Септимий Север

После убийства Коммода императором в Риме был провозглашен Пертинакс, человек почтенного возраста (ему было уже за 60) и хорошей репутации. Пертинакс положил конец разгулу своеволия, терзавшего Рим, и обуздал преторианцев, запретив им заниматься грабежом и разбоем.


Септимий Север. Мрамор. Англия. Частное собрание.


28 марта 193 г. рассвирепевшие преторианцы ворвались во дворец, убили Пертинакса, вернулись к себе в преторианский лагерь и заперли ворота. Поднявшись на стены лагеря, воины стали громко кричать «о продаже императорский власти, обещая вручить власть тому, кто даст больше денег, и с помощью оружия беспрепятственно привести его в императорский дворец» (Гер. II, 6).

Это откровенное заявление преторианцев дошло до богача Дидия Юлиана, который, прервав обильный пир, немедленно отправился к стенам преторианского лагеря и вступил в переговоры. «Спустив лестницу, воины подняли его на стену: отворить ворота они не хотели, пока не узнают о количестве денег, которое будет им дано» (Гер. II, 6). Быстро сторговавшись, преторианцы провозгласили Дидия Юлиана императором.

«И вот, Дидий Юлиан, придя к власти, сразу же предался удовольствиям и попойкам, легкомысленно относясь к государственным делам. Как оказалось, он солгал воинам и обманул их, так как не мог выполнить то, что обещал, ведь и собственных денег было у него не так много, как он хвастливо заявлял, не было их и в государственных сокровищницах – все уже ранее было опустошено из-за разнузданности Коммода и его нерасчетливых и безалаберных расходов» (Гер. И, 7).

Поэтому преторианцы начали роптать, а народ – проявлять откровенное презрение к недостойному императору и желать, чтобы власть перешла к Песценнию Нигеру, наместнику провинции Сирии, человеку немолодому и увенчанному военной славой.

В Антиохии Песценний Нигер был провозглашен императором, и провинции Востока сразу признали его. Однако он не проявил должного внимания к Италии и к войскам, находившимся в других частях Европы.

Новым претендентом на императорскую власть явился командующий римскими легионами, стоявшими на берегах Дуная и Рейна, наместник Паннонии (совр. Венгрия). Это был Септимий Север, «родом ливиец, проявлявший силу и энергию в управлении, привыкший к суровой и грубой жизни, очень легко переносивший трудности, быстрый в своих замыслах и скорый в исполнении задуманного» (Гер. II, 9).

Вступив в борьбу за императорскую власть, Септимий Север сделал вид, будто мстит за злодейски убитого Пертинакса. Как пишет историк Геродиан, «тамошние люди очень крепки телом, пригодны для битв и очень кровожадны, но в такой же степени тугодумы и неспособны легко понять то, что говорится или делается с хитростью и коварством. И вот, поверив Септимию Северу, притворявшемуся, будто он возмущен и хочет отомстить за смерть Пертинакса, они предоставили себя в его распоряжение, так что объявили его императором и вручили ему власть. Зная настроение паннонцев, он стал посылать своих людей в соседние провинции и ко всем правителям подчиненных римлянам северных племен; склоняя их всех большими обещаниями и надеждами, он легко привлек их на свою сторону. Больше чем кто-либо другой из людей он обладал особой способностью притворяться и внушать доверие к своей благожелательности, не скупился на клятвы, чтобы затем, если нужно было, нарушить их, прибегая ко лжи ради выгоды, и с языка его сходило то, чего не было на уме» (Гер. II, 9).

Септимий Север назвал себя Септимием Севером Пертинаксом и двинул войска на Рим.

«Поход он совершал быстро, форсированным маршем, с сильным напряжением, нигде не задерживаясь и не давая времени для передышки, разве что настолько, чтобы воины, немного отдохнув, могли продолжать путь. Он разделял с ними их тяготы, ночевал в простой палатке, и ему подавали ту же еду и то же питье, какие, как он знал, были у всех; нигде он не выставлял напоказ императорскую роскошь. Поэтому он обеспечил себе еще большую преданность воинов; уважая его за то, что он не только вместе с ними переносит трудности, но первый берет их на себя, они ревностно выполняли все. Быстро пройдя Паннонию, он появился у границ Италии и, опередив молву, предстал перед италийцами как уже прибывший император раньше, чем они услышали о предстоящем его прибытии. Великий страх охватывал италийские города, когда они узнавали о нашествии такого большого войска. Ведь жители Италии, давно отвыкнув от оружия и войн, занимались земледелием и жили среди полного мира» (Гер. И, 11).

1 июня 193 г. в Риме по постановлению сената Дидий Юлиан был убит, и императорская власть вручена Септимию Северу.

«Все в нем вызывало удивление, больше всего – присутствие ума, стойкость, твердая уверенность, смелость в дерзновениях» (Гер. II, 14).

Преторианцев, убивших Пертинакса и предавших Дидия Юлиана, Септимий Север разоружил, разжаловал и в буквальном смысле слова голыми выгнал из Рима.

Наведя порядок в Риме, новый император серьезно стал думать о войне против Песценния Нигера, который пребывал в бездействии в Сирии. Другого возможного претендента на императорскую власть, Кло-дия Альбина, наместника Британии, Септимий Север привлек на свою сторону тем, что объявил его своим соправителем и даровал ему титул цезаря, после чего немедленно двинулся на Восток.

В кровопролитнейшем сражении войска Песценния Нигера были разгромлены, сам он успел бежать, но был настигнут и убит.

Став полновластным хозяином Востока, Септимий Север вернулся на Запад и двинул войска против Клодия Альбина, отношения с которым к этому времени испортились.

«Септимий Север часто шел через холодные и высокие горы среди бурь и снегов с непокрытой головой, поддерживая своим примером твердость и мужество воинов, так что они терпели усталость не только из страха или чувства долга, но подражая императору и соревнуясь с ним» (Гер. III, 6).

Решающая битва произошла в 197 г. около города Лугдунум (совр. Лион) в Галлии: Клодий Альбин был убит, а войско его разгромлено.



Как пишет Геродиан, «ничто нельзя сравнить с битвами и победами Септимия Севера ни по численности войск, ни по длительности преодоленных расстояний, ни по количеству сражений, ни по быстроте переходов. Велики были битвы Юлия Цезаря с Помпеем, где с обеих сторон сражались римские войска, битвы Августа с Антонием или с сыновьями Помпея. Но нелегко привести еще пример, чтобы один человек победил трех императоров, уже правивших» (Гер. III, 7).

Разделавшись с приверженцами Клодия Альбина, Септимий Север с войском вернулся в Рим. «Для народа он устроил в честь своих побед богатые раздачи, а воинам подарил большие деньги и разрешил много такого, что раньше им не было позволено. А именно, он увеличил им жалованье, позволил носить золотые кольца и брать себе жен. Все это прежде считалось чуждым воинскому воздержанию, так как мешало их боевой готовности. Септимий Север впервые поколебал твердый и суровый образ жизни воинов, их покорность и уважение к начальникам, готовность к трудностям и дисциплину, научил их любви к деньгам, жадности, открыв путь к роскоши» (Гер. III, 8). «Всех видных сенаторов и людей, выдающихся в провинциях происхождением или богатством, он беспощадно убивал, гневаясь, как он притворно утверждал, на врагов, а на самом деле из-за своей ненасытной алчности. Ведь еще ни один император не позволял деньгам так властвовать над собой. Насколько силой духа, выносливостью в трудных обстоятельствах и опытностью в военном деле Септимий Север не уступал никому из самых прославленных людей, настолько велико было в нем корыстолюбие, питаемое несправедливыми убийствами под любым предлогом. Властвовал он больше благодаря страху подданных, чем благодаря их преданности» (Гер. III, 8).



Сенат при Септимий Севере потерял всякое значение. Немалое число сенаторов пало жертвой жестоких преследований. «Многие были погублены, одни – за то, что шутили, другие – за то, что молчали, третьи – за то, что позволяли себе иносказательные выражения, например: «Вот император, действительно оправдывающий свои имена – действительно упорный (Пертинакс по-латыни значит упорный), действительно жестокий (Север значит жестокий или твердый)» (АЖА, Сев. XIV).

Септимий Север, истребляя римскую знать, покровительствовал знати в других городах и провинциях, особенно в Африке и на Востоке. С его времени заметно убыстряется процесс варваризации армии, так как он стал брать в преторианские когорты выходцев из придунайских земель и из восточных стран (особенно из Сирии).

С точки зрения римлян Септимий Север был варваром, так как родился на побережье Ливии в римском городе Лептис Магна и на всю жизнь сохранил африканский акцент; его родная сестра говорила по-латыни так плохо, что ему было стыдно за нее: он быстро выпроводил ее из Рима, когда она однажды приехала навестить его.

Септимий Север был человеком образованным. «Он был достаточно обучен латинскому языку, хорошо владел греческой речью, но лучше всего усвоил пуническое красноречие» (Авр. Викт. Извл. XX).

«Довольно много времени он отдавал занятиям философией и отличался необыкновенным рвением к наукам» (АЖА, Сев. XVIII). Под науками он понимал главным образом астрологию, которой сильно увлекался.

Септимий Север вел крупные войны, подражая Траяну. В 199 г. победоносно завершилась война с Парфией. В 203 г. в Риме на Форуме в память об этой победе построили сохранившуюся до нашего времени триумфальную арку с надписью в честь победителя и его сыновей Кара-каллы и Геты (имя Геты впоследствии было уничтожено): «Императору Цезарю Луцию Септимию Северу, сыну Марка, Пию Пертинаксу Августу, отцу отечества, Парфянскому Арабскому и Парфянскому Адиабенс-кому, великому понтифику, наделенному властью народного трибуна в 11-й раз, императору в 11-й раз, консулу в 3-й раз, проконсулу, и императору Цезарю Марку Аврелию Антонину Августу, сыну Луция, Благочестивому, Счастливому, наделенному властью народного трибуна в 6-й раз, консулу, проконсулу, отцу отечества, наилучшим и отважнейшим принцепсам, за восстановление государства и за расширение власти римского народа благодаря их выдающейся доблести в Риме и вне его пределов сенат и народ римский (воздвигли им эту триумфальную арку)» (ЛН, 206).

Септимий Север заботился также и о безопасности римских границ в Европе: он построил укрепления на Рейне и Дунае, а в 208 г., уже старый и больной, предпринял поход в Британию, где одержал блестящую победу и приказал построить новую мощную оборонительную стену поперек всего острова.

Септимий Север скончался от болезни в далекой Британии в феврале 211 г.

Он сочетал в себе здравый ум дельного правителя со столь большой жестокостью, что современники говорили о нем, что ему надо было или вообще на свет не родиться, ибо был он очень жесток, или, если уж родился, то не надо было умирать, ибо для государства был он очень полезен (см. АЖА, Сев. XVIII).

К моменту его смерти в городе Риме было запаса хлеба на семь лет вперед, а масла столько, что его хватило на пять лет не только для Рима, но и для всей Италии (см. АЖА, Сев. XXIII).

«Говорят, что последние слова его были следующие: «Я принял государство, раздираемое повсюду междоусобиями, а оставляю его в состоянии мира даже в Британии. Старый, с больными ногами, я оставляю моим сыновьям власть твердую, если они будут ее достойны, но – слабую, если они будут недостойны ее» (АЖА, Сев. XXIII).

Обращаясь к своим сыновьям, он сказал: «Не ссорьтесь между собой, ублажайте воинов, на всех остальных можете не обращать никакого внимания» (Дион Касс. 66, 15, 2).

По постановлению римского сената Септимий Север был объявлен божественным.

«Его очень любили после смерти или потому, что злоба уже улеглась, или потому, что исчез страх перед его жестокостью» (АЖА, Сев. XIX).

«После его смерти все высоко оценили его главным образом потому, что впоследствии государство в течение долгого времени не видело ничего хорошего ни от его сыновей, ни после них, когда многие устремились к власти и Римская империя сделалась добычей для грабителей» (АЖА, Сев. XIX).






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх