ВСТУПЛЕНИЕ

Этот том, который является составной частью серии «Века в хаосе», посвященной реконструкции древней истории, может быть прочитан независимо от других томов. Весь период реконструкции охватывает двенадцать столетий, от конца Среднего Царства в Египте, которое, как я заявляю, синхронно Исходу израильтян из Египта, до прихода Александра Македонского, и даже дальше, вплоть до ранних Птолемеев – эллинистических правителей Египта. В настоящем томе рассматриваются последние два столетия этого периода.

«Века в хаосе. (Т. 1). От Исхода до Эхнатона», опубликованные в 1952 году, представили эту реконструкцию на материале шести столетий, заканчивающихся царствованием Иосафата в Иерусалиме и Ахава в Самарии и периодом эль-Амарны в Египте, незадолго до окончания восемнадцатой династии, которую я отнес к девятому веку. Обещание представить читателям в скором времени продолжение этой реконструкции было сделано вполне искренне: второй, заключительный том «Веков в хаосе» был уже в гранках. Но последующее решение расширить второй том до трех н даже четырех томов само по себе замедлило выполнение плана. (Завершающие историю восемнадцатой династии события стали темой моей книги «Эдип и Эхнатон», опубликованной в 1960 году.)

«Народы моря», как уже было сказано, охватывают приблизительно два века персидского владычества над Египтом и доходят, освещая завоевание Египта Александром Великим, до времени'ранних Птолемеев. Внутри этого временного периода я располагаю двадцатую (династию Рамзеса И!) и двадцать первую династии, которые обычно отодвигают на восемь веков назад. Ни в одной из других частей моей реконструкции нет столь значительного разрыва с общепринятой структурой хронологии событии.

После того как восемнадцатая династия сдвинулась по шкале времени более чем на пять столетий, первый том «Веков хаоса» убрал из ортодоксальной истории одну опору и возвел вместо нее другую. С передвижением двадцатой и двадцать первой династий на епоху персидского владычества в Египте, что сдвигает их на целые века с их привычных мест, эта книга возводит еще одну такую опору. Если об-щеприштая история смещена с обоих концов, она уже не может взывать о*'спасении середины.

Промежуточные тома «Веков в хаосе» (один из которых, «Рам-зес II и его время», как раз сейчас готовится к печати) имеют дело как раз с этой самой серединой – девятым-шестым-вёкамн,

Разрастание первоначально задуманного второго тома «Веков в хаосе» до четырех томов, а именно: книг «Темные века Греции», «Ассирийское завоевание», «Рамзес II и его время» и «Народы моря» – может объяснить, почему ни одной моей книги не появилось между 1961 и 1977 годами. В свое оправдание я мог бы сослаться на «Кембриджскую древнюю историю», которая потребовала многих лет работы, объединила труд большого числа ученых, каждый из которых писал отдельную главу, и стала изданием хорошо оснащенным, снабженным редактором и целым секретариатом, в то время как я работал в одиночку и должен был сам заниматься разысканиями и письменным оформлением.

При этом армада ученых, заново написавших «Кембриджскую древнюю историю», не обновила и не изменила радикально этой истории, в то время как мне выпала задача сделать именно это. Такое сравнение может извинить мою медлительность. Но если это извинение является лишь частичным, то истина состоит в том, что космическая эра, начавшаяся в октябре 1957 года с запуском первого спутника, и годы, последовавшие за этим, с полетами Маринера и Аполлона, обратили мой интерес к астрономическим проблемам. В космологии стали высказываться мнения, что небесные тела Солнечной системы не пребывают на своих первоначальных орбитах, мирно повторяемых с начала времен, что земная ось изменила свою позицию, а день – свою длительность. В небесной механике неизбежно возникла идея, в соответствии с которой, кроме гравитации и инеруни, существенную роль играют также электромагнитные поля и силы. Эти перемены в понимании природных явлений оказали существенную поддержку моим идеям, сформировавшимся еще в предшествующие десятилетия, и доставили мне определенное удовлетворение. Нетрудно понять, что открытие раскаленного состояния Венеры, покрывающей ее плотной облачности и ее атмосферы, достигающей у поверхности давления в 99 земных атмосфер, или путешествия на Луну и прогулки по ней, сопровождающиеся открытием сильного магнетизма в ее коре, мощной радиоактивности на определенных ее участках, вроде кратера Аристарха, непомерно высокой температуры под ее поверхностью, следов углеводорода и богатых запасов неона и аргона в ее породах, или изобилие в марсианской и лунной почве радиоактивных элементов – все это, уже заявленное в моих книгах и заметках, надолго отторгло.меня от фараонов и ассирийских и персидских царей.

Возможно, мое промедление было связано я еще с некоторыми психологическими мотивами. Разве не все больше и больше археологов получат возможность прочесть первый том «Веков в хаосе», прежде чем появится продолжение? И разве те, которые не поддадутся этому умственному порыву, не запутываются все в ббльших и больших противоречиях, не сталкиваются все с новыми тупиками? И разве не появятся в печати все новые и новые тома, от которых им лучше было бы воздержаться? Может быть, после некоторого горького опыта я испытаю счастье быть единственным обладателем знания, которое в последние годы я делил с немногими близкими единомышленниками, истинных путей истории?

Если такое самообвинение не состоялось, значит, мои интерес к проблеме реакций человеческого сообщества на травматический опыт прошлого, несомненно, заставил меня соблюдать осторожность, когда мои читатели заявляли, что я не выполнил обещания издать второй том «Веков в хаосе».

Но я в самом деле желал одного, прежде чем свод «Веков в хаосе» будет опубликован, – подтверждения путем радиоуглеродного исследования. Проблема углерода 14 и ее приложение к хронологии древней истории в данном случае в высшей степени значимы, потому что после некоего космического катаклизма должно было произойти нарушение баланса Сии в гидросфере и биосфере. Я как-то уже занимался этой проблемой1. Но я могу здесь признаться, что в течение двенадцати лет после публикации работы Либби «Радиоуглеродная датировка», которая появилась в том же самом году, что и «Века в хаосе» (1952), я тщетно пытался всеми возможными путями добиться, чтобы соответствующие предметы эпохи Нового Царства в Египте, в особенности восемнадцатой династии, подверглись углеродному тестированию2. Только в 1963 году я добился, чтобы Каирский музей доверил мне три маленьких кусочка дерева иэ погребальной утвари Тутан-хамона для тестирования в лаборатории Музея Пенсильванского университета. В то время как, по общепринятой хронологии, юный царь умер в 1350 г. до н. э.3, а в соответствии с моей реконструкцией – около 835 года, углеродный анализ указывал на 1030 г. до н. э. (или, по данным Либби, 1120 г.). Далее я написал доктору Элизабет К.Ральф из Музея Филадельфийского университета, задав вопрос, отражает ли углеродный возраст дерева время формирования его колец. Я предполагал, что если это так, то самый большой из трех кусков, тестированных одновременно (для одного теста необходимо 30 г), будучи-очень древним кедром из Ливана, мог вызвать расхождение результатов. Если бы исследовался только недолговечный материал, такой, как тростник,зерно или папирус, то результат указывал бы приблизительно на 840 г. до н. э. Доктор Ральф подтвердила, что радиоуглеродный возраст – это отражение времени формирования колец, а не того момента, когда дерево было срублено.

Но на все это понадобилось еще семь лет. Весной 1971 года лаборатория Британского музея подвергла анализу тростник и верно из могилы Тутанхамона (тростник из подстилки и зернышки из пальмы). Последнее показало на результат 899 г. до н. э., а первый – 846 г. до н. э. Я узнал об этих |$ифрах из письма доктора Эдвардса, эксперта-египтолога из Британского музея, направленного доктору Майклу из музея Пенсильванского университета 6 апреля 1971 года1. Британский музей не опубликовал полученные им результаты, как первоначально было договорено, вероятно, на основе подозрения, что, ввиду такого расхождения с установленными датами, тростник и зерна могли оказаться попорченными, хотя склеп Тутанхамона оставался нетронутым с момента погребения до того, как был вскрыт Ховардом Картером в 1922 году, а все содержащиеся в нем предметы переданы в Каирский музей. Не проникала в могилу и вода.

Было бы вполне естественно, имея в виду такие результаты, которые были предсказаны мною задолго до этого, повторить тест на каких-нибудь других предметах из погребального убранства Тутанхамона. Но если такие тесты н были сделаны, то об их результатах не объявлено.

Было бы полезно сравнить углеродный возраст слоновой кости из могилы Тутанхамона с возрастом слоновой кости из крепости Салмана-сара И! близ Ннмруда. Если катаклизмы восьмого – начала седьмого вв. могли воздействовать на результаты углеродной датировки, то два образца слоновой кости, которые мне представляются почти современными (с отклонением на два или три десятилетия), должны представить такие же результаты. Я бы не удивился, если бы в огромной куче изделий из слоновой кости в военной крепости Салманасара обнаружили бы один или несколько оригиналов писем аль-Амарны.

Деле не в том, что эта работа по реконструкции нуждается в подтверждении углеродными тестами: я считаю ее достаточно обоснованной, чтобы рассматривать как средство проверки эффективности указанного метода, а не наоборот. Но у многих, кто занимается историей и археологией, такое подтверждение, не раз повторенное, вызвало бы желание изучить предложенную мной реконструкцию, прочитав в первую очередь книгу «Века в хаосе». И возможно, это способствовало

1 Копия этого письма была дана докторов! Эдвардсом г-ну Брюсу А. Мейнуорингу из Колледжгаува (Пенсильвания) на случай его поездки в Лондон с целью оказать воздействие на Британский музей, чтобы он провел тесты для проверки результатов моей работы по реконструкции хронология.

бы обнародованию мношх углеродных датировок, которые не появлялись в печати из-за того, что их результаты на полтысячелетия или даже больше расходились с общепринятыми.

С течением времени другое методы определения возраста (например, термосвечение неорганических материалов – черепицы, стекла, керамики) могут представить данные для разрешения спора между реконструированной и канонизированной версиями истории. Так, например, черепица из дворца Рамзеса III (см. главу 1) может дать прекрасный материал для термолюмннесцектного определения ее возраста.

Читатели этой книги встретят немало сюрпризов. «Народы моря», которые сражались в Египте, были не бродягами двенадцатого века, а наемниками четвертого века, главным образом из Малой Азии н Греции времен Платона. Александр Великий посетил святилище оракула Амона в Ливийской пустыне, и историки говорят, что мы никогда не узнаем, что здесь произошло, потому что Александр никогда об этом не говорил. Но читатель этой книги об атом узнает, так как в ней представлено сообщение о том, что произошло, составленное жрецом этого оракула. И еще один жрец-князь, Сн-Амон, которого обычно относили к десятому веку и иногда считали возможным тестем царя Соломона, оказывается, жил при Птолемее И в третьем веке.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх