Луковица – 29

Деньги, которыми снабдили Троцкого в Нью-Йорке, были деньгами немецкими и американскими. Принадлежали эти денежки немецкому и американскому государствам. Давайте посмотрим, как это происходит.

Средний человек, тот самый "человек с улицы", "двуногое без перьев", которому обычно безбожно льстят, называя его "человеком разумным", полагает, что в случаях, подобных разбираемому нами, революционер находит себе некоего "спонсора", который спонсор, исходя из своих, частнособственнических, конечно же, интересов и спонсирует какого-нибудь Сапату с его sapatistas, которые, в свою очередь, делятся на усатых сапатистов и симпатичных сапатисток. В этом есть доля истины, "спонсор", то-есть некое "физлицо", в этом деле присутствует обязательно, кто-то же ведь выдает по ведомости денежки, кто-то же ведь ведет отчетность, кто-то следит за целевыми расходами, кто-то несет и ответственность (иногда ответственность очень тяжелую, в целых девять граммов весом) за растраты госфондов. А то! За тем же Сапатой глаз да глаз нужен, чтобы он там не загулял в своих Вера-Круцах.

Для всех вышеперечисленных хлопотливых обязанностей, которые, вообще-то, называются обязанностями должностными, у государства есть специальный человек, который называется "банкиром". Со стороны жизнь такого человека кажется сплошным раем райским, в глазах наших завидущих картина выглядит так, что плывет банкир по реке молочной с кисельными берегами. Жизнь, однако, это не рахат-лукум, жизнь даже и не кино, жизнь это жизнь и бывает в ней всякое, бывает даже и так, что реки молочные превращаются в реки вавилонские, на отнюдь не кисельных берегах которых известно кто сидел, да плакал. Каким бы это откровением кому ни показалось, но банкиры тоже плачут. Иногда горько. Нам всем известен такой "банкир", решивший поиграть во взрослые игры, да не по чину заигравшийся, правила игры нарушивший и государством к порядку призванный. Зовут его Ходорковский. В нашем повествовании мы познакомились, пусть и шапочно, и еще с двумя таковскими банкующими – с дважды подолгу сидевшим аристократом фон Клейстом и бедным Робертом Ротшильдом, чем-то немецкому государству не угодившим. Если в истории покопаться, то обнаружим мы там множество таких "банкиров", которым пришлось не только поплакать, но иногда даже и закончить жизнь свою самым печальным образом. Вплоть до эшафота.

Вернемся к Троцкому. Среди имен банкиров, Троцкого "спонсировавших", кроме имен чисто англо-саксонских, вроде Моргана (у-у, пиратище!) и Рокфеллера, называются и имена, наше арийское ухо режущие – Варбург там, или даже Шифф. По этой причине считается (не кажется ли вам, что в нашем мире слишком многое само собой разумеющимся именно что "считается"?), что за Троцким стояло не больше и не меньше, как "мировое еврейство", те самые "жиды". Ну, с тем, что Троцкому мировое еврейство симпатизировало, я спорить не собираюсь, и на меня такая пошлая уловка, как мифологический визит к Троцкому неких раввинов, которым он якобы ответил, что он не еврей, не действует. Троцкий евреем был и еврейским интересам, так как он это понимал, конечно же, служил. Я, кстати, не вижу здесь ничего предосудительного, никто не мешал точно так же служить русским интересам неким Гучкову и Рузскому, которые, точно так же как и Троцкий, волею не случая, конечно же, "но волею пославшей мя…" оказались наверху, ну, и казалось бы – служи! Служи России, тебе и карты в руки, однако же они эти самые русские интересы понимали настолько своеобразно, что в результате их действий до России доплыл уже Троцкий, но уже со своими интересами и со своим "казенным домом".

Ну да ладно, вернемся к нашим баранам – "считается", что раз Троцкому давал деньги человек с фамилией Шифф (никогда не интересовался, но было бы чрезвычайно любопытно узнать фамлии "банкиров", формально возглавлявших английские, французские и немецкие банки, через которые проходили "фонды" на финансирование "белого движения" в годы гражданской войны) то никакое государство ни при чем, как-то так выходит, что какой-то Якоб Шифф это государство в государстве и поступает он так, как ему заблагорассудится. Хочет и дает Японии колоссальную по тем временам сумму в 200 миллионов долларов. Опять же, почему-то "считается", что миллионы эти – это его личные деньги, которые он вынимает из своего кармана. При более пристальном внимании выясняется, однако, что банк Kuhn, Loeb amp; Co, партнерами в котором были банкиры Шифф и Варбург, представлял интересы Германии в СаСШ. Вы помните хитрый трюк, который пытался проделать Хаус с "покупкой" немецкого торгового флота с тем, чтобы Германия получила возможность пробить английскую блокаду? За всем этим делом стояла Германия и все взаимные расчеты между ГОСУДАРСТВАМИ СаСШ и Германской Империей должны были осуществляться через этот банк. Банкир Пауль Варбург, живя в Америке и будучи партнером в банке Kuhb, Loeb amp; Co одновременно же был партнером и немецкого банка M.M. Warburg amp; Co, партнером в котором был его брат Макс Варбург. А у Максика была настолько светлая голова, что он кроме того, что числился главою банка, еще и возглавлял одну из секретных служб кайзера Вильгельма. Поскольку мы уже немножко понимаем, что такое "банкир", то будет вернее сказать так – Макс Варбург был немецким шпионом и по совместительству "банкиром".

Если мы обратим наш взгляд на нашего старого знакомца десятого баронета Ольстерского, товарища Уильяма Вайзмэна, то выясним, что уже после войны он переехал в Америку и стал "партнером" в том же банке, которым до того якобы "рулил" небезызвестный нам Яша Шифф, и пребывал в этой роли с 1929 аж по 1960 год. Как вы думаете, что означает, когда человек уровня сэра Уильяма приходит в банк и усживается там в кресло "general partner"? Не знаю, как вы, а я думаю, что человек этот приходит туда на роль "смотрящего". Если вы думаете, что "банкир" Вайзмэн после трудов праведных на ниве шпионства получил синекуру, то вы ошибаетесь. "Банкирничать" ему было скучновато, не тем человеком он был, уже после Второй Мировой, продолжая находиться в Америке, но при этом по-прежнему являясь подданным Его, а потом и Ее Величеств, банкир Вайзмэн занимался очень ответственным делом – он был координатором спецопераций, проводимых вместе МИ6 и ЦРУ. Замечу, что это уже было время, когда Америка и Англия оказались одна в роли победителя, а другая в унизительной роли побежденного. Это проливает дополнительный свет на то, зачем нужны государству банки. И, что немаловажно, банки частные. Ну вот, скажем, государства, причем государства-враги, оказываются перед необходимостью провести некую секретную операцию против общего врага, как то было в случае с действиями Англии и Германии в Мексике, где они действовали сообща против СаСШ, ну, а после WWII уже те же Англия и СаСШ копали под тот же СССР или под ту же Францию, где вы прикажете им взять много миллионов долларов на эти неблаговидные делишки? Устраивать открытые слушания в Палате Лордов или американском Конгрессе? Созывать сенатский комитет и ходатайствовать о дополнительных ассигнованиях? Да вы чего?! Время не терпит, да и гостайна – дело не последнее. Государство не дурак. Государство очень умное – у него есть банк, да не один, а в банке сидит "банкир" Вайзмэн, а до него сидел такой же "банкир" Шифф, и этот "банкир" без проволочек, росчерком пера переводит нужную сумму хочешь – в Японию, хочешь – в Мексику, а хочешь – и наличными выдаст товарищу Троцкому. Но под роспись, под роспись. Денежка – она счет любит. Особенно государственная.

Вы помните известный эпизод из жизни великих людей, тот, когда Шифф грозил Витте революцией в России? Выглядело это так, что еврей грозит русскому, да это именно так и было – еврей Шифф грозил русскому Витте. Угрожал, гад. Дело только в том, что сцена эта имела еще и второе дно. Чтобы понять какое, давайте представим себе, что на месте Витте оказался английский секретарь по иностранным делам. Тот же Эдвард Грэй. Ну и вот, во время его визита в СаСШ ему устроили встречу с каким-нибудь влиятельным и видным представителем ирландской общины в Америке. И на встрече этой ирландец, слово за слово, вдруг начал бы угрожать Грэю ирландской революцией. Сцена эта выглядела бы точно так же, как и в случае с Шиффом и Витте, ирландец ничуть не хуже еврея вращал бы глазами и скрежетал зубами. Точно так же все вокруг были бы возмущены – "да как он смеет! да это неслыханно!" Рассказать вам, что случилось бы дальше? Извольте – ни один мускул не дрогнул бы на лице англичанина, он подписал бы все бумаги, он спокойно завершил бы визит, на набережной его провожали бы гостеприимные хозяева, были бы произнесены все приличествующие случаю слова, стороны расстались бы ко взамному удовольствию, Грэй отправился бы домой. Оказавшись в Лондоне, он испросил бы аудиенцию у короля, получил бы ее и отправился бы во дворец. О его прибытии было бы возглашено, он, стоя в дверях, окинул бы взором собравшееся блестящее общество, король, мельком взглянувший на него, встретил бы прямой взгляд своего министра и, отсмеявшись очередной шутке, согнал бы с лица улыбку и попросил придворных оставить их наедине. Все подчинились бы. И вот тогда, убедившись, что в ослепительно освещенном зале больше никого нет, министр приблизился бы к королю, склонился бы к нему и тихо сказал бы: "Ваше Величество, Америка угрожает нам революцией в Ирландии."

Кто угрожал социалистической революцией Витте? Америка? Не знаю, не знаю… Но вот англичане, которые кое-что знали, считала что Варбурга, что Шиффа не только немецкими "агентами влияния" в СаСШ, но и сотрудниками кайзеровской разведки. Государевыми людьми.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх