ГЛАВА II


«СЛАБЕЙШЕЕ ИЗ ЦАРСТВ»


«Дурацкие поездки»

Со времен персидского завоевания при Камбизе Египет был «слабейшим, из царств» (Книга Иезекииля 29:15). Пророчества Иеремии и Иезекииля, касающиеся падения Египта, исполнились, но не в их время, а в конце царствования Амазиса, когда Камбиз захватил Египет, унизил его народ, разрушил его храмы, и так продолжалось в течение большей части периода персидского владычества.

Когда Голенищев приобрел папирус с письмом Урмая, в это же время он получил и еще один папирус, содержащий очередную историю бедствий – историю поездки Венамона в Библос на Сирийском побережье. Подобно письму Урмая, путешествие Венамона датируется временем двадцать первой династии. Оба документа написаны одной и той же рукой, но очевидно, что история Венамона повествует о событиях, происшедших несколькими поколениями ранее. В то время как письмо Урмая было переведено и опубликовано только недавно (в 1961), история Венамона была обнародована давно самим Голенищевым – в 1899 году.

Ни один документ не живописует лучше плачевное международное положение Египта в период последних лет персидского владычества, чем описание Венамоном его испытаний.

Жрец Венамон был послан своим начальником, верховным жрецом Херигором, чтобы раздобыть в Ливане кедровую древесину для строительства ладьи Амона. Когда он добрался до Таниса в Дельте, он получил письменный мандат или рекомендательное письмо к Несбиндиди, правителю Нижнего Египта, и к Та-нет-Амон, его жене, и эти письма были прочитаны а их присутствии. Они прогнали его вместе с капитаном его корабля Менгсбетом.

Прежде чем Венамои добрался до Библоса – цели своего путешествия – он потерял все золото и серебре, которое вез с собой для оплаты древесины для священной ладьи: когда его корабль вошел в Дор, «город, принадлежащий Некег-», "на Палестинском побережье, один моряк ссгпел с корабля и унес с собой золотую Базу, четыре серебряных кувшина и «мешок с серебром» – скорее всего кошелек с серебряными монетами, Веиамон задержался в Доре на девять дней, обращаясь с жалобами к местному князю, Беделу, и возлагая на него задачу поимки вора. Однако Бедел отказался признать, что ему следует возместить пропажу, и указал на тот факт, что вор является не жителем его города, а матросом с корабля. Венамон продолжил свой путь в Бнблос.

Несчастья, которые преследовали его на пути, нетерпимость и презрение, с которыми он столкнулся в сирийских городах из-за своего египетского происхождения и гражданства, отсутствие защиты в морях – все это описано в днепнике его путешествия1.

В это время путешествие по Сирин грозило гибелью. Иеемня (2:7) н Ездра (8:22) говорили о небезопасности больших дорог даже для царских поездок. Ездра ощущает неловкости прося персидского царя дать ему «отряд солдат и всадников», чтобы защитить его во время пути через Сирию, потому что до этого он уверял паря, что Бог сам охраняй! того, кто к Нему стремится. Но он испытывал стр."х. Негмия *ле взял с собой письмо от царя к правителям чзяог.*шъшч(за Евфратом) и конный отряд, чтобы обезопасить сеОя на неспокойных дорогах.

Когда Венамон на другом корабле приплыл в Библос, городской князь Закар-Баал приказал ему покинуть это место, «Итак я провел двадцать девять дней в этом городе, а он посылал ко мне каждый день, чтобы сказать: «Убн-рзася из моего города!»

Египетский посол ждал корабль, который должен был увезти его домой. Наконец, в тот вечер, когда он уже был готов уехать, один молодой человек из окружения князя впал в траке и изрек пророчество бракула относительно миссии Венамона. Тогда поступило предложение остаться. Экстатическую горячку этого юноши называют «самым ранним из известных нам примеров пророческого экстаза»1. Но к этому времени последние пророки Израиля были уже мертвы.

Князь Бкблоса согласился предоставеть аудиенцию Венамону. «Я застал его сидящим в своих верхних покоях, прислоненным к окну спиной, в то время как волны огромного сирийского моря обрушивались сзади него»2. Венамон описывает эту сцену так живо, что мы видим ее, словно там присутствовали.

«Давно ли ты приехал из того места, где живет Амон?» – спросил князь. «Пять месяцев и один день».

Закар-Баал спросил Венамона, кто может за него поручиться. Ответ был: Несбиедиди из Таниса. Тогда князь рассердился и продолжил допрос: «Где тот корабль, который Несбивдиди предоставил в распоряжение Венамоиа? Где его сирийская команда?»

Князь скорее всего знал, что Венамон оставил свой корабль с капитаном Менгебетом в палестинском городе Доре, когда были украдены его золото и серебро3. Эмиссар, который явился, чтобы получить кедровую древесину для священной ладьи Амона, не имел ни поручительства, ни корабля, ни золота или серебра, чтобы заплатить за дерево.

Из дипломатических соображений Венамон перевел разговор, затронув тему национальной принадлежности команды, находившейся на корабле, на котором он вышел из Таниса. «Разве это был не египетский корабль?». И он продолжал уверять, что на кораблях, плывущих из Египта, не бывает сирийских команд. На это князь возразил, что в его собственном городе имеется двадцать кораблей, которые регулярно плавают в Египет, и продолжал:

«А что касается Сидона, через который вы проходили, разве не имеется там более пятидесяти кораблей, которые делают торговые рейсы в Веркет-эль, а потом доставляются к себе домой?»

Веркет-эль, или Биркат-эль, – «это, вероятно, финикийское торговое представительство в Египте, которое вело торговлю и с Сидоном», – пояснял переводчик этого текста1. Это название является важным ключом, и мы к нему вернемся, когда завершим изложение разговора между За кар-Баалом и Венамоном, а также событий, которые за ним последовали.

Князь в гневе заявил, что «если бы правитель Египта был моим хозяином», он мог бы попросить о подарке. Но «я не ваш слуга, я не слуга тому, кто тебя послал, кем бы он ни был!» И он презрительно фыркнул: «Как это тебя отправили путешествовать, словно нищего?»2.

Венамон ответил, что не существует корабля, который бы не принадлежал Амону: «И море принадлежит ему, и Ливан – его!» Он просил князя, чтобы послали отряд в Танис с просьбой от Венамона к Несбиндиди о займе, который будет выплачен (Херигором) после его возвращения. Князь согласился, и через несколько недель Несбиндиди прислал золота, серебра, пять рулонов папируса, пятьсот воловьих кож, пятьсот веревок. Князь послал триста человек рубить деревья в горах и перетаскивать бревна к морю. После этого принц сказал Венамону, чтобы тот забирал бревна и уезжал. Венамон колебался. Море штормило, и он боялся кораблей Тшкег. Закар-Баал потерял терпение: «Прекрати смотреть на гнев моря! Если ты будешь смотреть на гнев моря, ты увидишь и мой гнев!»

1 дж.а.уилсон. Он также замечает: «Выражение «доставляются к себе домой» может означать или пришвартовку к берегу в сидонском представительстве или доставку буксиром по водным путям Нила».

2 Перевод Брэстеда. В переводе Уилсона: «… отправили в дурац кие поездки»

Разъяренный князь сказал Венамоку, что он должен быть благодарен судьбе; эмиссары, которые явились из Египта поколение,, назад, в дни правления Ха-эм-вазета, чтобы купить кедровую древесину, были задержаны предком этого князя и, проведя в Библосе семнадцать лет, умерли. «И он сказал своему дворецкому: «Возьми его и покажи ему могилу, в которой они лежат». На что Венамон ответил: «Не показывай ее мне».

Снова получив приказ отбыть, Венамон был охвачен страхом, что «корабли "Пекег* захватят его в открытом море. «Я следил за одиннадцатью кораблями, принадлежащими НеКег, которые возвращались с моря со словами: «Задержите его, не дайте его кораблю уйти в землю египетскую». Тогда я сел и залился слезами». Князь Библоса пожалел этого перепуганного человека. Он ответил капитанам кораблей ТкЬос, котррые требовали его выдачи: «Я не могу арестовать посланца Амона на моей земле. Позвольте мне отослать его, а потом вы последуете за ним, чтобы задержать его».

В персидскую эпоху пиратство на Средиземном море было вполне законным промыслом1. Афиняне, спартанцы, сицилийцы плавали на своих кораблях во все концы моря. Сидон был крупнейшим центром кораблестроения, и продажа кораблей здесь велась не только для честных купцов.

В результате избранного плана двигаться в обход и морского шторма, корабль Венамона выбросило на берега Кипра, в город, которым правила принцесса Хетеб. Как он добрался до Египта, неизвестно, так как конец папируса отсутствует.

Любопытно, что в истории странствии Веиамона встречается немало еврейских слов: «собрание» он обозначает еврейским словом «тоео!», а «лигу», или «альянс» – еврейским «Кеуег»; имеются и другие подобные ситуации, когда Венамон отдает предпочтение еврейским словам перед египетскими.

Два имени в тексте этого папируса озадачили ученых. Одно иэ них – Хаэмвис (Ха-зм-васет), в дни правления которого посланцы Египта были задержаны в Библосе против их воли; другое – имя судовладельца Веркет-зль, или Бкркат-зль, который осуществлял товарные рейсы между Сидоном и Танисом.

Проблема идентификации Хаэмвиса так и не была решена. В качестве вариантов рассматривались Ракзес IX, или Неферкаресетпенре Ранессе-хаэмвис-мерер-ам>'н, и Рамзес XI, или Менмаресетпенптах Рамессе-хазмвис-ме-рер-амун-нутехекаон, но оба были отвергнуты. Хаэмвис, несомненно, «был царем»1, а поскольку Ракзес IX и Рам-зсс XI царствовали совсем недавно, Бенамон, жрец и лицо официальное, не опустил бы при упоминании любого из них титула «царь». Такая манера именовать титулом, будучи обязательной формой вежливости для жреца и писца, не могла быть нарушена2. Отклоняя оскорбительное предложение посетить могилы послов, прибывших в дни Хаэмви-со, Венамон говорит: «Не показывай их мне. Что касается Хазм-Васета3, это были люди, которых он послал, и он сам был человеком». Уилсон комментирует это так: «Это уже должно исключить возможность того, что Хаэм-Васет был Рамзесом IX, так как Венамон вряд ли стал бы говорить о фараоне как о «человеке»4.

Фараон, который проходит под именем Рамзеса IX, был современником Херигора, но Рамзес, известный как Рамзес XI, должен был преда^ествовать ему, так как на одном барельефе изображено, как ему подносит цветы верховный жрец Аменхотеп. Оба эти царя относятся к пятому веку, оба имеют в числе имен «Хазм-Васет». В папирусе Венамона может говориться о более раннем из них двоих, который был смещен вместе с верховным жрецом Аменхотепом в начале царствования Артаксеркса I. Скорее всего это был Инарос из греческих источников, который восстал против Артаксеркса I. Гипотеза, в соответствия с которой Хаэм-Васет является Камбизом, должна столкнуться с филологическими трудностями.

Еще одно имя, обнаруженное в папирусе Векамона и вызвавшее затруднения, -это имя хозяина-судовладельца, который имел свою штаб-квартиру в Танисе на Дельте. О нем князь Библоса сказал, что только в Сидоне пятьдесят кораблей «в союзе с Биркат-элем» и плывут «к его дому».

В своей книге, посвященной путешествию Венамона, А,Эрман, выдающийся немецкий египтолог, пришел к вывод)7, что правильным прочтением иероглифического имени <о»-г-1с-1-г» является Биркат-эль (в иероглифах существует один знак для г н 1, а v и в были взаимозаменяемыми)1. Имя Биркат-зль, по заключению Эрмана, указывает на семитское происхождение этого корабельного лзагната, скорее всего финикийское. Оно означает «божественное благословение» и не очень отличается по своей конструкции от других семитских имен, оканчивающихся на «зль».

М.Бурхардт высказал дополнительные аргументы в пользу такого прочтения имени Эрманом, ко в то же время и усомнился в нем на том основании, что хотя египтяне позднейших времен меняли местами согласные в и v, одиннадцатый или десятый век до нашей эры – это слишком рано для подобной лексикографической вольности2.

В 1924 году Р.Эйслер опубликовал работу «Барак-хель-сьш и компания. Представительство торгового флота в Танисе»3, в которой обратил внимание на тот факт, что один поздний еврейский источник содержит упоминание о той же самой судоходной компании. Завещание Нафталин из «Завещаний двенадцати патриархов» (двенадцати сыновей Иакова) говорит о судоходной компании, называемой Беракхель-сын. Завещание Нафталин – это псевдоэпиграфическое сочинение, созданное около 148 г. до н. э., тот год, когда Ионатан из дома' Маккавеев завоевал Яффу и таким образом открыл доступ к морю и к морской торговле.

В этом Завещании рассказывается видение о корабле, который проходит близ берегов Яффы без команды или пассажиров. Но на мачте этого корабля написано имя его владельца – сын Беракхеля.

Имя Беракхель, как и Биркат-эль, означает «божественное благословение» и представляет собой слегка измененную конструкцию притяжательного прилагательного (напр.: «божественное благословение» и «благословение Бога»).

Зйслер был в недоумении: как могло случиться так, что эта судовладельческая компания существовала еще в 150 г. до н. э.? Из этого следовало бы, что ее корабли плавали вдоль сирийских берегов по крайней мере более девяти веков, поскольку поездка Венамона произошла «примерно в 1100 г. до н. э.». Но такой промежуток времени «в три раза превышает период существования самой старой английской или ганзейской компаний». Предположение, что автор Завещания Нафталин мог почерпнуть свои сведения из какой-нибудь копии с рассказом Венамона, должно быть отвергнуто, как заявил Эйслер, как по существу, так и на том основании, что в двух сообщениях об этой судоходной компании ее название пишется с небольшими отличиями.

По нашей оценке, Венамон отправился в свои путешествия не «примерно в 1100 г. дол. э.», а около 400 г., и поэтому между двумя этими источниками не'пролегают девять с половиной веков. Более того, вполне возможно, что Завещание Нафталин было составлено до того, как Маккавеи добились независимости от власти Селевкндов, может быть, даже еще в персидскую эпоху. Если же, однако, это завещание действительно относится к середине второго века до н. э., эта судоходная фирма еще могла существовать или об ее существовании за один или два века до этого могло быть известно автору завещания. Но между ними не пролегает без малого тысячелетие.

У.Ф.Олбрайт был несогласен с Эрманом и высказал предположение, что это имя, прочитанное им как Варкар, «не является ни египетским, ни семитским, а скорее всего азиатским (анатолийским или эгейским)», и принадлежало какому-то человеку, который участвовал в миграции народов моря, а потом обосновался в Египте1. Аргументы Ол-брайта основаны на факторе времени, к которому относят набеги морских народов. Тем не менее большинство египтологов предпочитают следовать прочтению Эрмана, как об этом свидетельствовал Дж.А.Уилсон2.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх