Л. Троцкий:

Настоящий «подарок» к празднику[330]

Материалы к дискуссии

Только для членов ВКП(б)

Москва, 6 ноября 1927 г.

Массовое двухтысячное собрание большевиков-ленинцев в помещении МВТУ, прошедшее с давно невиданным подъемом, привело в исступление весь аппарат. Собрание было лучшим ответом на подвиги свистунов. Оппозиция стала уже массовым движением лучших рабочих партийцев, добивающихся оздоровления партии. Этого нельзя никак отвергнуть. Собралось две тысячи товарищей, но могло собраться и пять и шесть тысяч, если было бы подходящее помещение. Надо было ожидать, что единственным ответом большинства ЦК будет новая волна репрессий. Так оно и вышло. С быстротой, вызывающей удивление, было на другой же день организовано сразу два судилища. Одно в ЦКК, куда вызвали тт. Троцкого и Каменева. Другое, в порядке выездной сессии МКК, орудовало тут же, «на месте преступления» — в здании МВТУ[331].

Последнее было организовано наподобие военно-полевого суда. Судили скорострельно. Всех исключали из партии. Некоторых даже заочно. К чему улики, разбирательства, документы! Ты оппозиционер? Ты не согласен воспевать мудрость сталинской политики и сталинского режима? Давай партбилет! Ты хочешь объяснить, в чем и почему не согласен? Нам некогда. У нас много дела.

Действительно у МКК[332] много дела. На место одного исключенного встают десятки новых партийцев. Там, где не было никогда оппозиционеров, теперь появляются стойкие группы, готовые мужественно бороться с продовольственными безобразиями, когда все члены МКК, высунув язык, бегают по пятам оппозиционных вождей, выслеживая их встречи с партийцами и пытаясь (без успеха) срывать товарищеские беседы. Итак, партийная мясорубка работает бешеным темпом. Исключаемые товарищи держатся твердо, запугиваниям не поддаются. Их поведение на судилищах (в присутствии нескольких сотен студентов-активистов) вызывает к ним уважение. В то же время в ЦКК экстренно судят товарищей Троцкого и Каменева. Наши товарищи достойно отчитывают «судей». Начинаются «прения». Выступает Сахаров и бросает по адресу Троцкого фразу: «Молчи, шпана!» Наши товарищи поднимаются и оставляют судилище. Судьи смущены. Посылают Енукидзе товарищей пригласить вернуться. Выносят двусмысленную резолюцию, в которой мягко порицают выходку Сахарова. Наши товарищи отказываются вернуться. ЦКК остается вынести резолюцию о том, что она внесет на партсъезд предложение исключить Троцкого, Зиновьева, Каменева и еще четырех товарищей из партии. Какая новость! Как будто оппозиция еще полтора года не раскрыла «ступенчатый» план Сталина: сначала из Политбюро, потом из ЦК, затем из партии. Все это давно известно. Последний пленум поставил ведь в порядок дня съезда вопрос о пребывании оппозиции в партии. Теперь Ярославские разыгрывают роль потерявших терпение ангелов. Но почему же в юбилейном номере «Правды» нет ни одного звука о новом и настоящем «подарке» пролетариату — о решении ЦКК насчет исключения ее вождей из партии? Почему? Зачем скрывать решение высшего судилища от пролетариата? Боялись испортить праздник. Боялись показаться на Красную площадь с Октябрьским подарочком. Учли урок демонстрации 17 октября в Ленинграде, когда сотни тысяч пролетариев через головы сталинского аппарата дружески приветствовали оклеветанных, травимых вождей оппозиции.

В молчании ЦКК, в боязни выйти на Красную площадь с неверным решением лучшее доказательство политического и морального банкротства сталинцев. Судилище было разогнано с быстротой изумительной. А опубликование приговора трусливо отложили до тех дней, когда московский пролетариат уйдет с площади и улиц.

Наилучшим ответом сталинскому судилищу была встреча тов. Троцкого с беспартийной массой на фабрике «Красная оборона». Прямо с заседания ЦКК, где его пытались изобразить врагом коммунизма, товарищ Троцкий поехал на фабрику. На Ильинке 21 [333] люди строчили заказанную им Сталиным резолюцию об исключении Троцкого из партии. А на фабрике пролетарские массы с громадным подъемом чествовали одного из организаторов и вождей Октября. Свистуны-аппаратчики были отодвинуты массой. Рабочий класс презирает свистунов, готовящих раскол партии. Рабочий класс не пройдет мимо решающих событий в партии. Последнее слово будет принадлежать во всяком случае не Ярославским и Сахаровым.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх