Г. Зиновьев:

К резолюции о международном положении[197]

Поправка № 1

К пункту 12 добавить[198]:

Буржуазия и вожди социал-демократии будут всячески стараться обмануть народ насчет истинного характера той войны, которую империализм готовит против СССР. Наша задача заключается в том, чтобы уже сейчас разъяснять широчайшим массам народов всего мира, что это будет война империалистов и рабовладельцев против первого государства пролетарской диктатуры, война капитализма против социализма. В этой войне империалистская буржуазия будет — по существу дела — бороться за интересы сохранения всей системы капиталистического наемного рабства, СССР — за интересы международного пролетариата всех колониальных, полуколониальных и порабощенных стран, за дело международной революции и социализма.

Уже сейчас вся наша работа должна вестись под лозунгами: 1) Долой войну империалистов против государства пролетарской диктатуры. 2) Превращение империалистской войны в гражданскую во всех государствах, воюющих против СССР. 3) Поражение всех буржуазных государств, воюющих против СССР — каждый честный пролетарий капиталистической страны должен активно работать для поражения «своего» правительства. 4) Переход на сторону Красной армии каждого иностранного солдата, который не хочет помогать рабовладельцам «своей» страны — СССР есть отечество всех трудящихся. 5) Лозунг «защиты отечества» будет фальшивым прикрытием интересов империализма во всех буржуазных странах, кроме колониальных и полуколониальных стран, ведущих национально-революционную войну против империализма. В СССР лозунг зашиты отечества будет правдой, ибо мы защищаем социалистическое отечество и базу мирового рабочего движения. 6) Мы — оборонцы с 25 октября 1917 года. Наша «отечественная» война «не выход к буржуазному государству, а выход к международной социалистической революции» (Ленин). Наша зашита отечества есть зашита диктатуры пролетариата. Нашу войну ведет рабочий и батрак с опорой — бедняком, с союзником — середняком и против «своего» кулака, «нового» буржуа, бюрократа, устряловского спеца, белого эмигранта. Наша война действительно справедливая война. Кто не оборонец по отношению к СССР, тот безусловный изменник по отношению к международному пролетариату.

Поправка № 2

Вместо раздела III («Проблема китайской революции») поставить:

Поражение китайской революции изменяет — конечно, лишь временно -реальное соотношение сил в пользу империализма. Переход уханьского правительства на открыто контрреволюционные рельсы, соглашения китайских генералов между собой и мировым империализмом есть шаг к созданию «прочного» буржуазно-кулацкого режима внутри — под опекой мирового империализма вовне. По всему сочетанию обстоятельств это означало бы на деле соглашение против СССР. Однако установление подобного режима в Китае на сколько-нибудь длительный срок по соотношению классов и по всему международному положению невозможно. Новые революционные бои, новая революция в Китае неизбежны.

Все условия для победы революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства в Китае были налицо. [Молодой и сильный пролетариат, полный самоотвержения. Огромные многомиллионные массы крестьянства, подымающегося на прямое восстание. Отсутствие социал-демократической партии и социал-демократических традиций, всюду и везде мешающих революции. Неограниченный авторитет в трудящихся массах Китая большевизма. И все-таки в результате — тяжкое поражение рабочего класса. А киткомпартию — которая должна была в великих революционных битвах получить настоящий большевистский закал — «Правда» вынуждена объявить меньшевистской.

[Чем объяснить весь этот неслыханный итог?]

Но победы не могла дать неправильная меньшевистская политика Сталина—Бухарина, навязанная ими китайской компартии (через ИККИ). Сваливать теперь вину на китайских коммунистов — и поверхностно, и недостойно.

Все решения II и IV Всемирных конгрессов Коминтерна о Советах на Востоке, о полной самостоятельности рабочих коммунистических партий в странах национально-революционного движения, о союзе рабочего класса с крестьянством против «своей» буржуазии и чужого империализма — все это было забыто.

[Поддержка «блока четырех классов» — под фактическим руководством буржуазно-помещичьих генералов, подчинение компартии Чан Кайши, а затем Фен Юйсяну, Тан Шенчжи и Ван Цзинвею — все это было несовместимо с задачей добиться руководящей роли рабочего класса и развязывания крестьянской революции.]

Ленинская «революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» была подменена мартыновской «общенациональной оппозицией», блоком «четырех» классов, который на деле оказался блоком против рабочих и крестьян. Вместо союза пролетариата с крестьянством под руководством первого на деле осуществился союз с буржуазией под руководством последней. Не мы использовали буржуазию, а буржуазия использовала нас. [Китайский рабочий класс под неправильным руководством таскал каштаны из огня для буржуазии. В результате, он до сих пор сыграл ту же роль, какую рабочий класс играл в буржуазных революциях 1848 г. Тактика Сталина—Бухарина—Мартынова привела к тому, что] киткомпартия, пропитавшись под неправильным руководством меньшевистскими уклонами, в решающие моменты революции фактически играла роль придатка к буржуазному Гоминьдану. [При таком руководстве неизбежно было не только поражение революции, но и] Идейно-политический крах руководящих кругов киткомпартии при этих условиях стал неизбежен. Дальнейшее пребывание в Гоминьдане обрекло бы компартию Китая на полное разложение. [Однако китайская буржуазия на свой лад дает уроки коммунистам. Неумолимый ход классовой борьбы учит и научит китайских коммунистов не повторять тех губительных ошибок, которые навязало им «руководство» Сталина—Бухарина.]

В стране с развитыми классовыми противоречиями (как современный Китай) империализм не только не смягчает классовые противоречия, не только на сколько-нибудь длительный срок не может объединить «всю нацию», но наоборот. При первых же широких народных движениях, затрагивающих сколько-нибудь значительные интересы командующих классов, китайская буржуазия неминуемо выступает против «своих» рабочих и крестьян в союзе с империалистами, толкающими ее на особенно беспощадные расправы.

Своеобразие китайской революции в нынешней международной обстановке заключается отнюдь не в наличии в Китае якобы «революционной» либеральной буржуазии, а в следующем:

Китайская революция в нынешнюю эпоху империалистских войн и пролетарских революций могла и должна была пройти ближе к типу советской революции.

Китайское крестьянство, более задавленное, чем русское при царизме, стонущее под игом не только своих, но и чужеземных угнетателей, могло подняться и поднялось сильнее, чем русское крестьянство перед 1905 г.

3. Лозунг Советов (выдвинутый Лениным для Китая еще в 1920 г.) имел безусловную почву в китайских условиях 1926—27 г. Советы в Китае в 1927 г. могли стать формой сплочения сил крестьянства под руководством пролетариата, действительным центром революции, организацией отпора буржуазному Гоминьдану и вышедшим из его недр китайским Кавеньякам и действительными органами революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Учение Ленина о том, что буржуазно-демократическая революция может быть доведена до конца лишь союзом рабочего класса и крестьянства (под руководством первого) против буржуазии — не только применимо для Китая и аналогичных колониальных стран, но именно и представляет единственный путь к победе в этих странах.

Вне этого пути остается лишь меньшевистский путь союза с либеральной буржуазией (более умеренных и более радикальных оттенков), неминуемо ведущий к поражению рабочего класса — что и произошло в 1927 г. в Китае.

Поправка № 3

Вместо пунктов 2, 3 и 4 поставить:

Одно из основных положений большевизма гласит, что начатая мировой войной и нашей революцией эпоха есть эпоха социалистической революции. Коммунистический Интернационал был создан как «партия мировой революции». Признание этого входило в состав «21 условия»[199] и прежде всего по этой линии размежевывались коммунисты с социал-демократами, «независимыми», меньшевиками всех сортов и видов.

Признание того, что война и Октябрь открыли собою эпоху мировой революции, разумеется, вовсе не означает, что в каждый данный момент имеется налицо непосредственно революционная ситуация. В известные периоды в отдельных странах и в отдельных отраслях производства «умирающий капитализм» (Ленин) способен частично восстанавливать хозяйство и даже развивать производительные силы. Эпоха мировой революции знает свои периоды подъема и упадка. Громадную роль в этом отношении играет боеспособность рабочего класса и его партии, степень влияния контрреволюционной социал-демократии, правильное руководство Коминтерна. Но приливы и отливы не меняют основной ленинской оценки нынешней исторической эпохи, взятой в целом.

Только эта оценка может лежать в основе революционной стратегии Коминтерна.

Между тем, в результате ряда поражений международного революционного движения и выросших отсюда упадочных настроений группировка Сталина незаметно для себя самой пришла к совершенно новой №-существу оценке нынешней эпохи. Вся «теория» социализма в одной стране исходит в основе своей из допущения того, что «стабилизация» капитализма может длиться ряд десятилетий.

В резолюции XIV съезда, принятой по докладу тов. Сталина, неправильно говорится: «В области международных отношений налицо закрепление и расширение «передышки», превратившейся в целый период» (Протоколы XIV съезда, с. 957).

На VII расширенном пленуме ИККИ Сталин (в докладе 7 декабря 1926 г.) построил всю политику Коминтерна на той же оценке мирового положения (Стенографический отчет, т. II, с. 12). Эта оценка (в основном совпадающая с оценками Отто Бауэра, Рудольфа Гильфердинга[200] и других вождей социал-демократии) уже оказалась явно неправильной.

Со времени XTV съезда прошло полтора года с небольшим. За это время произошли — если брать только важнейшие события — всеобщая стачка в Англии, гигантские события китайской революции, рабочее восстание в Вене[201]. Все эти события с неотвратимой силой заложены в условиях нынешней «стабилизации». Все они бьют в лоб «теорию» социализма в одной стране.

Оборотной стороной стабилизации являются 20 000 000 безработного населения, колоссальная недогрузка производственного аппарата, бешеный рост вооружений, крайняя неустойчивость мировых хозяйственных связей. Ничто в такой мере не обнажает шаткость надежд на длительный мирный период и беспочвенность «теории» социализма в одной стране, как нависшая над Европой новая опасность войны. О стабилизации «на десятилетия» фантазирует мелкий буржуа, ослепленный «победами» капитализма над рабочими, ослепленный техническими, экономическими и политическими успехами капитализма. Между тем, действительность развивается в сторону войны, т. е. взрыва всякой «стабилизации». А рабочий класс и угнетенные массы Востока раз за разом пытаются силой взорвать эту «стабилизацию» — то в Англии, то в Китае, то в Вене. Всеобщая стачка в Англии — и всего пять тысяч членов английской компартии! Восстание рабочих в Вене с таким количеством жертв, которых хватило бы на целую революцию, и всего шесть тысяч членов австрийской компартии! Великий подъем рабоче-крестьянских масс в Китае — а ЦК кит-компартии оказывается придатком к буржуазной верхушке Гоминьдана. Вот самое кричащее противоречие нынешней мировой обстановки. Вот что поддерживает и затягивает «стабилизацию» капитализма.

Величайшая задача состоит в том, чтобы помочь коммунистическим партиям подняться до уровня тех гигантских требований, которые предъявляет к ним нынешняя эпоха. Это предполагает правильное понимание характера мировой обстановки со стороны самого Коминтерна.

Наша международная коммунистическая партия (Коминтерн) должна поставить себе задачей сплотить международный рабочий класс для борьбы за предотвращение войны, для защиты СССР, для превращения империалистской войны в войну за социализм. С этой целью рабочий-коммунист прежде всего должен завоевывать революционно настроенного рабочего некоммуниста — беспартийного, социал-демократа, синдикалиста, анархиста, тред-юниониста или рабочего, входящего в буржуазную организацию. «Под единым рабочим фронтом следует разуметь единство всех рабочих, желающих бороться против капитализма — стало быть, и рабочих, идущих еще за анархистами, синдикалистами и т. п. В романских странах число таких рабочих еще значительно». Так постановил IV Конгресс Коминтерна при Ленине. Это постановление сохраняет все свое значение и сейчас.

Поправка № 4

Прибавить к резолюции следующие практические выводы: 1. Необходимо прежде всего целиком и полностью подтвердить и укрепить курс на международную революцию и дать решительный отпор всем «стабилизационным» «мнимогосудар-ственным» настроениям, сводящимся к тому, что вообще не надо-де было «лезть в Китай», что надо «поскорей уйти из Китая», что если мы будем вести себя «разумно», то «нас оставят в покое» и т. д. «Теория» социализма в одной стране теперь играет уже прямо разлагающую роль и явно мешает сплочению сил международного пролетариата вокруг СССР — ибо убаюкивает рабочих других стран, притупляя у них сознание опасности.

Некоторые товарищи, мнящие себя «реальными политиками» и мудрыми «государственными деятелями», напуганные англо-русским разрывом и внутренними трудностями, вынашивают такой «план»: 1. признать долги; 2. более или менее ликвидировать монополию внешней торговли; 3. «уйти из Китая», т. е. отказаться от поддержки китайской революции и вообще национально-революционных движений; 4. внутри страны — правый «маневр», т. е. еще некоторое расширение нэпа. Этой ценой надеются уничтожить опасность войны, улучшить международное положение СССР и устранить (или ослабить) внутренние трудности. Все это строится на той же оценке, будто стабилизация капитализма обеспечена на десятки лет.

На деле это означало бы не «маневр», а при нынешней обстановке полную капитуляцию советской власти, возврат через «политический нэп», «неонэп» к капитализму.

Империалисты приняли бы все уступки и тем скорее перешли бы к новому натиску, вплоть до войны. Кулак, нэпман и бюрократ, приняв к сведению сделанные уступки, тем настойчивее стали бы организовывать все антисоветские силы против нашей партии. Такая «тактика» с нашей стороны дала бы теснейшую смычку нашей новой буржуазии с буржуазией иностранной. Экономическое развитие СССР попало бы под полный контроль международного капитала: займов на грош, а кабалы на целковый. А рабочий класс и основная масса крестьянства стали бы утрачивать веру в мощь советской власти, веру в то, что соввласть знает, куда она ведет народ.

Попытаться «откупиться» от войны, если это будет возможно, мы обязаны. Но именно для этого мы должны быть сильны, едины, незыблемо отстаивать тактику мировой революции, укреплять Коминтерн. Только тогда есть серьезные шансы добиться возможно длительной отсрочки войны такой ценой, которая не губит советской власти, а в случае неизбежности войны получить поддержку международного пролетариата и победить.

Ленин допускал известные экономические уступки империалистам, в целях откупиться от войны или привлечь на приемлемых условиях иностранный капитал. Но ни при каких условиях, ни даже в самые тяжелые моменты Ленин не допускал и мысли об отмене монополии внешней торговли, о предоставлении политических прав буржуазии, об ослаблении поддержки мировой революции, об ослаблении тактики мировой революции вообще.

Столь же важное значение имеет задача — сплотить ряды нашей партии, положить конец прямой спекуляции империалистской буржуазии и вождей социал-демократии на раскол, откол, «отсечение» и т. п. Это имеет самое прямое отношение к вопросу о войне, ибо теперь «прощупывание» нас империалистами идет более всего по этой морально-политической линии. Все органы международной буржуазии и социал-демократии проявляют ныне необыкновенный интерес к нашим внутрипартийным спорам и открыто толкают и поощряют нынешнее большинство ЦК на исключение оппозиции из руководящих органов партии, а если можно, то и из партии, а если можно, то и на прямую расправу. Начиная с богатейшей буржуазной газеты «Нью-Йорк Тайме» и кончая наиболее из воротливой газетой II Интернационала «Венской рабочей газетой»[202] (Отто Бауэр) — все органы буржуазии и социал-демократии приветствуют «правительство Сталина» за борьбу против оппозиции и призывают еще раз доказать свой «государственный разум» решительным отсечением оппозиционных «пропагандистов международной революции». При прочих равных условиях война наступит тем позднее, чем меньше мы оправдаем надежды врага на откол, отсечение и т. п. И «откупиться» от войны (если возможно), и победить в войне (если воевать придется) можно только, если мы сохраним полное единство, если прежде всего обманем надежды империалистов на раскол, откол, отсечение. Этот последний путь нужен только капиталистам.

Необходимо выправить нашу классовую линию в международном рабочем движении, прекратить борьбу против левого крыла Коминтерна, вернуть в Коминтерн тех исключенных, которые признают решения пяти конгрессов Коминтерна (например, группа Урбанса)[203] — и раз навсегда положить конец политике «сердечных соглашений» с предательскими вождями английского Генсовета. Разрыв блока с Генсоветом в нынешней обстановке имеет такое же значение как в 1914 г. разрыв с Международным социалистическим бюро[204]. Этого разрыва Ленин требовал тогда ультимативно от каждого революционера. Не разорвав с предателями, нельзя по-настоящему организоваться для революционной борьбы. Генсовет предал английскую всеобщую забастовку, затем стачку горняков; Генсовет предал СССР в феврале 1927 г. (первая нота Чемберлена)[205]; Генсовет предал китайскую революцию, когда английские империалисты начали против нее прямую войну; 1енсовет предал английских рабочих, когда английское правительство проводило реакционный закон против профсоюзов[206]; Генсовет предал СССР, когда Чемберлен порвал дипломатические отношения с нами[207]; Генсовет увенчал свою деятельность тем, что вынес протест против расстрела нами 20 белогвардейцев и английских шпионов в ответ на убийство тов. Войкова[208]; Генсовет выступает, таким образом, вернейшим агентом английских империалистов, прямым пособником убийц Войкова. Оставаться в блоке с таким 1енсоветом означает помогать контрреволюционным вождям II Интернационала.

Необходимо решительно выправить нашу линию в национально-революционном движении — прежде всего в Китае, но также и в ряде других стран, ликвидировать линию Мартынова—Сталина—Бухарина — вернуться к линии Ленина, к постановлениям II и IV Всемирных конгрессов Коминтерна. Иначе мы из двигателя станем тормозом национально-революционных движений и неизбежно потеряем симпатии рабочих и крестьян на Востоке.

Необходимо последовательно, систематически, упорновести борьбу за мир. Предотвратить войну, отсрочить войну, «откупиться» от войны — все, что возможно и допустимо (см. п. 1), необходимо сделать для этого. В то же время — готовиться, не покладая рук, к войне, уже сейчас и первым делом положить конец идейно-политическому разнобою и разброду в вопросе о том, существует ли близкая опасность войны. Решительно выправить классовую линию нашей внутренней политики. Если война неизбежна, то победить может только строго большевистская линия: рабочий и батрак с опорой - бедняком, в союзе с маломощным середняком - против кулака, нэпмана, бюрократа.

7. Всемерная подготовка всего хозяйства, бюджета и пр. на случай войны.

Г. Зиновьев

/Август 1927 г./







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх