№ 18

Протокол допроса свидетеля Нисса Г.С

22 марта 1945 г.

Следователь по особо важным делам прокуратуры Латвийской ССР ВУЛЬФСОН допросил в качестве свидетеля с соблюдением ст. 162–163 УПК РСФСР,

1. Фамилия, имя и отчество: НИСС Герман Семенович

2. Дата рождения: 7/01 1909 г.

3. Место рождения: город Яуппелагва Латвийской ССР

4. Соцпроисхождение: рабочий

5. Национальность и гражданство (подданство): еврей

6. Занятие во время германской оккупации: Содержался в концлагере

7. Род занятий

а) в настоящее время род работы и занимаемая должность: Трест транспорта и сообщения гор. Рига, главный автомеханик

б) в момент, к которому относятся показания свидетеля: Содержался в концлагере

8. Образование: среднее (общее, специальное)

9. Судимость: Со слов раннее не судим

10. Партийность: б/партийный

11. Знание языков: Латышский, русский, немецкий

12. Служба в Красной армии: военнообязанный

По существу заданных мне вопросов об истреблении немецко-фашистскими захватчиками советских детей могу дать следующие показания.

Я был оккупантами помещен в Рижское гетто 10 сентября 1941 г. и пробыл там до 11 января 1942 г. В гетто было размещено около 30 тысяч людей. В том числе детей было от 6 до 8 тысяч. 29 и 30 сентября 1941 г. под руководством штурмбанфюрера КРАУЗЕ, члена национал-социалистической партии ШУЛЬЦА, также члена-представителя партии БРАЖЕ, гибит-комиссара АЛТМАХЕРА, вахтмейстера ТУХЕЛЬ, оберлейтенанта местной вспомогательной полиции ДАНЦКОПФА, АРАЙСА, ЦУКУРСА и других фашистских захватчиков и их приспешников был организован массовый убой обитателей гетто. В упомянутые дни погибло 9000 человек, в том числе не менее 20 % детей. Людей выстраивали в колонны и угоняли под сильным конвоем за город – к заводу «Квадрат» и в лес «Румбули».

По дороге следования колонны с обреченными на смерть жертвами охрана забавлялась тем, что подбрасывала под ноги идущих палки. От этого люди падали, упавших тут же убивали выстрелами в упор.

Когда колонны 30 сентяря 1941 г. перестали двигаться к местам казни, на улицах валялись не менее 700–750 трупов, среди которых по крайней мере одна треть детских.

Лично я, находясь в специально огороженном для здоровых молодых людей квартале гетто, наблюдал следующие картины: мальчик лет 10–12 с мешком на плечах пытался выйти из колонны и пробраться к нам, так как с нами был его отец, по фамилии ГЕЛИС. Мальчик споткнулся из-за мешка и не мог приподняться. В этот момент один из вспомогательной полиции в упор в лоб выстрелил в мальчика. Он остался лежать на мостовой с раздробленным черепом.

Второй эпизод, который запечатлелся в моей памяти, таков: в колонне шел один юноша лет 17, неся на руках 3-х летнюю девочку. Юноша плохо владел ногами и, споткнувшись, выронил девочку. С мостовой ее схватил одной рукой за волосы вахмейстер ТУХЕЛЬ, другой рукой из пистолета выстрелил в ухо ребенка.

Со слов очевидцев, которых больше нет в живых, я слыхал про многие аналогичные случаи.

В январе 1942 г. меня перевели на работу в концлагерь в Риге, который сперва помещался на ул. Гану, затем по ул. Инвалиду, а в конце по ул. Уденс. Нас там было 630 человек заключенных. Комендантом концлагерей в Риге, которых крупных было 7, был майор «СС» ЗАУЕР; майор «СС» Ланге был его помощником. Наш лагерь возглавлял вахмистр армии ШИФМАХЕР.

Детей у нас в лагере было 10–12. Они в лагере прожили до апреля 1944 г., когда поступил приказ из (неразборчиво) в Берлине уничтожить всех еврейских детей.

В апреле 1944 г., кажется числа 14-го, утром к концлагерю подошла автомашина «СС» с эсэсовцами, вооруженными автоматами. В машине уже находилось несколько десятков детей, собранных по другим концлагерям.

В лагере стоял стон родителей, которые стремились спрятать своих детей от солдат. Шифмахер распоряжался и угрожал расстрелом каждому, кто воспротивится увозу детей. В последнюю минуту четверо детей родителями было отравлено раствором цианистого калия в воде. Цианистый калий был у одного заключенного врача по фамилии

ГОЛЬДРИНГ.

Помню, когда одна девочка лет 11-ти по фамилии ПИН пыталась скрыться с матерью от охраны лагеря, хауптшарфюрер БЛАТТЕРШПИГЕЛЬ, который приехал с машиной за детьми, заставил девочку залезть в кузов. Девочка умоляла оставить ее, плача говорила, что «я уже большая, я могу работать, я жить хочу», но БЛАТТЕРШПИГЕЛЬ был неумолим.

У машины происходили ужасающие сцены прощания родителей с увозимыми на смерть детьми. Стража родителей била прикладами, отгоняя их от бортов автомашины.

В лагере нам выдавали по 150 грамм хлеба в сутки и раз в день поллитра баланды. Дети получали это же питание.

Больше ничего дополнить не могу. Протокол с моих слов записан верно и зачитан мне вслух.

Допросил: следователь по важнейшим делам Прокуратуры Латвийской ССР мл. советник юстиции Вульфсон

ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 50. Л. 219–221. Подлинник. Рукопись.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх