Последний из местных фараонов

Ксенофонт рассказывает нам, что Тахус, готовясь к войне с Персией, «имел мощную пехоту и кавалерию, а также много денег», и что Агесилай «был очень рад, когда до него дошла просьба о помощи от египетского царя, который обещал доверить ему командование». Однако вскоре Агесилай разгневался, «когда сей проситель о помощи не сделал его главнокомандующим. Агесилай понял, что его нагло обманули». Тахус доверил ему только частичное командование, отдав флот в руки Хабрия, вновь появившегося в Египте, и сохранил за Хаб-рием должность главнокомандующего. Тахус находился в Сирни, часть которой была им занята после смерти Артаксеркса Н. Между тем в Египте тайно готовился заговор с тем, чтобы посадить на трон его племянника. Хабрий желал сохранить верность Тахусу, своему хозяину, и решил посоветоваться с Агесилаем. Старый спартанский царь, разгневанный отстранением от командования, спросил свой народ, как ему следует поступить, но выразил при этом мнение, что в интересах Греции лучше было бы принять сторону мятежника (Нектанеба II). Ксенофонт писал: «В этот момент сначала группа египетских войск, действовавших в качестве сепаратной армии, восстала против этого царя, а потом и остальные войска покинули его».

Тахус в ужасе бежал с палестинского фронта в Финикию, в Сидон, а оттуда отправился к персидскому царю просить прощения. «Египтяне раскололись на две партии, и каждая из них выбрала своего собственного царя. Агеси-лай теперь понял, что если он не поможет ни одному из них, то ни тот, ни другой не заплатит грекам их жалованья». Поэтому, «обдумав кто из них (из двух претендентов) более явно склоняется к дружбе с греками, он принял его сторону». Таким образом, покинув Тахуса и сражаясь против еще одного претендента, Агесилай сделал царем Нектанеба II.

У Плутарха мы читаем, что когда соперничающие претенденты принялись оспаривать трон, освобожденный Та-хусом, и попросили помощи у Агесилая, спартанец счел, что было бы неловко еще раз менять позиции, и в военной кампании встал на защиту Нектанеба II -г- последнего местного фараона Египта.

Следуя этим событиям, известным нам от греческих историков, мы узнаем Рамзеса IV, узурпатора трона своего отца, в Тахусе, а Рамзеса VI – в Нектанебе И, как мы раньше узнали Рамзеса III в Нектанебе I. Нектанеб II был сыном законного наследника Нектанеба I, как Рамзес VI был сыном законного наследника Рамзеса III. Отцу Нектанеба II не удалось подняться на трон по вине своего сводного брата – узурпатора Тахуса – Рамзеса IV.

Претенденты, которые пытались склонить Агесилая на свою сторону, были, вероятно, персонами, известными нам как Рамзес VII и Рамзес VIII. Ни один из них в действительности не царствовал, если только не считать царствованием кратковременные захваты власти в отдельных районах страны. От них не сохранилось почти ни одной надписи.

После провала военной экспедиции, возглавляемой Фарнабазом, и ухода из Палестины всех войск, находившихся под его командованием, Нектанеб I (Рамзес III) мог захватить ату практически беззащитную страну. И это действительно свершилось: в Мегиддо, в куче мусора, оставшейся от прежних раскопок, был найден футляр для пера, принадлежавший посланнику Рамзеса III, а также его скарабей.

В Лахисе также «подобрали» скарабей Рамзеса III, а в Бефсане нашли его статуэтку. Эти находки подтверждают, что он действительно завладел Палестиной после своей победы над «Регеве1».

Следующий царь, Тахус (Рамзес IV), находился в Палестине, когда мятеж Нектанеба II, поддержанный Аге-силаем, заставил его бежать в Сидон, а оттуда к персидскому царю. Между первой неудачной кампанией Артаксеркса (III), Охуса, против Египта в 350 г. до н. а. и второй, успешной, кампанией 343 г. до н. э. Палестина находилась под властью Нектанеба П (Рамзеса VI). Следовательно, мы вправе ожидать, что будут обнаружены какие-то следы и его оккупации этой страны. И действительно в 1934 году во время раскопок в Мегиддо было обнаружено основание бронзовой статуи Рамзеса VI. Еще раз были сделаны определенные заключения относительно стратиграфической хронологии Мегиддо. В пояснительной сноске археолога Г.Лауда, сопровождающей небольшое сообщение Джеймса Брэстеда об этой статуе, говорится, что она была «обнаружена под стеной в слое VII Б 1832 года, как будто она была намеренно там закопана»1. На основании такой оценки трудно или даже невозможно извлечь собственно хронологические выводы. Археологи относят слой VII Б к «девятнадцатой и началу двадцатой династии».

Неудачные результаты раскопок в Бефсане, Мегиддо, Лахисе и других библейских местах станут предметом более внимательного рассмотрения в книге, посвященной пересмотру библейской хронологии. Здесь достаточно сказать, что раскопки в Бефсане, Мегиддо и Лахисе стали предметом многочисленных дискуссий среди археологов с обилием взаимных обвинений и даже оскорблений •- и все это, на наш взгляд, потому, что существует ошибочное соотнесение временной шкалы палестинской и египетской хронологии. Находки предметов, датированных эпохой Рамзе-са III (Нектанеба I) и Рамзеса VI (Нектанеба И), могли только дополнить хаос, царящий в стратиграфической археологии Мегиддо. При раскопках в Мемфисе, которые проводились экспедицией музея Пенсильванского университета, был выявлен поразительный факт: слои двадцать первой династии находились непосредственно под слоями Птолемеев.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх