ГЛАВА VIII. Бегство

Тихая, безмятежная ночь своим темно-синим покровом, усыпанным ослепительными звездами, окутывала землю. Величавая тишина царила над прерией. Все спали на острове, кроме часовых-канадцев. Опершись на свои ружья, они рассеянным взором следили за огромными тенями, отбрасываемыми дикими зверями, медленными шагами приближавшимися к реке, чтобы утолить жажду. Временами по пушистым вершинам деревьев пробегал таинственный шелест.

Дик и Гарри, эти два храбрых охотника, тихо разговаривали друг с другом, чтобы скоротать время, как вдруг какая-то тень промелькнула между деревьями, и из-за них показалась Эллен.

Оба молодых человека вздрогнули при ее приближении. Девушка с улыбкой поклонилась им, села на траву и грациозным жестом пригласила их сесть возле нее. Они поспешно повиновались.

Очаровательную группу представляли собой трое молодых людей, сидящие под сводом огромных деревьев на берегу реки, с глухим шумом катившей у их ног свои воды!

Охотники внимательно смотрели на молодую девушку. Она улыбалась им с необыкновенно милым детским выражением.

— Вы болтали друг с другом, когда я пришла? — спросила она.

— Да, — ответил Гарри, — мы говорили о вас, Эллен.

— Обо мне?

— О ком же мы можем говорить, как не о вас?

— Разве не для вас одной мы сошлись с этой шайкой Разбойников? — проговорил Дик укоризненным тоном.

— А вы в этом раскаиваетесь? — спросила она с кроткой улыбкой.

— Я этого не говорю, — отвечал молодой человек, — но мы среди этих жестоких людей — не на своем месте. Мы простые честные охотники, лесные бродяги. Жизнь, которую мы ведем, тяготит нас.

— Не об этом ли вы говорили, когда я пришла? Молодые люди молчали.

— Отвечайте откровенно, — продолжала она. — Боже мой, вам ведь известно, что и мне эта жизнь в тягость!

— Не понимаю, — сказал Гарри. — Я вам сто раз предлагал бежать, бросить человека, руки которого то и дело обагряются кровью, и вы всегда отказывались.

— Это правда, — сказала она грустно. — Увы! Хотя эти люди и преступники, тем не менее один из них мой отец.

— Вот уже два года, как мы следуем за вами, и вы всегда давали нам один и тот же ответ.

— Это случилось потому, что я надеялась, что отец мой и мои братья бросят свое преступное ремесло.

— А теперь?

— Теперь я готова следовать за вами, — ответила она просто.

— Вы говорите правду? Это голос вашего сердца, Эллен? И вы действительно согласны покинуть вашу семью и довериться нам?

— Слушайте, — ответила она печально. — В течении двух лет я много размышляла, и чем больше я размышляю, тем сильнее я сомневаюсь в том, что Красный Кедр мой отец.

— Возможно ли это? — воскликнули с удивлением охотники.

— Я ничего не могу утверждать, но в отдаленных воспоминаниях, очень туманных, сохранилось нечто, что говорит мне о том, что я вела существование, совершенно не похожее на то, которое веду теперь. Но к сожалению, я не помню ничего определенного. Я вижу перед собой точно во сне какую-то бледную женщину и господина высокого роста с гордым выражением глаз. Он берет меня на руки и целует меня, потом…

— Что же потом? — воскликнули охотники, затаив дыхание.

— Потом я вижу пламя, слышу крики, вижу кровь и больше ничего… только человека, который увозит меня на скачущей во весь опор лошади.

Проговорив это, Эллен опустила голову и закрыла лицо руками.

Наступило продолжительное молчание. Оба канадца внимательно наблюдали за девушкой. Наконец Гарри положил ей руку на плечо. Она подняла голову.

— Чего вы хотите от меня? — спросила она.

— Задать вам один вопрос.

— Говорите.

— Вы никогда не пробовали рассеять ваши сомнения, расспросив обо всем Красного Кедра?

— Один раз.

— И что же?

— Он внимательно выслушал меня. Дал мне договорить, затем, когда я умолкла, бросил на меня странный взгляд и ответил, пожав плечами: «Вы с ума сошли, Эллен. Вы были под влиянием кошмара. То, что вы рассказываете, не имеет смысла». Потом он добавил с иронией: «Мне очень жаль вас, бедное создание, тем не менее вы действительно моя дочь».

— Ну что же! — сказал Дик с убеждением, с силой ударяя прикладом своего ружья о землю. — А я скажу вам, что он солгал! Человек этот не отец вам!

— Голуби не выводят птенцов в гнезде ястреба, — добавил Гарри. — Нет, Эллен, нет, вы не дочь этого человека.

Молодая девушка встала, взяла обоих охотников за руки и, внимательно взглянув на них, проговорила:

— Я тоже так думаю. Я не знаю почему, но вот уже несколько дней тайный голос говорит моему сердцу, что человек этот не может быть моим отцом. Вот почему я, которая всегда отказывалась от ваших услуг, решила довериться вам, как людям благородным, и спросить вас, согласны ли вы помочь моему бегству?

— Эллен, — ответил Гарри очень серьезно и с большой почтительностью, — клянусь вам Богом, который слышит нас, что я и мой товарищ не колеблясь пожертвуем жизнью, защищая вас, что вы всегда будете нам сестрою и что в прерии, через которую мы теперь пойдем, чтобы достигнуть цивилизованных мест, вы будете в такой же безопасности и к вам будут относиться с таким же уважением, как если бы вы находились в соборе Квебека.

— Клянусь, что я исполню все, о чем сказал сейчас Гарри, и что вы с полным доверием можете положиться на нашу честь, — сказал Дик, подняв правую руку к небу.

— Спасибо, друзья мои, — сказала молодая девушка, — я знаю вашу честность. Я твердо верю, что вы исполните то, что обещаете.

Оба охотника поклонились.

— Когда же мы уйдем отсюда? — спросил Гарри.

— Лучше было бы воспользоваться для нашего бегства отсутствием Красного Кедра.

— Я того же мнения, — сказала Эллен. — Но, — продолжала она с некоторой нерешительностью, — я не хотела бы бежать одна.

— Объяснитесь, — сказал Дик.

— Это будет бесполезно, — перебил его с живостью Гарри, — я знаю, что вы скажете, мысль ваша хороша, Эллен, мы от всего сердца принимаем ее. Вы желаете, чтобы вам сопутствовала молодая мексиканка. Если появится возможность возвратить девушку ее семейству, которое, без сомнения, пребывает в отчаянии от того, что ее похитили, — мы это сделаем.

Эллен пристально взглянула на молодого человека, слегка покраснев при этом.

— У вас благородное сердце, Гарри, — ответила она. — Благодарю вас, что вы сумели угадать то, о чем я затруднялась сказать вам.

— Может быть, у вас есть еще какое-нибудь желание?

— Я ничего больше не желаю.

— Хорошо! Тогда приведите сюда как можно скорее вашу подругу, и когда вы возвратитесь, мы будем готовы. Гамбусинос спят, Красный Кедр отсутствует, и нам нечего опасаться. Только торопитесь: на восходе солнца мы должны быть уже настолько далеко отсюда, чтобы находиться в безопасности от преследователей, которые без сомнения бросятся за нами тотчас же, как только будет замечено ваше бегство.

— Мне понадобится всего несколько минут, — сказала девушка, скрываясь за деревьями.

Тем временем донья Клара, следуя совету своей подруги, старалась заснуть, но старания ее были напрасны. Во власти страха и надежды, она ни на минуту не могла сомкнуть глаз. Она прислушивалась ко всем звукам, раздававшимся в ночной тишине, и старалась в окружавшем ее мраке рассмотреть, что за тени мелькали время от времени между деревьев. Эллен нашла ее бодрствующей и готовой к путешествию.

Приготовления к побегу молодых девушек были непродолжительны; они взяли с собой только самое необходимое. роясь в старом сундуке, в котором Красный Кедр и его семейство хранили свои одежды, Эллен нашла маленькую шкатулочку палисандрового дерева с серебряной инкрустацией, с которой скваттер обыкновенно никогда не расставался. Но на этот раз он, очевидно, не счел необходимым брать ее с собой.

Молодая девушка с минуту рассматривала шкатулку; она была заперта. Движимая каким-то безотчетным, но очень сильным чувством, Эллен спрятала шкатулочку у себя на груди.

— Пойдемте, — сказала она донье Кларе.

— Пойдемте, — ответила та коротко, хотя сердце ее сильно билось, и обе девушки, взявшись за руки, вышли из хижины.

Они на цыпочках пересекли поляну и направились к тому месту, где их ждали канадцы. Гамбусинос, растянувшись у костра, не пошевелились; они спали крепким сном.

Охотники, со своей стороны, сделали все необходимые приготовления к побегу. В то время, как Дик повел четырех самых резвых верховых лошадей к реке, Гарри бросил в реку все седла и уздечки остальных всадников, и они были тотчас же унесены течением. Канадец предусмотрительно рассудил, что всадникам понадобится немало времени для того, чтобы сделать новый запас упряжи, а этого им только и было нужно.

Девушки подошли к берегу реки в ту минуту, когда Дик и Гарри заканчивали седлать лошадей. Они быстро вскочили на своих коней, канадцы разместились по бокам, и вся четверка всадников вошла в реку. К счастью, река была неглубока, и лошади переплыли Рио-Хилу без больших затруднений. Было около одиннадцати часов вечера, когда беглецы ступили на берег. Когда они, скрывшись в высокой траве, решили, что их не увидят с острова, они остановились, чтобы дать отдохнуть лошадям.

— Воспользуемся теми нескольким часами ночи, которые имеются в нашем распоряжении, и отправимся дальше, — тихо сказал Гарри.

— Наше отсутствие не будет замечено до восхода солнца, — сказал Дик. — Пока нас будут искать по острову, пока раздобудут седла для лошадей, пройдет добрых двенадцать или даже четырнадцать часов, которыми мы и воспользуемся, чтобы удалиться от острова на возможно большее расстояние.

— Это так, но прежде всего нам нужно выбрать путь, куда именно ехать, — возразил на это Гарри.

— О, что касается этого, — сказала Эллен, — то мы поедем на северо-запад.

— Отлично, — сказал охотник. — В сущности, направление безразлично для нас, лишь бы нам ехать, не теряя времени. Но почему нам избрать именно северо-западное направление, а не другое?

— Потому, — ответила она, — что друг, которого вы знаете, индейский вождь, служивший нашему отряду проводником, покинул лагерь раньше нас, чтобы предупредить своих воинов и чтобы заручиться для нас подкреплением на случай неприятельского нападения.

— Хорошо придумано, — сказал охотник. — А теперь в путь, не щадя лошадей. От скорости их бега будет зависеть наша свобода.

И маленький отряд с быстротою стрелы, пущенной из лука, помчался по равнине, держась, как было решено, северо-западного направления.

Вскоре все четверо скрылись во мраке ночи, конский топот затих, и все погрузилось в прежний покой.

На острове гамбусинос спали мирным сном.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх