Голубятня: Агора № 18

Сергей Голубицкий

В Агоре сегодня новый автор — Алексей Ситников, человек по ту сторону баррикад Старого Голубятника, зато по эту сторону — для большинства возлюбленных моих читателей. Судите сами:

"Здравствуйте, Сергей Михайлович! В номере No.22 (786) от 09.06.09 Вами была опубликована большая статья "Анатомия антиномии". Как гоблин (инженер) в третьем поколении, я почувствовал некоторое недоумение — действительно, чему меня учили в школе и ВУЗе?:) Недавно (во время новогодних каникул 2009–2010) меня в кои-то веки посетило вдохновение. Результат — перед Вами. Надеюсь, Вы как к. фил.н. подойдете к данному произведению не предвзято. Если Вы сочтете возможным опубликовать в «Агоре» мою сказочку, я буду Вам чрезвычайно признателен. Еще более буду Вам признателен, если Вы сообщите мне об отказе в публикации. ЗЫ Мой ник в компьютерровском форуме aleksit и это не аноним, а акроним и мой бывший емейл на яндексе!

С уважением, к.т. н, с.н.с. лаборатории "Новые технологии керамики", Институт Металлургии и Материаловедения им. А.А. Байкова РАН

(Ситников Алексей.")

Абсолютно не вижу повода, чтобы отказывать в публикации уважаемому гоблину (инженеру) в третьем поколении:) Лично мне всё это напомнило перифраз «9», о которой совсем недавно сам рассказывал. Посему — предоставляю без лишних комментариев и с лёгким сердцем на читательский суд первую Агору 2010 года.

Жил да был стеклянный человечек. Не потому стеклянный, что хотел чем-то выделиться, просто Жизнь так хрупка и лучиста.

Вокруг него жили другие стеклянные человечки. Какие-то были побольше, какие-то — поменьше, какие-то — полегче, какие-то — повесомей. Однако все они, невзирая на размеры и вес, должны были однажды упасть и разбиться. Они то этого может и не хотели, но так уж устроена Жизнь — стекло бьётся, как его ни обертывай в вату и ни прячь в коробку. Некоторые стеклянные человечки были недовольны этим обстоятельством и всячески пытались отсрочить свой конец. Другие старались наоборот разбиться как можно звонче и ярче. Впрочем итог один — стеклянные осколки.

Представьте себе Землю, заполненную стеклянными осколками. Солнце преломляется в миллионах ярких граней. Разноцветные зайчики пляшут в хороводе. Острые края режут в кровь при каждом прикосновении. Звон оглушает и сводит с ума. В шорохе ветра чудятся голоса давно разбитых жизней. Яркая стеклянная пыль лишает дыхания и ослепляет глаза. Миллион радуг пересекаются в небе. Кто может жить в таком Мире, кроме стеклянного человечка?

Вот они там и жили. Жили по разному: звонко и глухо, полно и пусто, сонно и живо, мирно и враждебно. Общее в их Жизни было одно — они собирали стеклянные осколки. А что ещё прикажете делать, когда они кругом?

Большинство стеклянных человечков складывало из осколков стены вокруг себя. Некоторые строили настоящие шедевры. Польза в стене очень большая, особенно если ты стеклянный. Тут тебе и защита от яростного ветра, и от враждебных стеклянных человечков, и место отдыха или развлечений, где тебе никто не помешает.

Некоторые стеклянные человечки выкладывали стены небрежно, как попало, из любых осколков, до которых только удалось дотянуться. Но многие достигли в стеклянном строительстве поистине великих высот. Они не просто складывали осколки друг на друга — ведь такая стенка будет непрочной и может завалить самого строителя, а подбирали их по форме и размеру. Вниз укладывались осколки самых больших размеров, плоские и устойчивые, на них устанавливались осколки поменьше, а выше возводился частокол из острой мелочи.

Самые искусные стеклянные человечки, подбирали осколки с особым вниманием и выкладывали из них не просто стену а Мозаику, в которой миллионы осколков вместе составляли дивный узор. В узоре Мозаики преломлялся вид на Жизнь, и поэтому стоя в центре, стеклянный человечек видел Жизнь совершенно особым способом.

Вид на Жизнь через стеклянную Мозаику, конечно же не тождественен самой Жизни. Однако многие стеклянные человечки создавали свою философию — науку о Жизни. Если эта наука позволяла делать точные предсказания относительно последствий тех или иных поступков, то у этой философии могли появиться последователи.

У стеклянного человечка, сложившего жизненную Мозаику появлялись ученики, которые пытались скопировать и улучшить рисунок его Мозаики. Однако как нет двух одинаковых осколков стекла, так и не может появиться точная копия Мозаики. Поэтому каждый стеклянный человечек смотрел на Жизнь по-своему.

Если у мозаичника было много последователей, они, стараясь построить свои стены поближе, создавали целый лабиринт. А от лабиринта недалеко и до строительства общественных стен.

Общественные стены — гениальное изобретение стеклянных человечков. Теперь ветер не мог срывать их с места и разбивать о скалы. У всех человечков появилась общая точка зрения. Пусть не объективная, но, по крайней мере, согласованная по виду на Жизнь из многих Мозаик. В стеклянном мире началась новая эра.

А как же наш стеклянный человечек? Почему мы решили о нем рассказать? Разве он чем-то выделялся среди прочих стеклянных человечков?

Да. Выделялся, да ещё как!

Он не был глуп, и отлично представляя себе пользу стен, так же видел и ограничения, накладываемые ими. Разве можно увидеть что-то новое в Жизни, когда вокруг тебя неподвижная стена? Разве не искажают многочисленные стекляшки вид Жизни? Разве можно найти новые неожиданные стеклянные осколки вокруг неподвижной стены?

Да, невозможно смотреть на Жизнь незащищенными глазами — яркий свет и тончайшая пыль ослепят тебя, но ведь можно смотреть не через стену, а через очки! Конечно, очки тоже искажают вид на Жизнь: в красных осколках всё тонет в крови, в синих замерзает арктическим льдом, в жёлтых плавится мёдом, а в зелёных распускается даже мёртвый лишайник. Как же решить эту проблему?

Калейдоскоп — вот гениальное решение нашего человечка! Сегодня можно смотреть на Жизнь через одни осколки, завтра через другие, послезавтра выбросить их из мешка и набрать новых. Ну и что что вид на Жизнь каждый раз искажается до неузнаваемости — ведь так только интереснее! Кроме того, путешествуя с мешком любимых осколков можно посетить такие места Земли, что никогда и никак не увидят мозаичники. А там можно найти новые стеклянные осколки и, если они покажутся интереснее, выбросить старые.

Вот так и бродил наш стеклянный человечек по Миру разглядывая его в разноцветные стекла. Конечно, мозаичники ворчали на калейдоскописта и приводили множество аргументов: и осколков много в мешке не унесёшь, и осколки-то все маленькие и легковесные, и слишком уж они причудливы и нетрадиционны. Однако у калейдоскописта появились последователи. Они так же не стали обременять себя строительством стен, особенно общественных. Мешочек осколков за спиной — вот и весь их багаж. Миллионы новых мест и впечатлений — награда за смелость.

Между тем время шло, старые мозаичники постепенно разбивались и калейдоскопистов становилось всё больше. Орды калейдоскопистов бродили по Земле, сметая со своего пути остатки стен — они же мешают свободно двигаться! Ветер, не стеснённый стенами, носил неразумных человечков по Жизни и с треском разбивал их о скалы и друг о друга. Конечно, те, у кого мешок осколков был потяжелее, были поустойчивее, однако, подвижность это резко снижало, а защиту обеспечивало несравненно хуже стен. В мире стеклянных человечков воцарился «естественный» хаос.

А наш стеклянный человечек продолжал бродить по Миру. Его мешок вынуждено потяжелел и буквально трескался от осколков самой неожиданной формы и расцветки. Собственно, острые края осколков и прорвали в конце концов ветхий мешок.

Осколки звенящей грудой вырвались из мешка на свободу, а неразумный человечек улетел "на волю". Ему повезло * , он не разбился и вновь собрал тяжёлый мешок разноцветных осколков. Но теперь он был уже осторожнее и вовремя остановился.

Тихая лощина между двумя стеклянными холмами, тяжёлый мешок — что ещё надо стеклянному человечку, чтобы спокойно встретить старость? Каждый вечер постаревший калейдоскопист вынимал из своего мешка необычные осколки и смотрел на Жизнь в неожиданном свете. Правда, поскольку он перестал бродить по Миру, то и осколки у него оставались одни и те же. И естественно, со временем они ему надоели. Как же можно решить эту проблему?

Сложить из них Мозаику или хотя бы просто стену невозможно — уж слишком они разные, мелкие, да и мало их. Поэтому решил наш стеклянный человечек меняться осколками! Вот идёт мимо такой же калейдоскопист, а наш человечек вынет из своего мешка надоевший осколок и к нему: "Давай меняться!" Не все человечки соглашались — ведь среди них было много коллекционеров, которые собирали осколки не просто так, а хотели когда нибудь собрать свою Мозаику.

Как же нашему человечку быть? И он стал пропагандировать калейдоскопизм! Многие неразумные стеклянные человечки ему верили и как сороки собирали разнообразные осколки обращая внимание на их оригинальную форму, а не на содержание. Другие же, возмущаясь, проходили мимо калейдоскописта: "Да как он смеет обманывать нас! Сегодня он говорит одно, а завтра другое — как можно ему верить?!"

Однако правы ли возмущающиеся? Ведь наш человечек совершенно искренне видит Мир каждый раз по-разному, в зависимости от выбранных осколков. И так же искренне он удивляется, наталкиваясь на «непонимание» и «обман» со стороны таких же калейдоскопистов.

Ну а умудренные Жизнью стеклянные человечки вновь пытаются складывать свои мозаики и с ностальгией вспоминают о том лабиринте, который построили их предшественники когда-то. Впрочем, некоторые стеклянные человечки говорят, что складывать мозаику лучше сразу всем — так выйдет быстрее и лучше. Их мечта — построить не просто стену, Мозаику или лабиринт, а настоящий Город! Как Вы думаете — построят?


*Как Вы думаете, это случай или провидение? [вернуться]


К оглавлению


Примечания:



О месте России в мире — настоящем и будущем

Ваннах Михаил

В 2001 году с лёгкой руки аналитиков банка Голдман-Сакс в экономических кругах вошла в моду аббревиатура БРИК, изначально BRIC. Нет, нет — Жирные Коты из Сити и с Уолл-стрита отнюдь не воспылали интересом к биографии Великого Пролетарского Поэта. Так на своем биржевом новоязе они обозначили группу бурно растущих экономик в крупнейших по населению и площади странах — Бразилии, России, Индии и Китае. А вот сейчас самые солидные газеты заговорили о том, что России в БРИКе не место. Почему? И как это — хорошо или плохо? Давайте разберёмся в этом вопросе.

Аналитическая записка Голдмана-Сакса 2001 года, положившая начало понятию БРИК, объединила эти страны — четверть территории планеты, сорок процентов её населения, — по критерии быстрого экономического роста. Предсказывалось, что к 2050 году Бразилия, Индия, Россия и Китай станут доминирующими экономиками планеты. Не обошлось и без лёгкой формы конспиромании — финансисты предположили, что политические и экономические изменения в нашей стране были вызваны не неэффективностью социалистической экономики, а стремлением элит сполна насладиться прелестями глобального капитализма (что, кстати, удалось — поглядите, сколько в столицах дорогих авто…). Согласно прогнозам, будущее нашему Отечеству предстоит не худое и не хилое. Если на 2007 год ВНП России на душу составлял $9075, уступая даже туркам с $9569, — не говоря о янки с $45725 и команде Непотопляемого Авианосца, бывшим Просвещенным Мореплавателям с $46099, — то в 2050-м всё должно быть куда лучше. Наша страна должна стать четвёртой в мире по ВВП, который составит $78561, уступая лишь США с $91683, усердным южным корейцам с $90284, и лишь чуть-чуть отставая от хитрых бриттов — $80234. Это — не измышления кремлёвских политтехнологов и казённых журналистов; это — прогнозы серьёзных финансистов. Правда, сделанные до позапрошлогоднего кризиса.

А сейчас, напомним, идут разговоры, что России не место в группе быстро развивающихся стран. И основания к этому есть… Ну вот классический индустриальный продукт — сталь. Россия в кризисном 2009 году сварила 59,9 млн. тонн, выйдя на третье место в мире, после Китая и Японии. США — на четвёртом. (Сбылась мечта Н.С.Хрущева, обгонявшего США по производству стали с целью построения коммунизма…). Но Китай увеличил производство на 13,5 %, Индия (пятое место в мире) — на 2,7 %… А у нас — падение на 12,5 %. Кошмар…

Экономист Андерс Аслунд, автор известной книги " Russia's Capitalist Revolution ", полагает, что во всем виновата политика России, бывшей сверхдержавы, которая даёт основания вводить против неё антидемпинговые меры — что и подкосило здешних металлургов. Но вот так ли это?

13 лет назад автор этих строк отмечал в бумажной Компьютерре, что специфика реформ в нашей стране состоит в том, что индустриализация у нас уже была. Неприхотливое население нечернозёмных да сибирских сёл уже перебиралось в города, проводя довоенную индустриализацию и послевоенное восстановление… Ещё в 1950-е по оргнабору уходили в на производство мужики из тульских деревень. Уходили плача, в неизвестность. А через полгода приезжали на выходной. В костюме и даже при галстуке, привыкшие спать на своей койке в общаге, а не на общих полатях в пятистенке. Работать восемь часов в день, — а в субботу и меньше, — а не от света до света, как в деревне. Недостаток навыков и знаний компенсировался усердием и смекалкой. Именно эти люди возводили города, плотины и космодромы. А сейчас это население — кончилось. А растущие промышленности, — такие, как в Бразилии, Индии, Китае, — работают именно на этом ресурсе. У Китая — 64 % сельского населения, у Индии — 70 %. (Правда, у бразильцев в города уже переселилось 84 % населения — но у них выплавка стали упала на 21,4 %, сильнее, чем в России…) Поэтому-то наша страна с трудом выносила реформы 1990-х. Поэтому-то российская экономика болезненней хозяйств Индии и Китая отреагировала на финансовый кризис. Но США в прошлом году сократили варку стали ещё больше — на 36,4 %, а японцы — на 26,3 %… У развитых, уже прошедших индустриализацию стран, спрос на сталь куда ниже, особенно в фазе кризиса.

И вот тут мы должны обратиться к очень важному выводу Аслунда — объективно место России не среди индустриализирующихся, а среди развитых стран. У нас, как и у них, сложившаяся инфраструктура, — пусть изношенная и похабно содержащаяся, но сложившаяся. У нас доход на душу населения вчетверо выше чем у китайцев, — да, нам пытаются впаривать товары по завышенным ценам, снижая покупательскую способность наших денег, но прикончить это безобразие вполне реально, надо быть просто пожадней в массовом масштабе… А вот чего делать нельзя ни в коем случае — так это верить в призывы Аслунда проводить менее твердую внешнюю политику. Шансы на высокие доходы, — как однозначно следует из анализа ресурсов стран БРИК, — есть у россиян только до той поры, пока они контролируют одну восьмую часть суши, и располагают ненулевыми шансами прирасти шельфом, буде всемирное потепление окажется не мифом. И если поделить эти ресурсы на наше не очень обильное население — получится довольно много. (Знаете, даже воздушное пространство над вечной мерзлотой может стоить приличных денег для нужд аэронавигации…) Только их, эти природные ресурсы, нужно удержать. И не откуда не следует, что сделать это будет легко. Но — не невозможно. Надо просто, что бы наша страна помнила, что не стоит искать друзей среди стран, близких в какие-то моменты истории по тем или иным параметрам, а просто исходила из того, что союзников у России извечно только два — Армия и Флот. И мощь нации должна использоваться не на борьбу за всеобщее счастье и справедливость, не на поиски Третьего пути, а исключительно на прагматичные цели — на первом этапе хотя бы на удержание и обустройство унаследованной территории, а затем и на проекцию экономических интересов вовне, что от века делали развитые державы. И тогда прогнозы зарубежных аналитиков на 2050 год вполне могут оказаться правдивыми…


К оглавлению






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх