В английских университетских кругах его по-прежнему считали человеком несерьезным,...

В английских университетских кругах его по-прежнему считали человеком несерьезным, безответственным и шальным. Поэтому, начав хлопотать о должности директора одного небольшого музея в Лондоне, он встретил бурный отпор. В нем снова заговорила воинственная натура. В ряде статей он показал, что в этом музее царит страшная запущенность, и, вопреки всем протестам, добился получения места директора. Эту должность Эванс занимал до конца жизни, проведя в музее основательную реорганизацию.

Все свое свободное время Артур посвящал путешествиям. В 1882 г., как мы об этом уже говорили в начале главы, он оказался в Афинах. Роясь в антикварных магазинах, Эванс вдруг обратил внимание на неприметные, однако весьма своеобразные предметы, которые антиквары считали не слишком ценными. Это были плоские кружочки из цветного камня с просверленными у краев отверстиями, напоминавшие медальоны или амулеты, которые, по всей вероятности, носили на шнурке или цепочке. На каждом из этих каменных медальонов виднелись вырезанные таинственные буквы, не похожие ни на египетские иероглифы, ни на клинообразные письмена ассирийцев. На вопросы Эванса торговцы отвечали, что получают эти кружочки с Коита, где крестьяне их находят при вспашке земли.

Эванс не сомневался, что эти амулеты принадлежат глубокой древности и относятся к тому периоду истории Крита, когда там буйно расцвела неизвестная культура с найденной им, но еще не расшифрованной письменностью. Об этой культуре, кроме мифов и легенд, в то время никто ничего не знал. Обнаруженные Эвансом кружочки стали для него путеводной нитью. Теперь он, где только мог, скупал амулеты-медальоны и часто задумывался над смыслом причудливых знаков. Вскоре Артур решил отправиться на Крит, чтобы лично начать там поиски.

Прибыв в Афины, Эванс, понятное дело, не прошел мимо дома замечательного исследователя Трои и Микен - Генриха Шлимана. Захватив с собой рекомендательное письмо отца, молодой ученый сразу же после приезда отправился его навестить. С первой минуты знакомства, несмотря на большую разницу в возрасте, они очень понравились друг другу и целые дни, а то и ночи напролет проводили в жарких дискуссиях. Шлиман жил, очарованный золотыми сокровищами Трои и Микен, а англичанин с необыкновенным упорством корпел над микенскими печатями, изучая выгравированные на них изображения женщин.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх