Некрополь: двенадцатый или четвертый век?

На расстоянии одной мили от Тель эль-Иахудии Невилл и Гриффит обнаружили некрополь, древнее местное кладбище с несколькими небольшими искусственными холмами или курганами, выстроенными из базальтовых блоков и песка. Почти все эти могильные курганы в прошлом были ограблены искателями утвари, скарабеев* и драгоценностей. В каждом случае могила состояла снаружи из больших необработанных плит; сводчатая кры^ ада была сделана из плит, подпирающих друг друга. Внутри располагался терракотовый гроб в форме закутанной мумии, сделанный из монолитного куска, с большим отвер-

* Скарабеи – имеются в виду керамические фигурки или металлические пластинки с изображением жука-скарабея. У древних египтян служили'как украшения или амулеты. – Прим. ред.

стием для головы, через которое закладывали тело, как кажется, не мумифицированное. «После того, как это было сделано, голова покрывалась маской, на которой воспроизводились черты лица, волосы, а иногда даже руки. Лица делались очень грубо, в стиле многочисленных гробов, обнаруженных на поздних кладбищах Эрмента или Александрии»1. Некоторые из этих могил были «ограблены неумело», потому что археологи нашли в них бронзовые блюда, а также маленькие горшки с двойной ручкой на крышке и «прекрасные образцы так называемых кипрских «походных бутылей». Одна могила – она оказалась детской – была нетронута: в ней обнаружили фарфоровое ожерелье, стеклянных птиц и кольцо с вставленным в него маленьким скарабеем. На груди ребенка находилась маленькая кипрская ваза, помещенная на его сердце в момент захоронения.

Большинство гробов были раскрашены. «Краски, порой очень живые, – писал Невилл, – вскоре исчезли после соприкосновения с воздухом. Роспись оказалась очень грубой, как на мумиях греческой и римской эпохи». На ней воспроизводились мумии, обернутые в холст (мертвые не мумифицировались, но мумии рисовались на гробах). Нарисованы были также ленты с иероглифами и могильные духи с головами крокодилов. Обнаружилось, что иероглифы на гробах являются «весьма несовершенными»; «сразу бросается в глаза, что они относятся к очень поздней эпохе». В некоторых случаях эти иероглифы казались «просто элементом орнамента», не требующим прочтения и не обладающим смысловым содержанием.

«Эти надписи ясно указывают на то, что эти гробы относятся к поздней эпохе, что подтверждается полным отсутствием каких-либо признаков мумификации». Иероглифическое имя на гробу, еще частично поддающееся прочтению, оканчивается греческими буквами о^. «Иероглифы, написанные на этих гробах, так небрежно выполнены, что чрезвычайно трудно определить точную дату этих захоронений, хотя общий стиль указывает на греческий или римский период». Невилл продолжал: «Я готов был считать их современными некоторым еврейским захоронениям, которые, судя по стилю письма на табличках, должны быть отнесены или к эпохе поздних Птолемеев или к началу римской эпохи». Это замечание связано с другим кладбищем, которое находится немного, ближе к Тель эль-Иаху-дии и где могилы были высечены в скале с нишами для захоронений. В них было найдено несколько табличек с надписями на греческом языке – эпитафий с именами умерших, среди которых Глаусиас, Агатокл, Аристобул, Онезимос, Трифона, Эйрас, т. е. чисто греческие имена, «которые можно встретить в любой стране, где говорили на греческом». Но кроме того, встречались «греческие формы еврейских или чисто еврейские имена». Невилл считал весьма вероятным, что оба кладбища принадлежат одному времени, по крайней мере, оба они датируются не ранее эпохи греческого владычества в Египте, а еврейское кладбище – не ранее эпохи поздних Птолемеев.

В кратком предисловии к своей книге, содержащей отчет об этих раскопках, которую он опубликовал в соавторстве с Гриффитом, Невилл писал: «Читатель заметит, что наши мнения относительно датировки предметов, обнаруженных в некрополе Тель эль-Иахудии, расходятся. Каждый из нас полностью отвечает за позицию, которой он придерживается и которую мы представляем на суд читателей». Так завершается его предисловие.

И расхождение мнений действительно оказалось очень значительным. Всего через двадцать страниц после только что цитированных высказываний Гриффит таким образом описал тот же самый некрополь в пустыне: «Здесь находятся тела в гробах, сделанных из раскрашенной керамики, которые лежат на поверхности естественных или искусственных базальтовых блоков или прям0;~. на песке пустыни. Вокруг каждого гроба, который з%* щищен примитивной аркой (из кирпичей), разложено определенное количество глиняной и бронзовой утвари, после чего все погребение было засыпано слоем камней и песка толщиной почти в два фута». Эти груды свобод-. но наваленных базальтовых блоков создавали небольшой могильный курган.

«Гробов много, и они лежат рядами, параллельно друг другу. Мы обнаружили, что в древние времена они подвергались грабежу, и почти все гробы взрослых оказались открытыми и расхищенными. С другой стороны, детские мо-гнлы оказались нетронутыми: воры хорошо знали, что они не содержат ничего ценного. В одной из них были найдены два глиняных скарабея, носящих имя Рамвеса III и являющихся, таким образом, самым убедительным доводом для уточнения датировки этого могильного кургана».

В одной из могил были найдены два скарабея, «оправленных в серебро и золото». «На одном из них было грубо высечено имя Сетнехта (отцд Рамзеса III)». Другой скарабей носил имя Рамзеса VI, одного из ближайших преемников Рамзеса III. Гриффит описал содержимое отдельных могил и обнаруженные в них вазы, кувшины и бутыли различных форм, а также бронзовые сосуды. В детских могилах, кроме скарабеев, находились стеклянные ожерелья и глазурованная керамика. В двух могилах, которые были описаны.последними, на керамике были обнаружены несколько знаков, похожих на буквы М и.С. Они были нанесены на вазу перед ее обжигом. Но никаких выводов из этого сделано не было, так как Гриффит написал: «Предметы в обеих этих могилах принадлежат той же эпохе, что и все прочие, т. е. к эпохе XX Династии». Свой отчет он завершил следующими словами:

«Общий итог раскопок в этих могильных курганах продемонстрировал, что они принадлежат к эпохе XX династии», точнее середине этой эпохи. «Из семи первых курганов ни один не оказался более поздним или более ранним, а обнаруженные скарабеи с именами Рамзеса III и Рамзеса VI, вкупе с тем обстоятельством, что наиболее поразительный образец керамики, так называемая «ложная амфора», обнаружен также на росписях в могиле Рамзеса III,указывают на точную дату».

В могиле Рамзеса III, которая находится на расстоянии более трехсот миль, в Фивах, в Долине Царей, на стенах были нарисованы очень похожие амфоры (кувшины с двумя ручками и очень узким горлом). Но Невилл заявил, что кипрский керамический сосуд, обнаруженный в могильных курганах пустынного некрополя, безошибочно указывает на позднюю датировку этих захоронении, и он при этом ссылался на тот факт, что Флиндерс Петри «уже обнаружил подобные экземпляры в Небеше», греческом военном поселении в Дельте, которое находится на расстоянии одного дня пути от Деффене (Дафны)./ Греки впервые поселились в Египте в седьмой веке.

Гриффит также писал: «В тот период, когда был построен царский зал (Рамзеса 111), в городе (на месте Тель эль-Иахудии) должно было находиться немало зажиточных людей, которые могли себе позволить достойное захоронение в этих курганах». Зал фаянсовых дисков, описанный ранее, относился к тому же времени, что и кладбище.

Теперь мы снова перед той же проблемой – как в связи с кладбищем, так и в связи с залом. Датируются ли эти могилы временем Рамэеса III, т. е. двенадцатым веком до нашей эры, как уверенно заявил Гриффит^ Или эти могилы принадлежат греческой, а может даже римской эпохе, как не менее уверенно заявил Невилл?

Между эпохой Рамзеса III и временем первых греческих *юселении в Египте прошло более пяти ^ столетий; но Невнлл, сравнивая росписи на гробах в могильных курганах с росписями греческой и римской эпох, имел в виду время, когда греческое влияние в Египте уже сильно возросло, т. е. четвертый век, или даже эпоху Птолемеев, которая началась после смерти Александра в 323 г. до н. э. н продолжилась до первого века до н. э., когда во времена Помпея н Клеопатры она сменилась римской оккупацией.и соответственно римским влиянием.

Несомненно, мы вновь сталкиваемся с одной и той же проблемой. Обитатели этих могил жили или при Рамзесе III в первой половине двенадцатого века, как свидетельствуют скарабеи этого фараона и его отца, а также амфоры, или они жили в четвертом веке или даже позже: разрыв составляет по меньшей мере восемь столетий.

Весьма странно, что в одних н тех же обстоятельствах археологи вторично сталкиваются с одной н той же дилеммой. И это были не любители, не новички, легкомысленные и задиристые. В анналах франко-швейцарской археологии имя Невилла одно из известнейших. А имя Фрэнсиса Гриффита стало одним из ярчайших в созвездии британских египтологов. Они поставили проблему возраста этих могильных курганов перед читателями, но на каком основании должен решать читатель, если в руках у археологов, которые вели раскопки, изучали все на месте и описали свои находки, были все данные? Совершенно очевидно, что имелись основания для датировки временем Рамэеса III, т. е. двенадцатым веком. Но столь же очевидно, что были основания и для датировки греческим периодом1.

Проблема не решена. Вместо того, чтобы искать в атом некрополе разгадку греческих букв на изразцах Рам-зеса III, мы получаем всего-навсего головоломку, которую задают читателям в одной и той же книге два археолога, отстаивающие противоположные позиции.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх