№ 19

Протокол допроса свидетеля Адлера И.У

7 декабря 1944 г.

1944 г. декабря 7 дня. Я, ст. оперуполн. НКВД ЛССР, капитан, допросил в качестве свидетеля

1. Фамилия: АДЛЕР

2. Имя и отчество: Изак Уревич

3. Дата рождения: 1913

4. Место рождения: гор. Елгава

5. Место жительства: г Рига ул. Висвалжу 8 кв. 5

6. Нац. и гражд. (подданство): еврей

7. Партийность (в прошлом и настоящем): беспартийный

8. Образование (общее, специальное): 5 классов

9. Паспорт: ВЗ № 017822 выдан Рижской префектурой

10. Род занятий: Заготовщик Орса Латвийской жел. дороги Ул. Меркеля дом № 10

11. Социальное происхождение: Отец был легковой извозчик на своей лошади, проживал гор. Либава

12. Социальное положение (род занятий и имущественное положение)

а) до революции: на иждивении родных

б) после революции: заготовщик

13. Состав семьи: Женат, жена АДЛЕР Хава и дочь Циля 4 лет расстреляны в Румбульском лесу немцами 30/XI.41 года. Мать АДЛЕР Гита и сестра ЛЮБОВИЧ Циля расстреляны в гор. Либаве (Лиепае) в 1942 году.

14. Каким репрессиям подвергался: судимость арест и др. (когда, каким органом и за что)

а) до революции: нет

б) после революции: нет

15. Какие имеете награды (ордена, грамоты, оружие и др.): нет

16. Категория воинского звания запаса и где состоит на учете: состоит на особом военном учете ОК жел. дороги Латвии

17. Служба в Красной армии (красной гвардии, в партизанских отрядах), когда и в качестве кого: нет

18. Служба в белых, и других к-р (контрреволюционных) армиях (когда, в качестве кого): нет

19. Участие в бандах, к-р (контрреволюционных) организациях и восстаниях: нет

20. Сведения об общественно-политической деятельности: нет

Предупрежден об ответственности за ложные показания по ст. 95 УК РСФСР.

Показания свидетеля Адлера Изака Уревича от 7 декабря 1944 года.

Вопрос: Где Вы находились и что делали во время немецко-фашистской оккупации города Рига?

Ответ: Меня немцы с началом оккупации города Рига арестовали и гоняли на разные работы. Арестован я был 6 июля 1941 г. Сперва работал по закопке трупов замученных немцами советских военнопленных в местечке Баложи, потом до октября месяца 1941 г. был на разных работах. После этого был водворен в гетто Московского форштадта с октября месяца 1941 г., работал при дезинфекции вещей расстрелянных. Потом одно время был при немецкой зондеркоманде с января месяца 1942 г. до 1943 г октября месяца, потом с 10 октября 1943 г. с момента ликвидации «Гетто» я скрывался в городе Рига по ул. Лудзе дом № 41/43 вплоть до освобождения города Рига частями Красной армии 13 октября 1944 г. Весь этот период вместе со мной был Милер Вульф, который и сейчас проживает вместе со мной.

Вопрос: В дополнение к вашему заявлению от 6 ноября 1944 г. уточните более подробно известные вам фашистские злодейства по Латвии?

Ответ: После ареста 6 июля 1941 г. немецкая полиция меня, Милера и еще других 150 евреев угнала в местечко Баложи, находящееся в 12 км от города Риги по Митавскому (Елгавскому) шоссе, на 12 километре этого шоссе с правой стороны. Там мы находились 7 дней, до 13 июля 1941 г., собирали вокруг местечка Баложи расстрелянных советских военнопленных в этом лесу. Там была устроена немцами жестокая расправа над советскими военнопленными. Большинство, почти все были расстреляны в затылок с рваными ранами, как я предполагаю, стреляли разрывными пулями. Эти жертвы лежали по лесу группами 8-10-20 человек. К нашему прибытию ввиду жаркой погоды на трупах были уже черви. Все трупы были в красноармейской форме и немного в форме морского флота. Всего собрали уничтоженных немцами в лесу Баложи до одной тысячи трупов, среди которых было военных моряков – до 25 человек, их везли и захоронили в двух больших ямах в лесу Баложи, в 3-х километрах от молочной фермы, которая находится с правой стороны Митавского (Елгавского) шоссе на 12 километре. Могилы эти я могу показать. Длина каждой могилы до 300 метров, ширина в рост человека и глубина до 2,5 метров. Трупы сбрасывали в эти могилы одного на другого и после этого зарыли, сверху забросали пластом земли до 20 сантиметров.

При этом немцы над нами устроили там следующее издевательство: всех 150 евреев заставили целовать этих умерщвленных советских военнопленных в раны на голове, где уже были черви, как я выше показал.

Также на ферме в Баложи расстреляли тогда немцы одного гражданина из работавших с нами по фамилии Швей, за то, что у него была большая борода. Немцы хотели у него отрезать эту бороду, но он не допустил это сделать. За это его расстреляли. Застрелил его сын дворника, который в 1941 г был дворником дома № 43 по Московской улице города Рига. У этого дворника два сына были немецкие шуцмана и участвовали при закапывании 1000 человек советских военнопленных, истребленных немцами в лесу Баложи. Они нас охраняли.

Один месяц я работал в еврейском рабочем лагере «ТВЛ» (Труден-Виртшафт лагерь) помещавшемся в городе Риге в Милгравен (Милгравис), недалеко от нефтесклада, там были военные склады «СС». Тогда нас там работало 34 человека. Начальником этого лагеря был унтершарфюрер СС немец Стейдель, уроженец города Вены (Австрия). Ранее он был в немецком концлагере Дахау, там уничтожал граждан. В этом лагере он уничтожил в ТВЛ лично сам расстрелял двух человек рабочих лагеря ТВЛ, трупы увезли, но куда я не знаю.

В Гетто Московского форштадта в ночь с 30 ноября на 1 декабря 1941 г. на ул. Лудза и Ликта немецкими фашистами было расстреляно 2000 человек женщин и детей, из которых было до одной тысячи детей, если не больше. Расстреливали под руководством немцев латышские предатели Герберт Цукурс и Арайс, которые имели свои отряды шуцманов. Потом при проведении акции в Румбульском лесу тех граждан, которые были оставшись и не хотели идти на расстрел, их расстреливали в декабре месяце 1941 г. прямо в Гетто старший лейтенант Латвийской армии Данцкоп (латыш), вахмистр Тухель (немец) и лейтенант СД Станке (немец). Потом с 1942 г. до июля месяца 1943 г., примерно, был комендантом Гетто оберштурмфюрер немец Краузе, его помощник был оберштурмфюрер немец Миге, унтерштурмфюрер немец Гимлих. С июля месяца 1943 г. комендантом Гетто был унтерштурмфюрер немец Рошман. Всего за период существования Гетто там было расстреляно немцами до 5000 человек, и все они зарыты на старом еврейском кладбище. Из них было до 200 человек иностранных евреев. После ликвидации немцами латвийских евреев в Гетто Московского форштадта там находились 12 000 человек евреев, привезенных из-за границы, это было количество в последние дни ликвидации Гетто октября месяца 1943 г. Кроме этого из Гетто в феврале месяце 1942 г. немцами было вывезено в тюремных машинах 3000 человек – женщин и детей – в Болдеры [Болдерая], как называли Динаминде, и там уничтожены. Место уничтожения я не знаю. О том, что их туда вывезли, говорил сам немецкий палач Краузе. Таким образом, было в Гетто иностранных евреев до 15 000 человек. Кроме этого в Болдераю были вывезены для уничтожения женщины и дети иностранных евреев из направленных в концлагерь. Об этом мне говорили сами иностранные евреи, работавшие при дезинфекции вещей истребленных граждан.

Я работал при дезинфекции одежды уничтоженных немцами евреев с января месяца 1942 г. до октября месяца

1943 года. За этот период к нам поступила первая партия вещей уничтоженных евреев 34 000 пальто в марте месяце 1942 года. Из них около 6000 пальто мужских, а остальные женские. Место дезинфекции вещей расстрелянных помещалось городе Рига по ул. Лудзе дом № 41 и 43, всего было пропущено с марта месяца 1942 г. до октября месяца

1944 г. одежды расстрелянных граждан в районе города Рига около 250 000 человек только евреев, как местных, так и заграничных, так как одежда имела зашитые звезды. Это я утверждаю категорически. Это я знаю хорошо, так как вместе с Милер там прятались вплоть до прихода Красной Армии. Из этого количества через дезинфекцию в указанном месте пропусти[ли] в 1942 г. вещей примерно от 100 000 человек истребленных, в 1943 г. от 70 000 человек и в 1944 г около 80 000 человек. Вещи в основном после дезинфекции отправляли в Германию. До отправки туда вещей очень много ценной одежды разграбили в Риге немцы: Ланге, Краузе, Данцкоп, Цукурс, Арайс, латышские шуцманы посылали лучшие вещи всей высшей немецкой администрации города Риги. При этом большее количество вещей расстрелянных не было пробито пулями, а были целы, без пулевых прострелов.

Шефом, который руководил газированием – дезинфекцией вещей истребленных евреев был обершарфюрер немец Бухголц Ганс, уроженец Саарбрюкена, который работал при немецком институте СС, помещавшемся в городе Рига по ул. Кронвальда, 9. Этот Бухгольц Ганс был старшим команды по газированию вещей. Из этого же института СС приходил и давал инструкции, как дезинфицировать вещи – оберштурмбанфюрер доктор Блюдо (немец, уроженец Германии), он был директор института СС, который назывался Институтом Гигиены. При дезинфекции вещей истребленных граждан работали еще из института СС служащие, которых я помню: гауптвахмайстр немец из Дрездена – Дрекслер, обервахмайстр Гофман, немец, уроженец города Вена. Унтершарфюрер немец Карл Беккер, унтершарфюрер немец Цербус, житель Румынии. Унтершарфюрер Деймо, немец из Румынии, унтершарфюрер Валцел, немец из Германии и многие другие фамилии, которые я забыл.

Вышеуказанные лица обычно всегда на работе были пьяные и, будучи пьяные, хвалились, что газами они уничтожали граждан в Саласпилском лагере. Кроме того, Дрекслер и Гофман хвалились, что их посылали в город Люблин, в Майданек (Польшу), уничтожать газами там население. Таким образом институт СС, помещавшийся в городе Риге по ул. Кронвальда и имевший наименование немецкого института Гигиены, был местом подготовки кадров – специалистов по уничтожению населения газами, и он обеспечивал своими кадрами все места истребления газами населения на востоке, как они хвалясь называли Остланд. Это подтверждали вышеупомянутые Бухгольц, Дрекслер, Гофман.

Синильную кислоту хранили в городе Риге по ул. Лудза 41/43, в доме на первом этаже, и эту синильную кислоту брали и отвозили в 1943–1944 годах в Саласпилс. В начале 1943 г. увозили синильную кислоту в Люблин. В Люблин было увезено 10 ящиков синильной кислоты, в каждом ящике было 18 банок весом каждая по 1500 грамм.

Истребление населения газами производилось следующим путем: делалось изолированное помещение с решетками, в потолке делалось отверстие, через которое пускалась синильная кислота, а потом отверстие герметически закрывалось и люди там погибали.

Под помещение для уничтожения газами евреев немцы хотели приспособить помещение дома № 41/43 по ул. Лудзе, там была для этой цели приспособлена одна комната и в потолке сделали отверстие в июле месяце 1942 года. Потом там газировать отказались, так как нашли это помещение неподходящим, находящимся в черте города.

Оберштурмбанфюрер доктор Блуде в 1943 году летом в июне месяце из гетто взял 4 евреев (Кац Мойсей, Стругас Моисей, остальные два были иностранные евреи, фамилии их я не знаю), отвез их в институт СС и там над ними делали опыты, потом их вернули обратно в Гетто полуживых, и их расстрелял комендант Гетто Росман.

Вещи 250 000 человек расстрелянных, в дезинфекции которых я участвовал, принадлежали как местным евреям, так и заграничным евреям, которые были истреблены в районе города Рига.

На первой странице после слов «1941 года» вставка – «был на разных работах», – верить. На седьмой странице после слова «евреев» – вставка «было», – верить. На той же седьмой странице после слов «иностранных евреев» – вставка «из Юмправмуйжа лагеря», – верить. На восьмой странице протокола допроса после слов «истребленных», зачеркнутому слову «вещей» и надписанному слову «граждан» верить и это слово читать.

Показания в протоколе допроса записаны с моих слов на одиннадцати страницах верно и мне прочитаны, что своей подписью подтверждаю.

Допросил: ст. оперуполномоченный НКВД ЛССР капитан г/б

ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 18. Л. 136–141 (с оборотами); 1–5 (с оборотами); 59–64. Подлинник. Рукопись.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх