Луковица – 6

Луковица, растущая на огороде нашего сознания, это такой, я вам скажу, овощ, это такая вкуснятина, это такой трюфель и такая спаржа, охотников до которых хоть отбавляй. Луковичка наша драгоценна, обладатель ее заполучает не просто луковицу, в руках у него оказывается сверхоружие, которое превращает в овощи миллиарды людей. Причем лоботомии каждый подвергается вполне добровольно, некоторые так даже и с удовольствием, с готовностью позволяют класть слой за слоем "реальность", которая реальностью отюдь не является. Как это происходит? Да вот пожалуйста, возьмем Брежнева. Леонида Ильича.

Либеральная пропаганда, сперва зарубежная, а потом и отечественная, создала образ немощного старика, "кремлевского старца", шамкающего и еле ворочающего челюстью маразматика. Между тем Брежнев стал плох лишь в последние год-полтора своей жизни, а до этого он был не просто адекватен, а, пожалуй, так даже и чересчур жив. В 1978 году, когда Брежневу стукнуло уже 72 годка, состоялся шахматный матч Корчной-Карпов. Это было одно из тех событий, которые человечество помнит долго. На эту тему даже была сочинена рок-опера "Chess" (на мой вкус это лучший образец в этом жанре, "Шахматы" во всех отношениях куда выше скучнейших Вебберовских "Кошек" и "Фантомов"), ну и вот, после захватывающих событий в Багио, когда Карпов триумфатором вернулся в Москву, состоялась его встреча с Генеральным Секретарем ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР товарищем Брежневым, которая встреча транслировалась советским телевидением, дабы каждый мог воочию увидеть не только чемпиона, но и то, что чемпионом его сделала верность партийной стратегии в шахматах. На встрече Брежнев, находившийся в явно приподнятом настроении, обнял Карпова, этаким Тарасом Бульбой обхлопал его, мол, "поворотись-ка, сынку", потискал шахматиста и неторопливо, солидно (умели люди в наше время, умели…) сказал тому: "Ну, что ж. Взял корону, так теперь – держи!" После чего протянул в сторону телекамеры руку, сжал крепкий кулак и показал всей стране каким именно образом следует эту корону держать. От этого жеста, от кулака, от всей коренастой брежневской фигуры в этот момент повеяло такой витальностью, такой жизненной силой, что ощущение это передалось всем, кто сидел у телевизора. И вот именно таким я и запомнил Брежнева. И не только я. И память эту вытравить очень трудно, так же трудно, как заслонить одной семидесятой частью жизни ее всю, от рождения и до смерти, от 1906 и до 1982 года. Это точно так же, как и в случае с колбасным обрезком, которым пытаются прикрыть жизнь гигантской страны.

Пропаганда направлена на всех, но действует она отнюдь не на всех с одинаковой силой. Пропаганда направлена в первую очередь на интеллигенцию в расчете на то, что та, будучи восприимчива к "инакомыслию", ретранслирует те или иные образы дальше, "в народ". Но народ намного более инерционен, хотя бы в силу своей численности, а также в силу того, что интересы его лежат в области, далекой от "диссиденчества". Недаром как в 1917, так и в конце 80-х для того, чтобы поторопить события и вызвать массовое недовольство, потребовалось воздействовать не так на голову народа, как на его желудок. Ну, а интеллигенция, так что интеллигенция, давно известно, что интеллигент устроен куда проще, чем обычный обыватель, которого трудно убедить в том, что человек может родиться шамкающим восьмидесятилетним идиотом, да так и прожить жизнь, от восхода и до заката, еле ворочая постинсультовой челюстью. Интеллигент же в это верит свято. Казалось бы ну и что, верит интеллигенция в сморщенного восьмидесятикиллограммового двухлетнего младенчика Леню, лепечущего пресловутое "сиськи-масиськи", ну и пусть себе верит на здоровье, чем бы дитя ни тешилось…

И именно так – "чем бы дитя ни тешилось" и думает народ. И это очень плохо. Плоха именно эта снисходительность, с которой смотрят на "тешащегося" переростка. Казалось бы, ну что нам с того, что интеллигенция видит в Брежневе "маразматика"? Ну, видит и видит. Ни от нас, ни от Брежнева не убудет. Да? Не убудет? Находит ли француз отрицательные черты в своих исторических деятелях? Ну, понятно, что де Голлем или Наполеоном принято всемерно восхищаться, но придет ли французу в голову называть маразматиком, скажем, Петэна? А тому, между прочим, под девяносто было. И что ответит француз иностранцу, если какой иностранец начнет с пеной у рта доказывать фрацузу "маразматичность" Петэна? А? Расскажите англичанам что-нибудь о "маразматичности" их исторических деятелей. Попробуйте, попробуйте. Ну, или американцам. Или, на худой конец – полякам. А у русских запросто – вежливо улыбаясь, а то и поддакивая, слушать чужой глум – "ма-раз-ма-тик, ма-раз-ма-тик!" А ведь неплохо бы и по роже дать такому смехачу. Ведь смех этот очень нехорош и шутки только кажутся шутками. Шутим мы с вами, а государство, которое отливает тот или иной исторический образ в определенную форму, шуток сроду не шутило. Государство – штука архисерьезная. Пожалуй, что ничего серьезнее в целом свете нет. Показать, как работает эта машинка? Извольте.

Недавно, в 2002 году в США был издан двухтомник под названием "Weapons amp; Warfare". Два толстенных тома, по 700 страниц в каждом, все-все и обо всех. В военно-политическом смысле, конечно, все-все. И про холодное оружие и про горячее, и про мушкеты и про артиллерию, и про самолеты и про пушки, и про янычар и про уланов, и про тактику и про стратегию, и про Бородино и про Чака Зулу, и… Словом, про то, чем и живут государства – про войну. Ну, и про сами государства тоже, а как же. И про национальные и про империи. Берутся все более или менее заметные государства и кратенько разбирается кто они и что они, как живут, чем дышат. Как выигрывают и как проигрывают. Очень поучительная книга. Написана очень хорошо, скупым, ясным языком. Деловая книжка. Деловитая. Без всяких там столь любимых интеллигентными людьми эмоций. Долистал я эту книжку до раздела "Warfare in the Industrial Age". Там про войны Бисмарка, Первую Мировую, Испанскую Гражданскую и про Вторую Мировую, конечно. Тема Второй Мировой рассматривается в четырех подглавах – США-Англия-Франция, СССР, Германия и Япония. Открыл главу про СССР и на первой же странице обнаружил замечательное слово "paranoia". Не поверил своим глазам, почитал все подряд и понял, что ошибся. Слово "паранойя" встретилось мне на первой странице не один раз, а пять. Да-да, пять раз. И еще один раз слово "frantic", то-есть безумный, одержимый. Подобная оголтелость даже как-то ошарашивает. Такой серьезный труд, цифры-танки-самолеты-крейсера и вдруг нате вам – сугубо медицинские термины. Паранойя увязана с образом Сталина. Замечу, что в главе о Германии, где множество раз встречается хорошо нам знакомая фамилия Гитлер, никакой вам медицины, все очень чинно и очень благородно. Мол, да, был такой политический деятель в Германии середины XX века, ну, был и был, да, была Германия, ну, была и была, воевала и воевала, обо всем тем же ровным сухим языком, что и о Франции с Японией. Никаких "бесноватых фюреров". Ни-ни! Тема же СССР посвящена не так тактике-стратегии, как психиатрии. Зачем это было сделано, понимаешь, дочитав поглавку до конца. Вот вам заключительные две фразы – Stalin's personal paranoia echoed a national paranoia that feared another invasion. Both of these paranoias contributed strongly to the start of the Cold War. "." Точка. "Национальная паранойя и личная паранойя Сталина накладывались друг на друга и способствовали (и сильно, "strongly", способствовали!) началу Холодной Войны."

Какой ловкий ход! Начав с параноика Сталина, который вообще-то и сам по себе был "эхом" паранойи народа, плавно переходим к "национальной паранойе" и делаем "параноиков" виновниками уже и Холодной Войны. Это вам не какая-то там "Катынь". Это выходит куда посильнее "Фауста" в переводе товарища Бориса Пастернака. И ведь сами все, сами. До "маразматика Брежнева" уже ведь был у нас "параноик Сталин". Вот и первые плоды, вот и первая жатва. Несколько лет назад точно так же тут и там стала появляться версия о том, что битва на Курской дуге была выиграна вообще-то американцами, высадившимися на Сицилии и оттянувшими туда "танковые дивизии СС", а сегодня эта версия уже общепринята. Так и тут – первая ласточка. СССР как виновник Холодной Войны. Причем виновник бессознательный. Коллективный параноик, а с параноика что взять?

Начали со здравия, а закончили заупокой. Начали со Сталина, а закончили всеми вами. Нравится? Начали с Брежнева и кем же закончат? Зато как славно, как весело, как остроумно можно шутить, как можно забыться, как можно прыгать на одной ножке и, кривлясь и высовывая язык, гласно, смело распевать: "Ма-раз-ма-тик, па-ра-но-ик! Ма-раз-ма-тик, па-ра-но-ик!" Ах, как хорошо… "Ма-раз-ма-тик, па-ра-но-ик! Ма-раз-ма-тик, па-ра-но-ик!" О да, ради этого стоило жить!






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх