ГЛАВА III


ВОИНСКОЕ ИСКУССТВО


Воины народов моря

Солдаты народов морябыли выходцами из региона Малой Азии. О «Оешеп», однако, Рамзес III говорил как «о народах островов». Мнение о том, что эти солдаты были древними греками, уже высказывалось учеными, которые рассматривали события, рассказанные и проиллюстрированные Рамзесом III, как греческое вторжение в Египет, которое произошло вскоре после падения Трои. Если быть более точным, то именно этих воинов следовало бы считать микенскими греками и их союзниками или, если такая классификация более предпочтительна, гомеровскими греками, поскольку троянская война велась последним поколением эллинов, предводитель которых Агамемнон, сын Атрея, был царем Микен.

Чтобы обосновать тождество «Оешеп» и микенских греков, было заявлено, что «Оешеп» (Опп) означают данайцев (гомеровское название архаических греков). В некоторых текстах, однако, они связываются с сирийским побережьем, а в других – с Кипром. Я же склоняюсь к отождествлению «Оешеп» с афинянами, поскольку звуки «<]» и «I» обозначаются в египетском языке одной и той же буквой.

Выражение «народы островов» также указывает на эгейский регион и в широком смысле может охватывать Кипр, Крит, Сицилию, а также Пелопоннес, так как со времен древности южная часть Греции, ниже коринфского Истма (Пелопоннес), упоминалась как остров. Равнина Аргоса (Арголида), Спарта, Аркадия и Ахайя рассматривались как части какого-то острова. И действительно, узкий Коринфский перешеек – это всего лишь мостик между континентальной Грецией и Пелопоннесом (островом Пело па).

Еврейские пророки Исайя И, Иеремия и Иезекннль обычно говорили об эгейском архипелаге и об эллинском мире в целом как об «островах». «Слушайте Меня, острова, и внимайте, народы дальние» (Книга Исайи 49:1}»*. «И всех царей Тира и всех царей Сидона и царей островов, которые за морем» (Книга Иеремии 25:22)2.

Народы моря – это общее название конгломерата племен или конфедерации народов. Рамзес III называет эти многочисленные народы, обозначенные этим родовым названием: Т]Ь", 5кЬ, Тг5, \^55 И ЗггЬ. БЫЛИ ПрСДПрИНЯТЫ

различите попытки идентифицировать эти племена. Т}е)<сг могут быть тевкрами или греками, которые обосновались в пятом веке в Доре, городе Т)е1сег- ЗЬеЫезЬ – это, вероятно, производное от сагалассов из Малой Азии. ТегезЬ может быть производным от Тарса или Тира-'^езЬевЬ, вероятна ? происходит от Аса, Иаса или Исоса в Малой Азии. 8аго!ап известны как наемники фараонов девятнадцатой династии Сети и Рамзеса Н. Фонетическое звучание этого названия побудило одних ученых выбрать Сардинию»а других – Сардяс, столицу Лидии в Западной Малой Азии. Лидийское царство, однако, датируется начиная с восьмого и последующими столетиями3.


3 Ханфманн, проводя раскопки Сардиеа к обнаружив стену, по добную стенам Трои VI , заметил, что древний Сарднс восходит к тринадцатому веху. Не следует ли опровергнуть его точку зрения ?


Говоря о Загнал, служивших при фараонах девятнадцатой династии, я могу доказать на основании независимых источников, что эти народы следует считать народами Сар-диса.

Важно отметить, что провинция, которой управлял Фарнабаз, называлась «Тушу Огауавуа», или «Те (народы), что с моря». Эта сатрапии находилась в Малой Азии и, очевидно, была той самой территорией, которая у Рамзеса III называлась землей «народов моря».

Надпись рядом с одним из барельефов Мединет-Абу, где изображена группа пленных в одеяниях, характерных для РегсмК, называет их «Л)екег» (Т|кг); другая подобная же группа обозначена в иероглифической надписи как «Ое-шеп». Третья, и самая многочисленная, с идентичными головными уборами и одеждами, названа Регезе!1.

1 . Внеш ний вид воинов, представлявших народы моря на барельефах Мединет- Абу, дал повод Рейхелю отнести фечеекий портрет на вазе из Акропо ля к гомеровской эпохе.

Это позволяет выяснить, что солдаты и матросы из персидских сатрапий, составлявшие императорскую армию Артаксеркса II, были одеты так же, как персидские войны. Но они были призваны на военную службу, а солдаты в рогатых шлемах были наемниками.

С того времени, как Геродот посетил Египет в пятом веке, создается впечатление,'что применительно к народам западного побережья Малой Азии в целом или, возможно, к какой-то отдельной их группе чаще всего применялось название «тевкры». Т|е!«ег как матросы появляются также в истории Венамона, о чем будет сказано дальше в нашей книге.

Тип лица солдат в рогатых шлемах, изображенных на барельефах Рамзеса III, очень напоминает внешность греков века Перикла, и на это также обращено было внимание. Европейский, в частности греческий, тип очень характерен: лицо явно напоминает хорошо известный бюст молодого человека VI-V вв. до и. э., находящийся в Музее Акрополя в Афинах2. Эксперт-искусствовед» который описывал таким образом воина с барельефа в Мединет-Абу, датированного 1190 г. до н. э„ не имел намерения вносить какие-либо уточнения в эпоху Рамзеса Ш; он исходил из общепринятой хронологии, согласно которой между временем создания двух сходных моделей пронеслось семь столетий.

Однако имеются и внешние различия между греческими моделями пятого или любого из предшествующих столетий и народами моря. Народы моря, подобно Регеве!, были безбородыми. Сохранившиеся образцы греческого искусства, с тех времен, от которых допели какие бы то ни было сведения или изображения, показывают, что греческие мужчины отращивали бороды, и только не раньше конца пятого или в четвертом веке они начали бриться. Микенские вазы часто украшались человеческими фигурами в ярких одеждах, и мужчины на этих картинах обычно бородатые. Гомеровские герои, за исключением Ахилла, изображались греческими художниками седьмого и последующих столетий с бородами. Но Ахилл, чтобы избежать участия в троянской войне, смог выдать себя за девушку и жил среди девственниц при дворе Ликомеда, царя острова Скирос, где он был изобличен Одиссеем, разложившим перед ним оружие, а Ахилл выдал себя восторгом, который испытал при виде его. Греческие мужчины носили бороды при Пери-кле. Это касалось взрослых мужчин. Эфебы, юноши в период возмужания, подобно тем, что изображены на фризе Парфенона, рисовались, разумеется, безбородыми. Воины народов моря не были эфебами, только что вступившими в армию, это были взрослые мужчины, имевшие привычку бриться.

Как уже упоминалось, Александр скопировал древний военный обычаи брить бороды, когда македонцы отправились с походом в Малую Азию. Следовательно, можно предполагать, что различные этнические группы в Малой Азии и находившиеся там греки уже привыкли бриться. Безбородые греческие солдаты на барельефах Мединет-Абу, отнесенных к началу двенадцатого века, к концу микенской эпохи, предположительно ко времени странствий Одиссея, – это явный анахронизм. Только этой детали достаточно, чтобы подвергнуть серьезному сомнению общепринятую точку зрения, в соответствии с которой народы моря были микенскими греками.


Вооружение народов моря – также весьма значимый указатель. Шлемы, туники, латы, мечи, щиты, копья – все это принадлежит греческим наемникам четвертого века, находящимся на персидской службе. Греческий воин в шлеме с двумя рогами изображен на вазе, обнаруженной в афинском Акрополе5. Но шлем с рогами и с гребешком был первоначально головным убором лидийских воинов из армий Ксеркса1.


1 Детально описав внешний вид азиатских фракийцев, иди бнсто ео, Геродот писал еще об одна» греческом контингенте, название({второго отсутствует в дошедших до нас списках его трудов (УН,76): «Они носили бронзовые шлемы с ушами м бьпыши рогами, сделанны ми нз бронзы, а также гребни». Эти воины скорее всего были из Сардиеа – места, которое по дотике смекало Битшшю.


Через сто дет после того, как Ксеркс вступил на трон, шлемы с рогами, но не прикрывающие уши, стали, вероятно, частью униформы греков, состоявших на службе в персидской армии, прежде всего на морской службе2.

2 Рогатый шлем с диском обычно использовался а Персии в более поздние времена: царь Хосроа I из персидской династии Сасани дов (относящейся к эпохе Римской империи) был изображен в таком шлеме во время озюты на каменных козлов

Рогатые шлемы носили афинские солдаты четвертого века, состоявшие на службе сначала у египтян, а потом у персов. Существует отличие между афинским шлемом, который носили солдаты, служившие у Хабрия (диск между рогами), и тем шлемом, который характерен для воинов Ификрата (без диска между рогами). Это изменение формы шлема говорит о том, что народы моря» покинувшие своего союзника – Египет, и те же народы, атакующие Египет в союзе с РегезеЕ, – это не одни и те же войска, перебежавшие на другую сторону. Афинские солдаты не переходили от египтян на сторону персов; солдаты Хабрия были отозваны из Египта, а другие войска под командованием Ификрата получили приказ отплыть на помощь персам.

Сорок лет спустя двурогий шлем носил Александр во время своей кампании в Азию и Египет. Прозвище Александра по-арабски звучало как «ОЫ-Каглеш», или «Два рога». Рога Александра, однако, были больше похожи на бараньи.

Правильная датировка народов моря может быть подтверждена еще более надежными свидетельствами – их оборонительный и наступательным оружием, мечами и щитами.

Сначала мы видим мечи нормальных размеров, но у народов моря эти короткие мечи меняются на очень длинные.

Народы моря также постепенно меняли длину своих копий: мы тоже встречаем и короткие и длинные копья. Щиты также имеют две различные формы: почти прямоугольный, который закрывает большую часть тела, и круглый.

Дальше мы прочтем о том, что такая перемена в вооружении афинских солдат произошла в начале четвертого века.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх