У КОРОЛЯ

После того как Свен выехал на лед, опасность, казалось, миновала. Погоня сбилась с его следа, и он беспрепятственно продолжал свой путь.

По мере того как сгущалась тьма, луна светила все ярче: вскоре лунный свет пробил густой туман, который до сих пор заволакивал берега и мешал рыбаку уверенно выбирать путь.

Утреннее солнце уже освещало алыми лучами шпиль церкви святого Николая, когда трое мужчин вышли на берег у холма Вальбю. В столице повсюду царило шумное оживление. Направляясь к замку Росенборг, где, пока шла война, находилась резиденция короля, друзья видели на улицах кучки горожан, что-то горячо обсуждавших. Лица их светились радостью, причина которой недолго оставалась секретом для наших друзей.

Свен с Ивером добрались до Копенгагена двадцать седьмого февраля. А накануне вечером в Роскильде был подписан мир. Жителям столицы еще не были известны его унизительные условия. Но, возможно, в первом порыве радости они предпочли бы даже эти условия тревоге, опасностям и лишениям, от которых после вторжения войск Карла Густава равно страдали и свободные и подневольные сословия столицы, страшившейся нависшей над ней угрозы. По мере приближения к замку, вокруг которого не было никаких построек, друзьям становилось все труднее прокладывать себе путь через толпу. Рыбак тянул за собой сани, а Ивер и Свен шли рядом по обе стороны. Лицо Ивера, раскрасневшееся от соленого морского ветра, сияло безграничной радостью: наконец-то, преодолев все опасности, они достигли цели.

У входа в замок их остановили двое часовых с алебардами, стоявшие по обе стороны подъемного моста. Все попытки Свена уговорить их были напрасны. Скрестив алебарды, часовые преградили Свену с Ивером путь — у них был приказ пропускать только дворцовую челядь и государственных советников, которых король вызвал на утро в замок. Свен был ошеломлен этой неожиданной помехой. В другое время он едва ли смирился бы с ней, по тут надо было терпеть. Он стоял рядом с санями, опираясь на свое ружье. Насмешливая улыбка играла на его губах: он глядел на оленя, мысленно сопоставляя преодоленные трудности с последним непредвиденным препятствием. Терпение, однако, не принадлежало к числу добродетелей Ивера. Сдвинув на затылок шапку и подбоченясь, он остановился посреди моста и, по мере того как на него оборачивались окружающие, разглагольствовал все громче и громче;

— Эх вы, жалкие копьеносцы! И вы еще смеете преграждать путь в замок таким людям, как мы? Если его величество король узнает об этом, он вас жестоко накажет, да не вас одних, а всех ваших потомков до седьмого колена! Говорю без шуток!

— Что вы привезли его величеству? — спросил подошедший сержант.

— Мы привезли ему самый лучший подарок, который он когда-либо получал!

— Смотри-ка, олень! — усмехнулся сержант. — Его величество, конечно, будет вне себя от восторга!

— А какой олень! Видит бог, на земле другого такого нет. Он стоит пятьдесят тысяч ригсдалеров!

Люди, стоявшие вокруг, расхохотались.

— Пятьдесят тысяч ригсдалеров! — с насмешкой повторил сержант.

— Да, и в эту цену не входит ни мясо, ни шкура, — добавил Ивер.

В это мгновение Свен знаком велел ему замолчать. Толпа расступилась, чтобы пропустить старика, направлявшегося в замок. На нем была короткая черная мантия, под которой виднелся коричневый бархатный камзол с серебряной оторочкой. На шее у него висела длинная золотая цепочка с таким же золотым медальоном. Подойдя к подъемному мосту, он, по обычаю того времени, снял шляпу, чтобы приблизиться к замку с обнаженной головой. Это был благородный Кристен Скель.

— Ваша милость! — воскликнул Свен, подойдя к советнику. — Прошу вас, выслушайте меня!

Скель остановился. Свен продолжал:

— Его величество король возложил на меня важное поручение, и в этих санях я везу бумаги, которые ему нужны. Часовые отказываются пропустить нас в замок. Мы просим вашего заступничества!

Советник взглянул сначала на Свена, затем на Ивера и под конец на сани.

— Кто вы, добрые люди?

— Народ зовет меня Свеном — Предводителем энгов!

— Подумать только! — воскликнул потрясенный советник, кладя руку на плечо Свена. — Это имя мы часто слышали, пока шла война! Что принес ты сегодня королю, Свен?

— Деньги, которые бургомистр Ханс Нансен собрал на островах!

— Ах да, я слыхал об этом! Его величество король очень боялся за тебя, Свен-Предводитель!

— Его величеству следовало бы больше полагаться на своих слуг и меньше бояться за них, — ответил Свен.

— И тебя не пускают в замок? — спросил Скель, взглянув на двух стражников с алебардами.

— Не обессудьте, ваша милость! — сказал сержант, который стоял рядом и слышал эти слова. — Сегодня утром король отдал приказ, чтобы через мост пропускали только высшую знать и дворцовую челядь.

Советник улыбнулся.

— Мы должны подчиняться королевским приказам, — ответил он. — Часовые, пропустите этого человека во дворец: теперь он один из самых знатных людей в нашем королевстве.

С этими словами советник снял свою мантию и набросил ее на плечи Свена.

Ивер радостно вскрикнул.

— Ах, ваша милость, что вы делаете! — воскликнул Свен.

— Смело ступай своей дорогой, Свен-Предводитель, — сказал старый дворянин. — Никогда еще под этой мантией не билось столь отважное сердце!

Часовые с алебардами отступили назад и разрешили рыбаку провезти сани через мост. Ивер сидел на санях. Проезжая мимо часовых, он широко расставил ноги, чтобы занять как можно больше места. Солдаты отдали советнику честь, и Ивер сперва ответил на это приветствие изысканным поклоном, а затем скорчил рожу. Когда друзья перебрались через ров, Скель подал Свену знак, чтобы тот следовал за ним по узенькой лестнице, которая вела в королевские покои. Ивер остался во дворе, у саней с оленем.

Советник попросил доложить королю о своем приходе, и его вместе со Свеном тотчас же провели к нему. Король сидел за большим столом у камина в глубине зала. Перед ним стоял его личный секретарь Габель и читал вслух протокол мирных переговоров, который Магнус Хельг накануне вечером привез из Роскилде. Поклонившись королю, Скель положил руку на плечо энга и сказал:

— Ваше величество, я доставил вам самую радостную весть, какую вы когда-либо получали!

— Свен — Предводитель энгов! — воскликнул король, поднимаясь из-за стола и выходя ему навстречу. — Добро пожаловать, наш славный герой!

Свен опустился на колени и поцеловал протянутую руку короля.

— А как ты выполнил поручение, которое мы тебе дали, Свен-Предводитель?

— Как и подобает выполнять поручения вашего величества — все в точности и в согласии с вашими пожеланиями.

— Значит, ты привез деньги?

— Они лежат в санях.

— Вся сумма?

— Неужели мой король полагает, что в ином случае я осмелился бы предстать перед ним?

— Но как тебе удалось ускользнуть от шведских солдат, захвативших все дороги?

— Мы действовали хитростью, а когда это не помогало; пускали в ход оружие, так что шведы не могли нас задержать.

— Значит, они знали, что вы везете?

— Да.

— И они вас преследовали?

— И это было!

— И ты остался цел и невредим?

— Да, мой король! — с улыбкой ответил Свен. — Служа вам, я был так занят, что не мог позволить себе получить рану.

— Великолепно! — воскликнул Фредерик, радостно потирая руки. — Я слышал о многих твоих победах — о некоторых порассказал нам бургомистр Нансен, — но этот последний подвиг не знает себе равных! Если бы господь бог ниспослал Дании побольше таких людей, как ты, мы бы не знали беды!

— Не стану с этим спорить, — чистосердечно ответил Свен.

Король подошел к окну и выглянул во двор.

Ивер не отрывал глаз от этого окна с той самой минуты, как ушел Свен. Увидев короля, он снял шапку и опустился на колени в снег.

— Кто этот человек? — спросил Фредерик Третий.

Свен взглянул на Ивера и ответил:

— Это человек, которому я многим обязан. Без его помощи я не мог бы выполнить поручение вашего величества.

— Мне кажется, я его уже где-то видел.

— Да, и сегодня он рад показать, что свято выполнил обещание, которое дал вашему величеству.

— Какое обещание?

— Быть вашим верным солдатом!

— Теперь я припоминаю: я видел его в прошлом году в Юнгсховеде. Мы сейчас пригласим его подняться сюда.

— Я думаю, он только этого и ждет.

— А где же наши деньги, Предводитель энгов? Я вижу только убитого оленя в твоих санях.

— Олень — это и есть наш денежный мешок, — ответил Свен. — Лучшего мы не нашли.

Во время этой беседы Ивер продолжал стоять во дворе у саней, не отводя от окна своих черных глаз. Когда король подал знак, он вскочил, взвалил оленя на плечи и быстрыми шагами поднялся по лестнице в королевские покои.

— Вот уж поистине, — сказал король, обращаясь к Габелю, — мы впервые получаем государственную казну в такой упаковке.

Открылась дверь, и вошел Ивер с оленем на могучих плечах. Он улыбался, показывая свои белоснежные зубы, каким мог бы позавидовать любой из обитателей замка. Он положил оленя у двери и остановился, не решаясь войти в зал.

— Входи, сын мой! — ласково пригласил его король Фредерик. — Мы слышали о твоих подвигах и хотим заверить тебя в нашей признательности и благорасположении.

— Ваше величество, — ответил Ивер, запинаясь и смущенно теребя в руках шапку. — Королева повелела мне стать отважным воином, а господь бог благословил меня на это и помогал мне во всем.

— Стало быть, вас было только двое и вы провезли деньги через всю страну, кишащую врагами?

Ивер с довольным видом взглянул на Свена. Благожелательность короля придала ему мужества, и он ответил:

— Из-за этого оленя шведы потеряли немало людей.

— Но как же вам удалось взять над ними верх?

— Предводителю энгов все по плечу — он всех умней и отважней!

— Чем же нам вознаградить тебя за верность и рвение?

— Если всемилостивейший король передаст своей королеве, что я не дрогнул в бою и честно служил ей, как она наказала, это будет для меня лучшей наградой.

— Я передам королеве твои слова, а ты скажи мне честно, чего бы тебе хотелось? Не бойся!

Ивер судорожно вздохнул и начал вертеть головой, как это с ним обычно бывало, когда он искал подходящие слова. Затем тихо прошептал:

— Нет, не могу.

— Тогда говори вместо него ты, Свен-Предводитель!

Ивер бросил на Свена умоляющий взор и покачал головой. Но Свен, казалось, ничего не заметил и, обратившись к королю, сказал:

— Этот человек без колебаний пошел бы на смерть ради того, чтобы выполнить волю вашего величества. И с того дня, как в Вордингборге нам вручили деньги, он смотрел в лицо смерти каждую минуту. Вот почему он просит короля разрешить ему носить такой же камзол и знаки отличия, какие носят ваши вахмистры.

— Почему он хочет носить камзол вахмистра? — спросил король Фредерик.

— Я знаю лишь его желание, но не причину… — с улыбкой ответил Свен.

— Это потому, что камзол такой нарядный, — смущенно ответил Ивер. — Но, наверно, я прошу слишком много, так что можно подождать и до более подходящего случая. Может быть, в другой раз ваше величество поручит нам еще более трудное дело, если уж мы так удачно справились с этим!

— Нет! — добродушно ответил король. — Не вижу никакой надобности ждать. Твое желание будет исполнено, и я все равно останусь твоим должником.

— Ах, что вы, ваше величество! — воскликнул Ивер. — Вы меня осчастливили, и я премного вам благодарен.

С этими словами Ивер поцеловал свою ладонь и дотронулся кончиками пальцев до края королевской одежды.

Наступила тишина; в зал вошел один из придворных и объявил:

— Высокий государственный совет уже собрался и ожидает ваше величество.

— Хорошо, — сказал король, — мы сейчас придем.

Придворный вышел. Король повернулся к Свену:

— Еще одно слово, Свен-Предводитель, прежде чем мы расстанемся. Мы хотим изъявить тебе наше благорасположение, но не знаем, чем лучше всего вознаградить тебя за твои услуги.

— Мои услуги! — чистосердечно удивился Свен. — Я вовсе не думал, что за них полагается вознаграждение, — король имеет право требовать услуг от всех своих подданных.

— Но ведь ты рисковал своей жизнью, а мы ее ценим гораздо выше, чем ты сам.

— Нет, ваше величество! Если вы цените мою жизнь, то и мне она слишком дорога, чтобы я торговал ею, как какой-нибудь лавочник своим товаром. Ивер проявил мужество и отвагу, выполнив обещание, какое дал вашей высокородной супруге. Точно так же поступил и я, стараясь сдержать слово, какое дал вам. Обещание — это долг, который надо выполнять. Я его выполнил.

— Поистине, мой славный герой, ты не только выполнил свое обещание. С горсткой людей, которые были у тебя под началом, ты останавливал врага, раздобывал сведения о его замыслах, нападал на его обозы и жег его склады. А уничтожение складов куда важнее всего прочего: английский посол Мэдоу сообщает, что это было решающей причиной, побудившей нашего воинственного брата Карла Густава пойти на заключение мира. И наконец, сегодня ты доставил нам деньги из вражьего стана. Великолепно! Кто из наших подданных, кроме тебя, пообещал бы сделать все это и решился бы выполнить свое обещание? Вот потому-то мы и хотим тебя наградить по заслугам.

— Вполне возможно, ваше величество! Но я этого но хочу.

— Почему? — изумленно воскликнул Фредерик Третий.

Свен не опускал глаз, хотя король смотрел на пего суровым и испытующим взглядом.

— Вы плохо меня знаете, мой король! — ответил он и добавил с улыбкой: — Если это правда, что, служа королевству, я получил больше шрамов, чем наград, если мои заслуги так велики, как говорит ваше величество, и если никто другой не отважился бы совершить то, что совершил я, то чем, спрашивается, можете вы меня вознаградить?

Немного подумав, Фредерик Третий ответил:

— Бог ниспослал королю земную власть, и король может выполнить все разумные желания своих подданных.

— В таком случае у меня есть одно желание, и я прошу вас его выполнить.

— Говори! — живо отозвался король.

— Обещаете ли вы, ваше величество, вспомнить обо мне, когда вам снова понадобится моя помощь?

— И это все?

— Да, — гордо ответил Свен, — это все. Так будет оплачен счет, который не дает вашему величеству покоя и о котором я вспомнил лишь тогда, когда мой король пожелал о нем заговорить.

Короля тронула преданность, прозвучавшая в этих словах Свена. Глядя сияющими глазами на благородное, мужественное лицо Предводителя энгов, он протянул ему правую руку. Свен взял ее, а король ласково положил другую руку ему на голову и воскликнул:

— Господь тебя благослови, мой рыцарь!

Свена глубоко взволновала сердечность, послышавшаяся в голосе короля. И как ни плохо он знал придворный этикет, тут он опустился на колени и, устремив горящий взор на короля, воскликнул:

— Благодарю вас, мой король, благодарю вас! До сего дня вы требовали от меня только верной службы, в следующий раз вы должны потребовать моей жизни, потому что только жизнью я смогу отплатить за милость, которую вы мне оказали!

В это мгновение Ивер, который долго и безуспешно пытался найти подходящие слова, произнес:

— Надеюсь, ваше величество вспомнит и обо мне, когда даст поручение Свену, и мы сможем выполнить его вдвоем, не правда ли?

— Я вспомню и о тебе, — ответил король и, простившись с друзьями милостивым кивком, вместе с Габелем и Скелем направился в соседний зал, где собрался государственный совет.

Энги покинули замок.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх