О месте России в мире — настоящем и будущем

Ваннах Михаил

В 2001 году с лёгкой руки аналитиков банка Голдман-Сакс в экономических кругах вошла в моду аббревиатура БРИК, изначально BRIC. Нет, нет — Жирные Коты из Сити и с Уолл-стрита отнюдь не воспылали интересом к биографии Великого Пролетарского Поэта. Так на своем биржевом новоязе они обозначили группу бурно растущих экономик в крупнейших по населению и площади странах — Бразилии, России, Индии и Китае. А вот сейчас самые солидные газеты заговорили о том, что России в БРИКе не место. Почему? И как это — хорошо или плохо? Давайте разберёмся в этом вопросе.

Аналитическая записка Голдмана-Сакса 2001 года, положившая начало понятию БРИК, объединила эти страны — четверть территории планеты, сорок процентов её населения, — по критерии быстрого экономического роста. Предсказывалось, что к 2050 году Бразилия, Индия, Россия и Китай станут доминирующими экономиками планеты. Не обошлось и без лёгкой формы конспиромании — финансисты предположили, что политические и экономические изменения в нашей стране были вызваны не неэффективностью социалистической экономики, а стремлением элит сполна насладиться прелестями глобального капитализма (что, кстати, удалось — поглядите, сколько в столицах дорогих авто…). Согласно прогнозам, будущее нашему Отечеству предстоит не худое и не хилое. Если на 2007 год ВНП России на душу составлял $9075, уступая даже туркам с $9569, — не говоря о янки с $45725 и команде Непотопляемого Авианосца, бывшим Просвещенным Мореплавателям с $46099, — то в 2050-м всё должно быть куда лучше. Наша страна должна стать четвёртой в мире по ВВП, который составит $78561, уступая лишь США с $91683, усердным южным корейцам с $90284, и лишь чуть-чуть отставая от хитрых бриттов — $80234. Это — не измышления кремлёвских политтехнологов и казённых журналистов; это — прогнозы серьёзных финансистов. Правда, сделанные до позапрошлогоднего кризиса.

А сейчас, напомним, идут разговоры, что России не место в группе быстро развивающихся стран. И основания к этому есть… Ну вот классический индустриальный продукт — сталь. Россия в кризисном 2009 году сварила 59,9 млн. тонн, выйдя на третье место в мире, после Китая и Японии. США — на четвёртом. (Сбылась мечта Н.С.Хрущева, обгонявшего США по производству стали с целью построения коммунизма…). Но Китай увеличил производство на 13,5 %, Индия (пятое место в мире) — на 2,7 %… А у нас — падение на 12,5 %. Кошмар…

Экономист Андерс Аслунд, автор известной книги " Russia's Capitalist Revolution ", полагает, что во всем виновата политика России, бывшей сверхдержавы, которая даёт основания вводить против неё антидемпинговые меры — что и подкосило здешних металлургов. Но вот так ли это?

13 лет назад автор этих строк отмечал в бумажной Компьютерре, что специфика реформ в нашей стране состоит в том, что индустриализация у нас уже была. Неприхотливое население нечернозёмных да сибирских сёл уже перебиралось в города, проводя довоенную индустриализацию и послевоенное восстановление… Ещё в 1950-е по оргнабору уходили в на производство мужики из тульских деревень. Уходили плача, в неизвестность. А через полгода приезжали на выходной. В костюме и даже при галстуке, привыкшие спать на своей койке в общаге, а не на общих полатях в пятистенке. Работать восемь часов в день, — а в субботу и меньше, — а не от света до света, как в деревне. Недостаток навыков и знаний компенсировался усердием и смекалкой. Именно эти люди возводили города, плотины и космодромы. А сейчас это население — кончилось. А растущие промышленности, — такие, как в Бразилии, Индии, Китае, — работают именно на этом ресурсе. У Китая — 64 % сельского населения, у Индии — 70 %. (Правда, у бразильцев в города уже переселилось 84 % населения — но у них выплавка стали упала на 21,4 %, сильнее, чем в России…) Поэтому-то наша страна с трудом выносила реформы 1990-х. Поэтому-то российская экономика болезненней хозяйств Индии и Китая отреагировала на финансовый кризис. Но США в прошлом году сократили варку стали ещё больше — на 36,4 %, а японцы — на 26,3 %… У развитых, уже прошедших индустриализацию стран, спрос на сталь куда ниже, особенно в фазе кризиса.

И вот тут мы должны обратиться к очень важному выводу Аслунда — объективно место России не среди индустриализирующихся, а среди развитых стран. У нас, как и у них, сложившаяся инфраструктура, — пусть изношенная и похабно содержащаяся, но сложившаяся. У нас доход на душу населения вчетверо выше чем у китайцев, — да, нам пытаются впаривать товары по завышенным ценам, снижая покупательскую способность наших денег, но прикончить это безобразие вполне реально, надо быть просто пожадней в массовом масштабе… А вот чего делать нельзя ни в коем случае — так это верить в призывы Аслунда проводить менее твердую внешнюю политику. Шансы на высокие доходы, — как однозначно следует из анализа ресурсов стран БРИК, — есть у россиян только до той поры, пока они контролируют одну восьмую часть суши, и располагают ненулевыми шансами прирасти шельфом, буде всемирное потепление окажется не мифом. И если поделить эти ресурсы на наше не очень обильное население — получится довольно много. (Знаете, даже воздушное пространство над вечной мерзлотой может стоить приличных денег для нужд аэронавигации…) Только их, эти природные ресурсы, нужно удержать. И не откуда не следует, что сделать это будет легко. Но — не невозможно. Надо просто, что бы наша страна помнила, что не стоит искать друзей среди стран, близких в какие-то моменты истории по тем или иным параметрам, а просто исходила из того, что союзников у России извечно только два — Армия и Флот. И мощь нации должна использоваться не на борьбу за всеобщее счастье и справедливость, не на поиски Третьего пути, а исключительно на прагматичные цели — на первом этапе хотя бы на удержание и обустройство унаследованной территории, а затем и на проекцию экономических интересов вовне, что от века делали развитые державы. И тогда прогнозы зарубежных аналитиков на 2050 год вполне могут оказаться правдивыми…


К оглавлению






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх