Л. Троцкий:

Вторая речь по китайскому вопросу[169]

Все мы признаем, что китайская революция живет и будет жить. Значит, главный вопрос не в том, предупреждала ли оппозиция, как и когда (я утверждаю, что предупреждала и берусь это доказать); вопрос не в том, хотел ли Троцкий подарить Маслову Китайско-Восточную железную дорогу[170], — вопрос в том, что делать дальше, чтобы вывести революцию на дорогу из той трясины, куда ее завела неправильная политика. Я хочу в нескольких словах выделить самое существо вопроса, непримиримо отделяющее нашу позицию от позиции Сталина.

Сталин здесь еще раз высказывался против рабочих и крестьянских Советов на том основании, что Гоминьдан и уханьское правительство являются достаточным орудием для аграрной революции. Этим самым Сталин берет на себя и хочет возложить на Интернационал ответственность за политику Гоминьдана и уханьского правительства, как он брал на себя неоднократно ответственность за политику старого чанкайшистского «национального правительства» (в частности, в своей речи от 5 апреля, стенограмма которой так и осталась скрытой от Интернационала).

С этой политикой мы не имеем ничего общего. Ни тени ответственности за политику уханьского правительства и руководства Гоминьдана мы на себя не берем и решительно советуем Коминтерну эту ответственность отвергнуть. Мы прямо говорим китайским крестьянам: руководители левого Гоминьдана, вроде Ван Цзинвея и Ко, вас неизбежно обманут, если вы будете идти за уханьской верхушкой, вместо того чтобы создавать собственные Советы. Аграрная революция — дело серьезное. Политики вроде Ван Цзинвея в трудных условиях десять раз объединятся с Чан Кайши против рабочих и крестьян. В этих условиях два коммуниста в буржуазном правительстве будут бессильными заложниками, если не прямой маскировкой при подготовке нового удара по трудящимся массам. Мы говорим рабочим Китая: «Крестьяне не доведут аграрной революции до конца, если ими будут руководить мелкобуржуазные радикалы, а не вы, революционные пролетарии. Поэтому стройте свои рабочие Советы, соединяйте их с Советами крестьян, вооружайтесь через Советы, привлекайте в Советы представителей солдат, расстреливайте генералов, которые не признают Советов, расстреливайте бюрократов и либеральных буржуа, которые будут организовывать восстания против Советов. Только через крестьянские и солдатские Советы вы перетянете на свою сторону большинство солдат Чан Кайши. Вы, передовые китайские пролетарии, будете изменниками вашего класса в вашей исторической миссии, если поверите, что верхушечная, мелкобуржуазная, соглашательская по духу руководства организация, насчитывающая не более 35 тысяч членов (см. доклад Тань Пиншаня) способна заменить собою многомиллионные Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Китайская буржуазно-демократическая революция пойдет вперед и победит в советской форме или не победит вовсе».

Китайским коммунистам мы скажем: программа тов. Чей Дусю — отложить «реорганизацию» ханькоуского правительства и конфискацию помещичьих земель до устранения военных опасностей — есть вернейший и кратчайший путь к гибели. Военные опасности суть классовые опасности. Справиться с ними можно только громя помещиков, громя бюрократический аппарат, уничтожая агентов империализма и Чан Кай-ши, строя Советы. В этом и состоит аграрная, народная, рабоче-крестьянская — т. е. подлинно национальная революция (в ленинском, а не в мартыновском смысле).

Теперь по внутренним вопросам ВКП.

В такие критические моменты, как переживаемый ныне, главное правило революционной политики — продумать вопрос до конца и до конца же высказаться, с полной ясностью, без всякой фальши, без умолчания. Вопрос идет об оппозиции ВКП и о том, что будет дальше, в связи с международными затруднениями и перспективой войны.

Было бы, конечно, нелепо думать, что оппозиция может просто отказаться от своих взглядов. Такие вопросы решаются проверкой через события. Проверка последнего полугодия, после Седьмого расширенного пленума, показала и доказала, на наш взгляд, что линия оппозиции выдержала испытание величайших событий китайской революции и дала возможность правильно предвидеть и предсказывать все этапы в вопросе об Англо-русском комитете, т. е. по существу дела в вопросе об Амстердаме, а затем и о Втором Интернационале.

Возможна ли совместная работа? Я вам перечислил наших дипломатов, назвав только виднейших. Я мог бы перечислить сотни и тысячи оппозиционных работников внутри на разных постах. Посмеет ли кто-либо сказать, что, скажем, такие оппозиционеры, как Народный комиссар почты и телеграфа, Иван Никитич Смирнов[171], или руководитель Военно-морской рабоче-крестьянской инспекции Муралов[172], Народный комиссар внутренних дел Белобородов[173] и пр. хуже выполняют свой долг, чем другие? Но вся суть в том, что партийный аппарат систематически снимает оппозиционеров с работы, начиная с квалифицированных рабочих на заводах. Их преследуют, перебрасывают, изгоняют, совершенно независимо от качества выполняемой ими работы, только и исключительно за оппозиционные взгляды, отстаиваемые ими партийными средствами. Члена Центрального Комитета т. Смилгу, одного из старейших большевиков, одного из героев Октябрьской революции и гражданской войны, одного из наиболее выдающихся наших хозяйственных работников, пытаются теперь, ввиду приближающегося съезда, отправить на Дальний Восток, в Хабаровск, для плановой работы, т. е. попросту для политической изоляции. Таким же образом пытаются сейчас отделаться от т. Сафарова[174], у которого за плечами свыше 20 лет непрерывной партийной работы, предлагая ему уехать как можно скорее, либо в Соединенные Штаты, либо в Турцию, либо на Огненную Землю, либо на Марс, все равно, только бы уехать. Одного из старейших членов партии, коренного пролетария, Куклина[175], бывшего члена ЦК (из ЦК удален за принадлежность к оппозиции) хотели во что бы то ни стало выбросить в Англию, где он будет себя чувствовать, примерно, как рыба на берегу. Все это безупречные революционеры, борцы Октябрьской революции и гражданской войны. Число примеров можно бы увеличить без конца. Этот метод пагубен. Он дезорганизует партию. Дружная практическая работа вполне возможна. Это доказано всем опытом. Обеспечить такую дружную работу в интересах рабочего государства целиком и полностью зависит от ЦК, который, однако, берет прямо противоположный курс.

Повторяю: добросовестная совместная работа возможна, несмотря на то, что разногласия за последний год углубились. На международных вопросах это обнаружилось ярче, потому что там прошли грандиозные события. Сейчас, однако, и во внутренних делах развитие вступает в новую фазу. Не только война, но и самая опасность войны ставит все вопросы ребром. Каждый класс проверяет неизбежно перед войною основные вопросы политики. Кулак, чиновник, нэпман поднимают голову и спрашивают: какая это будет война, что она мне даст, какими методами будет вестись? С другой стороны, и рабочий, и батрак, и деревенский бедняк перед угрозой войны будут строже проверять завоевания революции, плюсы и минусы советского режима и будут спрашивать: в какую сторону война изменит соотношение сил? Увеличит ли она роль верхов или низов? Выровняет ли она классовую пролетарскую линию партии или под видом «национальной воины» — в сталинском толковании — увеличит сдвиг в сторону верхов?

Буржуазные элементы у нас сильно выросли, борьба двух тенденций заложена в классах, и, так как у нас в стране одна партия, то эта борьба будет проходить через нашу партию.

С наибольшей легкостью, вернее, с наиболее преступным легкомыслием здесь говорили о разгроме оппозиции, об отколе оппозиции те ораторы, которые по всему своему прошлому имеют на это наименьшее право. Но я на них останавливаться не буду. Такие люди приносятся и уносятся волной.

Устрялов[176] — наиболее проницательный враг большевизма -требует высылок оппозиционеров и откола оппозиции давно. Устрялов —представитель новой буржуазии, вырастающей из нэпа, и наиболее жизненной старой буржуазии, которая хочет опереться на новую. Устрялов не хочет «перепрыгивать через ступени». Устрялов открыто поддерживает политику Сталина, требуя только от Сталина большей решимости в расправе с оппозицией. Вдумайтесь в этот факт.

С другой стороны, Макдональд, возражая против интервенции, требует, чтобы не мешали трезвым «практическим политикам» покончить с «пропагандистами III Интернационала» — это подлинные слова Макдональда, — т. е. не мешали бы Сталину разгромить оппозицию. Чемберлен своими разбойничьими мероприятиями хочет ускорить тот же самый процесс. Разные методы направлены к одной цели: разгромить пролетарскую линию, разгромить международные связи Советского Союза, вынудить русский пролетариат отказаться от вмешательства в дела международного пролетариата. Можно не сомневаться, что Макдональд не станет возражать против того, что вы не допустили т. Зиновьева на заседание Коминтерна. Макдональд будет хвалиться своей прозорливостью, если вы поведете против оппозиции политику разгрома и раскола. Макдональд скажет: практические политики рвут с пропагандистами III Интернационала.

Попытка изобразить оппозицию как верхушечную группу — есть грубый самообман или грубый обман. Оппозиция выражает классовую линию. Организационная слабость оппозиции совершенно не соответствует ее удельному весу в партии и рабочем классе. Вина нынешнего партийного режима состоит, между прочим, в том, что он искусственными мерами изменяет в партии соотношение сил. Нынешний тяжелый бюрократический режим в партии отражает давление других классов на пролетариат. Вчера 80 старых членов партии, закаленных большевиков, подали Центральному Комитету заявление, в котором целиком и полностью поддерживают ту точку зрения, которую мы развиваем здесь[177]. Это все товарищи, у которых за спиною 10-15—20 и более лет непрерывной работы в большевистской партии. Говорить, ввиду этого факта, о каком-то троцкизме — значит смешно и жалко фальсифицировать вопрос. Ревизионисты называли бланкизмом[178] революционную сущность марксизма, чтобы тем легче бороться против этого последнего. Товарищи, сползающие с большевистской линии, называют теперь троцкизмом революционную сущность ленинизма, чтобы тем легче бороться против нее. Классический пример мы видели в речи т. Куусинена, устами которого говорил провинциальный немецкий социал-демократ.

За последний период партийного развития удары наносились только налево. Основная причина этого — ряд поражений пролетариата в международном масштабе и вытекающее отсюда усиление правого курса у нас в партии. Вся история рабочего движения свидетельствует, что великие поражения вызывают после себя временное торжество оппортунистической линии. После поражения великих стачек в Англии и китайской революции хотят нанести новый удар оппозиции, т. е. левой революционной линии внутри ВКП и Коминтерна. Не случайно, наиболее принципиальную, наиболее законченную речь произнес здесь новый вождь нового курса Мартынов, глашатай блока четырех классов. Что это знаменует? Еще большее усиление сдвига направо. Это знаменует угрозу торжества устряловщины. Устряловы не хотят перепрыгивать через ступеньки или стадии, поэтому устряловы сейчас открыто за Сталина. Но они не собираются, конечно, на нем останавливаться. Он для них лишь ступенька. Для них дело идет о разгроме левого барьера внутри ВКП, об ослаблении пролетарской линии, о превращении советской системы в орудие мелкой буржуазии, чтобы прямым путем привести затем к восстановлению капитализма, вернее всего, под бонапартистской формой.

Опасность войны ставит все вопросы ребром. Линия Сталина есть линия половинчатости, шатания между левой и правой тенденциями при фактической поддержке правого курса. Усиление военной опасности заставит Сталина выбирать. Он нам здесь старался доказать, что выбор уже сделан. После разгрома буржуазией китайских рабочих, после капитуляции Политбюро перед Переедем, после речи Чен Дусю в «Правде» Сталин видит врагов только слева и против них направляет огонь. Несколько десятков старых и закаленных партийцев-большевиков, находящихся, главным образом, в Москве и Ленинграде, предостерегают своим коллективным письмом партию против грозных внутренних опасностей. Мы не сомневаемся, что к ним присоединятся тысячи партийных борцов, которые не испугаются угроз и травли и сумеют, несмотря на все механические преграды, добраться до общественного мнения партии и через партию, партийными средствами, выправить революционную линию большевизма.

Братание с Переедем и травля Зиновьева, прикрашивание и возвеличивание буржуазных руководителей левого Гоминьдана и травля левой оппозиции в ВКП и в других странах. Одно тесно связано с другим. Это определенный курс. И против этого курса мы будем бороться до конца. Сталин сказал, что оппозиция стоит в общем фронте с Чемберленом, Муссолини[179] и Чжан Цзолином. На это я отвечаю: ничто так не облегчило работу Чемберлена и других, как ложная политика Сталина, особенно в Китае. Нельзя делать революцию наполовину. Лондонский удар — расплата за мартыновский курс в Китае. На этом пути можно только накоплять поражения.

Сталин хочет видимо сделать попытку изобразить оппозицию чуть ли не как помощницу Чемберлена. Это вполне в духе его методов. Вчера Михаил Романов[180], сегодня Чемберлен. Но он на этом просчитается еще больше, чем просчитался в своих надеждах на Чан Кайши и на Перселя. Против Чемберлена надо бороться по-настоящему, а для этого надо поднять и объединить рабочие массы внутри страны и во всем мире. Массы можно поднять, сплотить, укрепить только правильной классовой линией. Борясь за правильную революционную линию против линии Сталина, мы тем самым подготовляем наилучшие условия борьбы против Чемберлена. Помогаем Чемберлену не мы -помогает ему ложная линия политики.

Ни один честный пролетарий не поверит дикой гнусности об едином фронте Чемберлена и Троцкого. Но реакционная часть мелкой буржуазии, но растущее черносотенное кулачество могут поверить этому или могут притвориться, что верят, чтобы провести разгром революционной пролетарской линии и ее представителей до конца. Дать черту шовинизма палец — значит погибнуть. Своими отравленными инсинуациями Сталин этот палец протягивает. Мы это говорим здесь и скажем открыто пред лицом международного пролетариата.

Л. Троцкий

24 мая 1927 г.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх