Задачи колдоговорной кампании[626]. [Первая половина ноября]

Решающим для оценки продвижения нашей страны вперед по пути социалистического строительства являются рост производительных сил и перевес социалистических элементов над капиталистическими — в тесной связи с улучшением всех условий существования рабочего класса.

Стремление отодвинуть насущные интересы рабочих на задний план и под презрительным именем «цеховщины» противопоставлять их общеисторическим интересам класса представляется теоретически несостоятельным и политически опасным.

Из платформы большевиков-ленинцев (оппозиции).

Под «шум» борьбы с правой опасностью продолжается наступление капиталистических элементов города и деревни на классовые позиции пролетариата.

Создается реальная угроза ухудшения положения рабочего класса. Учащаются перебои в рабочем снабжении, растут цены на предметы широкого потребления, снижается индекс заработной платы.

Растут хозяйственные затруднения.

Правящая бюрократия намечает выход из затруднений за счет приостановления роста благосостояния пролетариата.

Тем более необходима, невзирая на все бюрократические препятствия, мобилизация всей рабочей и партийной общественности вокруг вопросов положения рабочего класса.

I

Особенно внимательно необходимо подойти к цифрам, свидетельствующим о доле пролетариата в национальном доходе страны: ибо, если доля пролетариата в национальном доходе стабильна или падает, то это означает, что диктатура пролетариата больна, что за счет пролетариата возрастает удельный вес других классов. Опубликованные контрольные цифры Госплана за [19]28/29 г. не являются окончательными. Однако отчетная часть их, вероятно, не подвергнется сколько-нибудь существенным изменениям. Нижеследующие данные взяты из К[онтрольных]Ц[ифр]. Согласно К[онтрольным]Ц[ифрам], национальный доход в 1927/28 г. возрос по отношению к 1926/27 г. на 7,5%, национальный доход 1928/29 г. возрастет по отношению к истекшему на 10,4% и составит 27969 млн. руб. против 25336 млн. руб. в 1927/28 г.

Какова же доля пролетариата в национальном доходе страны? Темп роста доли лиц наемного труда в национальном доходе страны снижается с каждым годом, в 1928/29 г., согласно расчетам К[онтрольных]Ц[ифр], не увеличится вовсе. Темп роста абсолютной величины доходов городского пролетариата меньше, нежели темп роста доходов сельского населения.

Но данные, относящиеся к денежным доходам городского пролетариата дают слишком оптимистическую картину хотя бы потому, что не учитывают повышения квартирной платы, а также последнего займа индустриализации, который на известный период времени уменьшает покупательную способность рабочего класса. Приведенные выше данные говорят, что удельный вес пролетариата в стране растет с каждым годом медленнее, что 1928/29 г., если не будет радикально изменена политика по рабочему вопросу, принесет стабильность доли пролетариата в национальном доходе страны, а вероятнее всего — падение. Борьба за заработную плату стоит в порядке дня, ибо повышением реальной заработной платы пролетариат укрепит свои классовые позиции.

Отсюда максимальное внимание следует уделить предстоящей колдоговорной кампании, в результате которой определится на ближайший отрезок времени жизненный уровень рабочего.

Совершенно извращенную картину реальной заработной платы дают ныне официальные данные. Согласно последним, номинальная заработная плата в [19] 27/28 г. возросла по отношению к прошлому году на 11%, а реальная на 10%. Размер реальной заработной платы исчисляется, исходя из изменения индекса стоимости жизни, но последний страдает столь серьезными недостатками, что совершенно искажает действительность.

Современный индекс стоимости жизни сконструирован на основе бюджетных обследований конца 1926 г. В нем зафиксированы твердые пропорции покупок того или иного товара у кооперации, у госторговли и у частника. Конец 1926 г., когда был составлен действующий ныне индекс, характеризовался сравнительно спокойным состоянием рынка. В 1927/28 г. положение существенно изменилось, и пропорции покупок несомненно передвинулись в сторону частного рынка с его более высокими ценами. Кроме того, ряд товаров, входящих в состав бюджетного набора, фактически невозможно достать. Таким образом, индекс учитывает в ряде случаев не цены реальных товаров, а цены прейскурантные. В результате этих дефектов, индекс дает явно неверный, явно извращенный уровень реальной зарплаты. Ряд данных говорит за то, что она не повысилась. Так например, по Приокскому горному округу, Сормову, Ленинграду реальная зарплата начиная с апреля начала понижаться. На последнем пленуме ВЦСПС указывалось, что «перебой в рабочем снабжении и связанный с этим рост бюджетного набора оказывали крайне неблагоприятные влияния на заработную плату». По словам представителя ленинградских текстильщиков на том же пленуме ВЦСПС, зарплата понизилась на 10% вследствие увеличения квартирной платы и повышения стоимости коммунальных услуг. И таких сообщений можно привести множество из большинства рабочих районов. Из этого вытекает необходимость в нынешней кампании по перезаключению колдоговоров со всей решительностью поставить вопрос о повышении заработной платы.

Производительность труда возросла в 1927/28 г. против 1926/27 г., согласно К[онтрольным]Ц[ифрам] на 14,5%, тогда как заработная плата осталась, по-видимому, стабильной. Рост производительности труда в 1927/28 г. не был компенсирован соответственным ростом реальной зарплаты. Согласно плановым предположениям, отношение зарплаты к производительности труда должно было равняться 0,47. Если принять это соотношение, то реальная зарплата в 1927/28 г. должна была бы повыситься на 6,8%. Между тем, настолько она не повысилась, и, таким образом, рост производительности труда компенсирован не был. В 1928/29 г. намечается рост производительности труда в размере 17,5%, а рост номинальной зарплаты в размере 7%. Предположенная Госпланом цифра повышения номинала на 7% не только не компенсирует рабочему классу то значительное повышение производительности труда, какое было достигнуто в 1927/28 г., но не страхует даже нынешний уровень реальной зарплаты. Ведь теми же К[онтрольными]Ц[ифрами] намечается рост бюджетного индекса на 2,8%. Можно представить, насколько реальным окажется этот процент, если тот же Госплан проектировал снижение индекса в 1927/28 г. на 5%, а, по его же данным, он повысился на 1,5%. Но и запроектированные Госпланом 7% повышения зарплаты идет почти целиком за счет так наз[ываемого] самотека.

Недавно прошедший пленум ВЦСПС в качестве основного момента новой колдоговорной кампании признал, как об этом информирует «Правда» от 26/ХГ, «необходимость воздержаться от требования механического повышения зарплаты». «Дальнейшее повышение зарплаты в текущем году должно быть поставлено исключительно в зависимость от роста выработки рабочих, так наз[ываемого] самотека»,— заявлял докладчик по этому вопросу на пленуме ВЦСПС. Мало того, так как «опыт прошлых лет показал, что этот «самотек» достигает значительных размеров», то в задачи коллективных договоров входит необходимость, как об этом сообщает директивное письмо ВЦСПС и ВСНХ, «предусмотреть путем правильного нормирования труда такое регулирование самотека, которое обеспечивало бы выполнение промфинпланов как в отношении производительности труда, так и заработной платы». Нужно решительно протестовать против ликвидации практики механического повышения зарплаты, против стремления обусловить рост ее исключительно ростом интенсивности труда рабочих.

Вместо решительных шагов, направленных в сторону повышения заработной платы рабочего, в обстановке все возрастающей дороговизны уровень его реальной заработной платы не страхуется даже в минимальной степени. Рабочий класс не получит того, что он должен был бы ожидать, повысив производительность труда во много раз более повышения зарплаты.

Зато в отношении производительности труда требования к рабочему чрезвычайно велики, настолько, что даже хозяйственники в лице ВСНХ признают их чрезмерными. Так, на том же пленуме ВЦСПС (см. «Торг[ово-] промышленная] газ [ста]» от 27/Х—28 г.) выступивший представитель ВСНХ возражал против намеченного ВЦСПС повышения производительности труда на 17%, «он считает, что такого роста производительности труда мы не получим. С большим напряжением можно повысить производительность труда на 15%. Повышение производительности труда на 17% должно вызвать в октябре и ноябре одновременное сокращение по всей промышленности 90 тыс. раб[очих]».

До каких пределов выросла оторванность проф- и партбюрократии от пролетариата, если от лица рабочего класса высшие органы, долженствующие представлять его интересы, намечают подобные перспективы... Поистине эти перспективы «не внесут большой радости в среду рабочего класса», как говорил тов. Севастьянов на сентябрьском пленуме МК и МКК (Стен[ографический] отчет, с. 40).

В особенности в тяжелом положении остаются рабочие отсталых в отношении зарплаты отраслей промышленности. Правда, для этих категорий рабочих (горной, части металлической, текстильной и химической промышленности) делается исключение, а именно в порядке механического увеличения зарплаты им дается 35 млн. руб. Но сумма эта чрезвычайно мала и может дать в лучшем случае повышение зарплаты на 1—2%, в то время как зарплата этих категорий рабочих стоит на столь низком уровне, что, например, «в горной промышленности распыляет квалифицированную рабочую силу, число забойщиков все уменьшается и из-за недостатка квалифицированной рабсилы не выполнили программы» (речь тов. Беленького на пленуме ВЦ СПС).

Тарифная реформа в этом отношении не выполнена и в малой степени. Если ленинградские текстильщики получали в прошлом году 25% средней зарплаты по губернии, то сейчас они отстают на 35,7%. Такие районы, как Урал, как были, так и остались отсталыми в отношении зарплаты. Средняя зарплата металлистов Урала равна 54 руб. 67 коп., в то время как средняя зарплата рабочих по СССР равна 70 руб. 50 коп. Это объясняется тем, что прошлогодняя 30-миллионная прибавка была совершенно недостаточна для проведения тарифной реформы, почему она и проводилась в большей степени за счет понижения сдельных расценок, 25% полученной т[аким] об[разом] экономии шло на проведение тарифной реформы, а остальные на снижение себестоимости. Таким образом, тарифная реформа была проведена преимущественно за счет увеличения интенсивности труда рабочего.

Не выполнена и вторая задача, возложенная на тарифную реформу. Удельный вес ставки в общей сумме заработка у сдельщиков в среднем по всей промышленности поднялся от 40% до 60%. Последние месяцы 1927/28 г. характеризуются падением удельного веса ставки. Рабочий напрягает свои силы, чтобы выработать возможно больше, ибо его гнетет растущая дороговизна жизни.

Выделенный фонд в размере 35 млн. руб. совершенно недостаточен для завершения тарифной реформы. Очевидно, в этом году повторится то же, что и в прошлом, тарифная реформа будет проводиться за счет снижения расценок и понижения зарплаты более высоко оплачиваемых групп рабочих.

Минувший хозяйственный год характеризовался огульным пересмотром норм выработки. Например, по Югостали были пересмотрены нормы 60% сдельщиков, но Юмту — 65%. В этом году предполагается пересматривать нормы в течение всего года. В передовой статье «Правды» от 29 сентября, подтверждение этой линии дано в передовой «Правды» и от 14/XI—28 г., по этому поводу сказано следующее: «В предстоящую колдоговорную кампанию, как правило, работа по конкретному установлению норм выработки и сдельных расценок должна быть отделена от кампании по перезаключению колдоговоров и проводиться систематически в течение всего года на основе более правильных методов нормирования».

Эта же линия проведена и в директивном письме к проведению колдоговорной кампании ВСНХ и ВЦСПС. Подобная линия совершенно неприемлема. Как общее правило, нормы не должны в этом году пересматриваться вовсе. Интенсивность труда рабочих теперь весьма велика, и с дальнейшим нажимом в эту сторону необходимо решительно бороться. Пересмотр норм может допускаться лишь в случае технических изменений в самом процессе производства, причем достаточность причин, побуждающих пересмотреть нормы выработки, должна быть предварительно констатирована РКК.

В общем и целом, перспективы, которые открывают пряхи-партбюрократы рабочему классу, столь мало привлекательны, что все чаще и чаще на страницах печати выносятся предложения о продлении сроков действия колдоговоров. Немало защитников этого проекта было и на пленуме ВЦСПС. В итоге, там, «где нет достаточных оснований для пересмотра содержания и условий существующих коллективных договоров, признано целесообразным по соглашению между союзными и хозяйственными органами поставить на обсуждение рабочих вопрос о продлении полностью колдоговоров на 1929 г.».

Только боязнь рабочей массы может толкать на подобные решения. Действительно, с чем идти к рабочему классу, если: 1) Заработная плата не повышается. 2) «Правовая часть, нормы и расценки не будут подвергаться пересмотру» (нормы и расценки пересмотрят потом «в порядке текущей работы», когда можно будет не обсуждать этот вопрос с рабочими, а ставить перед свершившимися фактами то одну, то другую группу их. 3) «Серьезные улучшения в области охраны труда тоже не связаны с проведением колдоговорной кампании, а 4) «такие моменты, как повышение норм спецодежды не могут служить платформой для перезаключения колдоговоров».

Подобная аргументация профсоюзных чиновников, стоявших на пленуме ВЦСПС за продление действия колдоговоров, со всей последовательностью вытекает из общей не пролетарской позиции, занятой всей проф- и партбюрократией.

II

Если столь неутешительна предстоящая кампания перезаключения колдоговоров, то еще менее утешительна заканчивающаяся кампания проверки выполнения старых договоров. Результаты более чем печальные: нет ни одного договора, который был бы выполнен целиком. «Обследование Крайсовпрофа (Ростов),— пишет «Труд»,— дало сплошное игнорирование со стороны администрации тех обязательств, какие возлагаются на нее советским трудовым законодательством и коллективным договором. Обследование подтвердило, что профорганизации от высших до низших звеньев не ведут систематической и упорной борьбы с этими извращениями».

Проверка выполнения колдоговоров, которая должна быть систематической и каждодневной в течение года, проводится ныне или посредством специального обследования чисто аппаратным путем, или по истечении года, перед самым заключением нового колдоговора объявляется специальная кампания; не удивительно, что есть сообщения об еще совершенно не начавшемся выполнении колдоговора ни по одному пункту (Донбасс). По значительному большинству предприятий колдоговор выполняется менее чем на половину.

Газеты сообщают: «Коллективные договора по уральским металлургическим заводам Миусскому, Саткинскому, Кусинскому, Симскому и многим другим нарушаются в значительной части». «Нет ни одной шахты в Кузбассе, где был бы выполнен колдоговор», проверка правильности подсчетов зарплаты показала, что в 24 предприятиях из 28 обследованных имелись обсчеты рабочих (неправильная оплата ночных и предпраздничных часов и т. д.) (Донбасс). «Союзные организации проверяют, насколько предприятия и учреждения выполняют свои обязательства перед рабочими. Оказывается, что почти повсеместно многие пункты колдоговоров систематически нарушаются» (Харьков). «По крупнейшему Владимирскому хлопчатобумажному тресту из 50 пунктов колдоговора не выполнены полностью или частично 25».

Невыполнение и грубое нарушение колдоговоров носит повсеместный характер. Оно стало системой, посредством которой оторвавшиеся от рабочей массы парт- и профбюрократы пытаются найти обоснованный выход из хозяйственных затруднений за счет рабочего класса.

Главнейшие нарушения и невыполнения колдоговоров идут по линии зарплаты, охраны труда, рабочего времени, найма и увольнения рабочей силы, обязательств по отношению к подросткам и др.

Наиболее часто не выполняются следующие пункты колдоговоров:

1) Зарплата выдается не вовремя. Обычно в колдоговорах указывается, что зарплата должна выдаваться в рабочее время. Пункт этот грубо нарушается, рабочий должен затрачивать на получение зарплаты много времени за счет часов своего отдыха.

2) Зарплата выплачивается с задержкой, с опозданием на несколько дней. Встречаются случаи, что зарплата систематически выдается с опозданием на одну и более недель.

3) Происходит массовый обсчет рабочих. Для обсчета пользуются разными методами. Наиболее общеупотребительны невыплата за простои, которые происходят не по вине рабочих, недовыработка норм опять же не по вине рабочих, как например, в Иваново-Вознесенске, где на хлопчатобумажных фабриках имели массовый характер недовыработки вследствие того, что хлопок был заражен широй (рвань). На металлургических заводах брак не по вине рабочих не оплачивается администрацией полностью. Не оплачиваются сверхурочные, не компенсируется работа в ночное и праздничное время, а подчас и просто происходит неправильное исчисление среднего заработка.

«Труд» пишет, что «по крупнейшим трестам Урала — Уралмету, Уралплатине, Уралцветмету, — новые расценки по вине администрации введены были лишь только с марта и даже с мая месяца, причем никаких доплат рабочим произведено не было.

1. ТНБ работают на «глазок». Рабочих не вовлекают в работу ТНБ.

2. Вместо того чтобы придать широкий общественный гласный характер работе ТНБ, их на деле превратили в бездушный и бюрократический аппарат.

3. ТНБ становится орудием в руках спецов и партчиновников, вызывая со стороны рабочих озлобление и недовольство.

4. Установление несправедливых расценок. Последние не своевременно сообщаются рабочим. Произвольные расценки ТНБ нервируют рабочих. По громадному количеству заводов Урала и юга практикуется различная расценка в одном и том же предприятии по отношению к исполнению совершенно одинакового вида работ. Расценки часто не рассматриваются в РК.

5. Массовый характер имеют нарушения колдоговоров при переводах с одной работы на другую (вследствие простоев или срочности некоторых видов работ), причем переводимые рабочие оплачивались по выполняемой работе, а не по среднему заработку.

6. Практикуются переводы из одного разряда в другой низший, с уменьшением заработка. Администрация делает это под видом упрощения работ.

Практикуются частые переброски с одного вида работ на другой, причем рабочих не оплачивают по старой расценке, а выработка на новой работе, как бы квалифицирован рабочий ни был, должна в первое время упасть. В результате частых перебросок рабочие деквалифицируются.

При огульном пересмотре норм и расценок в прошлом году ссылались на рационализацию производства. В огромном большинстве случаев эта рационализация проводилась за счет рабочего и результатом ее было уплотнение работ.

7. Широко практикуется прием временных рабочих на постоянную работу. Временных рабочих держат по много месяцев и не зачисляют в штат. На этом администрация выгадывает спецодежду, не выплачивает выходного пособия и т. д. Экономия на этой статье пользуется достаточной популярностью. В Москве («Труд» от 24/Х—[19]28 г.) спрос на рабочую силу приходится преимущественно на временные работы. Так, из 384958 мест, заявленных в Московской] бирже труда за апрель—сентябрь, на временные работы падает 351057 мест.

8. Рабочее время удлиняется сверх 8 часов, несмотря на готовящийся переход к семичасовому дню. Сообщений об этом более чем достаточно. Сверхурочные работы применяются в ряде мест чрезвычайно широко. 42-часовой рабочий отдых сплошь и рядом сводится на нет.

«Шестичасовой рабочий день на шахтах в Донбассе еще до сих пор не проведен,— пишут газеты.— Там же, где он уже осуществлен, он проходит безобразно, со снижением заработной платы некоторых категорий рабочих». По 184 шахтам Донугля 34,8% угольных рабочих пересиживают свыше 6 часов от 10 минут до 2 часов» («Труд» от 6/XI). В то же время в «Черемхове» рабочий день загонщиков длится 8—9 часов.

9. Обязательства, налагаемые колдоговорами на администрацию по отношению к детям рабочих, подросткам, не выполняются. Начатая в центре борьба против фабзаучей докатилась на места в виде проведения ряда мер, направленных к сохранению фабрично-заводского ученичества, незаполнения брони, свертыванию профессионально-технических курсов и т. д. В ряде мест значительная часть молодежи остается без квалификации. Окончившие ФЗУ по несколько лет числятся в запасе. «Квалифицируют для бирж труда»,— как иронизирует печать рабочей молодежи. Не выводят подростков из брони, нанимая рабочих со стороны. Нажим на рабочую молодежь проявляется и в виде применения неправильных разрядов и несправедливых тарифов.

Недавно принятый закон о нормах брони подростков (от 1 августа 1928 года) значительно снижает существующие нормы.

10. Не выполняются колдоговора в части спецодежды.

Спецодежда по ряду заводов вовсе не выдается. Зачастую выдается с опозданием на полгода и более. Качество спецодежды повсюду совершенно неудовлетворительное. Во многих предприятиях она не соответствует характеру работы. Спецодежда не заменяется по мере действительного ее износа, а в зависимости от действующих сроков носки.

11. Особенно часты случаи нарушения колдоговоров в части устройства яслей, бань, прачечных, столовых и т. д., затрагивающие наиболее забитую часть рабочей массы, женщин-работниц.

Совершенно не выполняются нормы Наркомздрава относительно охвата детей работниц яслями: вместо 180 мест в яслях на 1000 работниц приходится в настоящее время от 10 до 76 («Труд» от 13/XI [19]28 г.).

12. Повсеместно экономятся средства на проведение мероприятий по технике безопасности.

Т[оргово]п[ромышленная]г[азета] пишет: «Не использованы средства на технику безопасности по Днепропетровщине, на всех без исключения заводах металлопромышленности (зав[оды] им. Петровского, Коминтерна, Карла Либкнехта и др[угие]). Неудовлетворительное положение работ по технике безопасности ведет к тому, что за три квартала на металлургических заводах Днепропетровска зарегистрировано 7200 несчастных случаев. Травматизм составляет у металлистов 44% общей заболеваемости рабочих. На заводе им. Ленина на каждых 2 раб[очих] в году приходится 3 несчастных случая».

«Наркомтруд Украины выяснил, что из 12 млн. руб., ассигнованных на мероприятия по технике безопасности, израсходовано только 38%, а по некоторым предприятиям от 5 до 10%».

На Урале массовый характер носит невыполнение плана работ по охране труда. Из назначенных сумм израсходовано только 12-20%.

В результате, количество несчастных случаев сильно растет. Растут они и в Москве: на заводе «Трубсоединение» (Армтрест) число несчастных случаев за 26/27 г. на 1000 полных годовых рабочих с утерей трудоспособности более 3 дней — 1057, на пуговичной фабрике им Балакирева — 788, Машиностроительном заводе Красной Пресни — 610. Несмотря на это, МСНХ предусмотрел уменьшение затрат на охрану труда («Рабочая Москва»).

Только по РСФСР за 1926/27 г. остались неиспользованными 5,5 млн. руб., а за [19]27/[19]28 г. — 8,2 млн. руб. В результате «техника безопасности в большинстве своем существует только для регистрации несчастных случаев» («Торгово-промышленная газета» от 20/Х 28 г.).

13. Достаточно известны тяжелые условия рабочего жилья. В ряде колдоговоров указывается на ремонт жилья. Этот пункт по крупнейшим рабочим районам не выполняется. Вопиющие безобразия наблюдались при сокращении рабочих по рационализации. Выходное пособие по рационализации, как общее правило, получали только рабочие рационализированного цеха, тогда как увольняемые по причине рационализации в данном цехе рабочие других цехов получали лишь обычное выходное пособие. РКК должна внимательно изучать причины увольнения каждого рабочего и, если увольнение связано с рационализацией, хотя бы и не в том цехе, где работал увольняемый рабочий, РКК должна требовать выходного пособия по рационализации.

III

В платформе большевиков-ленинцев (оппозиции) было выставлено требование обеспечения восьмичасового рабочего дня, этого основного завоевания Октябрьской революции. Это серьезное обоснованное требование перекрыли демагогическими выкриками о семичасовом рабочем дне. Что же показывает действительность? «Труд» от 11 ноября 1928 г. в статье под многозначительным заголовком «Обеспечен ли рабочим 8-часовой рабочий день» пишет: «Оказывается, в текстильной промышленности нарушения 8-часового рабочего дня носят массовый хронический характер».

Очевидно, понадобился целый год после заявления оппозиции, для того чтобы ЦК текстильщиков начал интересоваться вопросом: «Гарантирован ли рабочим 8-часовой рабочий день»...

Одновременно практика перехода на 7-мичасовой рабочий день убедительно показала, насколько правы были большевики-ленинцы, когда указывали в свое время на несвоевременность перехода на сокращенное рабочее время и необходимость серьезнейшей экономической и технической подготовки этого мероприятия.

Председатель Правительственной комиссии по проведению 7-мичасового рабочего дня нарком труда Шмидт, перечислив ряд «положительных моментов», вынужден был заявить, что, «к сожалению, все эти положительные моменты в значительной мере умаляются недочетами при проведении 7-мичасового рабочего дня». 7-мичасовой рабочий день проводился без достаточной, а в целом ряде случаев, вообще без всякой подготовки. Опыт перевода текстильных предприятий на 7-мичасовой рабочий день и три смены показал следующее: а) рабочие, набранные вновь на фабрику (числом около 20 тыс.), не были обеспечены жилищами; б) вследствие уплотнения работы были поставлены столь высокие требования интенсивности труда рабочих, что они, особенно в третьей ночной смене, оказались совершенно невыполнимыми; женщины (а в текстильном производстве женщины составляют до 60% всех рабочих) , работая ночью, а днем будучи вынужденными заниматься домашним хозяйством, чрезвычайно сильно утомлялись и, таким образом, попадали в совершенно невыносимые условия; в) номинальная зарплата на предприятиях, переведенных на 7 часов, росла медленнее, нежели на предприятиях, не переведенных на 7 часов, что объясняется сильным нажимом на интенсивность труда путем повышения норм, снижения расценок и уплотнения труда; г) условия на предприятии с точки зрения охраны труда были весьма неудовлетворительными: скверная вентиляция, высокая температура, особенно в третьей смене и т. п. 7-мичасовой рабочий день не был оправдан экономически и не нашел положительного политического отзвука в рабочем классе. Все это привело к тому, что политический эффект этого мероприятия был весьма мал, что должен был признать и Шмидт на пленуме ВЦСПС. У нас нет никаких гарантий, что старые ошибки не будут повторены и что самая идея перехода на 7-мичасовой рабочий день не будет окончательно скомпрометирована. В течение 1928—[19]29 г. намечено к переводу на 7-мичасовой рабочий день более 200 предприятий с числом рабочих около 250 тыс. 41 предприятие переводится к XI годовщине Октября. Уже это обстоятельство само по себе говорит за то, что перевод на 7-мичасовой рабочий день проводится без должной подготовки. Проводить такое мероприятие в порядке кампании нельзя — это надо заявить совершенно определенно. Если в прошлом году переход на 7-мичасовой рабочий день связывался с введением третьей смены, то в этом году в большинстве случаев, особенно в текстильной и табачной промышленности, дополнительная смена введена не будет, вследствие сырьевых затруднений. Не трудно понять, что если предприятие переводится на 7-мичасовой рабочий день по причине сырьевых затруднений, то в такой обстановке 7-мичасовой рабочий день не является достижением, а наоборот, свидетельствует о затруднениях в промышленности.

В связи с колдоговорной кампанией важно поставить вопрос о тарифе отчислений по социальному страхованию. Целый ряд страховых органов переживает серьезный финансовый кризис: в Харькове, Донбассе, Минске, Омске и т. д. И этот кризис переживался, несмотря на незначительность пособий по всем видам социального страхования, несмотря на ограниченное число лиц, получающих, например, пособия по безработице. 1927/28 г. снова принес повышение числа безработных. Безнадежность поисков работы и весьма низкое пособие, да и то небольшому числу безработных (не более 30% зарегистрированных на Бирже труда получает пособие), вызывали волнения безработных в ряде городов. В 1927/28 г. на помощь безработным было ассигновано 134,7 млн. руб., а средний размер пособия квалифицированного безработного был равен 14,5 руб.— цифра явно недостаточная. Средний размер союзного пособия был равен примерно 8—10 руб. В 1928/29 г. , согласно К[онтрольная]Ц[ифра], ассигнования на безработицу будут увеличены до 165,8 млн. руб., а средний размер пособия квалифицированного безработного возрастет до 15,5 руб., т.е. реально останется в лучшем случае на уровне 1927/28 г. Подобное положение приведет к серьезным политическим последствиям. Необходимо требовать расширения круга безработных, получающих пособие, и увеличения фондов помощи безработным профсоюзов. Кризис финансов социального страхования, так же как и настоятельная необходимость усилить эту работу, должны заставить отказаться от применения льготных тарифов отчислений хозорганов на соцстрах. Хозорганы должны отчислять по нормальному, но не по льготному тарифу. Это требование должно быть оговорено в специальном пункте колдоговора.

Практика настоящего времени показывает, что из фондов социального страхования производится изъятие средств на посторонние социальному страхованию нужды. Эта практика должна быть решительно ликвидирована.

IV. Наши требования

Необходимо требовать механического увеличения зарплаты на 5%. При запроектированном Госпланом повышении зарплаты на 7%, из которых 1,5—2% падает на механическое повышение зарплаты, а на «самотек» —5%, общий рост зарплаты составит тогда 10%. Эта цифра соответствует запроектированному темпу роста доходов сельского населения (9,6%). Меньший процент повышения зарплаты означал бы понижение удельного веса дохода пролетариата в общем доходе страны, т.е. иными словами,— перераспределение национального дохода не в пользу рабочего класса.

Наряду с этим, необходимо требовать радикального пересмотра способов измерения реальной зарплаты, в частности радикального пересмотра ныне действующего индекса стоимости жизни, как находящегося в вопиющем противоречии с действительностью.

Находящийся в особенно тяжелом положении женский труд должен быть улучшен. В то время как средний заработок промышленного рабочего по всему Союзу равен 70 руб. 50 коп., средний заработок работницы составляет всего лишь 45 руб., т. е. около 65% среднего заработка рабочего. Зарплату работницы нужно подтянуть.

Неудовлетворительное проведение тарифной реформы заставляет требовать увеличения размера правительственного ассигнования на проведение реформы, отказа от огульного пересмотра норм и расценок и снижения заработка у сколько-нибудь значительных групп рабочих. В случае невозможности провести реформу за счет правительственного ассигнования и без пересмотра норм и расценок,— не проводить ее вовсе. Ввиду явной недостаточности ассигнований в [19]27/28 г. на охрану труда и неиспользования их по прямому назначению необходимо требовать увеличения ассигнований на мероприятия по охране труда, в частности на мероприятия по технике безопасности.

Нужно самым решительным образом возражать и не допускать удлинения сроков действия колдоговоров.

Нужно со всей решительностью начать борьбу с практикующимися в настоящее время массовыми обсчетами рабочих, незаконными приемами, увольнениями и установлением несправедливых расценок. Лозунг — равная зарплата за равный труд — остается в полной силе.

Нужно бороться против сокращения норм брони и ассигнований на школы фабзавуча, нужно поставить вопрос о своевременной квалификации подростков.

Нужно требовать прекращения злоупотреблений с временными рабочими, особенно опасными ввиду массового их характера. Мы выдвигаем требование, чтобы администрация согласовывала с профсоюзными органами перечень временных работ во избежание злоупотреблений в этой области.

Нужно требовать отказа от проведения 7-мичасового рабочего дня в порядке кампании.

Следует добиваться упразднения льготного тарифа по социальному страхованию.

В качестве общего требования нужно выставить лозунг «100%[-ное] выполнение колдоговоров».

Наконец, в связи с колдоговорной кампанией нужно выставить требование улучшения снабжения рабочих продуктами питания и предметами первой необходимости, без чего подвергается опасности жизненный уровень рабочего.

Все эти требования предполагают самую решительную борьбу против профсоюзных и партийных бюрократов за действительную рабочую и партийную демократию.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх