Химерическое тысячелетие

Двадцать первая династия в Египте, согласно установившейся временной шкале, относится к одиннадцатому веку и к первой половине десятого, т. е. приблизительно к периоду 1100-945 гг. до н. э. В Израиле это было время поздних Судей и царей Саула, Давида и Соломрна. Данный период израильской истории наиболее величественен. Большое число страниц Ветхого Завета посвящено событиям этого времени: войны Саула и освобождение страны и всего древнего Востока «от Хавилы до окрестностей Сура, что пред Египтом» (1-я Книга Царств 15:7), или от Месопотамии до Египта, от владычества ама-ликитян; последующее поражение Саула от рук филистимлян; захват Иерусалима Давидом и его войны против Амо-на, Моава и Идумеи; блестящая эпоха Соломона, который вел строительство в Пальмире и в Иерусалиме и который участвовал вместе с финикийским царем Хирамом в строительстве гавани, в далеких морских экспедициях н в заморской торговле колесницами и конями; ливанские кедры были привезены из-за моря для строительства Храма и дворцов. Царица Савская (8Ь\га) приехала, чтобы удостовериться в слухах о чуде, и «все цари на земле искали видеть Соломона» (3-я Книга Царств 10: 24). Но во времена Соломона устраивались также и заговоры с целью расколоть его империю, и центр этих заговоров был в Египте. Адер 1И Идумеи, который бежал в Египет, когда его страна была разорена Исавом, военачальником Давида, вернулся в Идумею, оставив своего сына Генувата во дворце фараона в Египте. Иеровоам, вассал Соломона, который бежал в Египет и женился на сестре царя, вернулся, чтобы отделить Израиль от Иудеи. Спустя пять лет после смерти Соломона фараон Сусаким вторгся в Иудею, захватил Иерусалим и унес все ценное из дворца и храма. Это было бурное время подъема и упадка, когда в политические дела Израиля и Иудеи были вовлечены соседние народы,.прежде всего Египет, время продолжительного мира и военных походов, активного строительства и торговли, заговоров и столкновений, возникающих и рушащихся империй. Истории Израиля и Египта постоянно пересекались в продолжение всей этой эпохи.

В первом томе «Веков в хаосе» я на основе детального исследования документов определил соответствующий период египетской истории: конец эпохи Судей и их попыток освободить свою страну от владычества амаликитян-филис-тимлян соответствует завершающей фазе владычества Аму (гиксосов) в Египте и Палестине-Сирии. Саул был современником Камеса и Аамеса, основателей восемнадцатой династии, и они вместе осадили и взяли Аварис – крепость-столицу гиксосов-амаликитян. Я также определил, что Аварис – это зль-Ариш. Здесь Саул взял в плен последнего царя гиксосов Агсга. Давид был современником Аменхотепа I, и оба они остались в памяти своих народов как святые, независимо от того, было ли это заслуженным. Соломон был современником Тутмоса I, на дочери которого он женился и чья втора» дочь и наследница – Хатшепсут – стала правительницей Египта. Яркое описание ее путешествия в Святую землю (Божественную землю) и Финикию (Пунт) детально соответствует описанию визита царицы ЗЬта (Савской), которую историк Иосиф Флавий назвал царицей Египта и Эфиопии. Читателю нужно лишь вновь обратиться к соответствующим страницам книги «Века в хаосе», чтобы осознать многочисленные пересекающиеся факты. Террасы, которые она увидела, деревья, прежде невиданные, обезьяны и павлины, и даже народ Офира – обо всем атом рассказано, и все это даже изображено. О подарках, которые она получила, рассказано в Книгах Царей и Паралипоменон. Паруах (Р'-г'-Ьм/) встретил царицу Хатшепсут по ее прибытии, и это был тот самый Паруах, отец Иосафата, который управлял.Ецнон-Гавером при Соломоне (3-я Книга Царств 4:17). Тутмос III (Сусаким в Библии) вторгся в Палестину, осадил ее укрепленные города и принял капитуляцию царя Кддеша-Иерусалима. Сосуды и утварь, которые он вывез из храма и дворца и изобразил на стенах храма в Карнаке, сравнивались, поштучно, с описанием этих сосудов в храме Соломона. Сын Адера Генуват (3-я Книга Царств 11:20) упоминается в надписях Тутмоса III. Ано, жена Иеровоама (ее имя называется в Септуагинте), была принцессой из дома Тутмоса III, и ее канопский кувшин хранится в музее искусств Метрополитен. В общих очертаниях и в мелких деталях эти две истории сочетаются друг с другом, и описания времен, предшествующих данному периоду (время Исхода и кризиса Среднего Царства в Египте) и следующих за ним (время писем аль-Амарны), – это не что иное* как плотная цепь совпадений, соответствий и тождеств, расширяющих эту рамку на столетия назад и вперед.

В общепринятой истории двадцать первая династия отнесена к самому концу эпохи Судей, царствовании Саула и Давида и к середине царствования Соломона. Что может предложить такая схема, с точки зрения контактов между двумя данными государствами? Является ли это единственной точкой пересечения? Двадцать первая династия исключительно богата папирусными документами. Какие существуют основания для того, чтобы считать двадцать первую династию современной Саулу, Давиду и Соломону?

Чтобы представить традиционную точку зрения, я буду следовать главе XXXV «Египет от смерти Рамзеса III до конца двадцать первой династии» (написанной И.Черни) второго тома «Кембриджской древней истории»(третье издание 1975 г.).

Преамбула такова: «Нам немного известно об отношениях Египта с внешним миром в эпоху двадцать первой династии». «Сирия и Палестина были политически независимы – факт, подтвержденный библейским преданием о возвышении царства Израиля. Один безымянный фараон из двадцать первой династии предоставил, однако, убежище Адеру, молодому принцу из Идумеи, когда царь Давид захватил его страну, а позже этот фараон отдал ему в жены сестру своей царицы. Сын Адера Генуват был воспитан при дворе вместе с сыновьями фараона. После смерти Давида, несмотря на возражения фараона, Адер вернулся в свою страну как заклятый враг Соломона. Личность этого фараона не установлена.

Также неясно, какой именно фараон из двадцать первой династии находился в столь дружеских отношениях с Соломоном, что послал в Иерусалим свою дочь, чтобы она стала одной из жен Соломона»1.

Разве это не 1е$йтопиет раирег1а113? Ни о каких отношениях с Израилем в египетских документах не сообщалось: разве можно оправдывать и объяснять это молчание тем, что Сирия и Израиль были независимыми государствами? Согласно такой схеме, грандиозный размах деятельности Давида и Соломона, по необъяснимым причинам, оставил Египет совершенно безучастным. В то время как в Палестине, Финикии и Сирии возводились огромные здания, посылались в далекие страны флотилии, велись войны и одерживались победы, в Египте в то же самое время плелись политические интриги и готовился развал империи с северных ее границ. И после этого нам предлагают поверить в то, что ни в одном египетском документе эпохи двадцать первой династии, столь богатой папирусными источниками, не сохранилось никаких сведений об этой деятельности или каких-нибудь международных контактах.

При этой династии Египет представлял собой картину распада и нищеты. Главным занятием населения, жрецов и чиновников стала охота за древними могилами и их содержимым. Население, угнетаемое «чужеземцами», называемыми также «варварами», ждало темноты, чтобы приступить к недозволенным раскопкам. Жрецы под предлогом смены повязок на мумиях древних царей очищали их от драгоценностей, которые еще можно было отыскать между слоями тканей, и как об этом свидетельствуют многочисленные папирусы, суды занимались делами грабителей могил. В стране не было промышленности, торговых контактов с другими государствами. Жалкая поездка Венамона с целью добыть в Библосе кедровую древесину для единственной ладьи Амона – судна, которое использовалось жрецами во время процессий, – это все, что могут сообщить папирусы двадцать первой династии об отношениях Египта с Сирией или Палестиной, Мы скоро будем рассматривать путешествие Венамона и поймем, каким жалким было положение Египта в международных отношениях и торговле. Его вряд ли можно охарактеризовать как «дружеские торговые отношения с приморскими городами Палестины и Сирии» (И.Черни), не располагая никакими иными фактами.

На принципиально другом уровне находилась торговля при Соломоне, когда кедровые леса Ливана перевозились по морю в Яффу – это не только различие возможностей, но и различие эпох.

Сто пятьдесят пять лет (с 1100 по 945 г. до н. э.) без какого-либо контакта, даже без подобия контакта, даже без каких-то косвенных свидетельств! Вот две истории предстали перед судом. «Никаких аргументов, никаких свидетельств» – вот и все, что говорит в свою защиту один из претендентов на титул истинной истории?

На последующих страницах так называемая двадцать первая династия (неверное название, которое мы вынужденно сохраняем для жреческой династии, которую оно обозначает) помещается на свое истинное историческое место. Заняв его, он обнаруживает многочисленные контакты с чужеземными странами той же самой эпохи, а именно – эпохи персидского завоевания Египта, простиравшейся до эпохи Птолемеев, после прихода Александра.

То, что проходит под названием двадцать первой династии, это династия наследственных жрецов-князей, которая правила в Фивах, Танисе, но главным образом в оазисах Ливийской пустыня: южном оазисе эль-Харгех и северном оазисе Сива. Их династия по времени предшествовала, сопутствовала эпохе двадцатой династии и продолжалась после нее, т.е. после периода царствования Рамзе-са III – Нектанеба I.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх