Глава XXIII.

Зачистка юго-востока

Лорд Робертс никогда ещё не демонстрировал столь твёрдого самообладания и решительности, как во время шестинедельной остановки в Блумфонтейне. Де Вет, наиболее хитрый и агрессивный из всех бурских командиров, атаковал его восточные посты и создал угрозу армейским коммуникациям. Суетливый или нервный генерал изнурил бы своих людей и измученных лошадей, пытаясь преследовать неуловимые отряды буров. Робертс же удовлетворился тем, что начал сосредоточивать силы в столице и расположил почти двадцать тысяч человек вдоль железнодорожной линии от Блумфонтейна до Бетули. Придёт время, и он нанесёт удар, пока же он выжидал. А в войсках лорда Робертса не только заменяли лошадей и переобували солдат, но и проводили некоторую реорганизацию. В это время ковалось мощное оружие: всю конную пехоту центральной армии собрали в одну дивизию и поставили под командование Яна Гамильтона, а Хаттон и Ридли приняли бригады. В бригаду Хаттона вошли солдаты Канадского, Новозеландского, Викторианского, Южноавстралийского и Тасманийского полков, а также полки Нового Южного Уэльса, Западной Австралии и Квинсленда, кроме этого — четыре батальона Имперской конной пехоты и несколько лёгких батарей. Бригаду Ридли составили Южноафриканские полки нерегулярной кавалерии и некоторые имперские части. Общая численность дивизии — более десяти тысяч стрелков, и в её рядах сражались лучшие представители всех уголков земли, над которыми развевался наш флаг.

Теперь несколько слов об общей дислокации войск на тот момент, когда лорд Робертс готовился к своему броску. Укомплектованы одиннадцать дивизий пехоты. Из них 1-я дивизия (Meтуэна) и половина 10-й дивизии (Хантера) стояли в Кимберли, образуя левое крыло армии Робертса протяжённостью в сотню миль. Как стало известно генералу Вильбуа, там же располагались значительные силы добровольческой Территориальной конницы. В центре вместе с Робертсом находились 6-я дивизия (Келли-Кенни) в Блумфонтейне, 7-я (Такера) — в Кари, в двадцати милях к северу, 9-я дивизия (Колвила) и 11-я (Пола-Карю) — недалеко от Блумфонтейна. Здесь же в центре дислоцировалась французская кавалерийская дивизия. Ближе к Капу стояла 3-я дивизия (Чермсайда, позднее Гатакра), которая теперь продвинулась к Реддерсбергу, и южнее — 8-я дивизия (Рандла) под Руксвиллом. К югу и востоку располагались вторая половина дивизии Хантера (бригада Харта) и Колониальная дивизия Брабанта, половина которой была заперта в Вепенере, а вторая половина находилась в Аливале. Таковы были силы, действующие в Оранжевой Республике, кроме того, ещё одна дивизия конной пехоты пребывала в стадии формирования. В Натале оставались три дивизии: 2-я (Клери), 4-я (Литтлтона) и 5-я (Хилдьярда, позднее Уаррена) с кавалерийскими бригадами Берн-Мердока, Дундональда и Броклехерста.

Эти части вместе с многочисленной милицией и не входящими в состав бригад полками, расположенными вдоль коммуникационных линий, составляли Британскую армию в Южной Африке. В Мафекинге около 900 солдат нерегулярных войск находились в затруднительном положении; другой отряд почти такой же численности, которым командовал Плумер, располагавшийся немного севернее, предпринимал попытку освободить их. В Бейре — португальском порту, через который мы в соответствии с договором, можем проводить войска, — смешанные отряды австралийцев, новозеландцев и многих других национальностей разгружались и двигались в Родезию, чтобы воспрепятствовать любому продвижению буров в этом направлении. Каррингтон, суровый и бывалый воин, имевший большой опыт военных действий в Южной Африке, командовал этими живописными силами, которые прорубались через тропические леса и заполненные крокодилами речушки, в то время как их товарищи дрожали от холодных южных ветров капской зимы. Ни наше правительство, ни наш народ, ни весь мир не понимали в начале этой кампании, сколь серьёзной была задача, за которую мы взялись, но выполняли мы её ответственно, решительно и с большим энтузиазмом. На столь обширном пространстве в одной точке в привычном для себя климате мог оказаться канадец, а в другой — уроженец Квинсленда.

Чтобы дать точное описание всех передвижений буров и встречных передислокаций британцев в южной части Оранжевой Республики в течение этого периода, потребуются усилия историка и терпение читателя. Пусть же все это будет представлено с максимальной общей достоверностью и минимальными географическими подробностями. Повествование, которое постоянно прерывается ссылками на географические карты, — плохое повествование.

Главные силы войск Оранжевой Республики были сосредоточены в северо-восточном уголке их страны, и оттуда они совершали свои вылазки на юг, нападая на восточные линии британских постов, или наоборот, если им заблагорассудится — избегая их. Их первый бой — у Саннас-Поста — стал большим и заслуженным успехом. Три дня спустя они захватили пять рот в Реддерсберге. Получив своевременное предупреждение, отдельные британские части объединились для обороны, и железнодорожная линия — эта питательная артерия, необходимая для самого существования армии, стала достаточно защищённой, чтобы противостоять атакам противника. Мост в Бетули являлся исключительно важной точкой, но, хотя буры приблизились к нему и даже официально заявили о его разрушении, в действительности, он даже не был атакован. Однако в Вепенере, на границе с Басутолендом, обнаружив отдельный отряд, буры, как обычно, не замедлили окружить его и начать обстрел, не дожидаясь пока один из трех их главных союзников — нехватка воды, отсутствие пищи или недостаток патронов — не принудит противника сдаться.

Однако в данном случае буры взялись за задачу, им непосильную. Войска в Вепенере имели численность в одну тысячу семьсот человек. Городок был занят частями из Колониальной дивизии Брабанта, состоявшей из солдат нерегулярной армии, отважных защитников Мафекинга. Люди, подобные им, слишком опытны, чтобы их можно было загнать в позицию, непригодную для обороны, и достаточно мужественны, чтобы не отдать противнику надёжный рубеж. Этими войсками командовал отважный полковник Далгети, из Капских конных пехотинцев, такой же несгибаемый воин, как и его прославленный тёзка. С ним находилась почти тысяча кавалеристов Брабанта, четыреста Капских конных пехотинцев, четыре сотни кафрских конников, некоторое количество разведчиков и сотня солдат регулярной армии, в том числе двадцать столь необходимых сапёров. У них была мощная артиллерия — два семифунтовых орудия, два морских двенадцатифунтовых, два пятнадцатифунтовых и несколько пулемётов. Позиция, которую занимали войска Далгети — Джаммерсберг, в трех милях к северу от Вепенера, — была очень прочной, и потребовались бы более крупные силы, чем те, которые имелись в распоряжении Де Вета, чтобы выбить их оттуда. Оборона была организована командиром сапёров майором Седриком Максвеллом, и хотя большая протяжённость оборонительных линий, составлявшая около восьми миль по периметру, делала оборону города столь маленьким отрядом чрезвычайно сложной задачей, результат показал, насколько хороша была организация.

В это время буры двигались вперёд с полной уверенностью в победе, поскольку они обладали превосходством в артиллерии и огромным перевесом в живой силе. Но через день-другой после начала ожесточённой борьбы их атаки перешли в обычную блокаду. 9 апреля они яростно атаковали и днём и ночью. 10-го натиск был таким же сильным. Именно в эти дни число потерь было максимальным. Но оборонявшиеся настолько хорошо были укрыты, что их ружейный и артиллерийский огонь был намного эффективнее, чем огонь противника. Особенно успешно действовали артиллеристы под командованием капитана Лукина.

Погода была отвратительной, и наспех выкопанные окопы превратились в канавы, наполовину заполненные водой; но ни неудобства, ни опасности не поколебали мужества отважных солдат. Они отбивали атаку за атакой, встречая пушечный огонь с непреклонной стойкостью. В обращении с артиллерией буры превзошли самих себя, втащив два орудия на одну из вершин высоченного Джаммерсберга, откуда вели огонь по нашим позициям. Были убиты почти все лошади; три сотни солдат получили ранения. Эти цифры вдвое превосходят данные официальных источников по той простой причине, что дух сражающихся был настолько высок, что только тяжело раненые сообщали о своём ранении. Доктору Фаскалли приходилось иметь дело лишь с самыми серьёзными случаями, и он, несмотря на весьма скудные ресурсы, превосходно выполнял свою работу. Точное число потерь врага нам неизвестно, но то, с какой настойчивостью противник пытался достичь своей цели, заставляет предположить, что его потери были не меньше, чем потери доблестных защитников. После семнадцати дней грязи и крови отважные солдаты нерегулярной армии увидели оставленный лагерь и пустые окопы. Поспешное отступление буров было вызвано их стойким сопротивлением и приходом подкрепления Брабанта. Вепенер, Мафекинг, Кимберли, захват первых орудий при Ледисмит, подвиги Имперской лёгкой кавалерии — все это свидетельствует о том, что части английской нерегулярной армии в Южной Африке блестяще проявили себя во время войны. Именно с этими войсками ассоциируются многие успехи и немногие неудачи. Их военные успехи, на мой взгляд, не могут быть отнесены на счёт того, что одна раса обладает большей отвагой по сравнению с другой, ибо южноафриканцы должны признать, что в лучших колониальных частях по крайней мере половина солдат являлась уроженцами Британии. В Имперской лёгкой кавалерии соотношение было ещё более высоким. И уж вряд ли можно поспорить с тем, что доказали их подвиги, а давным-давно доказала и американская война — германское представление о дисциплине является устаревшим фетишем и дух свободных людей, чья индивидуальность поощряется, а не разрушается, равен по силе любому оружию. Клерки, шахтёры и Инженеры, плохо вооружённые отправились на холм Эландслаагте, плечом к плечу с солдатами Гордонского полка, и, по словам сэра Джорджа Уайта, спасли Ледисмит 6 января, доказали навсегда, что у людей нашей нации именно дух, а не муштра создаёт настоящего солдата. Правильное осмысление этого факта может в течение нескольких последующих лет сэкономить нам столько же денег, сколько стоит целая война.

Можно задаться вопросом, каким образом в течение столь продолжительного периода — семнадцати дней — британцы могли терпеть противника в своём тылу, когда, имея такое численное превосходство, они легко могли отправить войска, чтобы отбросить его. Ответ будет заключаться в том, что из Аливала, куда лорд Робертс отправил своего надёжного человека — лейтенанта Китчинера, поддерживалась гелиографическая связь с Вепенером, и генерал был уверен, что позицию можно удержать; он использовал ситуацию, как в случае с Кимберли, чтобы сдерживать противника, пока готовились планы разгрома. Это была приманка, заманивающая врага на гибель. И если бы ловушка захлопнулась чуть побыстрее, война в Оранжевой Республике закончилась именно там и тогда. С 9-го до 25-го апреля буров сдерживали перед Вепенером.

Теперь давайте проследим за передвижением других британских частей в течение этого периода. Части Брабанта вместе с бригадой Харта, которую сняли с направления на Кимберли, где она должна была стать частью дивизии Хантера, двигались на юг к Вепенеру, через Руксвилль. Они продвигались медленно из-за боязни спугнуть буров, прежде чем те окажутся в достаточно опасном положении. 3-я дивизия Чермсайда приближалась с северо-запада, двигаясь от железной дороги в Бетани через Реддерсберг по направлению к Деветсдорпу, откуда они должны были представлять прямую угрозу отступающим бурам. Продвижение осуществлялось с успокаивающей неторопливостью и мягкостью, подобно тому как согнутая рука приближается к ни о чем не подозревающей мухе. А затем 21 апреля лорд Робертс неожиданно начал свои действия, и будь действия исполнителей такими же стремительными и энергичными, как мысль стратега, Де Вету не удалось бы от нас уйти.

Что связывало лорда Робертса в течение нескольких дней, после того, как он был готов нанести удар, — так это ужасная погода. Дождь лил сплошной стеной, а те, кто знаком с южноафриканскими дорогами и южноафриканской грязью, могут представить, что быстрое передвижение войск в таких условиях невозможно. Но едва небо прояснилось, на холмах к югу и востоку от Блумфонтейна все чаще стали появляться наши разведчики. Рандл со своей 8-й дивизией быстро продвинулся с юга, соединился с Чермсайдом к востоку от Реддерсберга, и все соединение, которым командовал Рандл как старший офицер и которое насчитывало 13 тысяч стрелков с 30 орудиями, двинулось к Деветсдорпу. В двадцати милях к югу на горизонте возвышались голубые склоны Вепенера, и каждому солдату были ясны цели и задачи похода.

20 апреля во время марша Рандл на своём пути к Деветсдорпу обнаружил отряд противника с артиллерией. Всегда сложно определить численность находящихся в засаде людей и замаскированных орудий, но, имея определённое представление об общей численности бурского войска в Вепенере, Рандл мог с уверенностью предположить, что противостоящая сила значительно уступает его собственной. Трудно представить, что в Констанция-Фарме, где Рандл обнаружил вражеские позиции, общая численность войск неприятеля превышала три тысячи человек. Самым уязвимым был левый фланг буров, поскольку манёвр с этой стороны отрезал бы их от Вепенера и заставил бы двигаться навстречу нашим основным силам на севере. Можно было предположить, что отряд всего в три тысячи человек при фланговом охвате восемью тысячами, будет вытеснен, как это бывало не раз и будет в дальнейшем. Однако обстрелы с большого расстояния, во время которых и мы понесли небольшие потери, начавшись в пятницу 20 апреля, продолжались непрерывно 21-го, 22-го и 23-го, и не произвели никакого впечатления на врага. За все время четырех дней шумного сражения потери составили не более пятидесяти человек с обеих сторон, не считая тридцати солдат 1-го Вустерского полка, которые двигаясь ночью, заблудились и попали в плен. Вполне вероятно, что осмотрительность, с которой проводились операции, была обусловлена указаниями Рандла выжидать, пока противник находится на своей позиции. Последующие действия Рандла показали, что это генерал, не боящийся наносить удар.

В воскресенье вечером (22 апреля) Пол-Карю совершил вылазку из Блумфонтейна в обход правого фланга буров, находившихся перед Рандлом. Однако буры заняли прочные позиции в Лиув-Копе, что препятствовало его движению, таким образом буры у Деветсдорпа прикрывали буров у Вепенера, которые, в свою очередь, находились под прикрытием буров у Лиув-Копа. Прежде чем что-либо предпринимать, Пол-Карю необходимо было убрать их со своего пути. Выдвижение людей типа Пол-Карю — это своего рода компенсация за эту войну. Энергичный, жизнерадостный, красивый, он выходил на поле боя, как беспечный школьник выходит на футбольное поле. В данном же случае он действовал решительно, но осмотрительно. Его кавалерия угрожала флангам противника, а бригада Стивенсона, неся незначительные потери, удерживала позицию в центре. В тот же вечер прибыл генерал Френч и взял на себя командование группировкой, состоявшей из бригады Стивенсона и гвардейской бригады (входивших в состав 11-й дивизии), двух кавалерийских бригад и подразделения конных пехотинцев. На следующий день, 23-го, наступление возобновилось; вся его тяжесть легла на кавалерию. Вновь отличились отважные кавалеристы Робертса, великолепно проявившие себя в сражении у Саннас-Поста, но в этом бою в числе других погиб полковник Бразье Кри. 24-го кавалеристы вновь достойно показали себя, но и понесли самые тяжёлые потери. 9-й уланский полк регулярной кавалерии, прославившийся на этой войне, потерял несколько солдат и офицеров, потери понёс и 8-й гусарский полк, но буры были выбиты со своих позиций, а их потери во время этого столкновения превышали потери в других, более серьёзных сражениях кампании. Здесь с некоторым эффектом использовались «пом-помы» — малокалиберные артиллерийские установки (37—44 мм автоматические пушки), которые появились у нас благодаря стараниям, хотя и запоздалым, департамента артиллерийско-технического снабжения, и буры впервые испытали на себе раздражающее действие их шумных, но не особенно смертельных фейерверков.

В среду утром части Рандла вместе с дивизией Пола-Карю были достаточно сильны, чтобы отразить любую атаку, в то время как генерал Френч занимал позицию на фланге. Для большой победы имелись все необходимые предпосылки, за исключением присутствия противника. Была начата блокада Вепенера, а войска перед Рандлом исчезли, как способны исчезать только буры. Они осуществили великолепно согласованный манёвр. Не обнаружив перед собой неприятеля, объединённые войска Френча, Рандла и Чермсайда заняли Деветсдорп. Чермсайд остался в городе, а остальные двинулись дальше на Табанчу — мятежный центр, где около месяца назад и начались все наши неприятности. Генералы знали, что отступающая армия Де Вета находится перед ними, и что в Табанчу из Блумфонтейна были посланы войска, чтобы преградить путь бурам. Лорд Робертс, формируя два кордона, через которые необходимо было пройти Де Вету, вполне естественно рассчитывал, что один из них должен будет задержать неприятеля. Но Де Вет, для которого каждый местный житель являлся его разведчиком, с необычайной ловкостью и быстротой проскочил сквозь двойную сеть, которая была поставлена на него. Первая сеть не была раскинута вовремя, а вторая была слишком слабой, чтобы его удержать.

В то время как Рандл и Френч, как мы уже говорили, продвинулись к Деветсдорпу, другие войска, чтобы задержать буров, направились непосредственно в Табанчу. Наступление началось 22 апреля с передислокации восьмисот конных пехотинцев под командованием Яна Гамильтона к водонапорной станции. Противник, занимавший высоты неподалёку, позволил частям Гамильтона подойти к самому берегу реки Моддер и только тогда открыл огонь из трех орудий. Конные пехотинцы отступили и встали на ночь лагерем вне пределов досягаемости огня противника[55]. Ещё до наступления утра к нам подошло подкрепление в составе бригады Смита-Дорриена (Гордонский полк, канадцы и шропширцы — корнуэльцы оставались в тылу) и некоторого количества конных пехотинцев.

С рассветом началось успешное наступление: бригада двинулась вперёд очень растянутой цепью, конные пехотинцы обходили противника с правого фланга. К вечеру мы овладели водонапорной станцией — жизненно важным для Блумфонтейна пунктом, — а также удерживали все близлежащие главенствующие высоты. Такую сильную позицию мы не смогли бы захватить с такой лёгкостью, если бы не действия Пола-Карю и Френча два дня назад, когда они следовали на соединение с Рандлом, что дало им возможность обойти противника с юга.

Ян Гамильтон, хорошо проявивший себя в Эландслаагте, где он командовал пехотой, один из наиболее выдающихся командиров во время обороны Ледисмита, теперь начинает занимать более важную и более независимую позицию. Этот худощавый человек, с орлиным взором, мягким голосом и деликатными манерами, всей своей богатой приключениями карьерой не раз доказал, что он обладает не только высшей степенью солдатской храбрости, но и хладнокровием и решительностью прирождённого лидера. За внешней расслабленной элегантностью скрывался проницательный ум и пылкая душа. Искалеченная, наполовину парализованная рука служила постоянным напоминанием о том, что, будучи молодым лейтенантом, Гамильтон ещё в Маджубе узнал, что такое ружья буров. Теперь, когда ему шёл сорок седьмой год, став более зрелым и крепким, он вернулся взять реванш за ту прискорбную кампанию. Вот такому человеку лорд Робертс доверил командование мощной фланговой колонной, формирующей в итоге правое крыло главного направления его наступления. К утру после захвата водонапорной станции, когда подошло подкрепление в составе Шотландской бригады, Корнуэльского полка и двух морских орудий, общая численность войск составила не менее семи тысяч человек. Из части этих войск был сформирован гарнизон для защиты водонапорной станции, а с остальными он продолжил марш по холмистой местности, лежащей между станцией и Табанчу.

Одна позиция врага — Израэлс-Поорт, перевал между двумя вершинами — возникла перед ними 25 апреля; они овладели ею без особого труда, потеряв при этом всего одного убитого и двух ранеными, одним из которых был полковник Оттёр, их отважный командир; колониальный корпус кавалеристов Маршалла, сформированный в Грейамстауне, потерял не менее семи офицеров и несколько солдат убитыми и ранеными. На следующее утро был взят город Табанчу, и Гамильтон оказался непосредственно на пути отступления буров. Он захватил перевал, контролировавший дорогу и весь следующий день нетерпеливо ожидал; когда стал виден длинный шлейф пыли, приближавшийся к ним с юга, сердца его солдат забились сильней. Наконец-то хитрый Де Вет попал в ловушку! Но каково же было разочарование, когда из облака пыли появилась колонна всадников в хаки — отряды Френча, за которыми по пятам следовала пехота Рандла из Деветсдорпа. Буры проскользнули в обход и были уже к северу от нас.

Невозможно не восхититься тем, как бурские войска осуществили манёвр через наши позиции. Смесь осторожности и дерзости, тактический приём, создававший помехи Френчу и Рандлу пока не высвободились силы в Вепенере, то, как эти силы прикрытия были отведены, и, наконец, хитрый способ, при помощи которого все эти войска проскользнули мимо Гамильтона — все это вместе представляет собой великолепный пример блестящего оперативного искусства. Генералиссимус Луис Бота держал в своих руках все ниточки, и то, как он за них дёргал, доказывает, что его соотечественники выбрали достойного человека для этого высокого поста и что он являлся главной вдохновляющей силой всех прирождённых воинов, возглавлявших отдельные отряды.

Пробравшись к северу от британских войск, Бота не предпринял никаких усилий, чтобы скрыться, его не смутила развёртывающаяся рекогносцировка переходящая в наступление, которую 27 апреля осуществил Френч. В перестрелке накануне вечером, кавалеристы Китчинера потеряли четырнадцать человек, во столько же нам обошёлся бой 27-го. Это доказало, что силы буров — компактный отряд численностью около шести-семи тысяч, который спокойно отступил и занял оборонительную позицию в нескольких милях от Хоутнека. Френч остался в Табанчу, откуда он затем присоединился к наступлению лорда Робертса, в то время как Гамильтон принял полное командование фланговой колонной и продолжил продвижение к северу на Винбург.

Доминирующей высотой позиции у Хоутнека, слева от наступающих британских сил, является гора Тоба, и именно это место было центром наступления Гамильтона. Гора была захвачена кавалеристами Китчинера, которых моментально поддержали солдаты Смита-Дорриена. Склоны горы стали местом активных боевых действий; ночь наступила ещё до того, как вершина была очищена. На рассвете 1 мая сражение возобновилось; позиция была сметена решительным наступлением шропширцев, канадцев и гордонцев. Буры, спасаясь бегством по обратному склону горы, попали под сильный огонь нашей пехоты; пятьдесят человек были ранены или взяты в плен. Во время этого боя капитан Тоуз из Гордонского полка, раненый в глаза и полностью ослепший, подбадривал своих солдат, отстреливавшихся от окружившего их противника. После этой победы солдаты Гамильтона, которые сражались семь дней из десяти, остановились на передышку в Джакобсрусте, где к ним присоединилась кавалерия Бродвуда и пехотная бригада Брюса Гамильтона. Теперь в колонне Яна Гамильтона находились две бригады пехотинцев (Смита-Дорриена и Брюса Гамильтона), конные пехотинцы Ридли, кавалерийская бригада Бродвуда, пять артиллерийских батарей, два тяжёлых орудия — в общей сложности 13 тысяч человек. Находясь в постоянном контакте с арьергардом Боты, Ян Гамильтон вновь двинулся вперёд 4 мая. 5 мая он принял участие в небольшой кавалерийской стычке, в которой отличилась конница Китчинера и 12-й уланский полк; в тот же день он овладел Винбургом, таким образом прикрыв правый фланг большого наступления лорда Робертса.

Дислокация сил на востоке Оранжевой Республики во время этого финального наступления главной армии была следующей: Ян Гамильтон со своими конными пехотинцами, бригада Смита-Дорриена, бригада Макдоналда, бригада Брюса Гамильтона и кавалерия Бродвуда находились в Винбурге. Рандл был в Табанчу, туда же направлялась и колониальная дивизия Брабанта. Чермсайд находился в Деветсдорпе, направив отряд во главе с лордом Каслтауном стоять гарнизоном в Вепенере. Харт занял Смитфитлд, откуда он и его бригада вскоре были переведены в Кимберли. В целом для освобождения и удержания этого района страны было задействовано не менее тридцати тысяч человек. Кавалерия Френча и дивизия Пола-Карю вернулись, чтобы принять участие в основном наступлении.

Прежде чем перейти к описанию этого крупного решительного наступления, необходимо остановиться на одном небольшом эпизоде, когда группа из двадцати кавалеристов Лумсдена во время разведки в Кари попала в засаду. Небольшой отряд во главе с лейтенантом Крейном по недоразумению оказался окружённым противником. Отказываясь поднять постыдный знак капитуляции, они попытались вырваться из окружения, потеряв половину своих солдат; среди оставшихся не было ни одного, кто не мог бы продемонстрировать след от пули на одежде или на теле. Солдаты этого отряда — англо-индийские волонтёры — сменили беззаботную и даже роскошную восточную жизнь на тяготы и лишения этой изнурительной и тяжёлой кампании. Своим участием в войне они уже продемонстрировали всей империи образец высокого духа, а теперь, во время первой стычки, они показали всей армии пример военной доблести. Героические традиции Утремских волонтёров были достойно продолжены конниками Лумсдена.

Ещё один небольшой эпизод, который нельзя обойти вниманием, произошёл 29 апреля во время защиты конвоя Дербиширской территориальной конницей (майор Дагдейл) и ротой шотландских гвардейцев. Обоз подвергся нападению на пути к войскам Рандла, примерно в десяти милях к западу от Табанчу. Небольшой эскорт исключительно мужественно отбил нападение и продержался до утра, когда подошло подкрепление Брабазона.

Этот этап войны отмечен определёнными изменениями в настроениях британцев. Ничего не могло быть мягче первоначальных заявлений и намерений лорда Робертса, и его попытки примирения были умело поддержаны генералом Претиманом, назначенным гражданским администратором Оранжевой Республики. Однако имеются свидетельства, что эту доброту некоторые бюргеры восприняли как слабость, и во время вторжения буров в Вепенер многие из тех, кто сдал бесполезные дробовики, вновь появились, взявшись за «маузеры», до этого спрятанные в тайниках. По войскам вёлся огонь с ферм, на которых был вывешен белый флаг, а добропорядочные домохозяйки остались, чтобы грабительски взвинчивать цены «руинекам» за молоко и корм для скота, в то время как их мужья вели огонь с холмов. Было понимание того, что бюргеры могут находиться в состоянии мира или в состоянии войны, но нельзя получить то и другое одновременно. Поэтому были случаи разграбления ферм, забиралась живность, если имелись свидетельства, что владелец фермы ведёт двойную игру. В стране, где частная собственность ценится выше жизни, эти меры, наряду со строгими правилами владения лошадьми и оружием, были весьма эффективными для предотвращения шансов восстания у нас в тылу. Наихудший мир — это вынужденный мир, но если его удалось добиться, время и справедливость могут довершить остальное.

Операции, описанные выше, можно кратко изложить в одном абзаце. Бурская армия продвинулась к югу от линии фронта британской армии и осадила британский гарнизон. Британские силы — войска Френча, Рандла и Яна Гамильтона — направились, чтобы отрезать их. Буры успешно проскочили через заслон и ушли. Их преследовали к северу до самого Винбурга, который оставался под властью британцев. План лорда Робертса отрезать армию Де Вета провалился, но в результате многочисленных манёвров и боев юго-восток Республики был очищен от противника.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх