* БЕЗ ЧЕГО ЕЩЕ НЕМЫСЛИМО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ,

так это без выражения эмоциональных перепадов, удивления, восхищения, испуга (пусть иногда и притворного), без всех этих междометий: «ax!», «ox!», «ой!», а также словечек «класс!», «вещь!», «обалдеть!», «блин!», «черт!» и т.д. и т.п. Вроде бы не такие уж и существенные слова, но без них так же трудно, как на кухне без спичек. Так что поговорим о «спичках» нашего общения – о междометиях.

Их ouch – это наше «ой».

– Ouch! – мяч от биты Джона бьет Мика прямо по каскетке.

– Ouch! – вскрикивает ковбой Билл, когда заходит в комнату, а широкополая его шляпа застревает в проеме узкой двери.

Их ops – это наши «опля, опа».

– Ops! – сильным ударом биты Мик лихо посылает мяч в поле, и Джон никак не может за ним угнаться.

Наши «класс», «вещь», «отлично», «обалденно», «круто» по-английски – «great!», о чем я уже говорил в самом начале. Это слово как выражение приятных удивлений, восхищений и одобрений встречается чаще других. Но смотрите не переусердствуйте и не переведите Great Britain как Крутая Британия… Более универсальное – восклицание «Gosh!» (типа нашего «Господи!»). Помню, как я с другом Чи Вэем готовил гамбургеры и хот-доги. Холодное мясо, брошенное на раскаленную решетку, жутко фыркало и стреляло. «Gosh!» – закрывался от брызг Чи Вэй. «Shit!» – выкрикивал я…

Кстати, о «хот-доге». Это слово, оказывается, тоже может выражать эмоции, если ударение делать на hot:

– Hot dog! – радостно восклицает сержант Холдуин, когда на день своего рождения развязывает красный бантик на коробке и под аплодисменты комиссара, секретарши Люси и всех сотрудников отдела департамента полиции извлекает новый браунинг с дарственной надписью на рукоятке: «Майклу Холдуину в день его рождения от любящих сотрудников за непорочную службу в полиции».

«Oh my God» и «Jesus!» говорится в минуты шока, наивысшего напряжения и волнения (аналогично нашим «Господи праведный!» и «Боже!»). Правда, восклицание «Oh, my God» англичане употребляют чаще, чем религиозные американцы, которые Господа предпочитают не упоминать всуе.

– Jesus! – восклицает комиссар Ле Пешен, поднимаясь с пола после взрыва бомбы и осматриваясь: помещение полиции разгромлено.

А вот американские подростки вместо «Джизас» (Jesus) последнее время стали выдавать «Джи» (Gee), что родителям не очень нравится, так как звучит, по их мнению, богохульно.

– Shit! – «спотыкается» головой о слишком низкую притолоку могучий сержант Тимоти Тимпсон.

Сами видите, что shit звучит при всяких небольших обломах. При обломах посильней в ход идет, соответственно, fuck. Но это уже считается неприличным, и на вас косо не посмотрят разве что в армейском строю во время «Бури в пустыне». Есть еще и «son of a gun!», что можно заорать в момент, когда вы поскользнулись на банановой корке, вспомнили, что забыли дома выключить утюг, закрыть кран в ванной, замкнуть дверь, или когда квадратный корень из тридцати никак не извлекается. Этот же «son of a gun» приемлем и в таких случаях:

Трехлетний Боб, ужасный непоседа и шалун, нашел себе очередное занятие – барабанит ногами по медному тазу. По всему дому разносятся гулкие звуки: бум! бум! бум!

– Stop it! Stop it, son of a gun! – Прекрати! Прекрати же, негодный мальчишка! – кричит на Боба его одуревшая от шума мама.

Ну вот, думаю, на сегодня достаточно. Запомните все хорошенечко и прорепетируйте. Только не дарите другу пистолет и не взрывайте полицейские участки.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх