ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Истории Великого Новгорода посвящено множество книг и статей. Несмотря на такое изобилие, вполне справедливо замечание профессора МГУ Н. Борисова: «Наши представления о политической жизни средневекового Новгорода вообще достаточно схематичны и умозрительны. Над ними зачастую довлеют традиционные для советской историографии стереотипы»{35}. Надо добавить: не только советской, но и российской имперской историографии.

Почему до наших дней дошло весьма мало сведений о государственном и общественном устройстве Новгородской республики? Одна из главных причин заключается в том, что возобладавшая на Руси автократическая система сделала все возможное, чтобы стереть в русском самосознании память о национальном народовластии.

Новгородский государственный строй отличался гармоничностью. В Великом Новгороде законодательная, исполнительная и судебная ветви власти находились под влиянием всех слоев общества. На всех уровнях республиканской администрации соблюдались принципы коллегиального принятия решений и общественного контроля над их исполнением.

Каким образом сформировался столь целостный общественно-государственный строй? Его истоки надо искать в глубокой древности.

В Новгородской республике во многом сохранилось народовластие, свойственное древним индоевропейским (арийским) племенам. В чем состояла суть этой демократии? Точно и емко ее определяет известный афоризм: «Демократия — это пространство договора между вооруженными и свободными мужчинами». В этом определении, как ни в каком другом, лучше всего сформулирована сущность арийского народовластия.

В общественном строе индоевропейских племен присутствовали элементы трех основных форм власти. Сравним, например, Великий Новгород с Древним Римом. В обеих республиках найдем присутствие всех трех государственных начал: демократического — новгородское вече и римское народное собрание; аристократического — новгородский Совет господ и римский Сенат; монархического — князь в Новгороде и консулы в Риме.

* * *

С течением времени арийские племена пошли различными путями государственного развития. Гармоничное сочетание начал власти стало повсеместно нарушаться. Так, в Риме возобладала монархическая форма правления, в Новгороде — аристократическая. В Риме произошла решительная смена форм власти. В Новгородской же республике аристократическая модель власти в полной мере не восторжествовала: новгородцы сохранили и другие государственные начала.

Оригинальной чертой новгородского государственного устройства постепенно стала традиция приглашения князей со стороны. Но по-настоящему самобытной и важной особенностью общественного строя Великого Новгорода была православная теократия. По существу, она заняла в республике место четвертого государственного начала. И, видимо, сочетания теократической и трех других форм власти история, и не только индоевропейских народов, больше не знала.

* * *

Некоторые историки называют государственную структуру Великого Новгорода олигархической формой правления. При этом они преувеличивают размер власти, которой обладали влиятельные боярские семейства, и преуменьшают участие народа в делах республики. Что на это можно возразить? Если бы на самом деле в Новгороде народ не участвовал в государственном управлении, то всемогущие новгородские олигархи взяли бы всю полноту власти в свои руки. Однако таких поползновений со стороны боярства в Новгороде никогда не было. О чем это говорит? О силе народовластных традиций новгородцев. Республиканский «государственный строй „Господина Великого Новгорода“ настолько был устойчивым и прочным, что за всю свою историю Новгород не знал попыток создания в нем тиранического режима, восторжествовавшего в ряде итальянских городов. В XIV–XV веках в Новгороде нет даже князей, вместо них на Городище сидит наместник московского великого князя»{36}.

* * *

Новгород вырос из союза пяти поселений — концов. Этот союз на протяжении всей истории республики оставался основой общественно-административного деления города. В каждом конце существовали объединения близких друг другу боярских родов. Они и пользовались преимущественным влиянием среди жителей своего конца.

Кончанские объединения бояр нередко боролись между собой на вече по различным вопросам жизни Новгорода. Иногда эта борьба принимала формы, вредные для общественной жизни республики. Однако в целом наличие пяти концов с их устойчивыми родовыми объединениями на протяжении веков делали государственный строй Новгорода и состояние общества очень стабильными. Кончанские объединения не ставили перед собой цели, как политические партии, кардинально изменить ту или иную сферу государственной или экономической жизни республики. В основном они сталкивались между собой по тактическим, частным, текущим моментам жизнедеятельности Новгорода.

Политический вес каждого новгородского конца был разным. Однако когда дело доходило до столкновения на вече, силы концов в своей совокупности, как правило, уравновешивали друг друга. В дискуссиях на вече обычно рождались взвешенные и полезные для республики и ее граждан решения.

* * *

Население Великого Новгорода было сплоченной гражданской общиной. Если в лихолетье новгородцы лишались князя или посадника, они не превращались в стадо без пастуха. Новгородцы обладали удивительной способностью к самоорганизации. Под ударами судьбы они еще более сплачивались и выдвигали из своей среды волевых, талантливых, харизматических вождей.

В Москве, наоборот, вся система власти изначально сосредотачивалась вокруг монарха-автократора. Правда, в период созидания великого княжества Московского никакой чрезмерной концентрации власти в руках князя еще не было, поэтому его личность решающим образом не влияла на внутреннюю и внешнюю политику государства. Однако по мере роста автократичности проявились слабые места московской княжеской власти. Во многом именно личность монарха стала определяющим фактором стабильности или нестабильности общественно-политического мира Москвы. Несоответствия личных качеств монарха с высокими требованиями, предъявляемыми к его венценосной персоне, стали постоянно приводить к дестабилизации в той или иной сфере жизни Московского государства.


Примечания:



3 Федотов Г. П. Цит. соч.



35 Борисов Н. Иван III. М., 2003. С. 242.



36 Тихомиров М. Н. Великий Новгород в истории мировой культуры. С. 27.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх