От Дария I до Артаксеркса I

После падения Мемфиса Египет не оказывал ^ дальнейшего сопротивления Камбизу. Персы намеревались атаковать Карфаген, но жители Тира отказались предоставить свои корабли для завоевания государства, основанного колонистами из Финикии. Тогда Камбиз послал из Фив на запад войско численностью в шггадесят тысяч человек, имея целью оазисы Ливийской пустыни как первый шаг в осуществлении стратегической задачи присоединения северного побережья Африки к империи, завещанной е.\гу Киром. Эта армия прошла через оазис эль-Харгех (Харга), но так и не достигла оазиса Сива. Она вся погибла во время песчаной бури в пустыне, и, согласно Геродоту, не осталось в живых ни одного человека, который мог бы поведать об этом бедствии1.

Не отказываясь, однако, от плана захвата Карфагена, Камбиз задумал покорить Нубию и Эфиопию и направился на юг. Слова Урмая («земля охвачена вражеским огнем. Юг, север, запад и восток – все принадлежит им») точно описывают эту ситуацию. Камбиз вел свою армию, слишком большую для похода по стране обезлюдевшей и бедной провизией: похоже, что он выбрал путь, который шел через пустыню прямо к Напате – столице Нубии. Когда тягловые животные были с-ьедены и возникли случаи каннибализма, он приказал вернуться на север. В Египет он вошел в полном неистовстве и, если можно доверять Геродоту, именно тогда он вскрыл древние могилы, сжег священные статуи и убил Аписа. Он также обрек на смерть свою беременную жену Роксану и приказал убить Креза, царя-узника, находившегося в его свите, но потом передумал и отменил приказ, когда обнаружил, что он не выполнен. Зато он убил тех, кто осмелился не исполнить этого приказа. Перед этим он отослал своего брата Бардию (Смерди-са) из Египта домой, но при этом послал за ним убийцу, чтобы от него избавиться. Когда он сам находился в Палестине на пути домой, он услышал, что Смердис занял трон империи, и понял, что задуманное убийство не было осуществлено; он умер близ горы Кармел, возможно, сам лишив себя жизни. Однако вновь провозглашенный царь не был Смердисом, который был убит по тайному приказу Камбиза: это был маг Гаумата, который внешне был очень похож на Смердиса1.

Дарий, сын Гистаспа, служил при Кире и сопровождал Камбиза в его египетской кампании. Он восстал против Гауматы, убил его и стал царем в 521 г. до н. э. Подобно Камбизу, он был потомком Ахеменидов в пятом поколении и поэтому заявил о своих правах на престол. Затем он выступил против узурпатора, который заявлял, что является воплощением Навуходоносора, уже умершего несколько десятилетий назад. Он также подавил мятежи в различных частях своей империи и, пройдя всю Малую Азию, пересек Босфор, прошел через Фракию и вторгся в земли скифов. Но осознав, сколь обширны пространства этой земли, он повернул назад, прошел маршем через свою империю и завоевал земли вокруг Инда. Отсюда он направил экспедицию вокруг Аравии, чтобы найти проход к Египту. После этого он приказал вырыть канал, соединяющий Средиземное море с Красным, связав Нил с Суэцким заливом.

Дарий не вел строительство в самом Египте и предоставил обездоленному населению занимать без особого разрешения города и деревни, многие из' которых были опустошены армией его предшественника, но притеснениям население не подвергалось. В начале своего царствования он провел кодификацию египетских гражданских законов. Он также предпринял определенные шаги, чтобы умиротворить египетских жрецов: он построил крепость-святилище в эль-Харгехе, или Большом Оазисе, известном в папирусных текстах под названием Хиб или Хеб: это самый южный из цепи оазисов, находящихся напротив Лидии.

Сооружения, воздвигнутые по приказу Дария в элъ-Харгехе, все еще стоят, хотя разрушительное действие времени оставило на них свои следы. Длинные иероглифические надписи, гимны во славу небесных светил и царя, восславляющие божественное начало, были высечены на их стенах. Их дешифратор, Генри Бругш, признал, что если бы в тексте не было прямых указаний, то невозможно было бы догадаться, что Сетту-Ре означает Дария. Но его привлекло также и персидское имя этого царя,- Эндарий. В храме эль-Харгеха почитался «Амон Сильной Руки», и создается впечатление, что здесь явно наблюдается влияние пантеона маздаизма.

Бругш, который посетил эль-Харгех в 1877 году, заметил, что, согласно тексту одной стелы, найденному в Луксоре, оазис в древние времена использовался как место ссылки политических узников. Здесь они находились далеко от густо населенной долины Нила и под присмотром военных жрецов. На последующих страницах мы еще поговорим об этой стеле, найденной в Луксоре.

Проявляя заботу о пограничных военных постах, подчиняющихся командованию жрецов, имевших статус князей, Дарий, очевидно, проявлял особое внимание к защите западной границы Египта от набегов ливийских банд, или, что вполне возможно, он сознавал растущую мощь Карфагена на далеком западе.

Неизвестно, когда именно подобный пограничный пост – крепость и храм -поднялся в северном оазисе Сива, но вероятнее всего он был выстроен в то же самое время, что и северный пост и также по приказу Дария I. Вскоре он стал знаменит из-за своего оракула, и «оракул-Аммона» (греки писали это имя с двумя «м») высоко ценился ливийцами и египтянами, а слава о нем распространилась за пределами страны. Аристофан в «Птицах» (414 г.до н. э.), говоря об оракулах, упомянул об оракуле Амона рядом с Дельфийским оракулом и Додоной. Ответы оракула Амона были обычно лукавыми: последующие события соответственно могли интерпретироваться как исполнение слов оракула. Так было, когда во время войны афинян и сиракузцев Амон предсказал, что афиняне возьмут всех сиракузцев в плен, но захватили они всего лишь один вражеский корабль с листами переписи жителей Сиракуз. Еще ранее Пиндар написал гимн или оду Амону, и треугольную стелу с этим гимном увидел в атом оазисе Павсаний шесть веков спустя. Египетские жрецы поддерживали популярность своего оракула среди греков и распространяли легенду, что сам Геракл просил его совета. Филипп Македонский, отец Александра, видел сон, который его встревожил, обратился к Дельфийскому оракулу за его толкованием, и ему было велено почтить Амона – так рассказывал Плутарх. У нас нет возможности судить, насколько верна эта история.

Египет, который потерял свою независимость при персах и был превращен в сатрапию, обладал тем не менее некоторым самоуправлением как теократическое государство. Жрецы были сделаны военачальниками, храмы находились в определенной безопасности, и страна, не имея собственного автономного гражданского правительства, впала в подобие феодальной зависимости от храмов и их жрецов.

Подобная же политика создания теократического вассалитета проводилась персами в Иудее. Кир издал декрет, разрешающий восстановление храма в Иерусалиме, разрушенного Навуходоносором, и возвращение всех изгнанников. Они были приведены из Вавилона Зоровавелем, назначенным управляющим, н Иисусом, сыном Иоседека, назначенным верховным жрецом. Они установили алтарь для жертвоприношений, но «храму Господню еще не было положено основание» (Книга Ездры 3:6). Они выдали деньги «Сидонянам и Тирянам, чтоб они доставляли кедровый лес из Ливана по морю в Яффу, с дозволения им Кира, царя Персидского» (Там же: 3:7). Но местное население, большей частью потомки колонистов, приведенных в эту страну Саргоном, Сеннахеримом и Эсархаддоном, ассирийскими царями, «подкупали против них советников,чтобы разрушить предприятие их, во все дни Кира, царя Персидского, и до царствования Дария, царя Персидского» (Там же: 4:5). Когда Дарий пришел к власти, иудейские пророки Аггей и Захария потребовали возобновления работ по строительству храма. Вскоре сатрап Татнай доложил Дарию о возобновлении работ. Был произведен поиск в государственных архивах, и во дворце Ахмета в одной из провинций Мидии был найден свиток с оригиналом декрета Кира, который Дарий утвердил. Пророки прозрели время прихода Мессии. «И будет называться Иерусалим городом истины», – провозгласил Захария. -… И будут приходить многие племена и сильные народы, чтобы взыскать Господа Саваофа в Иерусалиме и помолиться лицу Господа» (Книга Захарии 8:3, 22).

На шестой год царствования Дария храм был закончен. «И поставили священников по отделениям их, и левитов, по чередам их»(Книга Ездры 6:18). Ранние мессиани-ческие ожидания, сосредоточившиеся сначала на Зороваве-ле, гражданском предводителе, вскоре были притушены, и жрецы взяли верх в руководстве «пленниками надеющимися» (Книга Захарии 9:12). Таким образом, Иудея из «детей, вернувшихся из рабства», преобразилась в теократическое государство с наследственной кастой жрецов.

Последним пророком был Захария. Малахия, последний по каноническому списку, был всего лишь оракулом, первой заботой которого были жертвоприношения и сакральное очищение. Подобно греческим храмовым оракулам, он был рупором жреческой касты. «Можно ли человеку обкрадывать Бога? А вы обкрадываете Меня. Скажете: «Чем обкрадываем мы Тебя?» десятиною и приношениями»1.

Израильские колена – Северное царство – уведенные в ссылку ассирийскими царями, так и не вернулись и были потеряны для истории. Большинство обитателей Южного царства – колена Иуды, Вениамина, Симона и Левия – отправившись в вавилонскую ссылку, остались там. Из вернувшихся при персидских царях была воссоздана новая нация на обломках былой славы, отвергнутой поселенцами, которые заменили изгнанных предков – многообещающая федерация, центром которой стало скромное здание храма. Они вошли в период, который должен был длиться около шести столетий и известен как Ва11 ЗЬеш – Второй Дом, или второе сообщество.

Прежде чем Дарий умер, он совершил свое первое вторжение в Грецию и испытал первые неудачи в своей военной карьере. Его сын Ксеркс объединил все ресурсы своей империи и сконцентрировал все усилия во время своего царствования на том, что получило известность как Персидская война – военное столкновение Греции, расколотой между своими городами-государствами Афинами, Фивами, Спартой и другими, с персидским колоссом. Эта война детально описана греческими авторами. Ксеркс (по-персидски Кхайярша) был библейским Артаксерксом, который «царствовал над ста двадцатью семи областями от Индии и до Ефиопии» (Книга Есфирь 1:1). Согласно Геродоту, «никто своей красотой и статью не был более него достоин такой власти». История гаремного романа, связанного с царицей Астинь, царицей Есфирь, которая заменила ее, ее дядей Мардохеем и Аманом, вугеянином (потомком Агога, амаликитянина), рассказана в Книге Есфирь. Имена еврейских патриархов, участвовавших в этой интриге, восходят к именам вавилонских божеств (Мардука, Иштар) и свидетельствуют о процессе ассимиляции, разрушающем национальную основу тех, кто решил остаться в диаспоре.

Ксеркс продолжил строительство Персеполя, начатое его отцом. На большой равнине, примерно в сорока милях к северо-востоку от Шираза, перед крутой горой, Дарий возвел фундамент из камней, некоторые из которых достигали пятидесяти футов в длину, к которому вела лестница, достаточно широкая, чтобы на ней разместились десять всадников. На этой платформе он выстроил царский дворец и зал со ста колоннами для царских аудиенций. Стены этой лестницы были украшены барельефами, изображающими царскую стражу, состоящую из равного количества персидских и мидийских знатных особ, или «бессмертных». Другие барельефы изображают знатных лиц покоренных народов, которые платят дань царю Персии, или Царю Царей, в день Нового года, когда в пышных празднествах «обновлялось» царство.

В Сузе Ксеркс построил еще один дворец и гарем, а в Накш-и-Рустаме, рядом с Персеполем, вблизи могилы Дария, выбитой в скале, Ксеркс приготовил для себя такую же могилу, которую можно увидеть издалека. Там он и был положен, когда его убили.

Когда Артаксеркс I поднялся на трон, население Дельты подняло восстание под предводительством Инароса. Аха-мениду, родственнику персидского царя, было доверено подавить этот мятеж. При первом столкновении Ахеменид одержал победу, но тогда афиняне приказали флоту из двухсот кораблей, стоявшему на якоре у Кипра, двигаться в Египет на помощь Инаросу. Он поплыл вверх по Дельте к Мемфису, атаковал персидский гарнизон и захватил большую часть города. В 460 г. до н. э. большая армия под командованием Мегабизоса при поддержке трехсот финикийских кораблей атаковала египтян и их греческих союзников, заставив последних отступить к Просопиту, где они в течение восемнадцати месяцев выдерживали осаду. Тогда персы отвели воду из рукава Нила, где стоял (афинский флот, и греки сожгли свой бездействующий флот. После этого осажденные сдались.

Спустя некоторое время Геродот посетил Египет, добравшись на юг до Элефантина; он описал эту страну, которая, по-видимому, хорошо управлялась.

В период царствований Кира, Дария, Ксеркса и Артаксеркса обвинения против евреев, которые «строили мятежный и нечестивый город» Иерусалим, произносились обычно «на сирийском языке» представителями потомков тех колонистов, которые были поселены на землях Самарии Ассурбанипалом (Аснафером у Ездры 4:10) и другими ассирийскими царями. «Город этот издавна восставал против царей»1.

В двадцатый год царствования Артаксеркса Неемия, его виночерпий, попросил царя послать его в Иерусалим, «город, дом гробов отцов моих», пребывающий в запустении, «чтобы я обстроил его». Царь, тронутый «сердечной печалью своего виночерпия», согласился и дал Неемии в сопровождение, всадников для этого опасного путешествия и вручил Неемии письмо к хранителю царских лесов в Ливане, в котором предписывал, чтобы Неемии дали леса для ремонта ворот стены, окружавшей Иерусалим. Они были разбиты и сожжены Навуходоносором сто сорок лет назад.

Прибыв в Иерусалим, Неемия сам осмотрел город и его стены, не спеша объехав его ночью верхом, и наутро поговорил со старейшинами. Они сказали: «Будем строить», Вместе с Елияшивом, великим священником, строившим Овечьи ворота, многочисленные группы строителей разделились по всей окружности стен, где находились разрушенные ворота, и стали работать, в то время как остальные с оружием в руках охраняли их. В течение долгих недель «они не снимали с себя одеяния своего», поскольку Санаваллат, правитель Самарии, и его сподвижники угрожали им: «Что это за дело, которое вы делаете? уже не думаете ли возмутиться против царя?»

• Правление Неемии продлилось двенадцать лет, с двадцатого по.тридцать второй год царствования Артаксеркса I, и все это время его донимали недоброжелатели, среди которых были самаритяне и арабы. Пробыв на троне сорок один год, Артаксеркс умер в 429 г. до н.э., и вскоре его сменил его сын – Ксеркс II, который буквально в течение нескольких недель был смещен Дарием П.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх