Агриппина Старшая


Агриппина Старшая, дочь Агриппы и Юлии Старшей, была единственной женой Германика.

Она славилась целомудрием, и простые люди называли ее украшением родины, непревзойденным образцом древней нравственности (см. Тац. Анн. III, 4).

У Германика и Агриппины Старшей было девять детей, из которых выжили шестеро: Нерон Цезарь, Друз Цезарь, Гай Цезарь Калигула, Агриппина Младшая, Друзилла и Юлия Ливилла.

Агриппина Старшая имела характер сильный и непреклонный, притворяться не умела, в гневе была упорна и вспыльчива. Она всегда помнила о своем высоком происхождении, о том, что она – внучка Августа. «Никогда не мирившаяся со скромным уделом, жадно рвавшаяся к власти и поглощенная мужскими помыслами, она была свободна от женских слабостей» (Тац. Анн. VI, 25).

Агриппина, обладая большой смелостью и решительностью, постоянно сопровождала своего мужа в военных походах.

Однажды во время войны с германцами произошел знаменательный случай: «…распространилась молва об окружении римского войска и о том, что несметные силы германцев идут с намерением вторгнуться в Галлию, и если бы не вмешательство Агриппины, то был бы разобран наведенный на Рейне мост, ибо нашлись такие, которые в страхе были готовы на столь позорное дело. Но эта сильная духом женщина взяла на себя в те дни обязанности командира и оказывала необходимую помощь, если кто из воинов нуждался в одежде или в перевязке раны. При возвращении легионов она стояла у моста и встречала их похвалой и благодарностью.

Все это глубоко уязвило Тиберия: неспроста эти ее заботы, не о внешнем враге она помышляет, домогаясь преданности воинов. Нечего делать полководцам там, где женщина устраивает смотры войску, заискивает раздачами, как будто ей недостаточно для снискания благосклонности воинов возить с собой повсюду сына главнокомандующего в простой солдатской одежде и выражать желание, чтобы его называли Цезарем Калигулой. Агриппина среди войска могущественнее, чем командиры и полководцы: эта женщина подавила мятеж, против которого было бессильно имя самого Тиберия. Сеян разжигал и усугублял эти подозрения: хорошо изучив нрав Тиберия, он заранее сеял в нем семена ненависти, чтобы тот таил ее про себя, пока она не вырастет и не созреет» (Тац. Анн. 1, 69).

Не только Тиберий, но и Ливия относилась неприязненно к Агриппине, которая после смерти Германика осталась беззащитной.

«Однажды Агриппина стала на что-то жаловаться Тиберию. Он остановил ее за руку и произнес стих по-гречески: «Ты, дочка, считаешь оскорбленьем, что не царствуешь?!» С тех пор он больше не удостаивал ее разговором. Однажды за обедом он протянул ей яблоко, но она не решилась его отведать. После этого он перестал ее приглашать к столу, притворяясь, будто его подозревают в попытке отравления. Между тем и то и другое было подстроено заранее: он должен был предложить ей яблоко для испытания, а она – отказаться от него как от заведомой гибели.

Наконец, Тиберий, возведя на нее клевету, будто она хотела искать спасения то ли у статуи Августа, то ли у войска, сослал ее на остров Пандатерию (в Тирренском море), а когда она стала роптать, то центурион выбил ей глаз. Она решила умереть от голода, но Тиберий приказал насильно раскрывать ей рот и впихивать пищу. И даже когда она, упорствуя, погибла, он продолжал ее злобно преследовать: самый день ее рождения велел он отныне считать несчастливым. Он вменял себе в заслугу даже то, что не удавил ее; за такое свое милосердие он даже принял от сената декрет с выражением благодарности и золотое подношение, которое было помещено в храм Юпитера Капитолийского» (Свет. Тиб. 53).

Агриппина Старшая погибла в 33 г. Двух ее старших сыновей, Нерона Цезаря и Друза Цезаря, по приказу Тиберия объявили врагами государства и уморили голодом (одного на Понтийских островах в 30 г., другого – в Риме в 33 г.). Ее третий сын, Калигула, стал императором после смерти Тиберия. «Калигула отправился на Пандатерию и на Понтийские острова, спеша собрать прах матери и брата; отплыл он в бурную погоду, чтобы виднее была его сыновняя любовь, приблизился к их останкам благоговейно, положил их в урны собственными руками; с не меньшею пышностью, на судне со знаменем на корме, он доставил их в Остию и вверх по Тибру в Рим, где самые знатные всадники сквозь толпу народа внесли их в мавзолей Августа. В память их установил он всенародно ежегодные поминальные обряды, а в честь матери – еще и цирковые игры, где изображение ее везли в процессии на особой колеснице» (Свет. Кал. 15).

Сохранилась до нашего времени большая беломраморная прямоугольная урна Агриппины с лаконичной надписью: «Прах Агриппины, дочери Марка Агриппы, внучки божественного Августа, жены Германи-ка Цезаря, матери принцепса Гая Цезаря Августа Германика» (ЛН, 167).

В Средние века эта урна использовалась в качестве меры для зерна. Сейчас она хранится в Риме во Дворце консерваторов, который входит в состав Капитолийских музеев.

Трагична судьба родных Агриппины: мать погибла в опале, старшие братья внезапно скончались юными, сестра умерла в ссылке, младший брат убит, муж отравлен, трое детей умерли в детстве, старших сыновей уморили, младший сын убит, одна дочь убита, вторая умерла молодой, третья казнена, внук покончил с собой.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх