Л. Троцкий:

Положение в Китае после переворота Чан Кайши и перспективы

1. Попытка изобразить переворот Чан Кайши как эпизод и привлечь для сравнения измену Муравьева[77] в 1918 году представляет собою продолжение все той же ложной, поверхностной, вульгарной оценки китайского революционного развития, которая привела уже к ряду величайших, отчасти непоправимых ошибок. Измена Муравьева была личной и кружковой авантюрой, направленной против власти пролетариата и приведшей к гибели авантюристов. Государственный переворот Чан Кайши означает классовый сдвиг всей революции, полное отстранение низов от «соучастия» во власти, закрепление военно-буржуазного господства над революцией, над страною, восстановление более широкого сотрудничества более широких слоев китайской буржуазии с иностранным империализмом.

2. Переворот Чан Кайши закончился на данной стадиистоль крупным для буржуазии успехом вследствие целого ряда наших предшествовавших ошибок, вытекавших из ошибочной оценки революции в целом. Основными ошибками были: во-первых, подчинение компартии Гоминьдану; во-вторых, отказ от организации Советов; в-третьих, отказ от вооружения рабочих. Эти три роковые ошибки вытекают из меньшевистского понимания буржуазного характера революции и из добровольнои передачи руководства революцией в руки верхов буржуазии через Гоминьдан.

3. Пролетариат оказался разгромлен теми, которые руководили им. Для обороны у застигнутого врасплох пролетариата не оказалось ни правильной ориентировки, ни надлежащей организации (Советов), ни оружия. Хуже всего то, что пролетариату приходится теперь идейно перевооружаться под ударами врага. Чан Кайши теперь учит китайских рабочих тому, чему мы их не научили, чему своевременно запрещалось их учить.

4. Отсюда может произойти серьезная задержка в развитии революции и даже временный ее отлив. Аграрное движение как более распыленное менее доступно непосредственному воздействию палача Чан Кайши. Не исключена возможность того, что дальнейший рост аграрного движения даст возможность пролетариату, уже в сравнительно близком будущем, выпрямить спину и снова перейти в наступление. Точные предсказания на этот счет, разумеется, невозможны, тем более издалека. Китайской компартии придется внимательно следить за реальным развитием событий и классовых группировок, чтобы уловить момент новой наступательной волны.

5. Строить Советы в процессе отступления, под ударами врага, гораздо труднее, чем в процессе побед и движения вперед. В этом смысле потерянного не наверстаешь. Но было бы ошибкой, вернее преступлением, отказаться от Советов сейчас. Если бы оказалось, что разгром надолго отбросил рабочих назад, тогда Советов в данный момент, разумеется, не вышло бы. Но для занятия такой позиции сейчас нет еще данных. Наоборот, все позволяет думать, что, несмотря на жестокое кро вопускание, китайский пролетариат — именно вследствие ужасающих условий его повседневного существования — способен будет снова подняться в ближайшее время. Создание Советов будет в этих условиях означать то же, что создание укрепленных позиций на пути отступления — с перспективой перехода в наступление при первом благоприятном повороте обстановки.

6. Возможности нового наступления будут зависеть — помимо международных условий — не только от развития аграрного движения, о чем сказано выше, но и от того, в какую сторону склонятся в ближайший период широкие мелкобуржуазные массы городов. Переворот Чан Кайши означает не только (может быть, даже не столько) укрепление власти китайской буржуазии, но и восстановление и укрепление позиций иностранного капитала в Китае со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отсюда неизбежность — притом в довольно близком будущем -поворота мелкобуржуазных масс против Чан Кайши. Только меньшевик может думать, будто китайская буржуазия до полного низвержения господства иностранных империалистов будет «впрягаться в колесницу революции» (Мартынов): в награду за такую верность национальному знамени буржуазии обещан нашими теоретиками «некапиталистический путь развития», который и должен, очевидно, окончательно укрепить ее смычку с пролетариатом. Вся эта смехотворная перспектива разбита вдребезги. Но мелкая буржуазия, жестоко страдающая не только от иностранного капитала, но и от союза с иностранным капиталом национальной китайской буржуазии, неизбежно повернется против Чан Кайши. В этом и состоит одно из важнейших для нас проявлений классовой механики в национально-демократической (буржуазной) революции.

7. Аграрное движение пойдет тем быстрее, мелкая буржуазия повернется против Чан Кайши тем раньше, чем решительнее будет наша собственная политика, чем меньше мы будем гоняться за теми «двумя правыми», которых еще можно «использовать» (Сталин), чем яснее и отчетливее мы поставим перед авангардом пролетариата задачу борьбы с буржуазией за влияние на многомиллионные трудящиеся массы города и деревни.

8. Правительство Ханькоу[78] объявило Чан Кайши изменником. Разумеется, это лучше, чем переход на сторону Чан Кайши, т. е. на роль его лакеев. Но было бы слишком неосторожно строить на этом объявлении преувеличенные надежды. В истории было не раз, что правительство или парламент, лишенные власти путем военного переворота, в самой торжественной форме объявляли захватчика изменником и ставили его «вне закона». Сплошь да рядом они на этом и успокаивались, считая, что народ «сам» обязан вернуть им их подлинные права. Совершенно очевидно, во всяком случае, что для действительной войны с Чан Кайши нужны методы иного рода, чем те, какие применялись национальным правительством до сих пор. Война против Чан Кайши может закончиться победоносно лишь как подлинно революционная война.

9. Думать, что эта борьба разовьется между двумя половинками разорвавшегося Гоминьдана и что эта победа народных масс будет означать передачу власти в руки Ван Цзинвея, могут только те вульгарные, мещанские «идеалисты», которые считают, что переворот Чан Кайши есть простой «эпизод», вроде измены Муравьева. На самом же деле государственный переворот Чан Кайши означает классовую передвижку государственной власти». Победить Чан Кайши можно путем соответственной классовой же передвижки во всем руководстве революции, в ее программе, в ее тактике, в ее организации. Для того что бы масса поднялась против Чан Кайши, т. е. против блока китайской буржуазии с иностранными империалистами, нужно, чтобы масса поверила и поняла, что ее нынешние руководители не имеют ничего общего с Чан Кайши, а являются плотью от ее собственной партии. Для этого нужна соответственная рабочая и крестьянская программа действия. Нужно осудить и отбросить совершенно чудовищные директивы насчет «минимального» вооружения рабочих. Нужно, наконец, дать массам такие формы организации, которые — хоть и с жестоким запозданием —соответствовали бы нынешнему фазису китайской революции, т. е. борьбе масс, под руководством пролетариата, против буржуазии за доведение национально-демократической революции до конца. Надо создать Советы.

10. Отношения компартии с Гоминьданом на новой стадии развития должны радикально измениться, как радикально переродиться должен и самый Гоминьдан. Не может быть и речи о сохранении того постыдного положения, когда компартия подчинена мелкобуржуазной организации, руководимой крупной буржуазией. Лозунг о «равноправных договорах» китайский пролетариат должен перенести и на политику революционных блоков между классами. Если компартия будет гоняться за Гоминьданом, она не приобретет влияния на массы, облегчит Гоминьдану новый сдвиг вправо и вынуждена будет порвать с ним в наихудших условиях. Если же компартия самостоятельно повернется лицом к массам, она вынудит революционные элементы Гоминьдана искать опоры не наверху, а внизу, не у буржуазии, а у городских и деревенских масс. Если компартия поставит ребром вопрос о создании Советов, революционный Гоминьдан вынужден будет также стать на почву Советов. Отношения компартии и Гоминьдана примут тогда наиболее естественную, гибкую и вместе прочную форму блока двух советских партий, руководящих революцией.

11. Успех создания Советов будет теснейшим образом связан с активностью компартий, со способностью пролетариата преодолеть последствия поражения, с размахом аграрной борьбы, с политическим поворотом мелкой буржуазии и пр. Мы слишком хорошо знаем из всего прошлого, что направление и исход борьбы не решаются одной лишь организационной формой Советов. Но только Советы могут дать новому напору масс такую организационную форму, которая способна обеспечить победу народных масс — не для буржуазии, а для себя.

12. Установление демократической диктатуры трудящихся масс города и деревни под руководством пролетариата является неизбежным этапом дальнейшего развития революции. Но этот неизбежный этап, по самому существу своему, не может быть последним этапом. От демократической диктатуры пролетариата и крестьянства возможны два пути: назад — в сторону парламентской или бонапартистской буржуазной республики, или вперед — в сторону переходных этапов к социалистической революции. Каким из этих путей пойдет китайская революция в дальнейшем, будет зависеть в решающей степени от международной обстановки, т. е. от развития пролетарской революции в передовых капиталистических странах. Нынешнее состояние мирового капитализма, бешеный рост его противоречий, наступивший к концу его восстановительного периода, свидетельствуют, что перерастание китайской демократической революции в социалистическую — при условии правильного руководства — может стать и станет вполне реальной перспективой.

Наоборот, попытки прикрывать абстрактными «некапиталистическими» перспективами реальное засилие буржуазии в Гоминьдане, правительстве и армии, грубую политическую зависимость компартии от буржуазии через Гоминьдан, отсутствие подлинно массовых революционных организаций, отсутствие подлинно революционной программы массовой борьбы — такие попытки не только не приблизят нас к «некапиталистической» стадии революции, но способны погубить и ее демократическую стадию.

Л. Троцкий 19-20 апреля 1927 г.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх