Голубятня: Агора № 19

Сергей Голубицкий

В поездке со мной по Бхарат в этом году участвует питерец Александр Миролюбов, знакомый читателям по ярким «киевским» и «вегетерианским» Агорам. Пару дней назад попросил Сашу поделиться для Агоры впечатлениями: всё же путешествуем вместе (в своем рассказе он называет мою банду родственников тактично "попутчиками-москвичами") — какая-никакая, а экономия истощенных моих усилий обозначится. Саша, однако, переборщил: написал всего-то пару-тройку страниц, однако ёмко уместил на них большинство самых ярких моих собственных переживаний — и про лётчика невменяемого, который зачем-то решил сажать самолет в АБСОЛЮТНОМ тумане, и про энергию Бхарат, прущую просто изо всех щелей. Упустил разве что негатив Дели, который так любят фотографировать совкотуристы.

Как бы там ни было, полагаю рассказ Александра Миролюбова блестящим зачином для всей грядущей серии индийских впечатлений 2010 года. Могу лишь добавить (кто-то интересовался на сайте) пока — Король Покрышек жив и здоров! Когда первый день проезжали через Ришикеш, святое чудовища на месте — аккурат перед офисом банка Axis- не оказалось: я даже заволновался. Но Джайант Шарма успокоил: "Жив, жив курилка!" Просто его задвинули на 50 метров в сторону — вдоль того же шоссе. Таки да: на следующий день качусь на моторикше — вон он, славный уродец! Сидит, ругается с коровой, улыбается от уха до уха своим обезображенным безгубым ртом! Ну, слава богу: Брахат по-прежнему бессмертна!

Александр Миролюбов Пламя и Искры

И свет во тьме светит и не был он объят ею.

(\Евангелие от Иоанна\)

Время за полдень, жара. Большой белый джип «Шевроле» пробивается по дороге к северу Индии — прочь от Дели. Невыразимое кипение жизни вокруг и потрясающее разнообразие. Храмы, электростанции, линии электропередач, заводы, плотины ГРЭС. Огромные клиники и госпитали, университеты и научные центры с великолепными парками вокруг.

Дороги забиты грузовиками, рикшами, разнообразными легковушками. Все пронизывает ощущение бурной и разносторонней деятельности. Да грязь, да бедность, да бардак, но при всем при этом очевидно одно — цивилизация. Самодостаточная, красивая, рвущаяся вперед и заряженная потрясающей энергетикой.

Обращаюсь к моими попутчиками-москвичам:

А как ядерное оружие?

— Есть давно.

А современные средства доставки?

— Имеются!

Что — баллистические, межконтинентальные?

— Не вопрос.

Медицина?

— Идут в генетических исследованиях с англичанами рука об руку. Университеты работают на собственных научных кадрах. Техникой снабжают себя сами.

— Конечно — даю посыл, — наши много помогли им. Попутчики соглашаются.

Я подхватываю мысль, говорю о переданной великой эстафетной палочке развития улучшения, совершенствования.

Ведь посмотрите — вся технократия и прогресс уживаются здесь с великой традиционной духовностью. В глазах у индусов свет. Наверное, божественный.

Такое впечатление, что из-за его отсутствия и легла советская цивилизация, бредившая на последних этапах лишь примитивной материальной сытостью, притом в самом убогом её виде.

А тут — даже полуграмотный суетливый водитель копеечной рикши рассказывает мне, что у него есть духовный гуру! И он живёт в Ришикеше! По собственной, чёрт возьми, инициативе!

Можете представить себе нашего маршруточника, рассуждающего о своём священнике? На сколько голов выше водитель рикши — на три, десять или может все сто?

Ну ладно, а с нами то что, с теми, кто отдал эстафетную палочку? Неужели всё как в спорте, и мы не можем её больше нести? Мои попутчики убийственно категоричны — нет, это конец. Сознание вашего покорного слуги протестует. Хочется привести аргумент, глотнуть воздуха, а его нет.

Переношусь мыслями на два дня назад. Прилетаю из Питера в Шереметьево — новый терминал «Аэрофлота». Огромные светлые залы, жидкокристаллические табло, полностью стеклянные стены. И… тишина… полное безлюдье, нет оживленной торговли, запаха кафешек, пассажиров, газетных торговцев тоже. Жизни нет, короче, ребята.

Как будто все обстреляли нейтронными снарядами, уничтожающими только людей. Когда начиналось строительство? До кризиса. А на сколько же сейчас упали авиаперевозки. Процентов на 30–40? Ой ли…

Вот они — признаки остывания этого огромного, неповоротливого первобытно-гомерического паровоза российской экономики.

Ещё больше поразила меня зона ожидания Шереметьево-2. Это же главные ворота страны! — запустение. Редкие взвизгивания болгарки, как на маленькой строечке в убогоньком садоводстве! Еле-еле нашел себе кафе съесть перед шестичасовым перелетом тарелку супа! А что здесь творилось три-четыре года назад! Куда уж нам до Индии!

Ладно сажусь в самолет. Боинг. А ведь ещё год назад на этой линии стоял наш ИЛ-96-300. Но вот и радость — представляется командир корабля. Фамилия — Литвинов. Да, лайнер это всё же не маршрутка…

Подлетаем в Дели. И вот тут начинается то, что помогает мне сохранить веру в то, что не всё потеряно. Посадку задерживают из-за погоды. Такого никогда не видел — полнейшая мгла. Огней мегаполиса внизу не видно вообще. Через 20 мин решение принято — посадка. Подъёмную силу с крыла командир сбросил ещё до касания. Огни взлётки я еле-еле разглядел только когда самолет уже покатился по бетонке. Сходу врубает реверс на всю «катушку». Очень резкое торможение. Мой боевой товарищ — ноут ASUS W3 срывается с сиденья рядом, летит на пол. И… разбивается.

Через минуту понимаю что посадка, слава Богу, закончена благополучно и самолет стоит на взлетной полосе. Ждем десять минут, полчаса, час, два — высадки пассажиров не происходит и лайнер никуда не движется.

Что случилось? Оказывается, приземлились в полностью неработоспособный аэропорт. Туман — видимость меньше полуметра.

Даже погрузчики, спецмашины, тихоходы-заправщики не могут работать — не то, что самолеты садиться.

Все службы просто разошлись по домам, рейсы из Европы, Китая, Америки и Австралии пошли на Бомбей и Калькутту.

Все — но только не из России! Наш командир таки-посадил лайнер назло заспанным аэропортовым службам. Вопреки всему. (Комментарий СГ: Amico Plato sed… Хоть и приятно думать об исключительности, но — как всегда — из родного Отечества родину слонов сделать в который раз не получится: вместе с капитаном Литвиновым сел и бравый рейс British Airways — наплевав на погоду и, видимо, не желая уступать русским. Остальные — таки да — улетели в Мумбаи).

Кто-то скажет: Ну и дурак. Ладно бы рисковал только своей жизнью, а пассажиры? Формально будет прав. Но, знаете, когда я вспомнил этот эпизод по дороге из Дели во время убийственного разговора о конце России, то в душе промелькнул свет и ещё я, наверное, елё заметно улыбнулся в этот момент.

И, конечно же, не проговорил ничего — ведь по божественной иронии самое главное всегда несказуемо. Пытаясь реанимировать ноут сутки спустя, я чуть не умер от холода после двух часов езды в делийской моторикше. Ничего не вышло. Ну и бог с ним — как-нибудь выкручусь, ведь на свете есть вещи куда важней!


К оглавлению






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх