Глава XXXVIII.

Кампания Деларея 1902 года

Напомним, что в конце 1901 года лорд Метуэн и полковник Кекевич подошли к восточной части своего дистрикта и устроили базу на железнодорожной линии на участке Клерксдорпа. Их позиция подкреплялась тем, что кордон блокгаузов теперь тянулся от Клерксдорпа до Фентерсдорпа и от Фентерсдорпа до Почефстрома, и таким образом этот треугольник можно было эффективно контролировать. Однако оставался огромный участок труднопроходимой территории, практически оккупированный неприятелем. Было известно, что Деларей и его энергичный помощник Кемп передвигались по этому району во главе нескольких тысяч самых стойких своих сторонников. Напряжённые операции британцев в Восточном Трансваале и в Колонии Оранжевой Реки привели к тому, что этот район оставался без особого внимания, и все складывалось в пользу агрессивного наступления буров. Длительное затишье возникло после безуспешной атаки на лагерь Кекевича в Медвилле, но внимательные наблюдатели не доверяли этому зловещему спокойствию и ожидали бури.

В начале нового года британцы линией блокгаузов соединили Фентерсдорп с Тафелкопом. Тафелкоп был центром бурской активности. Метуэн совершил бросок через Волмаранстад до самого Фрибурга. В этих операциях, которые сопровождались постоянными небольшими захватами, ему помогал отряд под командованием майора Париса, действовавший со стороны Кимберли. В середине января лорд Метуэн прошёл со своими войсками от Фрибурга до Лихтенбурга, столкнувшись в окрестностях этого города с небольшим сопротивлением, где отряд территориальной конницы был разбит генералом Селье — восемь человек было убито, пятнадцать ранено и сорок захвачено в плен. Из Лихтенбурга лорд Метуэн продолжил свой мощный бросок и 1 февраля вновь прибыл в Клерксдорп. Его хорошо потрудившемуся войску был предоставлен небольшой отдых, а примерно через неделю соединение под командованием фон Донопа вновь было отправлено в поход, в результате которого 8 февраля неподалёку от Волмаранстада они захватили лагерь Потгитера, взяв в плен сорок буров. Фон Доноп оставался в Волмаранстаде до конца февраля. 23-го он отправил пустой обоз, назад в Клерксдорп, но о судьбе этого конвоя мы расскажем позднее.

Кекевич и Хики в начале февраля объединили свои силы. 4 февраля они предприняли неожиданное нападение на войска генерала Деларея. Конница, под командованием майора Лидера, потерпела неудачу в этом предприятии, но эскадронам удалось обнаружить и разгромить лагерь Сарела Альбертса, захватив 132 пленных. После того как бурские лошади бросились в паническое бегство, путь к отступлению был отрезан, и начавшаяся атака, в которой особенно отличились части Шотландской кавалерии, была столь яростной, что немногим бойцам противника удалось спастись. В числе пленных оказался и сам Альберте и все его офицеры. Начиная с этого времени и до конца февраля этот отряд не принимал участия в серьёзных операциях.

Выше уже отмечалось, что 23 февраля фон Доноп отправил пустой обоз из Волмаранстада в Клерксдорп, на расстояние приблизительно в пятьдесят миль. В течение некоторого времени о Деларее ничего не было слышно, но он тайно собирал своих людей и выжидал случая, чтобы нанести удар. Конвой фон Донопа как раз предоставил ему такой шанс, какого он так долго ждал.

Сопровождение конвоя состояло из 5-го полка Имперской территориальной конницы, шестидесяти кавалеристов Паже, трех рот вездесущих нотамберлендских фузилеров, двух орудий 4-го артиллерийского полка и мелкокалиберной пушки — общая численность эскорта составляла 630 человек. Командовал эскортом полковник Андерсон. Утром 25 февраля обоз находился на расстоянии десяти миль от места назначения, и часовые на высотах вокруг города могли видеть длинную линию фургонов с отсвечивающими белыми парусиновыми навесами. Их путешествие уже близилось к концу, но, к несчастью, они были обречены на полное и неотвратимое уничтожение в пределах видимости форта. Войска были так спокойны и безмятежны, что конному отряду Паже было разрешено накануне вечером отправиться в город. Это оказалось к лучшему, поскольку такая горстка смогла бы только разделить общее несчастье, но не в силах была его предотвратить.

Ночь была тёмной и сырой, и под её покровом буры прокрались мимо спящего конвоя. На расстоянии нескольких сотен ярдов от дороги росли кусты, обеспечивающие великолепное укрытие, здесь-то и была устроена основная засада. В ранние рассветные часы показалась длинная линия конвоя — в целом 130 фургонов; впереди двигались орудия и части территориальной конницы, на флангах и в тылу — фузилеры. Неожиданно вдоль тёмной полосы кустарника возникла чёткая линия вспышек, и авангард колонны накрыл ожесточённый огонь. В этих тяжелейших обстоятельствах солдаты держались великолепно. Контратака фузилеров и конницы под прикрытием орудийной шрапнели заставила неприятеля выйти из-под прикрытия кустарника и прекратить огонь. Но бурские силы были довольно велики, и вскоре огонь был открыт по всему левому флангу, а авангард, как и тыловые подразделения, подверглись нападению противника. Но вновь атака была отбита. Уже совсем рассвело, и фургоны, которые перемешались во время суматохи сражения, теперь были расположены в порядке. Полковник Андерсон надеялся, что ему удастся отвести их в безопасное место, пока он с эскортом будет прикрывать отступление. Его план был, несомненно, самым лучшим, и если его не удалось выполнить, то по причинам от него независящим, — из-за характера местности и отваги противника.

Главное препятствие заключалось в наличии очень глубокого и труднопреодолимого ручья — Джагд-Спруйта, который и в мирное время представлял собой довольно сложную преграду, а теперь, когда он был заполнен разбитыми фургонами, с напуганными до смерти возницами, когда по нему металась беспорядочная толпа и носились в панике мулы, стал абсолютно непроходимым. Головная часть колонны была смята, и вся колонна остановилась. Тем временем противник, используя свою новую тактику, галопом двинулся на левый фланг и тыл. Первая атака была отражена плотным огнём фузилеров, но во время второй попытки всадники подобрались к самым фургонам и сумели разбить горстку солдат, рассредоточенных вдоль фланга. Британцы, которых противник численно превосходил по меньшей мере в три раза, оказали стойкое сопротивление, но последний выстрел был сделан уже в семь часов. Результатом стала полная победа бюргеров, но победа, которая не позволяет усомниться в доблести британских солдат и офицеров, участвовавших в бою. Из 550 человек, принимавших в нем участие, пали одиннадцать офицеров и 176 солдат. Два орудия были захвачены противником. Этот конвой бурам был не нужен, поэтому, перед тем как ретироваться, они пристрелили лошадей и сожгли фургоны. Они также не могли увести с собой пленных, и их единственными трофеями стали два орудия, ружья и боеприпасы. Потери бюргеров составили примерно пятьдесят человек убитыми и ранеными.

Небольшой отряд совершил вылазку из Клерксдорпа в надежде помочь Андерсону, но когда он достиг брода, бой уже закончился, и победа осталась за бурами. Среди бюргеров заметили самого Деларея, и приятно отметить, что он проявил человечность по отношению к раненым. Утром его отряд отошёл, и вскоре оказался недосягаем для немедленной погони, хотя такая попытка и была предпринята отрядами Кекевича, фон Донопа и Гренфелла. Было важно, если окажется возможным, вернуть орудия, поскольку они всегда представляли угрозу для системы блокгаузов; и с этой целью Гренфелл с шестнадцатью сотнями всадников был отправлен занять позицию к югу от Лихтенбурга, где, как предполагалось, могли пройти отступающие буры. Одновременно лорд Метуэн получил приказ выйти из Фрибурга, чтобы для участия в этой операции объединить свои силы с частями Гренфелла. Было очевидно, что при наличии такого энергичного и решительного противника как Деларей, существовала большая опасность полного разгрома этих отрядов, и оставалась надежда, что каждый из них был достаточно силён, чтобы в одиночку продержаться до подхода второго. Последующие события показали, что опасность была реальной, а надежда иллюзорной.

Метуэн покинул Фрибург 2 марта. Его армия была уже не тем прежним войском, сплошь состоявшим из ветеранов похода; это было кимберлийское соединение под командованием майора Париса, солдаты которого были гораздо менее опытными и во всех отношениях менее надёжными. Его состав представлял собой любопытную смесь частей, ядром которых были четыре орудия (два из состава 4-го и два из 38-го полков Королевской полевой артиллерии), 200 нортумберлендских фузилеров и 100 северных ланкаширцев. Конница состояла из кавалеристов 5-го полка Имперской территориальной конницы (184 человека), капской полиции (233), кавалеристов Каллинана (64), 86-го полка Имперской территориальной конницы (110), кавалеристов из полка «Даймонд-Филдс» (92), разведчиков Деннисона (58), кавалеристов Ашбернера (126) и британских частей южноафриканской полиции (24). Можно предположить, что такая представительная коллекция была бы более уместна на Лондонском параде, а не в операции, требующей дисциплины и согласованности. Во время боевых действий половина может быть важнее целого и присутствие нерешительных и неопытных солдат может представлять настоящую опасность для их более опытных товарищей.

6 марта Метуэн, двигаясь на восток по направлению к Лихтенбургу, столкнулся возле Лиув-Спруйта с отрядом Ван Зила, и именно тогда, в этой небольшой схватке, стало ясно, что некоторые из солдат территориальной конницы ненадёжны и плохо обучены. Отбросив противника артиллерийским огнём, Метуэн прошёл к Твибошу, где встал лагерем до следующего утра. В 3 часа утра 7-го числа был отправлен конвой в сопровождении половины его небольшого отряда. Вторая половина отряда вышла в 4.20, чтобы дать возможность медленно двигающимся быкам держаться впереди. Однако сразу же после отправления отряда стало очевидно, что вокруг находятся многочисленные силы противника и что следует ожидать скорого нападения. Лорд Метуэн отдал приказ остановить запряжённые волами фургоны, чтобы повозки, запряжённые мулами смогли приблизился к ним, образовав, таким образом, одну прочную колонну вместо слабой цепочки. Одновременно он укрепил свой арьергард всадниками и двумя орудиями, поскольку именно на том участке враг казался особенно многочисленным и агрессивным. Наступление также разворачивалось на правом фланге, который защищала пехота и второй орудийный расчёт.

Как уже отмечалось, конники Метуэна в основном были неопытными солдатами нерегулярных войск. Такие бойцы со временем становятся прекрасными воинами, о чем свидетельствует опыт этой кампании, но участие в сражении на открытой местности столь «зелёных» и плохо обученных солдат, является для них слишком суровым испытанием. На деле это испытание оказалось особенно тяжёлым, но, тем не менее, ничто не может оправдать абсолютный провал задействованных в этом сражении войск. Если бы в арьергарде лорда Метуэна были конники Имперской лёгкой кавалерии или шотландские кавалеристы, то, можно с уверенностью утверждать, что исход сражения под Твибошем был бы совсем иным.

А произошло следующее. Крупный отряд буров построился в пять цепей и начал атаку непосредственно на арьергард и тыловые подразделения, стреляя на скаку — как они это делали под Бракенлаагте. Это зрелище — широкие цепи решительных солдат, галопом, несущиеся по равнине, — оказалось слишком сильным, и нервы необстрелянных бойцов не выдержали. В рядах оборонявшихся возникла паника, и через мгновение они повернули своих лошадей и понеслись назад, бросив оба своих орудия, в диком смятении устремляясь мимо левого фланга насмехающейся пехоты, которая залегла вокруг фургонов. Скорость их бегства ограничивалась лишь подвижностью их лошадей, и большинство беглецов натянули поводья, лишь оказавшись за много миль от того места, где они покинули своих товарищей. «Какое было огорчение, — говорит очевидец, — видеть, как величественный старый генерал умоляет их остановиться, а они, не внимая его мольбам, продолжают улепётывать; большое количество этих бойцов добралось аж до Крааипана, не сделав ни единого выстрела». Это была Южноафриканская «Битва Шпор».

В результате столь недостойного поведения большей части войска, оставшаяся горстка смелых солдат оказалась в безнадёжном положении. Два разбитых орудия 38-й батареи бурские всадники оставили далеко позади, убив или ранив всех артиллеристов, в том числе и лейтенанта Несхэма, сражавшегося в соответствии с доблестными традициями своей части.

Однако бой ещё не закончился. Пехотинцев было совсем немного, но это были закалённые воины, и в течение нескольких часов они вели борьбу с численно превосходящим противником. Две сотни нотамберлендских фузилеров лежали вокруг фургонов и не давали бурам захватить добычу. При них находились два орудия, ставшие заветной целью для тысячи бурских стрелков. Отважный Метуэн, в этом тяжёлом испытании воодушевлявший артиллеристов своим присутствием и личным примером, был ранен — пуля разбила кость бедра. Лейтенант Веннинг и вся его группа пали вместе со своим генералом рядом орудиями.

Была сделана попытка собрать бегущих бойцов у соседнего крааля, и небольшой отряд солдат Капской полиции и территориальной конницы под командованием майора Париса держался там в течение нескольких часов. Сотня ланкаширских пехотинцев поддерживала их в этой стойкой обороне. Но орудия, захваченные бурами у конвоя фон Донопа, теперь, когда британские пушки были выведены из строя, стреляли без помех, более того, их подтянули поближе, чтобы они вели убийственный огонь и по краалю, и по фургонам. Дальнейшее сопротивление привело бы к бессмысленным жертвам, и был дан приказ сдаться. Конвой, боеприпасы, орудия, лошади — все было потеряно, кроме воинской чести пехоты и артиллеристов. Потери — 68 убитых и 121 раненых пришлись главным образом на эти рода войск. Было 205 пленных, не имевших ранений.

Эта последняя победа буров в войне отмечена проявленными ими мужеством и гуманностью — качества, которые, как мы испытали на собственном опыте, у них не всегда шли рука об руку. Обходительность и внимание были продемонстированы по отношению к британским раненым: лорда Метуэна отправили в Клерксдорп под наблюдением его главного военного врача, полковника Таунсенда (сам доктор был так же тяжело ранен, как и пациент). В Деларее мы всегда находили противника столь же благородного, сколь и грозного. Остатки отряда добрались до железнодорожной линии Кимберли — Мафекинг в направлении Крааипана — того самого места, где пролилась первая кровь в этой войне около двадцати девяти месяцев назад.

В этой неудаче нельзя винить лично лорда Метуэна. Если в руках рабочего ломается инструмент, не он виновен в провале стоящей перед ним задачи. Не лорд Метуэн обучал войска, которые так недостойно себя проявили. «Если кто-либо при вас будет его ругать, — говорит один из его бойцов, — вы должны заявить этому человеку, что лорд Метуэн является самым отличным генералом и самым достойным джентльменом из всех, принимавших участие в этой войне.» Таково было мнение его солдат, таким же был тон политических деятелей, когда они комментировали это несчастье в Палате Парламента. Это был великолепный пример британской справедливости и духа «честной игры», даже в такой горький момент, и, слыша подобные панегирики, можно было подумать, что раздаются они по поводу победы. Такая публика великодушна и обладает отличной интуицией, и Поль Метуэн, разбитый и раненый, тем не менее, оставался в их глазах героическим воином и человеком чести.

Территория, занятая Деветом, была довольно неплохо зачищена в результате ряда операций, уже описанных выше, а отряд Луиса Боты в Восточном Трансваале значительно уменьшился благодаря тактическим действиям Брюса Гамильтона и Вулс-Сэмпсона. Таким образом, лорд Китчинер смог сосредоточить свои силы и своё внимание на той широко простирающейся западной территории, где генерал Деларей с интервалом в несколько недель нанёс два таких сильных удара. Британские войска были быстро сосредоточены в Клерксдорпе, а Кекевич, Вальтер Китчинер, Роулинсон и Рошфор с несколькими небольшими отрядами готовились на третьей неделе марта предпринять попытку отомстить за поражение лорда Метуэна.

Проблема, с которой столкнулся лорд Китчинер, была очень серьёзной, и он никогда не проявлял при её разрешении большей изобретательности и смелости, чем в данном случае. Отряд Деларея был разбросан по обширной территории страны, имя возможность быстро сосредоточиться для нанесения удара, но оставаясь неуловимым и неосязаемым, словно армия-призрак. Если бы лорд Китчинер просто направил на него десять тысяч всадников, то в результате получил бы лишь изнурительный рейд по бесконечным равнинам, где не оказалось бы ни одного бура, и где только изредка, далеко на линии горизонта, появлялся бы их разведчик. Деларей и его люди ускользнули бы в свои северные убежища за Марико-Ривер. Здесь не было мощных препятствий, как в Колонии Оранжевой Реки, куда можно было бы прижать противника, окружив его. Да, действительно, там имелась одна линия блокгаузов под названием кордон Шоонспрейт, которая ограничивала территорию Деларея с флангов. Однако, она ограничивала её с той же стороны, на которой были сосредоточены наши войска. Если бы армия расположилась на другой стороне, а Деларей оказался между ней и линией блокгаузов, тогда и в самом деле можно было что-либо предпринять. Но расположить войска там, а затем моментально передислоцировать их обратно, означало подвергнуть людей и лошадей такому напряжению, какому не подвергалось ни одно соединение в ходе этой войны. Однако лорд Китчинер хорошо представлял себе темперамент и храбрость людей, которыми он командовал, и понимал, что его солдаты сделают все, что он от них потребует, если это вообще в человеческих силах. По всей видимости, точное расположение бурского лагеря не было известно, но точно знали, что значительное их число рассеяно примерно в тридцати милях к западу от Клерксдорпа и линии Шоонспрейт. План заключался в том, чтобы британские войска маршем двинулись прямо на них, затем, растянувшись широким фронтом, вернулись обратно, тесня бюргеров к кордону блокгаузов, гарнизон которых был усилен тремя шотландскими полками. Но для того чтобы обойти буров с другой стороны, войскам необходимо было совершить ночной переход. Это была очень рискованная операция, но поскольку все держалось в абсолютном секрете, а манёвр был так отлично выполнен, у противника не было времени воспрепятствовать ему. Воскресным вечером двадцать третьего марта колонна британских всадников тайно прошла через территорию Деларея, а затем, растянувшись в цепь, которая от левого крыла у Лихтенбурга до правого крыла у Коммандо-Дрифт раскинулась на добрых восемьдесят миль, двинулась обратно по своим следам. Для того чтобы достичь своих позиций, войска, естественно, отправились из различных точек британской линии блокгаузов, и некоторым из них пришлось проделать больший путь, нежели другим; в то же время южный выступ фронта был образован войсками Рошфора, который двигался от Вааля. Выше него, на север, подходили части Вальтера Китчинера, Роулинсона и Кекевича в названном порядке.

Утром 24 марта цепь всадников длиной в восемьдесят миль, без орудий и без транспорта, стремительно двигалась назад к линии блокгаузов, в то время как местность между ними была заполнена разрозненными отрядами буров, искавшими бреши, через которые можно было бы проскользнуть. Вскоре от первых пленных была получена информация о том, что Деларея в пределах кордона не было. Его лагерь располагался на некотором расстоянии дальше к западу. Но всадники, которые то появлялись, на холмах вельда, то исчезали, убедили британцев в том, что в сети есть улов. Но этот улов был не столь полным, как ожидали. Три сотни солдат в хаки проскочили между двумя колоннами рано утром. Другому крупному отряду удалось ускользнуть, двигаясь в юго-восточном направлении. Некоторые из буров использовали чрезвычайные средства, чтобы проскочить через все стягивающуюся сеть. «Три человека, отвечавшие за скот, буквально зарылись в землю, оставив, маленькое отверстие, чтобы дышать с помощью трубки. Солдаты начали штыками протыкать свежевскопанную почву, и тотчас из-под земли раздались громкие крики. На одного из спрятавшихся наступила лошадь. Он скорчился от боли, и лошадь взвилась на дыбы — практически пленного для нас обнаружила лошадь». Но эти операции достигли результата, который наверняка снял тяжкий груз беспокойства с лорда Китчинера. Были захвачены три 15-фунтовых орудия, две малокалиберные автоматические пушки и большое количество боеприпасов. Кекевичу и шотландским кавалеристам принадлежит честь захвата этих трофеев, а полковник Вулс-Сэмпсон с капитаном Райсом возглавляли атаку и преследование. В результате этих действий уменьшилась, если не исчезла полностью, постоянная угроза блокгаузам. Удалось вывести из строя сто семьдесят пять буров — почти все это были пленные — и было захвачено большое количество транспорта. Во время операции войска за двадцать шесть часов без смены лошадей проходили в среднем от семидесяти до восьмидесяти миль. Вот чего достигла медлительная и тяжеловесная Британская армия за два года обучения под руководством сурового и строго наставника — необходимости.

Операция достигла некоторого успеха, но он был несоизмерим с дерзостью плана и усилиями солдат. Однако, безо всяких колебаний лорд Китчинер нанёс второй удар своему противнику. До конца марта Кекевич, Роулинсон и Вальтер Китчинер вновь вышли в поход. Их операции продвинулись несколько дальше на запад по сравнению с последним наступлением, поскольку было известно, что в данный момент Деларей с основными силами находится за пределами кордона.

Честь вступить в непосредственный контакт с основным отрядом бюргеров выпала одному из лейтенантов Вальтера Китчинера. Генерал выдвинул свои войска к точке примерно на сорок миль западнее Клерксдорпа. Базируя там свой лагерь, 30 марта он отправил Куксона с 17 сотнями солдат двигаться дальше на запад в направлении Хартс-Ривер. Под непосредственным командованием Куксона находились 2-й полк Канадской конной пехоты, кавалерия Даманта и четыре орудия 7-го полка Королевской полевой артиллерии. Его заместитель Кеир командовал 28-м полком конной пехоты, полком артиллерийской конной пехоты и 2-м полком боевых разведчиков Китчинера. Отряд имел хороших лошадей и минимум багажа.

Вскоре мобильная группа оказалась в непосредственной близости от противника. Широкая полоса свежих следов, которую оставлял конвой, заставляла их двигаться с максимальной скоростью, и вскоре в отдалении показалось облако пыли, поднимавшееся вокруг бурских фургонов. Авангард соединения со всей скоростью проскакал восемь миль, следуя за конвоем, но оказался лицом к лицу с пятью сотнями буров из отряда сопровождения, которые осуществили хитрый тыловой манёвр и прикрыли своё наступление с исключительным искусством. В то же самое время Куксон подошёл к своим конным пехотинцам, в то время как с противоположной стороны основной отряд Деларея отошёл, чтобы усилить эскорт. И британцы, и буры гнали во весь опор, чтобы помочь своим товарищам. Два отряда оказались лицом друг к другу.

Осознав, что он находится перед целой бурской армией и, зная, что он может надеяться на подкрепление, Куксон решил сыграть на обороне. Незамедлительно была занята позиция вдоль Бракспрейта и сделаны все приготовления для отражения надвигающейся атаки. Линия обороны приблизительно совпадала с линией берегом ручья, но по некоторой причине, вероятно для ведения перекрёстного огня, одна из позиций на другом фланге была несколько выдвинута. На левом фланге находилась ферма, которую обороняли две сотни солдат из полка Артиллерийской конной пехоты. На крайнем правом участке находился другой аванпост, где располагались двадцать четыре канадца и сорок пять конных пехотинцев. Они занимали позицию, непригодную для обороны, и их положение, очевидно, было наиболее опасным, что можно было бы оправдать определёнными и серьёзными причинами военного характера, но никак не объяснить ходом развёртывания действий.

Бурские орудия открыли огонь, и значительные силы противника появились на флангах и по фронту. Первые усилия были направлены на овладение фермой, которая могла бы служить опорным пунктом, откуда они могли бы разгромить всю линию обороны. Приблизительно пятьсот солдат бросились в верховую атаку, но были встречены сильным огнём артиллерийских конных пехотинцев, в то время как артиллеристы поливали их шрапнелью. Всего пятьсот ярдов отделяли атакующих от здания, но яростный огонь британцев заставил их стремительно откатиться назад. Спешившись на маисовом поле, они вновь двинулись в направлении фермы, но вновь были остановлены огнём из винтовок и автоматической пушки, которую подтянул полковник Кеир. В результате на этом участке не было достигнуто никакого прогресса.

Тем временем, вполне предсказуемая печальная участь выпала на долю изолированного подразделения, состоящего из канадцев и солдат 28-го пехотного полка, которые находились на крайнем правом фланге. Брюс Каррузерс, канадский офицер, командовавший этой группой, проявил чрезвычайную отвагу, не менее отважно сражались и его солдаты. Подавленные численно превосходящим противником, среди настоящего града пуль, они героически держались до самого конца. «Мало в ходе кампании найдётся подобных примеров героизма», — заявил сдержанный Китчинер в своём служебном донесении. Восемнадцать канадцев из двадцати одного были ранены, а конная пехота до момента сдачи, потеряла тридцать человек из сорока пяти.

Преимущество, достигнутое на правом фланге, не особенно помогло бурам в прорыве линии фронта британцев. И этот факт ещё больше затрудняет понимание того, с какой целью был так удалён этот аванпост. Бюргеры практически окружили отряд Куксона, а Деларей и Кемп упорно поддерживали наступление; но их артиллерийский огонь был подавлен огнём британских орудий, и в линии обороны было невозможно найти уязвимое место. В час началась атака, в 5.30 она была, наконец, прекращена, и Деларей стал отступать. Но он ни в коей мере не был разбит, и в пользу этого свидетельствует тот факт, что Куксон не пытался преследовать противника или захватить его орудия; но Деларей, по крайней мере, не достиг своих целей, а его потери были более тяжёлыми, чем в предыдущих сражениях, в которых он принимал участие. Моральное воздействие его прошлых побед также ослабло, а бюргеры поняли, если у них ещё оставались иллюзии на этот счёт, что солдаты, бежавшие под Твибошем, не были типичными представителями Британской армии. В целом это был хорошо проведённый и полезный бой, хотя он и стоил британским войскам двух сотен потерь, из которых тридцать пять, были фатальные. Отряд Куксона всю ночь, до прибытия людей Вальтера Китчинера, провёл с оружием наготове.

Генерал Ян Гамильтон, который в течение некоторого времени выполнял обязанности начальника штаба лорда Китчинера, прибыл в Клерксдорп 8 апреля, чтобы принять на себя верховное командование всей операцией против Деларея. В начале апреля три основные британские колонны совершили быстрый, но безуспешный обход. До самого конца, казалось, смекалка и большая мобильность оставались на стороне буров, которые всегда могли обратиться в бегство, когда в этом была необходимость, и спастись, когда они этого хотели. Время от времени, однако, они выбирали для этого неподходящее время, как было в том случае, к описанию которого я намерен приступить.

Гамильтон планировал наступление, чтобы охватить южную часть территории Деларея, и с этой целью, имея Хартбистфонтейн в качестве центра, он маневрировал своими колоннами, чтобы выстроить их в линию и пройти обратно к Клерксдорпу. Кекевич, Роулинсон и Вальтер Китчинер — все командиры выполняли манёвры с этой целью. Однако безудержно смелые буры, несмотря на то, что им было известно, что лидеры уже вступили в переговоры и мир должен был быть заключён в течение нескольких дней, были решительно настроены вступить в последнее героическое сражение с британскими войсками. Части Кекевича находились западнее всех и, как считали буры, были самыми изолированными, соответственно, именно на них было совершено нападение. Утром 11 апреля у местечка под названием Руйвал противник, численностью девятнадцать сотен, который под командованием Кемпа и Вермааса подошёл из Волмаранстада и с чрезвычайной стремительностью напал на британскую колонну. Не было предварительного обстрела, и отважная, но единственная атака буров численностью 1500 человек открыла и закончила сражение. «Я как раз говорил штабному офицеру, что в пределах двадцати миль нет буров, — говорит один из участников, — когда мы услышали треск ружейного огня и увидели, что на нас скачет огромная толпа». Британцы были ошеломлены, но не потрясены этим явлением. «Я не видел более красивой атаки. Они держали ровную линию», — говорит один из очевидцев. Другой из присутствовавших рассказывает: «Они подошли, двигаясь одной длинной линией в четыре человека». Это была классическая кавалерийская атака, и тот факт, что им удалось продвинуться так далеко, говорит о том, что мы переоценили заградительную мощь современного оружия. Они прошли добрых пятьсот ярдов под плотным огнём, и только в сотне ярдов от британских позиций их удалось повернуть. Солдаты-йомены, шотландские кавалеристы и полицейские поливали мощным огнём приближающиеся волны всадников, а орудия открыли огонь, подпустив противника на две сотни ярдов. Буры были остановлены, они заколебались и повернули. Их огонь, вернее, огонь прикрытия тех, кто не участвовал в атаке, вывел из строя пятьдесят человек, но их собственные потери были гораздо более тяжёлыми. Грозный Потгитер упал прямо перед британскими орудиями. «Слава богу, он мёртв! — воскликнул один из его раненых бюргеров. — Сегодня утром он бичом загнал меня на линию огня». Пятьдесят погибших и огромное количество раненых остались на поле боя. Колонна Роулинсона подошла к левому флангу Кекевича, и отступление буров превратилось в сокрушительный разгром: их преследовали на расстоянии двадцати миль, а оба их орудия были захвачены. Это было горячее и решительное, хотя и небольшое сражение, которое завершило западную кампанию, оставив последний ход, как и всю игру в целом, за британцами. С этого момента и до конца, на территории Деларея боев практически не было, но войска продолжали подбирать пленных, а самыми знаменательными событиями стали неожиданный налёт Рошфора, на Швайцер-Ренеке, в результате которого было захвачено около шестидесяти пленных, и нападение отряда Яна Гамильтона на железнодорожную линию у Мафекинга, в результате которого было захвачено не менее 364 пленных. В этой сложной и хорошо организованной операции бреши между британскими частями прикрывались пожарами на вельде и огнём рассредоточенных разведчиков. Вновь прибывшие полки Австралийского Союза положили блестящее начало военной истории своей объединённой страны энергией своих маршей и тщательностью укреплений.

29 мая, всего лишь за два дня до объявления перемирия, несколькими бурами был осуществлён рейд в заповедник под Фредерикстадом. Горстка всадников, преследовавшая их, попала в засаду, устроенную крупным отрядом противника в гористой местности в десяти милях от британских позиций. Большинству преследователей удалось благополучно уйти, но молодой Сазерленд, второй лейтенант Сифортского полка, всего лишь несколько месяцев назад покинувший Итон, оказался в очень затруднительном положении, потеряв свою лошадь. С презрением отказавшись сдаться, юноша сумел с боем пройти целую милю, прежде чем был застрелен окружившими его всадниками. Бурский командующий с полным правом мог заявить, что в ходе всей войны он не видел более доблестного примера британской отваги. Поистине печально, что молодая жизнь должна была прерваться в самый последний момент, но Сазерленд погиб благородно и за благородное дело, и долгие незаметные годы — жалкая замена тому примеру и той традиции, которую оставляет за собой подобная ранняя смерть.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх