могильных плит, то, рано или поздно, в одном из таких мест мы ловим себя на мысли о том, что народ, живший за долгие тысячи лет до нас, сооружал не жалкие места захоронения, подобные нашим кладбищам, которые вслед за несколькими поколениями людей, чьи останки истлевают в гробах, оказываются заброшенными и впоследствии сравниваются с землей… Находясь там, мы воочию видим, что наши пращуры воздвигли усопшим памятник на тысячелетия, подле которого мы в почтении стоим и поныне. И, вероятно, во многих из нас, стоящих сегодня у такого памятника, вновь просыпается мысль о том, что почтительное отношение к предкам является для народа источником его жизни, ибо каждый, кто чтит своих предков, пользуется верным критерием, давая оценку своему собственному величию и значимости своего пребывания на этой Земле.


Отвага и сила.

Я могу продемонстрировать и еще одну картину — произведения древнеримских историков, в которых они описывают, как в сфере влияния Рима впервые появились племена кимвров и тевтонов, каким невероятным величием веяло от них, какими необыкновенными были физическая сила и красота их тел, как неодолима была мощь безудержного наступательного порыва наших пращуров, которые опрокидывали и сокрушали одно римское войско за другим — вплоть до тех пор, пока их племена не пали жертвой ряда своих же собственных ошибок и не сошли с исторической арены, побежденные римской дисциплиной и отлаженным боевым порядком легионов.


Познания в астрономии.

А сейчас позвольте продемонстрировать Вам картину из мирной жизни. Если мы сегодня, рассматривая географическую карту, пометим на ней — одно за другим — те места, где в старину наши предки строили свои жилища, то выясняется, что нам следует отметить следующий совершенно очевидный факт: на получившейся схеме точек расположения этих селений соблюдается гармония точной карты звездного неба, что определенно указывает на обладание непостижимым и до сих пор непревзойденным знанием мироздания — знанием, основы которого заложили люди, жившие, вне всяких сомнений, в глубочайшем почитании той Божественной сущности, что создала все эти звезды и наше светило.


Древнейший плуг.

В качестве другого примера, продолжающего описание мирного быта наших предков, мне хотелось бы привести Вам плуг — древнейшее орудие труда нашего народа. Использование плуга, которым уже 5000 лет назад, и сегодня это подтверждено историками, пахали нашу землю, позволило неимоверно рационализировать порядок проведения сельскохозяйственных работ и значительно улучшить результаты труда.


Учитывая вышесказанное, мы в данном случае, в интересах соблюдения истины, можем себе позволить следующее возражение: не мы получили плуг от иных народов, а напротив — римляне заимствовали у наших германских пращуров его усовершенствованную, снабженную колесами, модификацию.


Письменность.

В качестве завершающей картины я могу наглядно продемонстрировать Вам руническую письменность — мать всех письменных знаков, употребляемых, пожалуй, большинством народов, со знанием дела созданную и применявшуюся ранними арийскими предками германского народа. У нас до сих пор еще осталось небольшое количество образцов высеченных на камнях и скалах надписей, дошедших до нас со времен седой старины, и уже по ним можно судить о распространенности рунического письма. В то же время, о других бесчисленных памятниках письменности мы можем утверждать только то, что король франков Карл Великий собирал их, а его иудаизированный[602] сын Людвиг Благочестивый, в союзе с невежественной церковью, предавал их, почти все без исключения, огню.


Скорбная история нашего народа.

Таков был наш народ, чье прошлое было здесь вновь обрисовано лишь в общих чертах.

Но если внимательно посмотреть на историю нашего народа, то она предстанет перед нами самой скорбной за последние 2000 лет историей, которая когда-либо могла быть у народа, столь щедро наделенного всеми духовными и физическими дарованиями.

Мы со всей серьезностью ставим вопрос: «Почему?»

Для того чтобы попытаться дать на него ответ, мне хотелось бы, также ограничивая себя, привести сейчас несколько примеров, являющихся лишь самой малостью из большого ряда им подобных.


Герман Херуск.

Освободителем древних германцев от владычества Римской империи был, как известно, Герман[603]  Херуск[604] . Он погиб, приняв смерть от людей своего собственного рода и своей крови, после того, как его тесть выдал собственную дочь — жену освободителя — в руки римлян…


Управленческая деятельность древних германцев.

Я напомню Вам о самых последних веках Римской империи, господство и величие которой в те времена базировалось на том, что, начиная с Цезаря, организовавшего самое тесное сотрудничество с германцами и галлами, обратив их способности к управленческой деятельности на пользу Рима, и заканчивая эпохой Великого переселения народов, вновь и вновь германская творческая созидательная сила, германский управленческий гений и германское умение руководить, германская воинская закалка и германский боевой дух служили, вопреки интересам собственной крови, развращенному и, с расовой точки зрения, уже обреченному на смерть римскому государству.


Окончившаяся разочарованием борьба Видукинда.


Я напомню об окончившейся разочарованием борьбе возглавившего восстание против господства франков герцога саксов Видукинда, который в итоге был вынужден признать себя побежденным, поскольку получил удар в спину от представителей саксонской родовой знати — эделингов — людей одного с ним племени и одной крови, оказавшихся не в состоянии безоговорочно подчиниться своему собственному герцогу…


Битвы алеманнов.

Я напомню о часто упоминаемых сражениях, в которых принимали участие алеманны[605] [605], и которые заканчивались разгромом по причине того, что эти германцы, так своеобразно воспринимавшие свою свободу, с нетерпимостью относились к тому, чтобы их герцоги, в чьих жилах текла та же самая кровь, что и в их собственных, взирали на битву с высоты сидящего верхом на коне всадника — поскольку, в противном случае, они оказывались бы на половину человеческого роста ниже своих военачальников!..



Крестьянская война.

И, в завершение, я напомню о Крестьянской войне (1524–1526 гг. — В.А.), в которой друг против друга, презирая смерть, сражались равные для противоборствующих сторон величайший беспорядок, разобщенность и отсутствие дисциплинированности, в которых чистые стремления и мудрые мысли об идеальном устройстве германского государства, порожденные лучшими умами крестьянства, после проигранных сражений сходили в могилу вместе с истекающими кровью телами неисправимо безрассудных германцев, которые лишь могли перед своей кончиной выразить последнее, полное трагизма, пожелание — чтобы их внукам, может быть, удалось довести начатое до конца.


Наши достоинства и недостатки.

Нашим величайшим достоинством определенно является наша неукротимая воля к свободе, истоки которой, безусловно, следует искать в том наилучшем наследии, что сохранила до наших дней элита нашей крови — в самых высших качествах нашей расы. Однако, все далеко не так однозначно, как могло бы показаться на первый взгляд, ибо, будучи сильно развитой у нашего свободолюбивого народа, эта воля не только служила ему стимулом для достижения культурного величия и мотивировала его героическую борьбу, но и в той же самой степени являлась сильным препятствием на пути к образованию объединяющего всех германцев крупного государства и оказывалась причиной всех тех поражений, которые нам приходилось терпеть на протяжении всей нашей истории, столетие за столетием.

Этих поражений можно было бы избежать, не будь у гордых обладателей одинаково благородной крови чрезмерно завышенной оценки значимости своего собственного «Я», в результате чего один эделинг не слушал другого, один герцог не считал нужным хранить верность другим, и всякий представитель знати старался вообще не подчиняться никому. Своим собственным предводителям, способным, благодаря своей деятельности, добиться образования государства, а таковые, безусловно, появлялись на исторической сцене довольно часто — начиная с Видукинда[606]  и заканчивая Флорианом Гейером[607]— германцы, в чьих жилах текла одна и та же кровь, так никогда и не предоставили возможности создать германское государство. Подобные ошибки превращали зарождающиеся державы в обломки, оставляя от них одни лишь руины — как это в итоге произошло с государственными образованиями готов, вандалов, бургундов, алеманнов и некоторых других.

И, после того, как на населяемом германцами пространстве одним из них никак не удается создать пронизанное германским духом жизнеспособное государственное образование, его приходится создавать другим германцам, но дух государственного строительства, осуществляемого самыми жесткими властными методами, что было продиктовано бедами, кровью и слезами, оказывается уже совершенно иным, и согласие на интеграцию в единую Державу[608] достигается лишь при помощи крепкого кулака.

Всякий раз мы видим одну и ту же картину: отсутствие повиновения, неподчинение, недооценка противника, неверные представления о политической ситуации и попытки выдать желаемый порядок вещей за действительный, в то время, как вновь и вновь противостоящий нам в какой-либо форме неприятель, трезвомыслящий, просчитывающий все действительные реалии политической борьбы, шаг за шагом попирая нашу землю, вновь и вновь, несмотря на свои худшие, по сравнению с нами, качества, низкопробную кровь и малую культуру, одерживал над нами верх.


По собственной вине.

Так наш народ — и мы, имея на то полное право, являясь германцами, со всей ответственностью утверждаем — прошел столь тернистый путь последних 2000 лет по своей же собственной вине. И никто не посмеет упрекнуть какого-либо противника в его победах над нами и в том, что он жаждал нашей крови; ибо законы сотворенного Богом бескрайнего мира и законы народов этой Земли считаются не с тем, кто в своем переполненном благодушием сердце лелеет наилучшие чаяния, но находятся на стороне того, кто одерживает победу.

В этой ситуации у некоторых может возникнуть безмолвный, полный укора вопрос: «И к чему была эта устрашающая констатация вины и ошибок, перечеркивающих все достоинства? Как после этого нам теперь верить в будущее?»

На него мы хотим свободно и открыто заявить:

— Ничто так не укрепляет нас в вере в будущее нашего народа и нашей крови, как факты, свидетельствующие о том, что наш народ и наша раса, вопреки всем ошибкам и, невзирая на все перенесенные страдания и боль, все еще живы и сегодня вновь поднялись во всем своем величии. Веря в предназначение нашей крови и в стоящую перед ней задачу, мы видим в истории последних двух тысячелетий не только поражения и несчастья, но путь обучения, необходимый для сохранения самих себя как народа.


Путь к повиновению. Служители Церкви и рыцарский Орден.

В начале нашего тысячелетия едва ли не все последние сыновья самых знатных германских родов, храня верность заветам церкви, поступали ей на службу и становились священниками и церковными иерархами. Несметное их множество, возложив на себя крест, отправилось ведущим на Голгофу крестным путем германской крови в дали Востока, в пустыни и пески. Часть этих выступивших в крестовый поход рыцарей-священников образовала один из духовно-рыцарских Орденов, и, принеся с собой германскую отвагу, германский стиль руководства и германскую неподкупность, поступила в этом Ордене, руководимом римской Церковью, в школу послушания, соблюдения субординации и подчинения государственному авторитету, в школу, которая была гораздо старше самой Церкви[609] .


Государство Фридриха II на Сицилии.

Этот рыцарский Орден принял участие в создании первого современного, построенного согласно принципам государственного управления и авторитарного подчинения государства Фридриха II[610]  на Сицилии. Полученный здесь опыт был в первой половине ХIII-го столетия во всей своей полноте перенесен, благодаря зрелости ума подлинного государственного мужа — отпрыска знатного рода рыцарей и священников Германа фон Зальца[611] — на германский Восток, и здесь, на восточном пространстве, было создано хорошо известное Вам государство Ордена.


Государство Ордена в Восточной Пруссии.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх