Самыми знаменитыми являются три пирамиды: Хеопса, Хеф рена и Микерина. Крупнейшая ...

Самыми знаменитыми являются три пирамиды: Хеопса, Хеф рена и Микерина. Крупнейшая из них, пирамида Хеопса, достигает высоты 146 метров, а бок ее квадратного основания превышает 230 метров. Она выше собора св. Петра в Риме. Пирамида состоит из 2,3 млн. каменных блоков, а каждый блок весит в среднем по 6 тонн.

Геродот утверждает, что эту пирамиду строили 20 лет и что для одной только транспортировки строительного материала было использовано 100 тысяч крестьян, которых сгоняли сюда на три месяца, когда разливался Нил и приостанавливались полевые работы. Кроме того, как об этом можно судить по развалинам бараков, там постоянно работало около 4 тыс. ремесленников-каменотесов, каменщиков, резчиков по камню и т. д.

Перед пирамидой и поныне стоит огромный сфинкс, высеченный из цельной глыбы. Он относится к периоду господства одного из наследников Хеопса. Фигура лежащего льва с человеческим, полным таинственной задумчивости лицом должна была символизировать безграничную мощь египетских властелинов. Статуя производит сильное впечатление даже одними своими грандиозными размерами - 20 метров в высоту и 73 метра в длину.

Пирамиды, стоящие среди голой пустынной равнины, сегодня имеют плачевный вид. Гладких известняковых или гранитных плит, которыми сооружения были облицованы, уже давным-давно нет - их срывали и использовали как строительный материал, а то, что осталось, стало серым: песчаные бури, свирепствующие вокруг, истерзали даже камни.

Давайте перенесемся во времена молодости пирамид, чтобы увидеть их в ином окружении. Рядом с каждой пирамидой, опоясанной богато украшенной стеной, находился обычно прекрасный храм с портиком, в котором жрецы совершали обряды во имя благополучия покойного фараона и заботились о его ежедневных потребностях: ставили перед его статуей посуду с едой и питьем.

Придворные и сановники почитали особой честью получить право на место посмертного отдыха в близком соседстве с пирамидами. Поэтому их и окружают обширные кладбища, полные роскошных гробниц.

Наружные плоскости величественных сооружений нередко украшали барельефами и мозаикой. Во время больших праздников они были окружены целым лесом мачт с разноцветными флагами. Из надписи в могильной камере царицы Уэбтен известно, что вершина ее пирамиды когда-то была позолоченной; ярко сияющая и на солнце, и в свете луны, она указывала, возможно, путь странникам, как указывает путь кораблям огонь маяка.

Принимая во внимание тогдашние, чрезвычайно примитивные методы труда, когда абсолютно все было основано на физической силе человека, исследователи ломали себе головы над тем, каким образом древние строители смогли нагромоздить столь грандиозную массу камней, придав ей геометрически правильную форму пирамиды, и подогнать тысячи плит настолько точно, что между ними невозможно было просунуть даже лезвие ножа.

К счастью, в исторических источниках и иероглифических надписях сохранились некоторые данные, которые позволяют с большей или меньшей точностью воссоздать картину строительства. Каменные блоки доставлялись по Нилу из лежащих неподалеку каменоломен, а затем на полозьях их втаскивали по искусственной наклонной плоскости, которую постепенно удлиняли по мере того, как строилась пирамида. Для уменьшения трения трассу постоянно смачивали водой, так что полозья легко скользили по грязи. Каменщики устанавливали каменные брусья таким образом, что до момента соединения блоков оставался узкий помост, на котором, вися над пропастью, они могли стоять.

Это был тяжкий труд, требовавший множества человеческих жертв. Тысячи рабочих надрывались от работы под бичом надсмотрщиков, изнывая от убийственного зноя пустыни, только затем, чтобы исполнить каприз одного человека, божественного властелина Верхнего и Нижнего Египта.


                                                        Статуя фараона Микерина и его жены. III тысячелетие до н.э. Найдена в Гизэ.

Если мы представим себе всю грандиозность человеческих усилий, то обязательно придем к выводу, что история мира, пожалуй, никогда не знала такого факта, чтобы все подданные занимались столь непроизводительным трудом, размеры и интенсивность которого кажутся нам сегодня чем-то совершенно непонятным.

Эти чудовищные сооружения - убежища царских мумий, символизировали, кроме того, божественность фараонов и служили им, согласно их верованиям, лестницей, по которой они возвращались на небо. Именно поэтому самые древние пирамиды имели форму лестниц и только у более поздних, по невыясненным до сих пор причинам, стены стали гладкими. Об этом назначении пирамид свидетельствуют найденные папирусы, где имеются, к примеру, такие строки:

«Мы строим для него (фараона) лестницу, чтобы он мог вступить на небо».

Для широких масс бесправного населения эти суровые и бездушные пирамиды безусловно являлись чем-то совершенно чуждым и враждебным - это было воплощение господства владык, не знающих меры в своем тщеславии и эгоизме. Дело в том, что строительство пирамид поглощало основные экономические ресурсы Египта и тем самым еще более усиливало нищету в стране. Даже после окончания строительства пирамиды продолжали паразитировать на труде крестьян и ремесленников, так как ритуал требовал содержания при них группы жрецов, которые служили только покойнику. Один из фараонов узаконил на вечные времена сбор дани для этой цели с 12 деревень. Об угнетении народа в период господства четвертой династии упоминает Геродот, а Диодор утверждает, что когда-то население страны подняло восстание и выбросило из пирамид тела царей.

Если мы хотим лучше понять, какими мотивами руководствовались фараоны, строя эти колоссы, следует вспомнить хотя бы об основных чертах египетской религии. Среди многочисленной плеяды богов более всего почитались бог солнца Ра и бог земли Озирис, который царствовал справедливо и к тому же научил людей всем искусствам и ремеслам. Брат его, бог Сет, был воплощением зла. Завидуя популярности Озириса среди людей, он убил его, а тело положил в сундук и бросил в море. Сундук выплылна берег вблизи города Библа.

Жена Озириса, богиня Изида, воскресила его к новой жизни. Воскресший из мертвых, Озирис с тех пор выступает как царь страны умерших.

Сын Озириса, Гор, отомстил за смерть отца, убив Сета. С этого мгновения он стал воплощением сыновней любви, а так как в борьбе с противником Гор потерял один глаз, он стал также олицетворением самопожертвования.

Египтяне верили, что заход и восход солнца означают смерть и воскрешение бога Ра. Из этих же мифов они черпали уверенность, что их также ждет воскрешение и счастливая жизнь на том свете.

Согласно их верованиям человек состоял из трех элементов: из тела, из части «ка» и части «ба».

«Ка» был двойником человека и его ангелом-хранителем. Его представляли себе в виде бородатого человека с короной на голове. Был он одновременно проводником умершего на том свете, обеспечивая его питанием и помогая ему предстать перед лицом бога Ра.

Душой человека был «ба» - птица с человеческой головой.

Гарантия счастья души в загробной жизни находилась в теснейшей зависимости от соблюдения двух основных условий. Тело умершего необходимо было путем бальзамирования предохранить от разложения и от уничтожения грабителями, кроме того, его следовало снабдить пищей и различными предметами повседневного обихода, чтобы удовлетворить все его потребности и после смерти. Поэтому фараоны и строили пирамиды, полные запутанных лабиринтов, слепых камер и ловушек, которые должны были помешать грабителям добраться до мумий и могильных драгоценностей.

Как божественные существа фараоны после смерти пользовались теми же привилегиями, что и на земле. Люди считали, что бог солнца Ра ежедневно совершает путешествие по небу в золотистой лодке, поэтому первоначально душа фараона выполняла функции его гребца, а затем даже кормчего. Однако по мере того как цари Египта становились все более могущественными властелинами, росли также их посмертные притязания. Вначале они выполняли обязанности личных секретарей бога, а позднее уже сами восседали на троне в качестве богов солнца. В соответствии с этим они захватывали с собой в могилу весла, порой целые лодки, которые археологи называют «солнечными ладьями». В 1955 г. у подножья пирамиды Хеопса в каменном тайнике была найдена исключительно хорошо сохранившаяся лодка с циновками на сиденьях и веслами.

Пирамиды и гробницы сановников свидетельствуют о классовых различиях, которые уже в древнейшие времена возникли в египетском обществе. Бальзамирование трупов и сооружение специальных гробниц было делом дорогостоящим, этого не могли себе позволить простые смертные. Крестьяне, ремесленники и чиновники хоронили умерших в песке пустыни. И вот по странному стечению обстоятельств случилось так, что в то время, как прекрасные гробницы в большинстве случаев стали жертвами грабителей, останки простых людей избежали такой участи и к тому же сохранились в хорошем состоянии, мумифицировались благодаря полнейшему отсутствию влаги.

Даже после прибытия в страну смерти душе египтянина приходилось нелегко. Прежде чем она достигала районов полного благоденствия, где «не бывает наводнений, зерно дает обильные урожаи, а души пребывают в достатке», - она должна была сначала преодолеть множество опасных препятствий. Обетованную страну окружали глубокие воды, а входы стерегло чудовище, называемое «перевернутым ликом», которое впускало только тех, кто вел на земле праведную жизнь. Множество демонов и вампиров, а также разнообразнейших чудовищ только и ждали случая, чтобы погубить странствующие души, используя для этого всевозможные чары.

Люди имели возможность помогать умершим, используя заклинания, собранные в «Книге мертвых». Фараоны не скупились на расходы, стремясь обеспечить себе навсегда такую человеческую помощь. Они возводили - как мы об этом уже упоминали - при своих гробницах храмы и прикрепляли к ним жрецов, предназначая на их содержание доходы с царских имений. Жрецы ежедневно прочитывали сложные ритуальные молитвы, столь же необходимые умершему, как хлеб и вода живому.

Фараоны знали, однако, непостоянство человеческой натуры и поэтому допускали, что жрецы в конце концов станут относиться к своим обязанностям спустя рукава и тем самым подвергнут их души опасности быть погубленными. Поэтому они приказывали на стенах могильной камеры записывать все молитвы и магические заклинания, которых требовал ритуал, и, кроме того, вкладывать в саркофаг свиток «Книги мертвых». Египтяне глубоко верили в магическую силу писаного слова и считали, что иероглифы имеют собственную независимую жизнь. Ритуальный текст, написанный на стене могильной камеры, был, по их мнению, не менее действенным, чем текст, прочитанный людьми вслух.

О недоверии, которое питали фараоны к жрецам, свидетельствовало открытие, случайно сделанное Питри. В 1889 г. он решил исследовать внутренность одной из пирамид, в то время еще безымянной, ибо не выяснено было, кто из фараонов был в не и некогда погребен. Но, несмотря на самые тщательные поиски, он никак не мог найти потайного входа внутрь, хотя и было известно, что в пирамидах он обычно находится в северной стене.

Потеряв всякое терпение, Питри решил прорубить наклонный тоннель до самой могильной камеры. Работа была очень трудной и долгой. Поэтому лишь спустя несколько недель рабочие-арабы дали знать, что пробили последний слой камней, отделяющий их от камеры.

Питри прополз туда на животе и в царской усыпальнице нашел два ограбленных саркофага с отваленными и разбитыми на части крышками. Однако он не сразу установил, кому принадлежала пирамида, так как внутрь пирамиды, где в течение многих столетий было сухо, по неизвестным причинам стала проникать подпочвенная вода. Питри собирал ее черпаком в ведро и подавал арабам, которые выливали ее наружу. Осушив с большим трудом усыпальницу, он приступил к детальному ее обследованию. В углу ученый обнаружил алебастровую вазу с надписью, из которой следовало, что пирамиду построил для себя и своей жены фараон Аменемхет III.

Но Питри значительно больше интересовал другой вопрос, а именно, каким образом пробрались грабители внутрь пирамиды, не оставив после себя никаких следов. Где находится вход, который он так безуспешно разыскивал? Неужели грабители были настолько хорошо информированы о плане сооружения, что попросту открыли вход и пробрались в камеру?

Горя желанием разгадать эту загадку, он решил обследовать весь лабиринт коридоров, двигаясь от погребальной камеры к исчезнувшему ходу. Дело это было безмерно трудным, а иногда даже опасным для жизни. Коридоры заполняли груды камней и песка, которые благодаря подпочвенным водам превратились в вязкое болото. На некоторых участках Питри вынужден был ползти на животе, задыхаясь в затхлом воздухе. Наконец, измазанный грязью и совершенно измученный, он достиг входа, который располагался, вопреки обычаю, в южной стене пирамиды. Возник совершенно закономерный вопрос: откуда грабители знали, что вход следовало искать в южной стене? Постепенно у него стали возникать определенные подозрения, и если бы они подтвердились, то это была бы немалая сенсация.

Он вернулся потом путем, которым грабители, несомненно, должны были двигаться, направляясь к камере, причем старался чувствовать себя в их положении и размышлял, как бы он поступил на их месте. Ему встречались различные преграды и ловушки, которые должны были помешать незваным гостям достигнуть сокровищницы. Неоднократно он вынужден был признать, что остановился бы в растерянности среди этого лабиринта, если бы заранее не знал правильной дороги.

Но грабители, как это выдавали раскопанные завалы, шли прямо с поразительной уверенностью в себе. Когда лестница неожиданно обрывалась в какой-нибудь слепой камере, они знали, что дальше дорогу следует искать в потолке, где находился лаз, замаскированный каменной плитой. Таким образом, они легко прошли три слепые камеры. В одном из коридоров дорогу преграждали груды камней, достигающие потолка.

Устранение этой преграды требовало много времени и усилий. Питри подсчитал, что грабителям потребовалось поменьшей мере пять месяцев, чтобы проникнуть в царскую гробницу и вынести ее сокровища.

Поэтому становилось совершенно очевидным, что воры не могли совершить ограбления, не возбудив подозрений жрецов и начальника кладбищенской стражи. Если же, несмотря на все, они в течение пяти месяцев спокойно орудовали в пирамиде, то не могло оставаться сомнений, что они делали это не на свой страх и риск, а принадлежали к большой шайке, в которой главными вдохновителями были жрецы и начальник кладбищенской стражи.


Посмертные хлопоты фараонов

Было это в 1881 г. На квартиру к одному немецкому египтологу явился богатый американец. Незнакомец расселся в кресле и, вынимая из портфеля свиток папируса, сказал:

- Мне говорили, что вы умеете читать египетские тексты, вот я и решил обратиться к вам с просьбой оценить этот документ. Я заплатил за него довольно крупную сумму.

Профессор внимательно посмотрел на папирус и углубился в египетский текст. По мере чтения на его лице появлялось все большее и большее изумление. С едва сдерживаемым волнением он спросил:

- Где вы это приобрели?

- Где я купил? Неужели это очень ценный папирус?

- Этот текст принадлежал фараону, гробница которого в Долине Царей пуста с незапамятных времен. Подобные свитки, как правило, вкладывались в саркофаги фараонов; отсюда можно сделать вывод, что мумия этого царя не была уничтожена и хранится где-то в совершенно ином месте. Вы, вероятно, понимаете, как важно для науки установить происхождение этого папируса.

- Я и не думаю скрывать, - ответил с улыбкой американец. В Каир я приехал с намерением пополнить свои коллекции древними вещицами. Зная, что это запрещено, я встречался с арабскими торговцами только ночью. Однажды какой-то араб огромного роста пригласил меня в заднюю комнату лавки и предложил этот папирус, заломив страшную цену. Мы долго торговались, наконец, я заплатил деньги и тут же выехал из Египта, чтобы меня не выследили и не отобрали добычу.

Немецкий египтолог написал об этом происшествии в Каир. Директор Египетского музея профессор Гастон Масперо, узнав, что выкраден ценный манускрипт, буквально рвал и метал. В последние годы за границу было вывезено добрых полтора десятка исключительно важных документов и памятников египетского прикладного искусства, а все расследования не дали никакого результата, кроме информации, что торгует ими какой-то араб, о котором только и знали, что он огромного роста. Полиция оказалась совершенно бессильной, и поэтому директор решил взять дело в свои руки. Задание обнаружить великана в чалме он поручил молодому ассистенту Эмилю Бругшу, который даже руки потирал, радуясь предстоящей роли детектива-любителя.

Поиски он начал с того, что выехал в Луксор и остановился в отеле, распустив слух, что он - американец, скупающий античные памятники. Днем и ночью он бродил по закоулкам города, время от времени покупая за большие деньги какие-то предметы. Сначала арабы пытались ему подсунуть дешевые подделки, но молодой иностранец с одного взгляда узнавал фальсификаты и презрительно их отшвыривал, после этого они прониклись к нему уважением, убедившись, что имеют дело со знатоком, а не с наивным туристом.

Как-то раз ассистент проходил на базаре мимо одной из бесчисленных лавчонок. Седобородый араб, сидящий на пороге, кивнул ему головой и, проводив в заднюю комнату, предложил купить маленькую статуэтку из камня. При виде статуэтки Бругш едва не вскрикнул. По сгилю он сразу определил, что видит перед собой скульптуру, насчитывающую по меньшей мере 3 тыс. лет. Торгуясь, он вертел статуэтку в руках и, заметив вырезанные на ней иероглифы, пришел к выводу, что она найдена в гробнице одного из фараонов 21-й династии. Но эта гробница в Долине Царей уже очень давно пустовала. Откуда же взялась скульптура? Мнимый американец с показным безразличием купил статуэтку и дал арабу понять, что ищет также и другие образцы египетского искусства.

Через несколько часов после этого разговора к нему в отель явился араб по фамилии Абд ал-Расул из деревни Ал Гурнахи предложил различные предметы, относящиеся к периоду господства той же самой династии. Принесенный товар молодой ученый оглядел небрежно, зато, как зачарованный, впился взглядом в пришельца, бородатого мужчину огромного роста. Сомнений не было, он встретился, наконец, лицом к лицу с тем легендарным торговцем, который, выскальзывая, как призрак, из ловушек, вот уже несколько лет трепал нервы полиции и археологам. Он приказал арестовать араба и отправить его в тюрьму.

Однако следствие, проводимое египетскими властями, не давало никаких результатов. Бедняга ото всего отпирался, хотя, согласно бесчеловечной методе тогдашней египетской полиции, его ступни секли розгами. Родственники, а также другие жители деревни, вызванные в качестве свидетелей, клялись аллахом, уверяя, что Абд ал-Расул - честнейший человек, и он никогда не запятнал бы себя запрещенной торговлей древностями. Следствие застряло на мертвой точке, и арестованного пришлось выпустить на свободу. Но через несколько дней виновник - о диво! - пришел и сознался, что он и есть тот самый торговец, которого разыскивали. Что же произошло?

Абд ал-Расул был членом шайки, в которую входили его братья и несколько дальних родственников. По договоренности он получал пятую часть доходов от нелегальной торговли. Но вернувшись из тюрьмы, в награду за то, что, несмотря на пытки, он никого не выдал, Абд ал-Расул потребовал себе половину всех доходов. Произошла страшная ссора и даже драка. Отказ разозлил его до такой степени, что, желая отомстить своим компаньонам, он побежал в полицию.

Директор Египетского музея Масперо находился тогда в Париже, поэтому вызвали его ассистента, которого больше всего интересовал таинственный источник появляющихся на рынке древностей. Абд ал-Расул рассказал буквально фантастическую историю своего открытия.

Однажды в сопровождении брата Магомета и деревенского знакомого он отправился к небольшой долине, лежащей рядом с Долиной Царей и отделенной от нее грядой холмов. Здесь они совершенно неожиданно наткнулись на открытую шахту, вертикально прорубленную в скале. Абд ал-Расул спустился на веревке вниз, но вскоре приказал вытащить себя назад и с ужасом в глазах стал вопить:

- Африт! Там, внизу, сидит Африт!

«Африт» по-арабски значит «злой дух», поэтому все трое бросились бежать. Вечером Абд ал-Расул признался брату, что история с Афритом была хитростью, он ее выдумал, желая напугать знакомого, чтобы утаить от него свое открытие. Назавтра оба брата опустились в шахту. Внутрь скалы вел коридор, расширяющийся в подземную галерею, где в мерцающем свете факела им представилось необычайное зрелище. В пещере стоял длинный ряд деревянных саркофагов. Поднимая крышки, братья убедились, что они содержат хорошо сохранившиеся мумии. По знаку ужа на лбу можно было догадаться, что это останки фараонов. Братья знали, что должны сообщить о своем открытии в департамент античности, но предпочли умолчать и получить за найденные сокровища возможно больше. Об извлечении всех драгоценностей одновременно нельзя было и думать: появление на рынке стольких древностей наверняка бы вызвало подозрение властей. Поэтому они решили привлечь к этому делу родичей и некоторых знакомых, чтобы эксплуатировать гробницу постепенно. Таким путем они обеспечили бы себе доход на всю жизнь.

Ассистент музея Эмиль Бругш немедленно отправился в указанную долину и спустился на дно шахты.

«Я не был уверен,- пишет он в своих воспоминаниях,- был это сон или явь. Взглянув на один из саркофагов, я прочел на крышке имя царя Сети I, отца Рамзеса II. В нескольких шагах от него с руками, сложенными на груди в скромном саркофаге покоился Рамзес II. Чем дальше я продвигался в глубь галереи, тем больше встречал сокровищ. Здесь Аменхотеп I, там - Ахмес, три фараона по имени Тутмес, царица Ахмес Нефертити - всего 37 саркофагов с хорошо сохранившимися мумиями царей, цариц, князей и княгинь».

Некоторые саркофаги были еще запечатаны, другие стояли открытыми, их уже ограбили. Между гробами в беспорядке валялось огромное количество таких предметов, как вазы, ларцы и украшения, которыми снабжались умершие для загробного путешествия. На некоторых черепах еще держались кожа и полосы, тут и там в раскрытых ртах виднелись хорошо сохранившиеся зубы. Особенно сильное впечатление производил Рамзес II, умерший в возрасте 90 лет. В черепе фараона Секенри зияла огромная дыра от смертельного удара, полученного им во время вторжения азиатов. Нередко можно было заметить близкое родство фараонов, так, к примеру, по чертам лица было ясно видно, что Рамзес II был сыном Сети.

Каким образом мумии оказались в подземных катакомбах в то время, как их гробницы в Долине Царей стояли покинутыми? Загадку объяснили надписи, поспешно нацарапанные на гробах. Египетские жрецы, желая избежать путаницы, записывали на саркофагах имена лежащих в них покойников, а также очередные места их посмертного отдыха перед окончательным размещением и общей подземной усыпальнице. Некоторые фараоны, как это следует из каракулей, не находили после смерти отдыха. Так, мы узнаем из надписей, что Рамзеса III переносили из одной гробницы в другую целых три раза.

Стараясь разгадать причину этих странных перемещений, археологи делали попытки воссоздать воображаемый ход событий. Из многочисленных документов со всей очевидностью явствует, что в Долине Царей кражи стали настоящим бедствием. Грабители не щадили даже царских мумий, выбрасывали их из гробов, разрезали повязки, чтобы добраться до украшений и амулетов. Не помогали никакие меры предосторожности, ибо ограблением могил занимались также сторожа и жрецы, которым была доверена опека над покойниками.

У одного из фараонов лопнуло терпение. Желая положить конец осквернению могил, он приказал высечь в скале общую усыпальницу и перенести туда все уцелевшие мумии своих предшественников. А так как в подземелье вел только один вход, то шансов устеречь его было больше, чем входы в многочисленные гробницы в Долине Царей.

Однажды ночью, собравшись в строжайшей тайне, жрецы переложили мумии в новые гробы, и страшная процессия двинулась к новому месту погребения по узкой извивающейся горной тропе, которая существует там до сегодняшнего дня. По счастливому стечению обстоятельств гробница эта была совершенно забыта и, несмотря на все бурные исторические события, сохранилась до наших дней, пока ее не открыл Абд ал-Расул.

Мумии было решено перенести в Египетский музей в Каире и разместить их в отдельном зале (их можно там осматривать только по специальному разрешению). Мумии погрузили на суда и переправили в низовье Нила.

Известие о необычайном открытии разнеслось по Египту с быстротой молнии. Как только флотилия судов приближалась к какой-либо прибрежной деревне, все население выходило к реке и вело себя так, словно прощалось с кем-то очень себе близким. Согласно египетским похоронным обычаям, мужчины время от времени салютовали из своих ружей, а женщины душераздирающе вопили и в порыве скорби рвали па себе волосы.

В подземной галерее не было найдено мумии фараона Мернепты. Это вызвало ликование среди людей, которые считали Библию достоверным историческим источником. Мернепта являлся тем самым фараоном, который преследовал евреев во время их бегства из Египта и якобы утонул в пучине Красного моря. Отсутствие его мумии в гробнице должно было якобы подтвердить эту библейскую версию.

Но через 12 лет было сделано новое великое открытие. В Долине Царей удалось найти гробницу Аменхотепа II, а в ней 13 других мумий фараонов. И среди них находился библейский Мернепта. Следовательно, он не погиб в пучине моря, а умер естественной смертью. Выдвигалось, правда, предположение, что его труп был выброшен на берег морскими волнами и лишь потом набальзамирован. Однако анатомические исследования не выявили никаких следов разложения тела, которое обязательно должно было бы произойти под воздействием морской воды.

Первым фараоном, порвавшим с традицией строительства пирамид, был Тутмес I (1545-1515 гг. до н. э.). Сделал он это совсем не потому, что решил облегчить положение своих подданных или же отказался от титула «сына солнца». На этот счет у него были чисто практические соображения: ведь пирамиды все равно не могли уберечь ни одной мумии от осквернения.

Археологи находили многочисленные доказательства систематических ограблений. Воры, пробравшись в гробницу жены фараона Зер, разрезали мумию, чтобы присвоить себе ее украшения. Но, судя по всему, кто-то их спугнул: поспешно убегая из камеры, они уронили оторванную руку царицы. Завернутую в льняное полотно, ее нашли в 1909 г., она была украшена двумя браслетами из аметистов и бирюзы. В пирамидах Хеопса и Хефрена археологи обнаружили только пустые саркофаги, разбитые на мелкие части. В пирамиде Микерина вообще не оказалось саркофага, зато в глубине могильного склепа в беспорядке валялись остатки мумии и деревянного гроба.

Тутмес I хотел избежать такой судьбы, поэтому для своей будущей гробницы выбрал глухое место, которое можно было легко охранять. Это была уже известная нам Долина Царей, где в течение 500 лет хоронили и его наследников.

Постройку гробницы Тутмес I доверил своему главному архитектору Инени. Вот как повествует об этом Инени на стене своей собственной усыпальницы:

«Я один управлял работами, когда в скале высекали гробницу для его величества, так что никто ничего не видел и ничего не слышал».

Вполне понятно, что это утверждение нельзя понимать дословно, так как на строительстве несомненно было занято по крайней мере 100 рабочих. Какова же в таком случае их судьба? Один из выдающихся знатоков Долины Царей, английский археолог Говард Картер, говорит следующее:

«Совершенно очевидно, что сто или более рабочих, посвященных в важнейшую тайну фараона, были лишены возможности ее разгласить: архитектор Инени наверняка прибег к таким действенным мерам, которые принудили его людей к вечному молчанию. Скорее всего сооружение гробницы велось руками военнопленных, попросту уничтоженных по окончании работ».

Мы уже знаем, что все меры предосторожности и человеческие жертвы оказались напрасными. Воры действовали в Долине Царей настолько дерзко, что царские мумии приходилось спасать, перенося их в другое, более надежное место.

На закулисную сторону ограблений усыпальниц проливает свет один акт судебного процесса, найденный в папирусах периода правления Рамзеса IX (1142 - 1123 гг. до н. э.). Вот как было дело.

Правитель той части города Фив, которая располагалась на восточном берегу Нила, по имени Песер, узнал от своих осведомителей о систематических ограблениях в Долине Царей, расположенной на западном берегу реки, где правителем был некий Певеро. Чиновники соперничали и враждовали между собой. Каждый старался добиться благосклонности везира Хамуаса - губернатора Фиванской области - по мере своих сил насолить другому.

В один прекрасный день Песер настрочил везиру жалобу, в которой не только обвинял Певеро как тайного соучастника ограблений, но даже привел точный перечень вскрытых гробниц. Он утверждал, что было нарушено десять царских усыпальниц, четыре погребения жриц Амона и большое количество гробниц частных лиц.

Хамуас вынужден был как-то отреагировать на жалобу, поэтому создал из своих чиновников следственную комиссию и послал ее на западный берег Нила. Но у членов комиссии, а возможно, и у самого губернатора тоже рыльце было в пушку, или же в последний момент они были подкуплены виновниками. Во всяком случае, они написали огромнейший рапорт, в котором отклонили жалобу Песера на основании совершенно смехотворных и несущественных аргументов.

Члены комиссии заявили, что утверждение Песера относительно ограблений десяти царских усыпальниц и четырех жриц Амона - сплошной вымысел, ибо жертвой воров оказалась только одна царская гробница и два погребения жриц. В рапорте признавалось, что грабители обокрали много частных захоронений, но все это, по мнению комиссии, не давало достаточных оснований для привлечения Певеро к суду.

Защищенный от обвинений, правитель решил отпраздновать свою победу над соперником. Он собрал всех подчиненных ему смотрителей некрополя, ремесленников, стражу и рабочих из Долины Царей, переправил их через реку на восточный берег, приказав устроить шумную демонстрацию перед домом Песера.

Песер вскипел. Выскочив на улицу, он пригрозил, что сообщит обо всем самому фараону, минуя губернатора. Именно этого только и ждал Певеро. Он немедленно отправился к везиру и повторил ему слова своего соперника. Хамуас рассматривал выходку Песера как непростительное нарушение служебной дисциплины; Песера обвинили в лжесвидетельстве, которое он якобы допустил в своей жалобе; он предстал перед судом и был признан виновным. Процессуальные акты, к сожалению, хранят гробовое молчание о дальнейшей судьбе несчастного правителя, который пытался противопоставить себя могущественной шайке анонимных грабителей могил.

Спустя восемь лет дело, однако, приняло совершенно неожиданный оборот. Полиция поймала восьмерых могильных воров, которых мы сегодня знаем по именам. Это были камнерез Хапи, ремесленник Ирамон, крестьянин Аменемхеб, водонос Хемуас, раб-нубиец Ахенофер, Аменпнуфср, Хапир и Сетнахт. После того как их выпороли «двойными розгами по рукам и ногам», судьи получили от них следующее признание:

«Мы открыли гробы и нашли в них божественные мумии царей… На шее фараона было множество амулетов и украшений из золота; его голову покрывала золотая маска; священная мумия этого царя была целиком покрыта золотом. Покровы ее были вышиты серебром и золотом изнутри и снаружи и выложены всевозможными драгоценными камнями. Мы сорвали золото, которое нашли на священной мумии этого бога, и амулеты, и украшения, а также покровы, в которых он покоился.

Мы нашли также и жену фараона и сорвали с нее все цепное, что было на ней. Покровы, в которые она была завернута, мы сожгли. Мы унесли утварь, которую нашли в гробнице - сосуды из золота, серебра и бронзы. Золото, найденное на мумиях этих обоих богов, амулеты, украшения и покровы мы поделили на восемь равных частей».

Суд приговорил подсудимых к смертной казни и тем самым целиком реабилитировал Песера. Однако в процессуальных актах нет ни единого слова о судьбе главных организаторов преступления - везира Хамуаса и городского правителя Певеро, официального хранителя Долины Царей.


Фараон-бунтовщик и жрецы-мстители

В 1907 г. американский археолог Теодор Девис обнаружил в Долине Царей какую-то запечатанную гробницу. От замурованного входа в глубь скалы вел наклонный коридор, заваленный камнями и щебнем. На самом верху огромной, достигающей потолка кучи обломков лежал открытый пустой саркофаг из кедра. Надпись, начертанная на саркофаге, сообщала, что в нем когда-то покоилась мумия царицы Тейе, жены Аменхотепа III.

Убрав преграду, Девис проник в погребальную камеру, и там его глазам открылось необычайное зрелище. На похоронных носилках, основа которых превратилась в труху и проломилась, лежал гроб в форме человеческого тела. При свете фонаря он переливался богатой инкрустацией из золотых листочков, полудрагоценных камней и цветного стекла.

Из- под сдвинутой набок крышки выглядывал истлевший череп мумии. Останки египтянина были окутаны золотым листом, а на лбу блестела царская эмблема - уж из кованого золота. В углу усыпальницы стояли в полумраке четыре алебастровые вазы, содержавшие внутренности покойного.

Осматривая иероглифические надписи на гробе, Девис оказался лицом к лицу с загадочным явлением, которое еще ни разу не встречалось в египтологии. Все места в надписях, где должно было упоминаться имя покойника, были выскоблены чем-то острым. Запеленутую мумию перехватывали, как обычно в таких случаях, узкие ленты из тонкого золота с выгравированной молитвой к богу солнца. Но и здесь не оказалось имени покойного - кто-то вырезал его, как будто ножницами, оставив овальные отверстия. Все это неопровержимо свидетельствовало о том, что имя умершего с невероятным упорством и настойчивостью старались скрыть от потомков.

Только с помощью увеличительного стекла в одном, не слишком тщательно выскобленном месте удалось прочесть имя фараона Эхнатона. Тогда у Девиса возникло несколько вопросов, на которые нужно было найти убедительный ответ, чтобы разгадать тайну необычной гробницы. Кто же, наконец, лежал в этом гробу - царица Тейе, хозяйка гробницы, или фараон Эхнатон? Если фараон, то что в таком случае произошло с мумией царицы и почему ее саркофаг оказался в коридоре? И вообще, что кроется за этим таинственным перемещением царских останков?

Стремясь получить хоть какой-то ответ, Девис послал мумию в Египетский музей в Каире, чтобы ее обследовал профессор Эллиот Смит, один из крупнейших специалистов в этой области.

Девис склонялся скорее к мысли, что он обнаружил останки царицы Тейе, предполагая, что по неизвестным причинам царицу похоронили в гробу, который первоначально принадлежал ее сыну - Эхнатону. Это бы целиком объяснило, почему во всех надписях было выскоблено имя покойного. Поэтому археолог с неописуемым удивлением прочел письмо, в котором профессор Смит писал: «Вы уверены, что прислали мумию их усыпальницы царицы Тейе? Потому что я вместо останков старой женщины получил для обследования мумию молодого мужчины. Здесь явно произошло какое-то недоразумение». Далее профессор сообщал, что покойному было 30 лет и что он - об этом свидетельствует необычайно удлиненная форма затылка - болел эпилепсией.

Так, значит, все-таки мумия Эхнатона! Это был один из интереснейших и наиболее блестящих фараонов на египетском троне. Благодаря написанной клинописью дипломатической корреспонденции, найденной в руинах его резиденции в эль-Амарне, на восточном берегу Нила, в 300 километрах южнее Каира, мы знаем, о нем больше, чем о каком бы то ни было другом фараоне. Решительные реформы Эхнатона революционизировали древние обычаи Египта и явились причиной необыкновенно острых конфликтов.

В то время как большинство фараонов проходят перед глазами историков, словно бледные тени, Эхнатон предстает перед нами как человек из плоти и крови, сильная личность, чьи мысли, чувства и стремления достаточно хорошо известны.

Драматический период его правления, однако, нельзя рассматривать в отрыве от всей многовековой истории египетского государства, только на этом историческом фоне обретут глубокий смысл политические и психологические мотивы его деятельности.

Периодизация истории Египта, принятая учеными, хотя и схематична, но удобна. Вот она:

Древнее царство (1 - 10 династии, 2900 - 2200 гг. до н. э.);

Среднее царство (11 - 17 династии, 2200-1600 гг. до н. э.);

Новое царство (18 -20 династии, 1600-1100 гг. до и. э.);

Поздняя эпоха (с 21 династии до завоевания Александром Македонским, 1100 - 400 гг. до н. э.)[13].

Если римляне все вехи своей истории датировали от основания Рима (ab urbe condita), то египтяне не делали этого. Они составляли только, списки очередных фараонов, указывая годы их правления (как правило, неточно) и перечисляя крупные события, связанные с их жизнью. Поэтому исследователи столкнулись с огромными трудностями, занимаясь хронологией египетской истории. Немалую помощь им оказали главным образом ассиро-вавилонские, древнееврейские, персидские и греческие документы, где датировка была весьма точной. В этих документах часто упоминаются войны, мирные договоры и некоторые фараоны. Поэтому путем сопоставления источников удалось установить довольно большое количество египетских дат.

Но более точные сведения дала нам астрономия. Египтяне вели очень подробный астрономический календарь, на основании которого определяли смену времен года и периоды половодья Нила. Египтологи обратились за помощью к математикам и астрономам, предложив им исследовать древние папирусы и копии могильных надписей, в которых упоминаемые события связывались с теми или иными небесными явлениями, например, с появлением комет. В результате удалось вычислить с точностью до трех-четырех лет, что господство 18-й династии фараонов началось в 1580 г. до н. э. Исходя из этого, историки ориентировочно установили даты правления остальных династий, так как в их распоряжении были уцелевшие списки фараонов, где указывалось, как долго находился на троне каждый из царей.

Новейшие методы определения возраста археологических памятников принесла нам современная физика. Под воздействием космических лучей возникает радиоактивная разновидность углерода С14, которая усваивается растительными и животными организмами. После смерти организма приток частиц прекращается, а те, что успели накопиться за время жизни организма, постепенно начинают распадаться. Поэтому чем древнее археологический памятник, тем слабее его излучение. Интенсивность этого излучения можно измерить. Проведя опыты на египетских мумиях, возраст которых был уже точно известен, ученые установили, что с помощью нового метода можно определять даты с допустимой в таких случаях ошибкой до 200 лет.

Предметом горячих споров является так называемая «длинная и короткая хронология Египта». Вопрос этот далеко не пустяковый, так как речь идет о том, началась ли история египетского государства на добрых 1500 с лишним лет раньше или позже.

В очень упрощенном виде проблема представляется следующим образом. В период правления 2-й династии египетские жрецы стали вести солнечный календарь. А так как они делили год на полных 365 дней, то между солнечным и календарным годом возникала разница в одну четвертую часть суток. Через четыре года эта разница достигала уже полных суток, а спустя 1460 лет - целого года, т. е. календарный год снова равнялся солнечному.

Новый год египтяне начинали отсчитывать с той минуты, когда Нил разливался одновременно с восходом Солнца и звезды Сириуса. Астрономы и математики вычислили, что такое явление совпадало с началом календарного года в 4339, 2773 и 1317 гг. до н. э.

Проблема состояла в том, чтобы выбрать одно из этих трех чисел как дату возникновения египетского календаря и тем самым определить приблизительное время правления 2-й династии фараонов. 1317 г. следовало сразу же отбросить как слишком поздний, зато разгорелся жаркий спор по поводу двух первых дат, которые и представляют собой уже упомянутую нами «длинную и короткую хронологию».

Хотя и теперь еще есть исследователи, настаивающие на 4339 г., большинство ученых приняло за бесспорную дату возникновения египетского календаря 2773 г. Они ссылаются главным образом на археологические находки, сделанные у берегов Нила, которые свидетельствуют о том, что в V тысячелетии до н. э. египетское общество находилось еще на слишком низком культурном уровне, чтобы создать солнечный календарь. Исходя из этого, египтология пришла к выводу, что начало господства первой династии и объединение египетского государства падает на 2900 г.

Природные условия Египта живо напоминают Месопотамию. Благодаря ежегодным разливам Нила страна с незапамятных времен являлась чрезвычайно урожайным оазисом среди безбрежной пустыни. Археологические раскопки показали, что уже в каменном веке там находилось немало многолюдных селений, где жили земледельцы, рыбаки, охотники и пастухи.

Геродот назвал Египет «даром реки». Благодаря тропическим дождям в абиссинских горах, Нил выходит из берегов - и все окрестности на период с августа по октябрь превращаются в сплошное озеро. Затем воды Нила снова входят в свое русло, оставляя черный ил. Именно поэтому египтяне назвали свою страну khemit, т. е. «черная земля».

Однако кое-где долина была всхолмленной, а местами здесь встречались даже возвышенности, к которым воды реки не подступали. Нередко случались также засушливые годы, когда разлив был настолько небольшим, что не мог разнести по всем полям столь необходимый для земледелия чернозем. Вот почему с давних времен заботливые египетские земледельцы, изрезав равнину густой сетью каналов, регулировали орошение с помощью черпаков-журавлей и шлюзов, а на случай засухи держали запасы воды в искусственных озерах и резервуарах.

Истоки Нила были открыты только во второй половине XIX в. В верхнем течении река состоит из двух рукавов: Белого Нила, который вытекает из озер экваториальной Африки, и Голубого Нила, берущего свое начало в горах Абиссинии. В окрестностях нынешнего Хартума они сливаются - и возникает река, вторая в мире по своей величине: ее длина от истоков до устья составляет около 6400 километров.

Нил устремляется вперед через узкое ущелье, прорезанное в гранитных возвышенностях древней Нубии и, преодолев шесть подводных каменных порогов, врывается в широкую долину, окруженную известняковыми скалами. Ниже Каира Нил разделяется на два рукава (когда-то их было семь) и создает урожайный треугольник, названный (по форме греческой буквы) дельтой. Географически и политически страна делилась на Нижний и Верхний Египет, границей между ними являлся первый порог.

В древнейшие, додинастические времена египтяне жили родовыми общинами. Обеспечить население достаточным количеством продуктов питания могла только скоординированная система орошения полей, сосредоточенная в одних руках, поэтому сначала возникли укрупненные территориальные общины, которые со временем превратились в небольшие княжества во главе с удельным и наследственным властителем. В результате разложения родовой общины в египетском обществе рано произошло расслоение на классы богатых землевладельцев и малоземельной или безземельной деревенской бедноты. В деревнях еще долго сохранялась сельская община, но на самом деле крестьяне были настолько закабалены экономически, что по существу являлись рабами, которых насильно заставляли гнуть спину на фараонов и аристократию. Одновременно на полях богачей появились настоящие рабы, которых набирали из числа пленников.

В процессе дальнейшего исторического развития многочисленные княжества слились в два государства: Верхний и Нижний Египет. Около 2900 г. до н. э. фараон Менее объединил их в одну державу и встал во главе ее как удельный властелин со всеми атрибутами божественности. Своей столицей он избрал город Мемфис, руины которого археологи откопали вблизи Каира на западном берегу Нила.

Со вступлением на трон Менеса начался период Древнего царства, эпоха пирамид, гигантских изваяний и замечательных храмов. Наряду с аристократией появляется теперь богатая и влиятельная каста жрецов. Фараоны ведут многочисленные войны, стремясь захватить металлы, предметы роскоши и невольников, которых требуется все больше и больше в поместьях и дворцах царя, аристократии и жрецов. Трудовой люд не только не пользовался плодами этих завоеваний, но, напротив - еще больше страдал от новых податей и повинностей. В конце этого периода вспыхнуло мощное восстание, и государство Верхнего и Нижнего Египта снова распалось на мелкие княжества, ставшие вести между собой непрерывные войны.

Около 2000 (2050) г. до н. э. один из фиванских князей вторично объединил все территории страны и положил начало периоду Среднего царства со столицей в Фивах. Это была так называемая классическая эпоха Египта, когда искусство и литература достигли своего наибольшего расцвета. Фараоны создали великую мировую империю, захватив территории на востоке, западе и юге, построили новые ирригационные каналы и завязали торговые отношения с Критом и Пелопоннесом.

Одновременно с ростом богатств и могущества правящей верхушки усиливались гнет и обнищание широких трудовых масс. В одном из папирусов мы читаем:

«Половину урожая расхищают птицы, гиппопотамы пожирают другую половину, в поле плодятся мыши, налетает саранча. А тут к берегу пристает сборщик податей, оглядывает поле, его помощники держат в руках палки, а негры - розги. Говорят: давай зерно. Если его нет, бьют земледельца… вяжут его и бросают в канал… вяжут жену и детей».

Около 1700 г. до н. э. по стране снова прокатывается революционная волна. На этот раз восстали не только крестьянские массы, но и ремесленники, и солдаты, и невольники в крупных землевладениях. На какое-то время порабощенные бедняки и рабы захватили кормило власти в свои руки.

Яркие картины этого восстания сохранились в так называемом «Речении Ипусера» (старое чтение - Ипувера), по-видимому, представителя знати, пострадавшей от восставших.

«Царь захвачен бедными людьми… Столица, она разрушена в один час…»

В другом месте читаем:

«Тот, который не имел своего имущества, стал владельцем богатств… Дети сановников в лохмотьях…»

Наиболее реалистическую картину восстания дает нам третья цитата:

«Дети знатных разбиваются об стены… Тот, который не мог себе построить хижину, он стал владельцем дома… Тот, который не спал рядом со стеной, он стал собственником ложа… Тот, который никогда не строил себе лодки, стал владельцем кораблей… Тот, который спал без жены из-за бедности, он находит благородных женщин… Тот, который не имел своего хлеба, стал собственником закрома».

Сразу же после восстания наступил самый трагический период в истории Египта. На ослабленную волнениями страну напали семитские племена гиксосов и завоевали ее с молниеносной быстротой. Захватчики появились на колесницах, запряженных лошадьми, о которых египтяне не имели представления. При виде этих мчащихся чудовищ египетских пехотинцев охватывал ужас, и они в панике бежали.

Завоеватели были грубыми варварами и вели себя в покоренной стране неслыханно жестоко. Они жгли города, разрушали храмы, а людей считали рабочим скотом. После 100 лет такого правления угнетенные египтяне восстали и под предводительством фиванского царя Яхмоса I изгнали захватчиков за пределы своей страны.

С этого времени начался третий большой период расцвета и могущества Египта, который историки называют Новым царством. К власти пришла 18-я династия, которая сделала Фивы столицей и господствовала с 1580 по 1350 г. до н. э.

Фараоны этой династии были неутомимыми завоевателями, они вели многочисленные захватнические войны и подчинили себе всю Сирию вплоть до Евфрата и северную Палестину. Так, например, Тутмес III предпринял 17 военных походов против Сирии, захватил огромную добычу - много скота, рабов, золота и серебра. Эти фараоны завоевали также Нубию вплоть до четвертого порога и захватили там богатые золотые копи. Хетты, вавилоняне и ассирийцы должны были присылать им ежегодную дань.

Однако военная добыча обогатила только царя, аристократию и касту жрецов. Дворцы и храмы утопали в сказочной роскоши. Слава об этих богатствах разнеслась по всему тогдашнему миру.

Но непрерывные войны совершенно разорили египетских крестьян, которые должны были платить постоянно растущие налоги на содержание войска и поставлять столько солдат, что в конце концов некому стало обрабатывать землю. Людские резервы были исчерпаны, и это вынудило Аменхотепа III перейти на исключительно мирную политику. Его Зб-летнее царствование считается благословеннейшим периодом в истории Египта. Этот фараон женился на женщине не царского рода, уже известной нам Тейе, в могиле которой Девис обнаружил мумию Эхнатона.

Когда появился на свет его сын, будущий Аменхотеп IV, в стране царила довольно напряженная политическая обстановка. Рядом с фараоном выросла грозная для него сила - разбогатевшая аристократия и каста фиванских жрецов. Верховный жрец Фив благодаря своему сану являлся также наместником, т. е. фактически сосредоточил в своих руках власть над всем Египтом. Аменхотеп III и его жена Тейе путем интриг пытались ограничить влияние верховного жреца, однако не смогли объявить ему открытую войну, так как в стране им не на кого было опереться, а народа с его революционными традициями они боялись.

Их единственный сын, будущий Аменхотеп IV, не подавал надежды, что доведет эту борьбу до победного конца. Мальчик был хилым и болезненным, чувствовал себя совсем чужим в атмосфере дворцовых интриг и торжественных церемоний. Изображения на фресках говорят о том, что у него была чрезмерно большая по сравнению с телом голова, тяжелые, сонные веки, сентиментальное выражение лица и пухлые женские губы. Судя по рисункам, он охотно проводил время в тихом дворцовом саду, среди цветов, птиц и бабочек. Из врачебного освидетельствования профессора Смита мы уже знаем о странной форме его черепа, которая является доказательством того, что он имел склонность к эпилепсии.

По обычаям египетского двора его рано женили на княжне Нефертити. В эль-Амарне откопали в руинах ее скульптурный портрет из раскрашенного известняка, выполненный мастером-ваятелем Тутмесом. Нефертити - девушка с нежными чертами лица, лебединой шеей и миндалевидными глазами, полными неуловимой мечтательности. Это произведение искусства восхищает изумительным мастерством и полно непередаваемого очарования.

Молодой Аменхотеп вступил на трон в 1375 г. до н. э., когда ему исполнилось 14 лет. Так как до совершеннолетия ему не хватало еще двух лет, то начало его царствования прошло под регентством [14] аристократии и жрецов, которые, наверно, давали ему почувствовать свое политическое превосходство.

Поэтому не исключено, что в эти годы несамостоятельного правления он стал задумываться о причинах такого положения вещей. Очевидно, нашлись доброжелатели, которые на основании документов объясняли ему, каким путем фиванские жрецы и их сообщники-аристократы обрели в стране такое могущество.

Первым религиозным центром в истории Египта был город Гелиополь, где поклонялись богу солнца Ра. Уже на заре египетской государственности фараоны считали себя потомками этого бога и с гордостью носили титул «сыновей Ра». Жрецы Гелиополя пользовались их особой благосклонностью и стали наиболее влиятельной жреческой кастой в Египте.

Ситуация изменилась в период Нового царства, когда столица была перенесена в Фивы. Местные жрецы, борясь за главенствующее положение в стране против соперников из Гелиополя, решили сделать своего бога Амона первым среди египетских богов. Но это было не так-то легко, ведь Ра считался отцом фараонов, кроме того, ему с незапамятных времен фанатично поклонялся весь египетский народ. Жрецы Фив осуществили свое намерение, отождествив Амона с богом Ра, и стали называть его Амоном-Ра, приписывая ему все черты старого бога из Гелиополя.

Таким образом, Амон-Ра был сначала только одним из многочисленных местных богов и всего лишь в течение нескольких последний столетий стал играть главную роль в египетской религии. Поэтому Аменхотеп IV пришел к мысли, что Амон-Ра является узурпатором, а настоящий бог - это Ра из Гелиополя, потомками и представителями которого на земле были и есть фараоны.

Нет сомнения, что уяснить эту историческую и религиозную родословную ему усердно помогали жрецы из Гелиополя, которые против соперников из Фив вели тайную борьбу, стремясь восстановить свое прежнее влияние. Но молодой фараон во всем этом увидел удобную возможность сломить могущество фиванских жрецов и их сторонников-аристократов. Поэтому, став совершеннолетним, он объявил себя первосвященником старого бога солнца Ра.

С этого времени наступает чрезвычайно интересный период в духовном развитии молодого фараона. То, что первоначально имело чисто политическую окраску, вскоре приобрело глубокий религиозный смысл. Аменхотеп постепенно преобразился в творца новой, реформированной религии, которую проповедовал со страстью и вдохновением пророка. При дворе доступ к фараону имели только его верные ученики, и только им он доверял главные должности в государстве.

В конце концов даже старый бог Ра отступил перед новой, высшей идеей абстрактного бога, которого фараон назвал Атоном, т. е. «солнечным диском». Символом этого бога было изображение солнца с лучами, оканчивающимися человеческими ладонями. Но в учении фараона Атон не принадлежал к многочисленной политеистической плеяде божеств, а был единственным во всей вселенной богом, бесплотным и невидимым, силой, которая создала солнце и является праисточником всего, что живет и растет на земле.

До того времени в Египте представляли богов в облике людей, которые, правда, бессмертны, но тем не менее не лишены всех человеческих слабостей. Это были скорее силы вызывающие страх, мстительные и капризные, которых нужно было умиротворять кровавыми жертвами.

Небывалая новизна учения Аменхотепа IV заключалась в том, что Атон выступал без этих земных качеств. Его почитали как любящего отца всех людей, чье присутствие следует искать не в огне битв и не в кровавых жертвах, а в красе природы, среди цветов, деревьев и птиц. Атон стал «богом любви», который дает женщине ребенка и утешает его, чтобы он не плакал. «Я наполняю обе земли Египта любовью», - гласит один из хвалебных гимнов.

Это была религия, напоенная радостью и любовью к жизни; ее последователи не трепетали от суеверного страха перед лицом Атона, а с благодарностью пели: «Вся земля радуется и славит тебя».

Религиозные обряды в храмах отличались простотой и скромностью. Они заключались главным образом в том, что почитатели Атона пели гимны и приносили жертвы: цветы и фрукты. Приверженцы нового культа собирались, как правило, на рассвете и в сумерки, обращаясь с молитвами к восходящему и заходящему Атону.

Поразительным является то, что Аменхотеп создал монотеистическую религию, не имея ни одного исторического образца, на который он мог бы опереться. Поэтому его следует считать не только оригинальным религиозным мыслителем, но и предтечей всех позднейших творцов монотеистических религиозных систем. Моисей сообщает, что он учился «мудрости Египта» в Гелиополе, поэтому не исключено, что между иудейской религией и культом Атона существует какое-то родство. Это, между прочим, заметно в аналогиях, которые выступают в одном из гимнов Атону и в 115-м библейском псалме.

Аменхотеп решительно порвал с прошлым - он даже принял новое имя «Эхнатон», что означает «Благой для солнца». Одновременно, стремясь окончательно избавиться от влияния жрецов и желая превратить Фивы в обычный провинциальный город, он построил новую роскошную столицу, назвав ее Ахетатон -«Небосклон Атона» (вблизи современной эль-Амарны).

Эхнатон лично поехал туда в золотистой колеснице, «сияющей, как солнце, когда оно поднимается над горизонтом и мир пронизывает своей любовью». Погоняя резвых скакунов, он галопом пронесся по полям и указал границы своей будущей резиденции. Это был город, запроектированный с большим размахом, полный дворцов, храмов, административных зданий, улиц и садов. Запись об основании столицы Эхнатон повелел высечь для потомков на нескольких соседних скалах.

Через два года фараон переехал в новую резиденцию. Там он целиком посвятил себя проповедованию своей религии, а свободное время проводил во дворце в кругу семьи и друзей или же на охоте. Египтологи предполагают, что Эхнатон является автором большинства гимнов в честь Атона. Вот начало одной из этих вдохновенных поэм:

Великолепно твое появленье на горизонте,
Воплощенный Атон, жизнетвбрец!
На небосклоне восточном блистая,
Несчетные земли озаряешь своей красотой.
Над всеми краями,
Величавый, прекрасный, сверкаешь высоко.
Лучами обняв рубежи сотворенных тобою земель [15],
Ты их отдашь во владенье любимому сыну.
Ты - вдалеке, но лучи твои здесь, на земле.
На лицах людей твой свет, но твое приближенье скрыто.
Когда исчезаешь, покинув западный небосклон,
Кромешною тьмою, как смертью, объята земля.
Очи не видят очей.
В опочивальнях спят, с головою закутавшись люди.
Из-под их изголовья добро укради -и того не заметят!
Рыщут голодные львы.
Ядовитые ползают змеи.
Тьмой вместо света повита немая земля,
Ибо создатель ее покоится за горизонтом.
Только с восходом твоим вновь расцветает она.
Подобно Атону, сияешь на небосклоне,
Мрак разгоняя лучами.
Празднуют Верхний и Нижний Египет
Свое пробужденье.
На ноги поднял ты обе страны.
Тела освежив омовеньем, одежды надев
И воздев молитвенно руки,
Люди восход славословят.
Верхний и Нижний Египет берутся за труд.
Пастбищам рады стада.
Зеленеют деревья и травы.
Птицы из гнезд вылетают,
Взмахом крыла явленье твое прославляя.
Скачут, резвятся четвероногие твари земные.
Оживают пернатые с каждым восходом твоим.
Корабельщики правят на север, плывут и на юг.
Любые пути вольно выбирать им в сиянье денницы.
Перед лицом твоим рыба играет в реке.
Пронизал ты лучами пучину морскую.

Перевод В. Потаповой

Эхнатон питал большую любовь к искусству и охотно поощрял молодых художников, которых отовсюду приглашал в свою новую столицу. Так же, как и в религии, в египетском искусстве повеяли свежие ветры. Новые течения были проникнуты оппозиционными настроениями по отношению к фиванским жрецам. До этого скульптура и живопись подчинялись строгим церковным канонам, которые позволяли художникам изображать фараонов как застывшие, священные фигуры в ореоле божеств.

Молодые художники вырвались из-под власти традиций, поддерживаемых жрецами, и в своих произведениях стремились теперь к правде и к благородной простоте. Эхнатон приветствовал новые реалистические устремления художников и не запрещал им изображать себя таким, каким они его видели. Эта терпимость достигла таких размеров, что фараон не протестовал, когда его показывали как человека из плоти и крови и даже правдиво передавали его физическое уродство - большую голову, обвисший живот и рахитичные ноги.

В отношении Эхнатона к искусству особенно ярко проявилась глубина и смелость его революционных начинаний. Об этом свидетельствуют фрески, повествующие об интимной семейной жизни фараона, его жены и дочерей. Мы видим, например, как Эхнатон ласкает и целует в губы свою жену, а в это время у его ног играют маленькие девочки.

В скальных гробницах близ эль-Амарны археологи открыли целый ряд росписей и рельефов, которые дают представление об образе жизни царской семьи.

На одной из картин изображена церемония посвящения в сан верховного жреца новой религии Мерира. Мы видим царя, его жену Нефертити и дочерей. Опершись о парапет балкона, они смотрят на собравшихся возле дворца людей. Фреска праздничная, веселая и выполнена в ярких красках. На парапете лежат подушки всех цветов, а с колонн, раскачиваясь от дуновения ветра, свисают гирлянды из лотоса и разноцветных лент. Дворцовые слуги держат на длинных древках опахала из страусовых перьев, раскрашенных пурпурными и голубыми красками. Эхнатон, вытянув руку, обращается с речью к жрецу, стоящему на коленях.

В другом месте изображено посещение Эхнатоном храма Солнца. Эта картина исполнена движения и очарования. В лучах заходящего солнца фараон мчится в позолоченной колеснице по улицам города, держа в руках вожжи и погоняя бичом скакунов, украшенных страусовыми перьями. Царица Нефертити мчится следом в собственной колеснице, а за ней - целая кавалькада повозок с царскими дочерьми и придворными сановниками. Рядом с колесницами бегут солдаты со щитами, вооруженные копьями, секирами и палицами. Среди них мы видим бородатых сирийцев, негров из Нубии и длинноволосых ливийцев. Жители города выскакивают из домов, чтобы посмотреть на царский кортеж. Фараон как раз подъезжает к дверям храма.

Его там ждут коленопреклоненные жрецы и танцующие девушки, отбивающие ритм на тамбуринах.

Художник изобразил и дальнейший ход событий в следующей росписи. Теперь он вводит нас внутрь храма. Эхнатон и Нефертити стоят перед алтарем, на котором лежат горы фруктов и цветов, и льют в огонь какую-то жидкость. Царь обнажен до пояса, на нем только юбка из тонкой ткани, ниспадающая мягкими складками к его стопам. С пояса свисают вокруг бедер огненно-пурпурные шарфы.

Царица облачена в белые одеяния из настолько прозрачной материи, что сквозь нее просвечивают контуры ее девичьей фигуры. Стан Нефертити также опоясывает пурпурный шарф, концы которого касаются пола храма. Поражает то, что царь и его жена совсем не носят украшений. Простота их одежд, свободных и красивых, производит необыкновенно приятное впечатление.

Две царские дочки стоят позади и поют гимн богу солнца Атону, аккомпанируя себе на маленьких струнных инструментах. Верховный жрец Мерира склонился перед царем в глубоком поклоне, а другие жрецы в это время разжигают кадила с благовониями.

Поодаль стоят семь слепых музыкантов - старых, толстых мужчин. Они поют во славу Атона под аккомпанемент семиструнных арф.

В гробницах археологи обнаружили также ряд картин, свидетельствующих не только о сказочной роскоши при царском дворе, но и о нежной привязанности фараона к своим близким.

Вот вся семья собралась в деревянном павильоне, крышу которого поддерживают разноцветные колонны, увитые гирляндами из цветов лотоса и виноградных лоз. Капители колонн украшены горельефами, на которых изображены букеты цветов и убитые на охоте дикие утки, подвешенные за лапки.

Посреди павильона стоит группа женщин - они играют какую-то мелодию на арфах, лютнях и лирах. Царь удобно расположился на подушках стула. У него утомленный и печальный вид; возможно, художник заметил болезнь, угнетающую фараона, и почувствовал приближение его преждевременной смерти. Молодой монарх протягивает кубок, а жена наполняет его вином из амфоры. Три дочки у его стула: одна держит большой букет цветов, другая подает ему блюдо со сластями, а третья развлекает отца разговором.

Однако особенно ярко переворот в искусстве отразился в другой фреске из этого семейного цикла. Когда умерла одна из дочерей, Эхнатон велел похоронить ее в своей гробнице и изобразить на стене трогательную сцену страданий и траура царской семьи. Вокруг умершей девочки, лежащей на похоронных носилках, стоят родители и ее сестры. Особенно сильное впечатление производит Нефертити: она держит на руках самого младшего ребенка, а на ее лице - выражение глубокой скорби. Это беспрецедентный случай в египетском искусстве, ведь здесь впервые чувства божественной семьи фараона переданы так по-человечески просто и непосредственно.

Борьба Эхнатона с аристократией и кастой жрецов со временем еще более обострилась. Фараон удалил из своего окружения всех бывших сановников и - как сообщает в надписи на стене своей гробницы один из вельмож - подбирал себе помощников из среды свободных крестьян. Другой высокий придворный чиновник говорит о себе: «Я был человеком низкого происхождения со стороны отца и матери, но царь поставил меня на ноги. Он позволил мне возвышаться… я был человеком без собственности, а он в щедрости своей дал мне ежедневную снедь, мне, кто раньше просил подаяние, не имея куска хлеба».

Оппозиционная знать и жрецы подготовили покушение на жизнь фараона. Мы знаем об этом из росписи и надписи, которые сохранились в гробнице начальника полиции Маху. Мы видим, как Маху приводит к великому везиру трех схваченных заговорщиков. В надписи великий везир благодарит Атома за помощь, оказанную в раскрытии заговора, и благословляет фараона Эхнатона.

До этого времени фараон вел осторожную политику по отношению к жрецам и позволял им свободно исполнять культовые обряды в честь традиционных богов. Но после раскрытия заговора он стал религиозным фанатиком и иконоборцем. Эхнатон закрыл храмы, приказал разрушить статуи местных божеств, но с особой яростью преследовал фиванского Амона. Он рассылал специальных агентов, которые выскабливали имя этого бога в храмах и на гробницах, добирались даже до самых дальних уголков пустыни, где уничтожали упоминания о нем в надписях, высеченных на отвесных скалах. Аристократам фараон повелел сменить родовые фамилии, если этимологически они восходили к имени Амона.

Религиозная реформа Эхнатона представляла собой по существу борьбу за власть со знатью и жрецами. Установление солнечного единобожия было ярким выражением стремления фараона к единовластию.

Так как реформы Эхнатона не принесли широким слоям населения ни политического, ни экономического облегчения, то народ принимал их с равнодушием.

Но с того времени как Эхнатон начал преследовать местные божков, он встретился с глухим сопротивлением и недовольством народных масс. Божества, которым они поклонялись, были просты, добродушны и тесно связаны с их жизнью и трудом. Правда, эти идолы легко впадали в гнев, бывали мстительными и жестокими, но все же обладали человеческими чертами, понятными простым людям. Зато Атон, этот невидимый бог, выступающий в облике солнечного диска, был для них чем-то совершенно непонятным, чужим и безразличным. Поэтому фанатическое сектантство Эхнатона вскоре создало непреодолимую пропасть между его двором и широкими массами египетского народа, среди которого царь искал поддержки, подбирая из его среды своих ближайших помощников.

Устанавливая культ Атона, молодой фараон вынашивал в своем пылком воображении широкие захватнические планы. Мы уже знаем, что благодаря завоеваниям его предков в состав египетской державы входили Сирия, Палестина и Нубия. Большинство покоренных народов в разных формах исповедовало культ Солнца, поэтому Эхнатон считал, что их нетрудно будет заполучить для Атона, который таким образом явился бы общим, универсальным богом всего государства. Тогда наступило бы второе, на сей раз мирное покорение этих земель, и новые узы укрепили бы египетскую державу намного лучше, чем вооруженная сила.

Но дело приняло совершенно иной оборот. В то время как Эхнатон предавался радостям семейной жизни и слагал гимны к честь Атона, его государство пошатнулось и стало разваливаться. Сирийские князья, почувствовав слабость фараона, вступили в тайные переговоры с врагами Египта, а потом один за другим вышли из подчинения, поголовно вырезав египетские гарнизоны.

Как мы узнаем из переписки, найденной в эль-Амарне. египетские военачальники и правители в Сирии посылали фараону гонцов, сообщая ему о все новых и новых поражениях, и предупреждали, что Египет потеряет этот край, если вовремя не подойдет подкрепление. Гарнизоны городов Мегиддо, Аскалона, Гезера отчаянно взывали о помощи, а комендант Иерусалима писал: «Скажи царю прямо: всей стране моего царя и владыки угрожает гибель».

Но Эхнатон не давал никакого ответа, бросив гарнизоны на произвол судьбы. Более того, он даже запретил допускать к себе гонцов, которые пробегали огромные расстояния и, измученные дорогой, ожидали, что фараон ободрит их и окажет помощь.

Что же было причиной этой непонятной апатии? К сожалению, об этом не сохранилось никаких документов, поэтому мы можем лишь догадываться, что происходило на самом деле. Эхнатон всегда проповедовал, что Атон - мирный бог, а сам он был едва ли не первым в истории пацифистом, осуждавшим войны. Вся его внешняя политика основывалась на том, чтобы присоединить другие страны к Египту только мирным путем, с помощью распространения культа Атона, бога солнца, любви и радости жизни. Поэтому можно предположить, что трагические известия из Сирии поставили его перед неприятной дилеммой: двинуться ли на подмогу египетским гарнизонам и тем самым отказаться от своих взглядов или же пассивно согласиться на потерю восставших владений. Это был трагический, неразрешимый конфликт, который парализовал волю Эхнатона и, по всей вероятности, способствовал его преждевременной смерти. Когда царь догорал на смертном одре, Сирия была уже потеряна, и только Сети и Рамзесу удалось снова подчинить ее Египту.

Эхнатон умер в 1358 г. до н. э. на 30-м году жизни. Тело его похоронили в скальной гробнице неподалеку отАхетатона. Нам ничего не известно о судьбе Нефертити; история хранит о ней глубокое молчание, поэтому можно предположить, что она умерла вскоре после смерти мужа.

На трон вступил Сменхара, муж старшей дочери Эхнатона. Но правил он недолго. Стойко защищая реформы своего тестя, он встретил недовольство знати и жрецов, которые приобрели уже такую силу, что свергли его с трона. Его преемником стал Тутанхатон, муж третьей дочери Эхнатона. В то время ему было только 12 лет, поэтому он легко подчинился воле подлинных властителей Египта. Новый фараон сменил свое имя на Тутанхамона и, отказавшись от религии тестя, вернулся назад в Фивы под опеку жрецов Амона.

Археологические изыскания в эль-Амарне красноречиво говорят о том, что Ахетатон был покинут в необычайной спешке. В руинах дворцовых построек найдены останки собак и коров, по всей вероятности, забытых и оставленных дворцовыми слугами на голодную смерть. О невероятной суматохе, царившей во время переезда, еще ярче свидетельствует то обстоятельство, что в спешке не захватили с собой даже архив клинописных табличек, содержащих важную дипломатическую переписку.

Роскошные здания столицы бога солнца Атона опустели и стали пристанищем шакалов и летучих мышей. Разваливающиеся стены служили крестьянам окрестных деревень неисчерпаемым источником строительного материала. Со временем остатки храмов и дворцов засыпали пески пустыни и сохранили их настолько хорошо, что археологи сегодня могут с большой точностью воспроизвести план забытой резиденции фараона-бунтовщика.

Тутанхамон возвратил жрецам конфискованные имения, снова открыл храмы и щедро одарил их богатой ритуальной посудой из золота и серебра. В одной наскальной надписи он хвастливо заявляет: «Я снова заселил Фивы, восстановил добрые законы и усилил справедливость». Каста жрецов одержала над фараоном полную победу.

После смерти Эхнатона осталось еще много последователей его религиозного учения. С болью смотрели они на опустевший Ахетатон и в особенности на покинутую царскую гробницу, которой постоянно угрожала опасность ограбления.

Они решили тайно перенести царские останки в более безопасное место. О строительстве новой гробницы не могло быть и речи. Жрецы, несомненно, узнали бы об этом и помешали бы исполнить намерение. Тогда им пришла в голову мысль поместить мумию в гробнице матери Эхнатона, царицы Тейе.

Тутанхамон умер на 18-м году жизни и царствовал только шесть лет. Трон захватил верховный фиванский жрец Эйе, но вскоре был свергнут главнокомандующим египетской армии Хоремхебом, который основал 19-ю династию фараонов.

Хоремхеб являлся представителем наиболее реакционных кругов аристократии. Жрецы Фив с неистовой яростью проклинали имя Эхнатона. Они клеймили его как «преступника и еретика» и велели соскабливать и вырезать его имя всюду, где бы оно ни встретилось.

Случайно жрецы узнали, что останки Эхнатона перенесены в гробницу царицы Тейе. Они оказались в щекотливом положении. Убрать и уничтожить мумию жрецы не отважились - этим они совершили бы святотатство, и население, питающее глубоко укоренившееся благоговение перед умершими, их осудило бы очень сурово. К тому же, они считали, что пребывание еретика в гробнице Тейе оскверняет мумию царицы. Поэтому они решили перенести царицу в другую усыпальницу, а Эхнатона оставить на месте. Но в последний момент заметили, что кедровый саркофаг лишь с большим трудом проходит через узкий коридор гробницы. Поэтому, вынув мумию, жрецы оставили саркофаг на полпути на куче щебня, где спустя более 3300 лет его обнаружил археолог Теодор Девис.

Однако, открывая гробницу, жрецы Фив имели перед собой иную цель. Они тщательно осмотрели гроб и всюду, где наткнулись на имя Эхнатона, выцарапали его чем-то острым. Вынули даже мумию фараона и как будто бы ножницами вырезали имя, начертанное в нескольких местах на золотой ленте, которая опоясывала тело царя, оставив на ней овальные отверстия. Затем они снова закрыли и запечатали гробницу.

Уничтожить в гробнице имя умершего,- это была, по мнению египетских жрецов, самая страшная месть, какую только можно себе представить. Веря в магическую силу писаного слова, они были глубоко убеждены, что душа покойного, лишенная имени, становится бездомным изгнанником, который безымянно блуждает в подземном царстве. Ее двойник, осужденный на вечные муки, бродит, издавая отчаянные вопли и стоны, пугая встречных, и утоляет голод отбросами, найденными на мусорной свалке.

Такую ужасную судьбу уготовали фиванские жрецы фараону, который посмел их ослушаться.


Открытие гробницы Тутанхамона

Лорд Карнарвон был типичным представителем богатой английской аристократии. Его стихией были балы и путешествия, а когда изобрели автомобиль, он стал одним из первых в Англии автомобилистов.

Вскоре этот аристократ прославился ездой по дорогам с сумасшедшей для того времени скоростью, что наводило страх на фермеров и извозчиков. В 1900 г. произошла катастрофа - автомобиль перевернулся, а сам Карнарвон получил сотрясение мозга и серьезные ранения.

С того времени он заболел неизлечимой астмой. Врачи посоветовали ему отправиться в Египет, считая, что тамошний сухой и горячий воздух поможет ему избавиться от недуга. Карнарвон послушался их. Приехав в Египет, он настолько заинтересовался древностями этой страны, что решил там жить постоянно, а свое состояние употребить на археологические изыскания. Вскоре он самостоятельно приступил к раскопкам.

Однако спустя некоторое время лорд понял, что ему не хватает соответствующей научной подготовки, и решил взять себе в помощники специалиста-археолога. Карнарвон обратился к директору Египетского музея Масперо, тот порекомендовал ему молодого египтолога Говарда Картера, бывшего сотрудника Питри и Девиса.

Теодор Девис, который нашел мумию Эхнатона и много царских гробниц, уже несколько лет имел концессию на ведение археологических раскопок в Долине Царей. В 1914 г. он уступил ее Карнарвону, думая, что вся долина уже окончательно обследована.

Даже Масперо, переписывая концессию на нового владельца, прямо заявил ему, что дальнейшие расколки в этом месте считает бесполезной тратой денег и времени.

Карнарвон хлопотал о концессии главным образом потому, что его к этому склонял Говард Картер, который, вопреки общему мнению, был убежден, что в Долине должна таиться еще не найденная гробница Тутанхамона. О существовании этой усыпальницы свидетельствовали, по его мнению, различные находки, которые он собрал во время своих археологических изысканий. Это был прежде всего фаянсовый кубок фараона, обнаруженный среди развалин, изломанный деревянный ларец с золотыми листочками, на которых было начертано его имя, а также большой глиняный сосуд с остатками льняных повязок, забытых людьми, бальзамировавшими его тело. Особого внимания заслуживало то обстоятельство, что все предметы, принадлежавшие Тутанхамону, лежали на небольшом расстоянии друг от друга, поэтому можно было предположить, что по соседству должна находиться еще не открытая гробница.

Когда Карнарвон и Картер прибыли в Долину Царей, она имела малопривлекательный вид. Скалистое дно огромного котлована было сплошь завалено гигантскими грудами щебня и каменных обломков, когда-то оставленных там египетскими каменотесами, высекавшими царские усыпальницы. В боковых стенах скал зияли мрачные отверстия, ведущие к опустошенным могильным камерам.

Где приняться за поиски, с чего начать эту гигантскую работу? О том, чтобы убрать мусор со всего дна котлована, не приходилось даже мечтать. Поэтому следовало выбрать какое-то одно место и там сосредоточить все усилия - иного выхода не было.

Картер остановился на том месте, где Девис нашел уже упомянутые предметы, принадлежавшие Тутанхамону. Оно представляло собой треугольник, ограниченный могилами Рамзеса II, Мернепты и Рамзеса VI.

В 1917 г. была нанята бригада рабочих-арабов, и начались поиски. В летние месяцы здесь стоял убийственный зной, поэтому работы велись только в зимнюю пору. Расчистка громадных завалов щебня продолжалась шесть зимних сезонов. Уже в первый год Картер наткнулся у подножья скалы, метром ниже усыпальницы Рамзеса VI, на остатки неизвестных стен. При обследовании оказалось, что это не что иное, как руины бараков, в которых некогда размещались каменотесы, занятые на строительстве одной из царских гробниц. Они стояли не на первоначальном грунте долины, а были возведены на слое щебня толщиной около метра, извлеченного во время строительства усыпальницы Рамзеса VI.

Картер решил пока что не трогать стен, так как это забаррикадировало бы лежавшую выше гробницу, которая представляла собой предмет паломничества многочисленных экскурсий туристов и ученых. Когда же ученый удалил весь щебень на территории указанного треугольника и не нашел там даже следа гробницы, он решился на разрушение руин, чтобы исследовать грунт под слоем каменных обломков, являвшихся фундаментом бараков. Это была последняя надежда после шести лет дорогостоящих и кропотливых поисков.

Картер так пишет об этом в своих дневниках:

«Началась наша последняя зима в Долине. Шесть сезонов подряд мы вели здесь археологические работы, и сезон проходил за сезоном, не принося результатов. Мы вели раскопки месяцами, трудились с предельным напряжением и не находили ничего. Только археологу знакомо это чувство безнадежной подавленности. Мы уже начали смиряться со своим поражением и готовились оставить Долину… .

3 ноября 1922 г. Картер предпринял последнюю попытку. Рабочие стали сносить руины бараков, готовясь убрать находящийся под ними метровый слой щебня. На следующий день, ранним утром, Картер заметил, что рабочие неожиданно прервали работу и в напряженном молчании смотрят в свежераскопанную яму. Он тотчас же побежал туда и остановился, как вкопанный: из-под каменных обломков выглядывала высеченная в скале ступенька.

Теперь все начали работать поистине лихорадочно. Из-под щебня появлялась ступенька за ступенькой, а когда, наконец, была расчищена вся лестница, показалась дверь, заложенная камнями, замурованная и запечатанная.

«Запечатанная дверь! - писал Картер в своих дневниках. - Значит, это верно! Наконец-то мы были вознаграждены за все годы терпеливого труда. Насколько я помню, первым моим побуждением было возблагодарить судьбу за то, что моя работа в Долине не оказалась бесплодной». Вздрагивая от все возрастающего возбуждения, Картер начал осматривать оттиски печатей на замурованной двери. Результат превзошел все его самые смелые ожидания. Среди оттисков особенно выделялся один - печать царского некрополя с изображением шакала и девяти пленных. Это свидетельствовало, вне всякого сомнения, что найденная усыпальница является царской. Кроме того, существовала надежда, что гробница не оказалась жертвой грабителей. На это указывало место, в котором ее нашли. Рабочие, высекавшие усыпальницу Рамзеса VI, сбрасывали строительный мусор вниз и засыпали им вход в гробницу Тутанхамона. которая располагалась ниже. Таким образом могила исчезла под толстым слоем щебня. Вскоре о ней совершенно забыли, а позднее построили над нею бараки для рабочих, которые и скрыли гробницу Тутанхамона от грабителей.

В верхней части двери Картер проделал небольшое отверстие, как раз такое, чтобы в него можно было просунуть электрический фонарик, и заглянул внутрь. Он увидел длинный узкий коридор, заваленный до самого потолка камнями и щебнем. Карнарвон в это время развлекался в Англии, и Картер не хотел вскрывать гробницу в его отсутствие. Он отправил телеграмму и с нетерпением почти три недели дожидался его приезда. «Для меня как археолога, - вспоминает он, - это был острый момент. После стольких лет сравнительно непродуктивного труда я стоял на пороге того, что обещало оказаться замечательным открытием. За галереей могло находиться все, буквально все, что угодно, и мне понадобилось исключительное самообладание, чтобы тут же не взломать дверь для дальнейших поисков».

Наконец Карнарвон прибыл вместе с дочерью, и тотчас же приступили к открытию таинственной двери. Она представляла собой тонкую перегородку, старательно сложенную из необтесанных камней, покрытых слоем штукатурки. Однако прежде чем ее разобрали, Картер заметил внизу другую печать, которая безмерно его обрадовала: на печати было начертано имя Тутанхамона. Итак, найдена гробница, которую с таким трудом искали целых шесть лет.

Запечатанный вход открыли и весь следующий день удаляли камни и щебень, которыми была завалена узкая наклонная галерея. Приблизительно в десяти метрах от входа показалась другая дверь, также снабженная печатью Тутанхамона. Наступил решающий момент. Картер проделал небольшое отверстие и просунул в него зажженную свечу, чтобы проверить, нет ли в гробнице ядовитых газов. Затем он включил электрический фонарик и заглянул внутрь. Все присутствующие затаили дыхание, с напряжением ожидая приговора.

Вначале Картер ничего не увидел. Но постепенно, когда глаза привыкли к полумраку, стали вырисовываться отдельные детали. Здесь были странные фигуры зверей, статуи, колеса, сундуки, сосуды и золото; куда ни посмотришь - всюду золото, чистое золото вспыхивало желтым огнем при свете фонарика. Картер онемел от изумления, а когда, наконец, Карнарвон, не в силах более сдерживаться, спросил его, видит ли он что-нибудь, он едва сумел выдавить: «Да, чудесные вещи!».

Вход стали разбирать с большой осторожностью, чтобы не повредить ни одного находящегося за ним предмета. Когда, наконец, Картер и Карнарвон вошли в первую погребальную комнату, их охватило глубокое волнение, ведь минуло более трех тысячелетий с тех пор, как здесь в последний раз ступала нога человека. То, что они увидели, поистине их ошеломило. Комната была в беспорядке завалена бесчисленным количеством предметов исключительной красоты. И только когда их глаза привыкли к этому хаосу, они стали различать отдельные, наиболее крупные вещи.

Около стены стояли три позолоченных ложа, рамы которых безымянный резчик изваял в форме распластанных зверей с головами льва, коровы и каких-то фантастических существ, напоминающих гиппопотамов и крокодилов. Под стенами лежала груда разобранных и беспорядочно сваленных частей четырех колесниц, целиком окованных золотым листом и украшенных сюжетным орнаментом. Даже колеса и оси были окованы золотом.

Однако наибольшее впечатление производили две фигуры натуральной величины, стоящие, словно на страже, по обе стороны другого, еще замурованного входа. Деревянные фигуры, судя по всему имеющие портретное сходство с Тутанхамоном, были облачены в льняные одеяния, золотые фартуки и золотые сандалии и держали в руках длинные посохи и палицы. На лбу у них был знак царского сана - уж, выкованный из тяжелого золота. Величественные, непоколебимые в своей отрешенности от всего земного, они вызывали беспокойство и суеверное уважение.


Примечания:

1

Портал — монументальный, богато украшенный вход в здание.



13

Косидовский не совсем точен в своем утверждении, что проблема еги. петской хронологии решена. Споры до сих пор продолжаются Кроме приведенного здесь, имеется много других условных делений истории Египта, в частности такое:



14

Регентство - временное правление одного или нескольких лиц в случае болезни, длительного отсутствия или несовершеннолетия монарха.



15

Верхний и Нижний Египет.

">




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх