СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АНТИСЕМИТИЗМА

В предыдущей главе мы говорили о том, что сегодня влиятельные еврейские интеллектуалы стремятся представить Россию источником и бастионом мирового антисемитизма. Корень этого они ищут в самом ядре русской культуры, в христианстве. Этот якобы присущий России антисемитизм изображается как нелепое, не имеющее никаких реальных оснований культурное явление.

Сама методологическая основа всех этих умозаключений настолько неубедительна, что невозможно поверить в их искренность. Все это - чистой воды идеология. Куда она ведет сознание и евреев и русских - отдельный вопрос. Идеология создает в воображении "вымышленную реальность". Рассмотрим сначала земную, "реальную реальность".

В книге "Русская идея и евреи: роковой спор" отпор антисемитизму дает философ, которого сами евреи характеризуют так: "величайший из русских философов В.С.Соловьев, известный своей юдофилией, обладавший огромными знаниями в области истории евреев и талмудической литературы". Этот философ находит такие доводы против "экономического антисемитизма": "Просвещенная Европа установила в социальной экономии безбожные и бесчеловечные принципы, а потом пеняет на евреев за то, что они следуют этим принципам... Если евреи, помогая крестьянину, эксплуатируют его, то они это делают не потому, что они евреи, а потому, что они - мастера денежного дела, которое все основано на эксплуатации одних другими".

Ничего себе логика! Поскольку ростовщичество жестоко, а евреи ростовщики, жертвы ростовщиков должны любить евреев. "Беда не в евреях и не в деньгах, - пишет В.С.Соловьев, - а в господстве, всевластии денег, а это всевластие денег создано не евреями". Представьте: убийца, произведя контрольный выстрел, склоняется к умирающей жертве и шепчет на ухо: "На меня не сердись. Не я изобрел порох, а китайцы две тысячи лет тому назад".

Носителями монетаризма, который везде, куда проникал, разрушал традиционное хозяйство, были евреи ("мастера денежного дела"). Это факт, который просто глупо было бы замалчивать. Там, где переход к монетаризму был быстрым ("шоковая терапия"), он привел к огромным страданиям людей и к антисемитизму. Вот католическая Испания. В 1492 г. отсюда королевским указом были изгнаны все иудеи. Тех, кто принял христианство, но тайно исповедовал иудаизм (марраны), преследовала инквизиция. Кстати, как нередко бывает, самыми жестокими инквизиторами (как, например, Торквемада) были обращенные евреи. А торговцы-евреи умело использовали инквизицию, чтобы сводить счеты с конкурентами,- донося о том, что те тайно исповедуют иудаизм.

Сегодня испанцы испытывают комплекс исторической вины, и все, связанное с евреями, пишут и говорят крайне осторожно, взвешивая каждое слово. В чем же, по их мнению, истоки той юдофобии? Именно в страхе традиционного общества перед разрушительным действием монетаризма. Испанский историк пишет: "Евреи олицетворяли рыночную экономику в среде натурального хозяйства. Этот характер рыночников, которым обладало большинство евреев, означал, что когда христианская Европа перешла от феодализма к капитализму, она в известном смысле стала иудейской - перешла в иудаизм в той мере, в которой евреи служили видимым человеческим воплощением новой экономической системы".

Сегодня Россия также испытывает тяжелые удары "новой экономической системы". А ее "видимым человеческим воплощением" также являются евреи. Вот это и есть объективная почва для юдофобии. Использует ли оппозиция и массовое сознание юдофобию как простую идеологию сопротивления - так, как делала Европа? Разжигают ли страдающие люди пламя антисемитизма? Абсолютно нет. Все попытки "архитекторов и прорабов" взрастить антисемитизм провалились. Все свелось к тому, что несчастный Осташвили разбил очки писателю (да и то русскому). Вот что должно было бы поразить любого объективного наблюдателя.

Страдания при внедрении монетаризма для большой части людей были несовместимыми с жизнью. Вот, например, высказывания историков и экономистов Франции о том периоде: "Деньги сделались всеобщим палачом", "Деньги объявляют войну всему роду человеческому", "Финансовое искусство перегонный куб, в котором превращают в пар чудовищное количество благ и средств существования, чтобы добыть этот роковой осадок" и т.д.

Монетаризм, сделавший деньги главным выразителем человеческих отношений, породил на Западе и необычную ранее жестокость. Она возникла прежде всего в сфере действия финансового капитала - как стремление причинить страдание несостоятельному должнику (что выразил уже Шекспир в образе еврея Шейлока). Маркс приводит комментарий 1707 г. к английскому Закону о кредите и банкротстве: "Среди людей торговли царит здесь, в Англии, такой дух жестокости, какого не встречается ни в каком другом общественном слое или в другой стране мира".

Каков был накал юдофобии в эпоху "рыночной реформы" в Европе? Рассказывают, что правоверные католики в Испании после 1492 г. носили в мешочке у пояса кусок свиного сала. И внезапно совали его под нос прохожему, который показался подозрительным. Если он, вместо того чтобы откусить кусочек, инстинктивно отдергивал голову, его тут же тащили в инквизицию - не марран ли?

Таким образом, во всех странах, где финансовый капитал радикально вторгался в традиционное хозяйство и разрушал его, возникли причины для антисемитизма - потому, что этот финансовый капитал был представлен прежде всего евреями. Конфликт по сути своей социальный облекался в форму национального.

Известно, что для перевода любого конфликта в рациональное состояние, при котором возможно его разумное разрешение и поиск компромиссов, необходима его демистификация, освобождение от ложных оболочек. Но ведь этого нет - на социальное противоречие напускают туману, прежде всего религиозного. В.С.Соловьев, признавая "всеобщую антипатию к еврейству" и, судя по приведенным выше словам, вполне понимающий роль денежных отношений в этой антипатии, сводит дело к ослаблению в евреях религиозного начала. Он пишет:

"Как только чисто человеческие и натуральные особенности еврейского характера получают перевес над религиозным элементом и подчиняют его себе, так неизбежно этот великий и единственный в мире национальный характер является с теми искаженными чертами, которыми объясняется всеобщая антипатия к еврейству (хотя и не оправдывается вражда к нему): в этом искаженном виде национальное самочувствие превращается в национальный эгоизм, в безграничное самообожание с презрением и враждой к остальному человечеству; а реализм еврейского духа вырождается в тот исключительно деловой, корыстный и ничем не брезгающий характер, за которым почти скрываются для постороннего, а тем более для предубежденного взгляда лучшие черты истинного иудейства".

Это пишет не антисемит, а философ-юдофил в работе, которую нам предлагают как философское отрицание антисемитизма. Но ведь логика его совершенно неприемлема. Посудите: "ничем не брезгающий характер" относится к вам и вашим близким "с презрением и враждой" - но ваша ответная вражда к нему непростительна. Что же это за жизнь! Ну ладно, если бы мне просто дали по щеке - я бы другую подставил, и дело с концом. А если этот "ничем не брезгающий характер" ведет дело к тому, чтобы извести под корень весь мой род?

Зачем наводить тень на плетень? Почему люди обязаны отыскивать в Гусинском или Соросе "лучшие черты истинного иудейства", а не принимать их в реальном образе, как активных экономических и политических деятелей? Вот на Тайване вышел указ, согласно которому "любая персона, о которой станет известно, что она поддерживает коммерческие отношения с инвестиционными фондами Сороса, будет сурово наказана". Неужели это потому, что в Соросе "чисто человеческие особенности еврейского характера получили перевес над религиозным элементом"? Нет, дело проще - Дж.Сорос своими спекуляциями разорил Тайвань, безжалостно и хладнокровно. Нашел слабое место, рассчитал момент и нанес удар. Хотя деньги и порох, конечно, придумал не он.

Какова роль евреев в экономической перестройке России? Примерно та же самая, что была и в Испании на заре капитализма. В конце XIX века быстрая модернизация старого сословного общества России также породила "еврейский вопрос", а в областях, где еврейский капитал господствовал, были погромы. Израильский историк М.Аронсон признает, что причина погромов - "ускоренная модернизация и индустриализация, проходившая в России между 1860 и 1880 гг.".

Таким образом, основа погромов была чисто экономическая, а не национальная, погромщиками были в основном торговцы-конкуренты. Надо вспомнить, что евреи в России тогда составляли 4% населения, но 75% всех торговцев в России были евреями. На деле погромы были столкновениями конкурентов: в одном из самых крупных погромов, в октябре 1905 г. в Киеве, было убито 47 человек - 12 евреев и 35 других национальностей. Кто кого громил?

Нарастание конфликта между еврейской буржуазией и нарождающейся буржуазией других национальностей было замаскировано более мощной волной сопротивления любому капитализму со стороны крестьянства и выросшим на волне этого сопротивления общим революционным движением. Поэтому и можно было создать миф о еврейских погромах - на фоне огромной катастрофы революции никто достоверной историей не интересовался.

Затем, после 1917 г., в России на 70 лет установился особый тип традиционного хозяйства - советское хозяйство без финансового капитала и ссудного процента. Евреи заняли другие социальные ниши, конкуренция угасла, и основания для экономического антисемитизма исчезли. Были сняты и основания для культурного конфликта. Об этом писал выдающийся советский историк H.И.Конрад в письме к А.-Дж.Тойнби (в марте 1967 г.): "...каждый народ, входящий в наш Союз, имел и имеет свою собственную культурную традицию, а многие из этих народов имеют и свою особую, большую, длительную культурную историю... В русле культуры нашей страны слились самые различные культурные потоки. Может быть, отчасти этому мы обязаны острым чувством единства человечества".

Основания для конфликта возникли именно в ходе слома советского строя. Сегодня хозяйство России разрушается самым радикальным, даже преступным образом - при господстве финансового капитала, в котором евреи играют даже более выдающуюся роль, нежели в начале XX века. Это - факт, который не только не скрывается обличителями антисемитизма, но даже подчеркивается. На уровне спектакля - похвальбы в Израиле банкиров в том, что пять еврейских семей завладели половиной собственности России. В самой России эти кадры крутят по всем программам телевидения - и тут же в газете "Коммерсантъ-daily" банкир А.Смоленский заявляет, чуть ли не с издевательской усмешкой: "Вспомним, как еще недавно народ олигархами пугали. Только где они, олигархи, на самом деле их не было и нет! Это так, более удобный образ врага, чем, скажем, жид и сионист". В ответ олигархов патетически упрекает еврейский писатель Тополь: вы, мол, завладели всей собственностью, киньте хоть косточку голодным русским. Допустим, все это гротеск, чтобы шокировать публику и доводить ее до полной шизофрении. Взглянем на чисто академические исследования.

Вот Р.Рывкина, отрекомендованная как "известный социолог, профессор, доктор экономических наук" из РАН, близкий сотрудник академика Т.И.Заславской. В ее книге "Евреи в постсоветской России" (1996), как сказано, дана "надежная социологическая информация". Это, конечно, сильно сказано - данные о социальном положении евреев в нынешней России приведены очень скудные, нет даже элементарных индексов распределения евреев по уровню доходов. Но есть качественный вывод: "Позитивная тенденция постсоветской эпохи, расширившая возможности для самореализации евреев,развитие рыночной экономики... Реально сегодня, как и в эпоху революции 1917 года, еврейская интеллигенция снова являет собой один из наиболее активных отрядов реформаторов - банкиров, руководителей новых общественных организаций, работников прессы и др.". Главное, конечно, банкиры остальное вторично.

Этому явлению Р.Рывкина дает, как она говорит, "простое и реалистическое объяснение" - евреи стали владельцами огромной доли собственности просто потому, что они "конкурентоспособны для занятия мест в новых и наиболее сложных сферах экономики - таких как финансы, внешние экономические отношения, рынок ценных бумаг и др.". Это, конечно, никакое не объяснение - "евреи конкурентоспособны потому, что конкурентоспособны". Но такова уж наша профессорша, не проговорится. Да это и неважно. Важен сам факт - в стране возникло острое "этносоциальное неравенство", которое сама же Рывкина в предисловии справедливо называет главной причиной напряженности в межнациональных отношениях.

Это и создало возможность разыграть истерику по поводу "антисемитизма коммунистов" в ноябре 1998 г. Эта истерика имела, видимо, и исследовательские, и чисто политические, прикладные цели. Но мы поговорим именно об условиях. Обвинение коммунистов в антисемитизме отражает две новые, возникшие после войны установки еврейской элиты: их антикоммунизм и их уверенность, что коммунисты обязательно должны быть антисемитами - то есть врагами именно этой еврейской элиты. В действительности Гусинский и его люди опережают события, и коммунисты не "дозрели" до того, что в них предвидят более мобильные и чувствительные еврейские идеологи.

Что же произошло? В ходе революции и затем в советский довоенный период (который проходил еще в идейном русле революции) оснований для конфликта между массой евреев и коммунистами не было, потому что евреи имели и самосознание, и образ гонимых и угнетенных. Под знамя коммунистов собирались люди, которыми двигало стремление защитить и освободить всех таких людей в борьбе со всяческими гонителями и угнетателями. На этой утопии стоял и советский строй.

После войны, с перемещением центра мирового еврейства в США и с образованием государства Израиль, в еврейской политической элите произошел переход к самосознанию угнетателей и гонителей (нередко это заявлялось демонстративно). Таким образом, коммунисты стали ими рассматриваться как потенциальные, а потом и явные противники. В дальнейшем это самосознание евреев и практика сионистов породили соответствующий образ и в общественном сознании. В ходе нынешней реформы в России этот образ начинает доминировать. Если в начале XX века и в довоенный период в обыденном сознании еврей ассоциировался с трудягой-портным, то уже в 60-е годы это директор и главбух, а сегодня - банкир и министр.

Евреи, составляющие значительную часть новых собственников и обладая уже классовым сознанием, ошибочно полагают, что такое же классовое сознание возникло и в массе трудящихся (на деле здесь еще господствует неклассовое сознание "совка", советского человека). Тот социальный взрыв, которого банкиры и "фабриканты" давно ждут и никак не дождутся, они заранее стараются представить как предосудительный "взрыв антисемитизма". Дескать, не банкира бьют, а еврея.

На деле до настоящего времени в России сложились лишь предпосылки для антисемитизма как неприязни к евреям в целом, евреям как национальности. Русские ведут себя не так, как в прошлом испанцы, англичане или немцы. Эти причины, сдерживающие антисемитизм, лежат в сфере культуры, а не экономики. Если же культура и жизненные экономические потребности приходят в конфликт, то при критическом ухудшении условий жизни побеждает базис, а не надстройка - экономика, а не культура. Умирать от голода и бубнить про себя юдофильские тексты В.Соловьева люди не станут. К такому критическому пределу Россия приближается - вернее, ее приближают Гусинский с Березовским. Об этом им и напоминает Тополь.

Ускоряют размывание культурных барьеров против антисемитизма сами теоретики современного еврейства. Достаточно известно, что русский национализм не шовинистичен, это великодержавный национализм. Даже в таком плачевном состоянии, как сегодня, русские ощущают себя "старшим братом" в семье всех народов, живущих в России, включая евреев. Разжечь в русских устойчивую вражду на национальной почве очень трудно. Нынешняя вражда к кавказцам напоминает злость на брата, который безобразничает в семье. Перестанет безобразничать - исчезнет и злость. Неизвестно с какой целью, но еврейские интеллектуалы снимают этот культурный барьер. В последние годы они начали в элитарной печати дебаты о том, кто такие евреи - народ ли это, живущий в России и имеющий свои культурные корни? И Фурман в своих статьях, и Рывкина в своей книге стараются доказать, что нет - не народ. Кто же?

По словам Рывкиной, высший сегодня авторитет еврейства А.Штайнзальц считает, что "с этнической точки зрения трудно утверждать, что существует такой этнос, как евреи". Рывкина пишет: "Не считая евреев особым народом и исходя из религиозных критериев, автор [А.Штайнзальц] считает, что евреи это семья". Если так, то дело меняется. Одно дело народ - в нем всегда есть "хорошие" и "плохие", причем они друг другу противостоят. В России "хорошие" люди всех народов противостоят всем "плохим", и не так уж важно, каково соотношение хороших и плохих в каждом народе. Для А.М.Макашова бессовестный русский безусловно хуже честного еврея (даже хуже бессовестного еврея - "жида").

Иное дело - семья. Семья спаяна слишком сильно, и если ее старшие преступны, младшие не могут против них выступить - или семья разрушается. Против семьи, клана, наносящего ущерб обществу, приходится выступать как против единой солидарной группы, хотя кто-то из этой семьи и недоволен старшими братьями. Чтобы оправдаться в мнении общества, они должны ясно и гласно порвать с семьей.

Если евреи - семья, то кто в ней сегодня "старшие братья"? Не композитор Шостакович и не авиаконструктор Милль. Они представляли еврейскую семью в советское время, но их время прошло. Сегодня "старшие братья" - банкиры. По общему мнению, они обобрали Россию и безжалостно довели половину народа до голода. Неприязнь к этой семье, которая, похоже, беспрекословно следует за своими новыми "старшими", становится естественной. Для этого русским не надо даже становиться националистами, ибо евреи - не народ, а клан.

Зачем же А.Штайнзальц, а затем и лидеры помельче, пошли на этот идеологический маневр? На ум приходит лишь одно объяснение - сплотить евреев России жесткими семейными обязательствами и открыть шлюзы для волны антисемитизма, который обособит евреев от России и поможет "возродить еврейство". Когда А.Штайнзальца назначили духовным раввином России, он заявил: "Я хотел бы только одного: помочь евреям вернуться к своему еврейству". Думаю, средства он для этого выбрал гибельные, но принимать их или отвергнуть - дело самих евреев.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх