• Абрамов Владимир Федорович
  • Алелюхин Алексей Васильевич
  • Амет-хан Султан
  • Андрианов Илья Филиппович
  • Артамонов Николай Семенович
  • Архипенко Федор Федорович
  • Ащаулов Дмитрий Николаевич
  • А

    Абрамов Владимир Федорович

    Родился в г. Кузнецке Пензенской губернии 14 июня 1921 г. В три года осиротел, несколько лет был беспризорным, пока его не приютил В. Кудряшов, председатель ВЧК г. Кузнецка. После окончания 7 классов школы работал на автобазе, окончил аэроклуб в г. Баку, а в 1940 г. — Ейское ВМАУ. Был направлен на Балтийский флот.

    В Отечественной войне В. Абрамов участвовал с ее первого дня. Свой счет открыл на второй неделе войны, сбив Ю-88. Первый год войны он летал на И-153 с бортовым номером 42. В июле 1941 г. ему удалось подбить редкую машину — тяжелый четырехмоторный ФВ-200. Сильно задымив, самолет со снижением пошел на запад, но был перехвачен парой лучших балтийских асов начала войны — Антоненко и Бринько, которые сбили поврежденный «Кондор».

    Характерно, что победа над летающим гигантом никому не была записана: Абрамов относил ее на счет «А» и «Б», Антоненко и Бринько посчитали сбитый самолет за Абрамовым.

    18 августа 1941 г. в упорном воздушном бою на своей «Чайке» Абрамов сбил двухмоторный, восьмиточечный Ме-110 и повредил другую вражескую машину Эта схватка походила на поединок кочевника, вооруженного луком, с закованным в броню крестоносцем: стрелы отскакивали от панциря так же, как пули ШКАСов «Чайки» от 10-миллиметровой брони «сто десятого». Однако не зря говорилось в боевых наставлениях того времени: «Исход боя решается не столько качествами самолета, сколько умением их использовать». Прицельные очереди сзади — снизу, по моторам, с крутым, доступным лишь на биплане, боевым разворотом, чтобы не проскочить вперед под огонь шести стволов Ме-110, сделали свое дело. Самолет Абрамова в этом бою также получил тяжелые повреждения. Стоило немалой отваги и искусства посадить изуродованную, почти не слушавшуюся рулей машину на свой аэродром.

    Осенью юге же года В. Абрамов был назначен командиром звена. В апрельских боях 1942 г. был дважды ранен. Второе ранение, в голову, оказалось тяжелым; спасла немедленная медицинская помощь, оказанная полковым врачом прямо у самолета «С 22 июня 1941 г. по 22 апреля 1942 г. совершил 308 боевых вылетов, 70 штурмовок, 87 разведок. В воздушных боях сбил 9 самолетов противника; два — индивидуально, семь — в групповых боях», — указывалось в характеристике Абрамова при приеме в партию в мае 1942 г.

    Всего этот уравновешенный и требовательный летчик совершил около 600 боевых вылетов на И-153, И-16, Як-7Б и Ла-5, провел более 60 воздушных боев, сбил лично 21 и в группе 8 самолетов противника.

    Среди сбитых им самолетов противника, наряду с основными боевыми машинами противника Хе-111, Ю-88, Ме-110, Ме-109, ФВ-190, есть и «раритет» — Хе-177, — плохо идентифицировавшийся двухмоторный торпедоносец. Свой последний боевой вылет комэск, гвардии капитан Абрамов провел в тех же местах, где принял когда-то боевое крещение. Это закономерно для авиации Балтийского флота, не совершавшей в годы войны тех гигантских географических перемещений, которые выпали на долю других соединений. Всю войну Владимир Федорович провоевал в знаменитом 71-м иап, 31 мая 1943 г. ставшим 10-м гиап Балтийского флота, где воевали известные морские асы А.Батурин, В.Михалев, К.Соловьев…

    Почти 30 лет после окончания войны служил Абрамов в авиации. Одним из первых среди морских летчиков он освоил реактивный истребитель. Служил инспектором по технике пилотирования, а позднее — начальником летной инспекции Северного флота. В 1959 г. окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. Генерал-майор авиации Абрамов демобилизовался в 1974 г., жил в поселке Заря Московской области. Умер 23 мая 1985 г.

    Герой Советского Союза (22.7.44 г.). Награжден орденом Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й ст., 2 орденами Красной Звезды, медалями.

    Алелюхин Алексей Васильевич

    Доброжелательный и спокойный, А. Алелюхин обладал мощной аурой внутренней силы и уверенности, тем особенным мужским обаянием, которое одинаково располагало к нему и зеленую, необстрелянную молодежь, и грозных, порой крайне жестких, командиров. Ратная слава и удача благоволили к нему еще, наверное, и потому, что он тщательно готовил каждый свой вылет — десятый, сотый или трехтысячный, вникал в подробности боевой обстановки, внимательно изучал особенности маршрута, детально прорабатывал тактические приемы боя и элементы взаимодействия в воздухе. Всего за войну он совершил около 600 боевых вылетов, провел рекордное число боев — 258, сражался с самолетами немецкого, итальянского, польского, французского, румынского, голландского и английского производства, сам бывал ранен, горел, сажал подбитую машину на «вынужденную» и прыгал с парашютом, одержал за войну 57 только официальных побед (лично сбил 40 и в группе 17 самолетов противника), стал известнейшим летчиком страны-победительницы, воспетым в незамысловатых строках:

    Если в небе Алелюхин,
    Значит, «юнкерс» на земле.

    В условиях катастрофы приграничных авиационных частей первых дней войны 69-й иап, в котором воевал Алелюхин, не только сохранил боеспособность, но вел активные наступательные действия, нанося бомбо-штурмовые удары по войскам противника на его территории.

    За три месяца боев под Одессой А. Алелюхин совершил 183 боевых вылета на И-16, провел 56 штурмовок, в одной из которых ему удалось обнаружить и уничтожить орудие особой мощности. Это был настоящий поединок со смертью. Штурмовка наземных войск на истребителе была опаснейшим видом боевой деятельности. У большинства асов их общее количество не превышает двух-трех десятков…

    В то кровавое лето проявился его характер: в одном из вылетов Алелюхин был ранен, в другом — приземлил заглохшую машину у самой линии фронта. Именно тогда подал заявление в партию и, упросив оставить его в полку после ранения, летал с кровоточащей раной на боевые задания.

    Осенью полк был выведен с фронта и перевооружен на ЛаГГ-3. Алелюхин одним из первых поднял в небо эту машину. В свой третий или четвертый вылет, когда весь состав полка наблюдал за стартовавшим истребителем, он прошел вдоль линейки самолетов и на высоте 50 метров выполнил полный набор пилотажных фигур: петлю, иммельман с полуторной бочкой, переворот, штопор, ранверсман…

    Годовщину войны летчики полка встретили в тяжелых боях на только что созданном Сталинградском фронте в условиях господства в воздухе немецкой авиации, сконцентрировавшей свою основную мощь на этом направлении (1200 самолетов против 300 советских).

    Именно здесь Алелюхин одержал свою самую памятную победу. Его одиночный самолет был атакован четырьмя Ме-109, и он 6 раз (!) отрывался от преследователей отвесным, до самой земли, пикированием. Во время одного такого «отрыва» ему удалось сманеврировать, пропустить вперед немца и сбить его. Интересно, что Герхард Баркхорн, ас № 2 Люфтваффе, воевавший тогда на том же направлении, вспоминал позднее сорокаминутный бой с одиночным «лаггом», который так и не удалось сбить… Вернувшись из того боя, Алелюхин, хоть и не был ранен, не смог самостоятельно выбраться из машины: стольких сил потребовал поединок от крепкого 22-летнего парня.

    Осенью 1942 г. полк был перевооружен, теперь уже на Як-1, пополнен и в конце ноября вновь брошен в пекло великой Сталинградской битвы, достигшей к тому времени своей кульминации. Именно тогда летчик велел покрасить красным капот своего «яка», а фюзеляж с обеих сторон украсила черная пантера. Яркая раскраска была вызовом: такой самолет стерегли «охотники», по нему старались нанести первый удар, это был риск, лишний шанс боя и возможность новой победы. Здесь, под Сталинградом, Алелюхин был назначен комэском, за 11 личных и 6 групповых побед удостоен звания Героя Советского Союза. Черную пантеру пришлось закрасить, а вот красный капот остался, перешел позднее на нос «кобр» и «лавочкиных» как цвет эскадрильи Алелюхина, синий стал цветом эскадрильи Ковачевича, а желтый — Амет-хана…Свою новую машину, теперь «Аэрокобру», Алелюхин «обновил» в первом же боевом вылете. Вот как сам он описал этот бой: «Издали я увидел две шестерки Ю-88. Прикрытия поблизости не было. Какая самонадеянность! — подумалось мне.

    В атаку! — приказал я по радио своим ведомым. Дав полный газ, пошел первым. Следом за мной устремились и остальные летчики. Развернувшись в лучах солнца, мы пристроились в хвост бомбардировщикам фашистов, которые, по-видимому, приняли нас за своих. Обман удался! С короткой дистанции я поймал «юнкерс» точно в прицел, нажал на гашетку, и снаряды прошили его. «Юнкерс» взорвался и рухнул на землю. Тут же мой самолет вздрогнул от взрывной волны. Впереди меня загорелись и пошли к земле еще два фашистских бомбардировщика».

    За этот бой, в котором эскадрильей Алелюхина было сбито 5 Ю-88, он получил орден Суворова 3-й степени — «За отличное выполнение боевого задания и умелое руководство боем». А 1 ноября 1944 г., когда летчик сбил 32-й неприятельский самолет — Ме-109, пришло известие о присвоении ему звания дважды Героя.

    25 апреля 1944 г., во время воздушной схватки в р-не Севастополя, он сошелся в лобовой атаке с шеститочечным ФВ-190, снаряд которого пробил 38-миллиметровое лобовое бронестекло кабины и ранил Алелюхина в лицо, шею и плечо. И вновь он остался в полку, и уже через неделю повел эскадрилью на боевое задание. 5 мая во время прикрытия бомбардировщиков шестерка Алелюхина была атакована восемью ФВ-190. Очередью сверху на командирской машине были повреждены рули высоты. «Кобра» Алелюхина вошла в плоский штопор, и он вынужден был выпрыгнуть с парашютом. Сильный ветер сносил пилота в сторону немцев, с большим трудом ему удалось «приветвиться» (парашют повис на дереве) на нейтральной полосе. Из неудобного положения Алексей освободился скоро, но возвратиться к своим удалось лишь в результате встречного боя, организованного нашей пехотой. Замполит полка Н. Верховец, участвовавший в воздушном бою и подоспевший в бой наземный, привез Алелюхина в часть на знаменитой полковой «эмке», хранимой всю войну.

    В июле 1944 г. Алексей осваивает свой пятый за войну тип истребителя — Ла-7. Участвуя в боях в Прибалтике, а затем в Восточно-Прусской и Берлинской операциях, заместитель командира 9-го гиап гвардии майор Алелюхин одержал свои последние четыре победы. Два «фокке-вульфа» он сбил в одном бою 27 марта 1945 г. над Балтикой, западнее Пиллау.

    Он родился в Тверской губернии у Бежецкого верха, в селе Кесова-Гора 30 марта 1920 г. В начале 30-х гг. семья переехала в Подмосковье, где он закончил 7 классов и поступил работать на фабрику. Вечерами Алексей занимался в планерной школе. Был принят в Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков, которую окончил в 1939 г.

    Алелюхин начал свою службу в частях Ленинградского военного округа. В октябре 1940 г. был переведен в Одессу, в 69-й иап.

    С этим полком, ставшим 9-м Гвардейским, давшим 25 Героев Советского Союза, уничтожившим в воздухе 558 самолетов противника, только А. Алелюхину и И. Королеву было дано пройти весь его боевой путь — от Одессы и до Берлина. Алелюхин не был честолюбив. В конце войны он чаще действовал в составе групп прикрытия. Даже атакуя парой, обычно выводил на ударную позицию ведомого, поручая именно ему нанести последний удар. А ведь победы всегда оставались победами: они приносили награды, славу, наконец деньги. Алелюхин же всегда руководствовался соображениями целесообразности, а не личной выгоды: весной 1945 г. важнее было сберечь, обстрелять, заставить поверить в себя молодежь, чем под прикрытием дюжины ведомых самому одержать очередную «королевскую» победу.

    В 1948 г. Алексей Васильевич закончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, в 1954 г. —Академию Генштаба. Служил в штабе ВВС МВО. В 1985 г. генерал-майор авиации Алелюхин демобилизовался. Жил и работал в Москве. Умер в 1990 г.

    Дважды Герой Советского Союза (24.8.43; 1.11.43). Награжден 2 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 3-й ст., Александра Невского, Отечественной войны 1-й ст., Трудового Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в ВС СССР» 3-й ст., медалями.

    Амет-хан Султан

    Этот удивительный человек родился у лакца и крымской татарки в Алупке 25 октября 1920 г. Отчий дом Амет-хана был построен на крутом склоне горы и напоминал птичье гнездо. Любимым развлечением мальчишки были походы на вершину Ай-Петри, куда он провожал отдыхающих, а в межсезонье, когда «работы» не было, пытался ловить… орлов. Но жизнь брала свое: бурно развивалась промышленность, машины завоевывали сердца ровесников. Не остался в стороне и Султан: закончив 7 классов, подался в железнодорожное ФЗУ. Работал слесарем, подручным котельного мастера в депо. Был там комсомольским вожаком.

    Невысокого крепкого парня приняли в Качинскую военную авиационную школу, после окончания которой он год прослужил в Белоруссии в строевой части.

    В первый день войны на И-153 он сделал несколько боевых вылетов на штурмовку, а на третий день полк перестал существовать: материальная часть была полностью уничтожена.

    После переформирования Амет-хан попал в систему ПВО г. Ярославля. Свою первую победу ему удалось одержать 31 мая 1942 г., когда, израсходовав в атаках весь боезапас, он таранил Ю-88, ударив его левым крылом снизу. При ударе «Харрикейн» Амет-хана застрял в загоревшемся «юнкерсе» так, что крыло бомбардировщика, снеся фонарь, наглухо закрыло Амет-хана в кабине. К счастью, ему удалось руками (!) оттолкнуться от вражеской машины и выпрыгнуть из падающих обломков с парашютом.

    В августе 1942 г. 4-й иап, в составе которого сражался Амет-хан, приступил к боевой работе на Сталинградском фронте. Быстро освоив новый для себя Як-7Б и одержав в августе-сентябре несколько побед, Амет-хан снискал славу сильного, не знающего страха воздушного бойца.

    Человек общительный и остроумный, он сразу становился душой компании. Амет-хана, или Аметку, как звали его товарищи, хорошо знали в войсках, его запоминающееся сказочное имя стало легендарным, синонимом непобедимого искусного истребителя и блестящего, неистощимого остроумца. Взыскательная солдатская память донесла до нас некоторые его каламбуры. «Пересаживаемся с ишака на жеребца», — шутил он при переучивании на новый самолет.

    «Полк без Амет-хана, что свадьба без музыки», — говорили о нем соратники. Отличаясь своим особенным, то мягким и вкрадчивым, то резким и яростным летным почерком, он и на земле умел сохранять свой неповторимый стиль во всем, даже во внешности и одежде. Невысокого роста, чуть сутулящийся, коренастый, подвижный, с черными, словно завитыми, кудряшками волос, он внимательно, редко мигая, смотрел на собеседника карими глазами. Очень любил шахматы. Если шахматистов не оказывалось, с удовольствием играл в шашки и домино. Даже тогда, в сорок втором, он носил модные по тому времени брюки-галифе с напуском на голенища вычищенных до блеска сапог, длинную гимнастерку из довоенного коверкота и вечный, казалось, неснимаемый реглан… Настороженный и нервный перед вылетом, он волновался, ожидая ракету, менялся в лице, но в воздухе любые колебания исчезали, в небе он становился яростным и решительным, не знающим малейших сомнений бойцом.

    После короткого пребывания в спецгруппе Додонова, созданной для борьбы с немецкими асами, где Амет-хан в одном бою сбил два «сто девятых», сам был сбит и вновь выбросился с парашютом, его вместе с Борисовым и Лавриненковым перевели в 9-й гиап, которому командование готовило ударную роль.

    По прибытии в полк Амет-хан был назначен заместителем комэска три И. Королева, а после назначения последнего штурманом полка стал командиром эскадрильи «желтоносых».

    «Как летчик, отлично владеющий самолетом Як-1, Амет-хан не имеет себе равных. Как командир, он требователен к себе и подчиненным», — так отозвался о нем Л. Шестаков — сам прекрасный боец, командир и тактик, имевший в подчинении лучший на то время истребительный полк. Высокая оценка была у них взаимной. В. Лавриненков вспоминал, как после полета в зону вместе с Шестаковым «трехжильный» Султан упал на землю, раскинув руки, произнес: «Наш командир не лев и не сокол, он чистый дьявол». В октябре-декабре 1942 г. эскадрилья Амет-хана была нацелена на уничтожение транспортной авиации противника, снабжавшей продовольствием и боеприпасами окруженные под Сталинградом войска. Уже не в первый раз в одном вылете он сбил тогда 2 Ю-52 и позднее Хе-111.

    …15 марта 1943 г., атаковав, невзирая на прикрытие, ведущего большой группы «юнкерсов», сблизившись с ним до 20-30 метров и сбив его длинной очередью, ушел от атак вражеских истребителей. В этом бою бывший в составе его четверки П. Коровкин таранил Ю-88 и погиб. Разъяренный Амет-хан набрал высоту и на обратном пути, в одиночку, с пикирования атаковал пару Ме-109 и сбил ее. «Высота — ключ к победе, — писал он в „Сталинских крыльях“. — Тот, кто выше, может в любую минуту спикировать на вражеский самолет и, развив большую скорость, достичь его». Над переправами через Дон в июле 1943 г. он сбивает 2 Хе-111, еще 2 самолета подбивает, и те со снижением уходят в сторону Азовского моря. К моменту переучивания на «Аэрокобру» на счету Амет-хана 11 личных и 19 групповых побед.

    20 августа в р-не Калиновки под Таганрогом он сбивает 2 Ю-87. На следующий день, атакуя в лоб, — Ю-88, а через несколько минут заходом сзади — снизу— Хе-111. Его эскадрилья сбила тогда 6 бомбардировщиков противника, и наблюдавший бой командующий фронтом Ф. Толбухин наградил Амет-хана орденом Красного Знамени.

    С 1942 г. и до начала 1944 г. большинство своих вылетов он проводил в паре с И. Борисовым, лично и в группе сбил 23 самолета противника. В январе 1944 г. летчики посадили на свой аэродром немецкий связной самолет «Физлер-Шторх». Неугомонный Султан, осмотревшись в кабине, уже через несколько минут поднял его в воздух…

    8 февраля 1944 г., в районе Борислава сбив свой седьмой Хе-111, он стал рекордсменом по уничтожению бомбардировщиков этого типа. Надо заметить, что с середины 1943 г. Хе-111 нес усиленное вооружение — до четырех спаренных установок для стрельбы назад и был исключительно грозной машиной. Свою последнюю победу зам. командира полка по ВСС гвардии майор Амет-хан Султан одержал прямо над аэродромом Темпельхоф, сбив ФВ-190.

    Он провел 603 боевых вылета, в 150 воздушных боях лично сбил 30 и в группе 19 самолетов противника.

    После войны направленный в академию по настоянию командования, Амет-хан не мог заставить себя учиться, несколько раз убегал оттуда, возвращался в полк. Вынужден был уйти из армии, демобилизовался в звании подполковника.

    …Он нашел себя на испытательной работе в НИИ ВВС, где почти четверть века испытывал реактивные планеры и самолеты. В 1961 г. ему было присвоено звание заслуженного летчика-испытателя СССР.

    Амет-хан погиб при испытаниях самолета Ту-164 1 февраля 1971 г. Дважды Герой Советского Союза (24.8.43; 29.6.45). Награжден 3 орденами Ленина, 5 орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й cт., Красной Звезды, «Знак Почета», медалями.

    Андрианов Илья Филиппович

    Родился 3 августа 1918 г. в селе Канищево Рязанской губернии. Окончил 7 классов, школу ФЗУ, Рязанский аэроклуб, в 1941 г. — Батайскую военную авиационную школу.

    Свою первую победу Андрианов одержал 29 ноября 1941 г., атаковав в лоб и длинной очередью по кабине Хе-111, который сразу вошел в крутое пике и через секунды исчез в облаке мощного взрыва… Зимой 1942 г. его «ишачок» был настигнут пушечной очередью и буквально рассыпался на пробеге. К счастью, летчик остался жив и, несмотря на полученные травмы, через несколько дней вернулся к боевой работе… Человек исключительной выдержки, воли и большой физической силы, он пользовался в 516-м иап (153-й гиап) непререкаемым авторитетом. В ходе Курской битвы был назначен комэском. Ему довелось сражаться над Днепром, освобождать Украину, Молдавию, Польшу. В июне 1944 г. за 17 самолетов противника, сбитых в 303 боевых вылетах и 65 воздушных боях, он был представлен к званию Героя Советского Союза. В 1945 г. комэск 153-го гиап (12 гиад, 1 гшак, 5 ВА) гвардии майор Андрианов воевал в Германии и Чехословакии.

    Он совершил около 400 боевых вылетов на И-16, ЛаГГ-3 и «яках», в 80 воздушных боях сбил 23 самолета противника. После войны И. Андрианов командовал полком, летал на реактивных боевых машинах. Среди летчиков его полка был В. Комаров, впоследствии выдающийся советский космонавт. И. Андрианов был уволен в запас в расцвете сил в 1955 г., в звании полковника. Жил и работал в Рязани.

    Герой Советского Союза (19.8.44). Награжден орденом Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, 2 орденами Отечественной войны 1-й ст., орденом Красной Звезды, медалями.

    Артамонов Николай Семенович

    Родился 21 мая 1920 г. в деревне Нехлюдовка Пензенской губернии. Окончил 2 курса Московского авиационного института. В начале войны поступил в Вязниковскую военную авиационную школу, которую окончил в 1942 г.

    На фронте с лета 1943 г. Воевал на Воронежском, Степном, 2-м Украинском фронтах. Летал на Ла-5ФН. Помощник командира по ВСС 193-го иап (177 гиап, 302 иад,, 4 иак) ст. лейтенант Артамонов к 10 марта 1944 г. (дата представления к званию Героя Советского Союза) совершил 165 боевых вылетов, из них 32 на разведку, провел 42 воздушных боя, лично сбил 18, в составе группы 8 самолетов противника. 20 августа 1944 г., в первый день наступления на Яссы, он сбил ФВ-190 и создал условия для двух побед своего ведомого — гвардии лейтенанта К. Мальцева. 6 октября в районе Дебрецена Артамонов великолепно организовал и провел бой, в ходе которого сам сбил 2 Ю-87, а ведомые, входившие в его шестерку, уничтожили еще 5 неприятельских самолетов. Прирожденный воздушный боец и блестящий летчик, интеллектуал, заботливый командир и товарищ, всеобщий любимец, он погиб при штурмовке немецкой механизированной колонны в Чехословакии 26 марта 1945 г., направив свой горящий истребитель в скопление техники противника.

    Гвардии капитан Артамонов лично сбил в воздушных боях не менее 23 неприятельских самолетов.

    Герой Советского Союза (19.8.44). Награжден орденом Ленина, 3 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1-й ст.

    Архипенко Федор Федорович

    Один из сильнейших советских летчиков-истребителей, официально одержавший 30 личных и 14 групповых побед. При этом из 12 неприятельских самолетов, сбитых им в Курской битве, лишь 2, уничтоженных прямо над своим аэродромом, по волюнтаристскому решению командира полка, были записаны на личный счет летчика, остальные зачли как групповые. Это было явной несправедливостью, но, к сожалению, именно так командир среагировал на принципиальность младшего лейтенанта. И хотя уже в августе 1943 г. на счету Архипенко было 11 личных и 12 групповых побед, высшую степень отличия он получил только после войны, а последний боевой орден — Красного Знамени (4-й!), нашел его спустя почти полвека… Характер и фронтовая судьба Архипенко во многом сходны с судьбой Покрышкина: те же беззаветное служение Родине, отказ от приспособленчества и принципиальность в ущерб личным интересам, те же несгибаемая твердость и мужество, с каким он сносил и ратные тяготы и несправедливость. Так же, как Покрышкин, Архипенко одержал свои первые победы в первые дни войны, так же после неудачной попытки вывезти товарища выходил с территории, занятой немцами, так же подвергался гонениям за новаторство и независимость суждений, так же был обойден официальным признанием побед и наградами и так же неколебимо верил, что «счет войны — главный…»

    Он родился 30 октября 1921 г. в деревне Авсимовичи Бобруйского уезда Могилевской губернии. С 4-х лет воспитывался дедом и бабкой. Стремясь дать внуку образование, дед отвез 12-летнего паренька в Бобруйск, где он окончил 9 классов и аэроклуб. Его летные способности были замечены, и, не успев закончить 10-й класс, юноша был направлен в Одесскую военную авиационную школу. В школе Архипенко сразу проявил характер, настояв, чтобы его зачислили в эскадрилью И-16, и наотрез отказался обучаться на И-15. Сомнения приемной комиссии основывались на невнушительном внешнем виде курсанта. Невысокого роста и худенький, он был, однако, хорошим стайером и футболистом. В октябре 1939 г. мл. лейтенант Архипенко в числе других 11 выпускников летной школы был направлен «для дальнейшего прохождения службы» в 17-й иап, базировавшийся в районе Ковеля и вооруженный «чайками».

    «В первый день войны аэродром Велицк бомбили 4 раза группы по 40-60 бомбардировщиков. Можно представить, какой страх и ужас царили на аэродроме — многие летчики и техники стали седыми», — вспоминал Федор Федорович. В тот день ему выпало быть оперативным дежурным по аэродрому, на младшего летчика произвели неизгладимое впечатление выдержка и выправка зам. командира 13-й сад героя Испании Ивана Лакеева, прилетевшего на аэродром около полудня и взявшего в свои руки руководство деморализованными полками. Когда около 16 часов Лакеев отпустил его с КП, он по собственной инициативе выполнил первый полет в военном небе; прошел от Бреста до Равы-Русской, попал под огонь зенитной артиллерии и, встретив незнакомый И-153, привел его на свой аэродром… Через несколько дней в полку осталось 6 самолетов, и Архипенко в числе других оставшихся в живых летчиков 17-го иап попал в Ростов-на-Дону, где наскоро переучился на ЛаГГ-3. Выполнив зачетный полет первым, он был назначен на дежурство в готовности № 1 и отдежурил в кабине двое суток непрерывно, к концу не то засыпая, не то теряя сознание, — о дежурном звене просто забыли. Когда на третьи сутки командир дал команду вылезти из самолетов, на аэродроме появился командующий ВВС округа и, не вникая в детали, приказал быстренько расстрелять все звено. Под пистолетом растерянного порученца, кому были вменены обязанности палача, Архипенко не потерял присутствия духа, а поддерживал своих товарищей, вселяя надежду, что расстреливать не будут — отправят на фронт. И действительно, командир полка майор Дервянов решительно вступился за летчиков, добился отсрочки исполнения абсурдного приговора и нашел в себе мужество проигнорировать его.

    В августе 1941 г. 17-й иап был направлен под Киев. Здесь Архипенко одержал свои первые победы. В воздушной схватке над Кременчугом сбил Ме-109 и подбил другой самолет, с дымом ушедший за Днепр. Через несколько дней на прикрытии бомбардировщиков он сбил Хе-112, ярко вспыхнувший после прицельной очереди, а еще через день по всем правилам (огонь по стрелку, затем по моторам) сбил Ю-88.

    15 октября при штурмовке частей противника в районе Сум был подбит самолет И. Савина, и тот совершил вынужденную посадку на территории, занятой противником. Замыслив спасти товарища, Архипенко приземлил свою машину рядом, но на пробеге подломилось шасси… 10 дней переодетые в гражданскую одежду летчики пробирались через немецкие тылы к линии фронта, однажды даже были остановлены патрулем, но белорусская речь Архипенко и их мальчишеский вид обманули бдительных немцев. В холщовой рубахе, босиком, выходил с оккупированной территории худенький юноша, которому было суждено уничтожить несколько эскадрилий Люфтваффе. В канун своего 20-летия он пересек линию фронта и после короткой проверки СМЕРШем вернулся в родной полк.

    Вскоре 17-й иап вместе с 508-м и 438-м иап вошли в состав 205-й иад, которой в то время командовал подполковник Е. Савицкий. Летом 1942 г. Архипенко после десятиминутного инструктажа впервые взлетел на Як-1. Первый же вылет на новой для него машине оказался боевым — сопровождение Ил-2. Однако «як» в полку был всего один, и весь 1942 г., всю Сталинградскую битву, Архипенко летал на ЛаГГе с бортовым номером 4.

    Под Сталинградом Архипенко провел несколько исключительных по своей сложности и важности разведок: одну — под Калачом, в условиях крайне ограниченной видимости, другую — в районе Ворошиловграда, покрыв расстояние, превышающее расчетную дальность полета. Из второй разведки он вернулся в режиме планирования, перетянув через Дон, разделявший советские и немецкие войска, на высоте нескольких десятков метров и посадив машину на снег… В январе 1943 г. он «нашел» ушедшие в прорыв части 3-й танковой армии, за что командарм П. Рыбалко лично наградил его орденом Отечественной войны 2-й степени… В апреле 1943 г. в Новокузнецке полк был перевооружен на Як-7Б и летом с аэродрома под Прохоровкой принимал участие в Курской битве, где комэск лейтенант Архипенко сбил 12 самолетов. На земле во время налета немецкой авиации он был ранен в ногу и руку (речь шла даже об ампутации руки). Однако, несмотря на такое тяжелое ранение, выбыл из строя всего лишь на две недели. В июле 508-й иап, где он тогда воевал, вновь был перевооружен теперь на «Аэрокобры». Вскоре после переучивания командование «махнуло» непокорного комэска Архипенко на другого своенравного аса — П. Чепиногу, воевавшего в 27-м иап (129 гиап). Архипенко принял 1-ю эскадрилью полка, где его замом недолго был выдающийся советский ас Н. Гулаев. Парой они провели лишь один бой, в котором сбили по самолету: Гулаев — Ме-109, Архипенко — Ю-87… К концу октября 1943 г. ему удалось выпестовать сильную эскадрилью, где особенно выделялась шестерка: Архипенко — Бургонов, Королев — Мариинский, Лусто — Глотов. Полк, где воевал Архипенко, возглавляли известные асы — В. Бобров, затем В. Фигичев. Под их командованием Архипенко провел эскадрилью с минимальными потерями через сражение за Днепр, жестокие бои в Молдавии, Румынии, Польше, Чехословакии, Германии.

    Сам Федор Федорович на всю жизнь запомнил один бой под Воронежем: «Во время этого воздушного боя при лобовой атаке летчик Ме-109 выстрелил, и я видел, как вылетел трассирующий снаряд, и услышал удар, как ложится шар в лузу при игре в биллиард. На встречных курсах мы проскочили друг от друга в 4-5 метрах. Снаряд прошел между моей рукой и правым боком, ударил возле бронеспинки в шпангоут, где выгорела дырка диаметром 10 сантиметров… Если бы у немца не кончился боезапас, он мог бы очередью перерезать меня».

    23 марта 1944 г. четверка Архипенко схватилась в тяжелом бою с несколькими десятками «лаптежников», сбила 8 немецких самолетов. Горючее было выработано полностью, и летчики приземлили самолеты неподалеку — на берегу Днестра. Одна из жительниц близлежащей деревеньки пригласила офицеров к себе, от души угостила их нехитрой снедью, посетовав, к слову, что немцы увели корову. Бравый комэск, растроганный рассказом хлебосольной селянки, дал ей 700 рублей, и та, не откладывая, привела на свой двор корову, которую купила по соседству. Случай этот стал широко известен, и до конца войны Архипенко доводилось принимать в воздухе шутливые радиограммы, вроде такой: «Десятка (позывной, по бортовому номеру)! Вижу стадо коров и твою Буренку»…

    Весенние бои 1944 г. в Молдавии складывались для летчика счастливо, он сбил 11 самолетов противника. Это был уже изощренный воздушный боец и тонкий тактик. Незаурядная летная одаренность, проявившаяся еще в аэроклубе, обернулась к тому времени высочайшим мастерством пилотирования.

    «Уже где-то к лету 1943 г. я обрел уверенность, что истребителю меня не сбить, — вспоминал Архипенко, — я мог упредить любой его маневр, перетерпеть большую перегрузку, опередить в принятии решения. Другое дело бомбардировщик: преследуя его, порой сам становишься мишенью, и тут вопрос в точности и неожиданности атаки…»

    Свои последние боевые вылеты замкомандира 129-го гиап по ВСС гвардии майор Архипенко провел в паре с Б. Головановым, сменившим Н. Бургонова, чей самолет был сбит в районе Ясс зенитным огнем. Над Польшей он одержал свою последнюю победу, а последний вылет выполнил в небе Германии.

    Всего за войну Архипенко совершил 467 боевых вылетов, из них 235 — на И-153, ЛаГГ-3 и Як-1, 69 — на Як-7Б и 163 — на «Аэрокобре», провел более 30 штурмовок, в 102 воздушных боях сбил лично 30 и в группе 14 самолетов противника. Сам сбит не был. Среди уничтоженных им машин: 3 Хе-111, 2 Ю-88, До-215, Хш-129, «Савойя-Маркетти», около двух десятков Ю-87, один Хе-112, несколько Ме-109 и ФВ-190.

    Полковник Архипенко служил в ВВС до 1959 г. В июне 1945 г. он окончил краткосрочные курсы, а в 1946 г. стал слушателем 23 приема ВВА. Вместе с ним в академию тогда были приняты Г. Речкалов, Д. Глинка, А. Колдунов, В. Попков и другие известные асы. В начале 50-х гг. Архипенко освоил реактивную технику: летал на МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21. В одном из тренировочных полетов с самолета сорвало фонарь и летчик получил тяжелую травму, но он нашел в себе силы приземлить поврежденную машину.

    В 1968 г. он окончил Московский инженерно-экономический институт. И сегодня, спустя более полувека после Победы, ветеран в строю. Он живет в Москве, работает заместителем управляющего трестом Мособлоргтехстрой, ведет большую воспитательную работу, готовятся к печати его мемуары «Воспоминания летчика-истребителя».

    Герой Советского Союза (27.6.45). Награжден орденом Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й ст., Красной Звезды, медалями.

    Ащаулов Дмитрий Николаевич

    Родился в 1915 г. в древнем городе Глухове Черниговской губернии. В 1936 г. окончил Качинскую военную авиационную школу.

    С 1942 г. участвовал в ВОВ. Суд Военного трибунала в 1943 г. осудил его на 10 лет, «предоставив возможность искупить свою вину на фронте». Его вина состояла лишь в том, что он был нужен как жертва недобросовестным командирам, пытавшимся переложить ответственность за свои просчеты на подчиненных и скрыть свое служебное несоответствие. С 1944 г., после снятия судимости, гвардии капитан Ащаулов сражался в должности командира эскадрильи 402-го Краснознаменного Севастопольского иап — самого результативного полка советских ВВС, уничтожившего в боях 810 самолетов противника. Летчик особенно отличился в боях на Штеттинском направлении, где сбил 8 вражеских самолетов. 21 февраля 1945 г. Ащаулов был принят в партию, что было равноценно полной реабилитации. Как указывалось в политдонесении 265-го иад от 22 февраля 1945 г., он «показал себя умелым, мужественным командиром и воспитателем личного состава, не раз показывал отвагу. и дерзость в бою, являясь личным примером для своих подчиненных».

    6 марта 1945 г. Ащаулов и его ведомый лейтенант Радчиков сбили по ФВ-190, а в следующем боевом вылете «в 19.25 в районе Штаргарда встретили 12 ФВ-190, с которыми вели бой на Н=3000 м. В процессе боя лейтенант Радчиков вышел из боя вследствие того, что выпали шасси… Гвардии капитан Ащаулов один вел бой с численно превосходящим противником, был атакован тремя ФВ-190 и сбит. Самолет Як-3 №2319 упал в 5-6 км восточнее Штартарда…» (из оперсводки штаба 402-го иап от 6 марта 1945 г.). Комэск 402-го иап (265 иад, 3 иак, 16 ВА) гвардии капитан Ащаулов провел около 500 боевых вылетов, лично сбил 24 самолета противника.

    NB: Имя этого выдающеюся воздушного бойца автору названо Героем Советского Союза И. В. Федоровым.

    Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й ст.






     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх