* СКАЗКА

Аквалангист любил подводную съемку, а Принцесса любила гулять по берегу океана. Принцесса жила 197 лет назад, а Аквалангист и поныне занимается своим делом. Но однажды с ним приключилось нечто необычное. Нырнул он в 1997 году, а вынырнул в 1800. Видимо, в какую-то временную дыру попал. Его, конечно, смутило немного, что на берегу появились рыбацкие лодки и сети, которых пару часов назад не было. Но, увидев бредущую по берегу девушку в старомодном платье, он улыбнулся. «Кино снимают. Оперативно работает Голливуд, однако», – подумал он. стаскивая с себя баллоны.

Девушка приблизилась и увидела его. Глаза ее стали огромными от любопытства.

– Oh boy! – восхищенно воскликнул Аквалангист, глядя на великолепное принцессино одеяние начала прошлого века.

– I am a girl, – недоуменно ответила Принцесса. «Хорошая шутка», – подумал Аквалангист.

– Hi! How are you doing! – Привет. Как дела? – улыбнулся он ей, помахав рукой.

Принцесса посмотрела вверх, но ничего там не увидела.

– I am a Princess. – Я – Принцесса, – произнесла она. «Понятно, играет принцессу», – подумал Аквалангист. – Cool day today, isn’t it? – сказал он.

«Почему он говорит, что прохладно, когда сегодня так тепло? Он странный», – испуганно подумала девушка, а вслух сказала:

– No, day is good. Who are you!

– I’m a frogman. – Я – аквалангист, – представился он. «Frogman?!»- в ужасе подумала Принцесса. Парень, действительно, был похож на человека-лягушку в своем костюме и ластах.

– Yeah, frogman. I shoot submarine world. I see you shoot movie over here as well. Cool! – Да. аквалангист. Я снимаю под водой. Я вижу, вы тут тоже кино снимаете? Круто!

Принцесса стала пятиться. Общаться со странным человеком-лягушкой ей не хотелось. И вдруг, вскрикнув, она споткнулась о лежащую на песке камеру для подводной съемки.

– It is my camera, – кивнул Аквалангист. Девушка подскочила как ужаленная.

– Sometimes I shoot, – пояснил Аквалангист.

«Боже! Он стреляет под водой… спрашивает, не стреляю ли я по всему движущемуся… живет в этой маленькой металлической коробке! Да он морской дьявол!!!»

Принцесса завизжала и бросилась наутек.

«Странная какая-то», – пожал плечами Аквалангист и побрел в другую сторону. Жаль, он так хотел завязать с девушкой знакомство…

the end

Итак, наше «би», или второй кит активного разговорного английского, это слово cool, что в словарях переводится как нечто среднее между теплым и холодным, т.е. прохладное. В повседневном же общении cool звучит в те моменты, когда мы говорим: «здорово!», «класс!», «клево!», «четко!». Иногда можно говорить и great, что точно так же переводится. Тут главное, кто говорит. Если слово «грейт» произносит прилично одетый джентльмен с бабочкой, то great будет переводиться как «грандиозно», если панк – то «круто», если хиппи – «клево», «хиппово», если девушка – «обалденно», а если парень – то «здорово».


Great может использоваться и как прилагательное: great guy – «классный парень», и как наречие: it’s great! – «здорово!». То же самое и с cool: cool cat – «крутой чувак», it’s cool! – «круто!».

– Do you like the ice cream? – Как мороженое? – спрашивает Мик Джона, который первым пробует купленный на улице в Москве пломбир.

– Man, it’s cool!

И вот тут-то cool не будет означать, что мороженое прохладное. «Класс!» – вот что отвечает Джон Мику. Надо быть неплохим психологом, чтобы перевести, например, выражение cool weather. Смотря кто его произносит – соответственно и переводить. Иногда это может быть «прохладная погода», а в другой раз – «классная погода». То же касается почти всех слов английского языка. Я часто нарывался в печати на переводы интервью, к примеру, известных рок-музыкантов, в лексике которых то тут, то там мелькали словечки «круто», «я тащусь». Это по-русски. По-английски же они, оказывается, говорили вместо «я тащусь» просто I love it, т.е. «мне это нравится, я это люблю», но переводчик посчитал, что русские рок-фаны не поймут своего кумира, если тот будет говорить так, как все. Я думаю, вы уже поняли, что безмятежную фразу I love it нужно трактовать так же, как и great, в соответствии с говорящим.

– It’s very different. But I love it. – Здесь все по-другому. Но мне нравится, – говорит одна американка другой в фойе гостиницы белорусской столицы.

– Man, I love it. – Паря, я тащусь, – затягивается марихуаной хиппи и передает окурок своему корешу.

– Oh boy! I love it! – Ого! Обалденно! – кричит Джейн Мику, скатившись с крутой горки в воду.

В те моменты, когда мы удивляемся или восхищенно говорим:

«Ничего себе! Вот это да!», американцы выкрикивают «Oh boy!» вне зависимости от того, «бой» стоит рядом или «герл».

– Oh boy! – восклицает Майкл Уолдуин, вылезая из машины и прикидывая, в каком сантиметре от столба он сумел затормозить.

– Oh boy! – смеются Мик с Джоном, глядя, как на сцену выходят их приятели в костюмах героев пьесы «Гамлет».

– Oh boy! – А сюда сами допишите пример. Включите воображение!







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх