Хакеры PDP-10 были склонны рассматривать сообщество Unix как сборище выскоч...

Хакеры PDP-10 были склонны рассматривать сообщество Unix как сборище выскочек, использующих инструментарий, который казался донельзя примитивным по сравнению с вычурными, изобилующими сложностями LISP и ITS. «Каменные ножи и медвежьи шкуры!» - ворчали эстеты.

«Краткая история страны хакеров»

(Эрик С. Реймонд)

«Основное влияние на выбор языка программирования оказывал Томпсон: он ненавидел языки с вычурным синтаксисом, заставляющие слишком много печатать на клавиатуре… Минимализм Томпсона, подкрепленный опытом всей команды, привел к тому, что в 1971 г. Ричи приступает к проектированию нового языка программирования, которому суждено стать в будущем основным рабочим инструментом сотен тысяч программистов…»

("UNIX - маленькая вселенная" Андрей Зубинский)

Системой заинтересовались и другие компании, но… антимонопольное законодательство Америки запрещало Bell Labs заниматься никаким другим бизнесом, кроме телефонии, поэтому о коммерческом распространении системы никакой речи и быть не могло. Компании, к огромному неудовольствию, пришлось распространять UNIX без рекламы и сопровождения за число символическую цену.

Первая сторонняя инсталляция UNIX вне Bell Labs была осуществлена Нилом Граундвотером из компании New York Telephone, но спустя короткое время на Bell Labs обрушился шквал запросов UNIX.

Приблизительно в это же время на открытом симпозиуме АСМ прошла первая презентация операционной системы UNIX, сопровождаемая докладами Томпосна, которые произвели неизгладимое впечатление на профессора берклиевского университета Р. Фабри. Ему удалось убедить собственное руководство в необходимости приобретения PDP-11, и с января следующего года в Беркли проникла UNIX.

С этого момента завершается старая и открывается новая станица истории UNIX. Из игрушечного состояния усилиями Чака Хейкли, Била Джоя и Эрика Аламана она превратилась в полноценную многозадачную операционную систему тесно интегрированную с Internet. И неудивительно - ведь именно здесь были разработаны основные протоколы Internet под щедрым финансированием министерства обороны США.

Все началось с желания Билла Джоя довести систему «до ума», облегчив ее распространение и установку (ведь никаких автоматических инсталляторов в те времена еще не существовало). Билл собирал все доступное ему программное обеспечение в один пакет, получивший название BSD 1.0 (Berkeley Software Distribution), в который включил исходные тексты UNIX, компиляторы языков Си и Паскаль и даже свой собственный редактор текстов.

Задумка удалась и UNIX получила широкое распространение среди студентов, многие из которых оказались сильными программистами, жаждущими довести систему до потребного состояния. В первую очередь была полностью переписана файловая система. Устранилось досадное ограничение на длину имени файла в 14 символов, расширившись до 255 (поговаривают, некие горячие головы предлагали использовать шестнадцать разрядов вместо восьми, что увеличило бы длину имени с 255 до 65535 символов, другие же резонно возражали, дескать, зачем это нужно). Вторым заходом устранили дефрагментацию и несколько улучшили общую производительность.

Заинтересовавшись происходящими в Беркли событиями, Кен Томпсон в 1976 решил провести там весь свой академический отпуск, желая принять участие в исследованиях. С его помощью (или без его помощи - попробуй-ка теперь, разберись, как дело было) силами двух сотрудников Bell Labs Джона Рейзера и Тома Лондона UNIX была успешно перенесена на 32-разярдные компьютеры семейства VAX, которые допускали поддержку страничной виртуальной памяти. Очередная версия системы приобрела некоторые черты MULTICS, правда, не в самой лучшей реализации - упросив кодирование, разработчики жестко закрепили ядро системы в оперативной памяти, запрещая его свопинг на диск.

Джоя же больше всего донимала несовместимость различных терминалов, вынуждающая учитывать особенности управления каждой моделью, внося бесконечные изменения в программное обеспечение. Созданный им termcap практически полностью устранил проблемы совместимости, позволяя полностью абстрагироваться от конкретной реализаций.

Именно в Беркли появилась подсистема TCP/IP, интерфейс сокетов (активно использующихся в современных операционных системах, например, Windows и именуемых сокетами Беркли). Значительно усовершенствовались механизмы межпроцессорного взаимодействия и… вскоре в UNIX практически не осталось оригинального кода Bell Labs.

Кому-то пришла в голову мысль - переписать оставшиеся фрагменты и распространять UNIX бесплатно. Технически это казалось несложно, но возникало множество юридических препятствий, - компания [62] явно не хотела заполучить еще одного конкурента, и тут же обратилась с претензиями в суд.

Тем временем начался бум переносов UNIX на всевозможные архитектуры. Успех первого из них принадлежит Джюрису Рейндфельдсу из университета Воллоногонга (Австралия), осуществившего портирование UNIX на архитектуру принципиально отличную от PDP-11. Скованный рамками ограниченных финансовых средств, он не мог позволить себе приобрести дорогой PDP-11 и купил более дешевый 32-разрядный компьютер INTERDATA 7/32, оснащенный примитивной и неудобной однопользовательской операционной системой OSMT/32. Поначалу Джюрис пытался усовершенствовать последнюю, но вскоре понял бесперспективность такой затеи и решил перенести на INTERDATA систему UNIX. В январе 1977 года канадец Ричар Миллер, работающий в Воллонгонге, получил в свое распоряжение компилятор Си, способный компилировать собственный исходный текст на INTERDATA 7/32, и менее чем через месяц UNIX успешно запустилась на этой машине. Строго говоря «запустилась» следовало бы взять в кавычки, поскольку UNIX работала поверх OSMT/32 и не поддерживала ни управления терминалом, ни обработки прерываний, а примитивный интерпретатор (то есть оболочка) содержал всего восемь команд.

Однако мизерная трудоемкость переноса вдохновила другие компании, и они начали «штамповать» свои клоны UNIX. Многие из них вносили свои новшества в систему, что привело к несовместимости различных версий друг с другом. Так, например, в Sun Microsystems UNIX оснастили сетевой файловой системой NFS, ставшей стандартом де-факто и дожившей до наших дней. Парни же из Hewlett-Packard создали собственную, более мощную виртуальную файловую систему, и поныне использующуюся в клонах UNIX/HP. Не осталась в стороне и компания Microsoft, выпустившая собственный клон UNIX - XENIX, основанный на базе лицензированного у AT amp;T кода. Исправив многочисленные ошибки и внеся мелкие косметические усовершенствования, Microsoft не создала ничего принципиально нового, но значительно улучшила стабильность работы системы [63]. Немногим позже, совместно с молодой компанией Santa Cruz Operation, Microsoft выпустит XENIX 2 - первую в мире реализацию UNIX для микропроцессора Intel 8086.

Врезка «замечание»

…молодая компания Microsoft, едва успев выпустить более менее рабочую версию своей операционной системы MS DOS 2.0 для компьютеров IBM PC, хватается за разработку собственной версии UNIX - XENIX. При этом делаются рекламные заявления о том, что именно эта ОС является стратегическим курсом компании, поскольку UNIX - будущее операционных систем. Проект сначала был заморожен, потом закрыт, его код в последствии был продан компании Santa Cruz Operation и послужил одной из компонент при разработке ОС SCO Unix

Владимир Анатольевич Петров, «Не так страшен черт, как его малюют»

Тем временем в бывшем (ну, тогда еще настоящем) СССР «появлялось понимание, что что-то не то в этом королевстве - ветвь само строя типа БЭСМ явно подыхала, лезть в уродскую ЕС ЭВМ (OS/360) означало идти на два столетия назад, ходили (я, правда не уверен) слухи про какую-то VSM и великий и могучий VAX, и вообще было ощущение, что сидим мы в пещере и добываем огонь, а снаружи уже самолеты летать начали» [64]. И тогда «"Наши" люди сподобились вытащить UNIX v7 прямо с VAX-а Калифорнийского университета в Беркли [65]» (Давидов М.И. "Вся правда о Демосе").

В Курчатовском Институте Атомной Энергетики за UNIX ухватились Бардин и Паремский, а в МГУ - Антонов. Но Макаров-Землянский (не к ночи он будет упомянут) не одобрил занятий Антонова и выгнал его из лаборатории.

Врезка «замечание»

А промышленностей лидировало три - МинАвтопром, МинАвиапром и МинСредМаш. Показательно, кстати, что не было в лидерах никого из ЭВМ-строителей - что и понятно, так как при плановом хозяйстве им надо было планы выполнять, а не ЭВМ создавать. А, например, авиастроителям нужно было считать, и плевать, чья была ЭВМ и чья ОС и чьи интересы были затронуты при ее выборе. Потому и жили программисты именно в этих отраслях.

Руднев

Поэтому, Антонов перешел в Институт Прикладной Кибернетики МинАвтопрома, где сутками просиживал за терминалами, пытаясь приучить UNIX к советским дисплеям [66]. Вскоре это закончилось успехом, и на СМ-1425 [67] ухитрились вытянуть до четырнадцати дисплеев - огромное по тем временам достижение! А когда Ларин установил переключатель общей шины, соединяющий вместе две СМ-1425, удалось заставить работать двадцать четыре дисплея одновременно!

Приблизительно в это же время, Бутенко создал собственную, написанную с нуля, операционную систему MISS (Multipurpose Interactive timeSharing System), способную «тянуть» до десяти пользователей одновременно, и при этом довольствоваться всего лишь 64 килобайтами оперативной памяти. Система поддерживала собственный ни с кем не совместимый сетевой протокол и оригинальную, ни на что не похожую архитектуру, и… «другие программистские команды, отбросив идею об особой роли России в мировой истории, мудро решили, что "Сколько волка не корми, а у медведя все равно толще", и занялись UNIXом» [68] (Вадим Маслов «Русские истории»).

Вокруг UNIX начали кучковаться сильнейшие программисты того времени - Вадим Антонов, Сергей Леонтьев, Дмитрий Володин, Алексей Руднев, Валера Бардин, Сергей Аншуков и многие другие.

Врезка «замечание»





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх