ОКНО ДИАЛОГА: В режиссуре Goblin’а, конечно!


Год с лишним назад, когда «Компьютерра» первый раз опубликовала интервью с Дмитрием Пучковым, известным также под псевдонимом Goblin, нам и в голову не могло прийти, что намеки нашего собеседника на возможное появление фильмов собственного производства - гораздо больше, чем просто намеки. Поэтому, как только появилась информация о кинопроекте «Зомби в кровавом угаре», мы решили встретиться с Дмитрием еще раз и задать ему ряд вопросов, так или иначе связанных с кинобизнесом и другими ипостасями самого обаятельного Goblin’а России.



Дима, до 31 декабря 2004 года ты выпускал перевод за переводом, но после Нового года все словно обрубило. Что случилось?

- За этот год перевел ровно два фильма: «Бешеные псы» и «Хроники Риддика», оба вышли в дорогих коллекционных изданиях. Все остальное время занят всяким разным в других областях.

Правильные переводы - это, конечно, безумно интересно. Но рано или поздно в жизни появляются вещи еще более интересные. Насмотревшись чужих фильмов, мне, к примеру, захотелось реализовать мечту детства - снять свой собственный фильм. Получил предложение настрочить три книжки про эпопею «Братва и кольцо». Записался в спортивный кружок. Вот этим сейчас и занят. На остальное физически не хватает времени.

Но ведь была еще история с переводом «Отряда Америка», верно?

- Да, было дело. Проект, так сказать, всероссийского масштаба и совсем другого уровня, нежели крики в микрофон сидючи в кладовке[Это вовсе не оборот речи: все свои фильмы Дмитрий озвучивал именно в кладовке собственной квартиры].

Расскажи о ней поподробнее.

- Мультфильм «Отряд Америка: Всемирная полиция» - продукт специфический, изготовленный специфическими же творцами, Треем Паркером и Мэттом Стоуном. Мультик «South Park», наверно, видели все - вот, это их работа.

На сей раз они вместо «вырезанных из бумажек» фигурок попользовали исключительно дурацких кукол-марионеток, висящих на веревках. Марионетки ничуть не снизили накал идиотии, а в сценах кукольного секса - подняли до небес. Как у авторов заведено, мультик насыщен ненормативной лексикой и по этой причине нравится далеко не всем.

Естественно, шансы на успех в прокате по России - нулевые: куклы на веревках в комплекте с убогим переводом гарантируют полное отсутствие сборов. Поэтому, извиняй за нескромность, позвали меня, дабы привлечь аудиторию личностью. Раньше для кинопроката ничего не переводил, потому и решил попробовать.

Для кино переводить интересно: налажен тесный контакт с авторами, авторы (ага, лично сами Трей и Мэтт) выдают детальнейшие пояснения, что и как надо понимать, в чем соль шуток, как обыграть «говорящие» фамилии и все такое. Был удивлен: при индивидуальном подходе все сложнее в разы, а тут - все условия созданы. И тем не менее в прокате постоянно какой-то отстой крутят.

Перевод в итоге получился неплохой, хотя и не без огрехов: в процессе перевода американцы не предоставляют видеоряд, а потому не всегда понятно, что имеется в виду. Потом, уже для озвучки, - пожалуйста, но такого качества (чтобы не запиратили), что в движении черно-белых теней на экране вообще что-либо разобрать трудно. Так что пары ошибок избежать не удалось.

В прокат фильм запустили с наговоренным мной «в один голос» переводом, всю нецензурщину - «запикали». С одной стороны, наш человек по строению фразы легко догадается, что именно «запикано». С другой - некоторые диалоги построены так, что в самом важном по смыслу месте надо было «запикивать» два важных для понимания слова из трех. Смысл фразы исчезал напрочь, и потому одно непечатное слово пришлось заменить. В результате крайне жесткие и самые угарные философские рассуждения о смысле бытия слегка утратили оригинальный накал, и побороть это я, увы, не смог.

Ну а потом мультик пошел в прокат (160 копий на Россию, что совсем не мало), а я взял под мышку недублированную копию и помчался по стране с гастролями: Питер, Москва, Екатеринбург, Ростов-на-Дону, Пятигорск, Оренбург. Прибыв на место, большую часть дня метался по телестудиям и радиостудиям, раздавал бесчисленные интервью, а по вечерам «давал сеанс».

Сперва я выбегал на сцену, отвечал на всякие вопросы зала (вопросы стандартные, типа «А почему „Гоблин“?»), давал краткое пояснение происходящему в фильме (объяснял, над чем надо смеяться), а потом переводил вживую и без всяких купюр - детей на просмотры не пускали. Хвастать нехорошо, но народ везде был страшно доволен.

Фанаты, наверное, требовали сказать что-нибудь ласковое в заранее заготовленные диктофоны…

- В общении с незнакомыми людьми ненормативный лексики избегаю. Особенно - в диктофоны.

С фанатами встречался уже по окончании просмотра: в основном подписывал плакаты, раздавал автографы и фотографировался со всеми желающими. Занимался этим добросовестно - «чтобы никто не ушел обиженным». И обиженных не было, два маркера исписал.

Сами по себе гастроли оказались мероприятием, требующим серьезной физподготовки. Многочасовое сидение в аэропортах, прилеты посреди ночи, сон в гостиницах, постоянно в напряжении. Могу только посочувствовать тем гражданам, у которых гастроли - работа. Там либо умом тронешься, либо сопьешься - если это месяцами продолжается.

В итоге фильм собрал больше шестисот тысяч долларов, что для такого сурового произведения - весьма и весьма приличная цифра.

И все же о фанатах. Насколько твои, скажем так, представления о собственной популярности совпали с реальностью? И понимают ли люди в провинциях разницу между хорошим и плохим переводом?

- Честно говоря, смотреть на все это очень странно. Сидя дома перед монитором, «размах явления» представить невозможно, но народу везде было - шквал. Основная масса, понятно, восемнадцати-двадцатилетние пацаны. Они, как ни крути, самые активные потребители книжек, музыки и фильмов. Однако хватает и людей взрослых.

Что касается понимания тонкостей перевода публикой… нет, это вообще мало кто понимает - что в столицах, что в провинции. Чтобы понять, хороший перевод или плохой, необходимо знать иностранный язык и сравнивать дубляж с оригиналом. У рядового зрителя ни таких знаний, ни таких возможностей нет. Потому народ просто смотрит «в переводе Гоблина».

Отзывы всегда стандартные: «Дмитрий, раньше это [censored] смотреть не мог, а ты из этого [censored] сделал конфетку! Только у нас в России так могут!» Попытки объяснить, что на самом деле просто перевод правильный, - никакого успеха не имеют. Народ даже в мыслях не допускает, что в Голливуде могут снимать интересные фильмы - все, оказывается, придумываю я.

Ну а что до популярности, так настоящая популярность - это когда на улице девки на шею бросаются! А я по улицам хожу спокойно. Вот сниму кино с собой в главной роли - тогда другое дело. А пока так, баловство.

И когда можно ждать DVD с твоим переводом «Отряда»? На лотках видел только пиратскую подделку, где подростки вяло и натужно матерятся в микрофон…

- Не знаю. Студия «Парамаунт», глядя на наших пиратов, решила открыть в России свое производство. Когда это произойдет - мне неведомо. А до тех пор они ничего у нас не выпускают и не продают.

Хорошо, вернемся к началу беседы. Ты перевел два «лицензионных» фильма - «Бешеные псы» и «Хроники Риддика». Отличался ли техпроцесс работы над ними от того, что ты уже отработал на переводах «для друзей»?

- Отличий всего два: для обоих фильмов переведены дополнительные материалы (интервью создателей, любопытные моменты со съемочных площадок), а для «Бешеных псов» я сделал небольшой псевдодокументальный фильм «про фильм». Там собраны факты про Тарантино, сценарий, съемки и в непринужденной манере изложены. Получилось интересно, народу нравится, есть желание развивать.

Поварившись в «легальной» среде, ты можешь, наконец, рассказать - почему официальные переводы бывают столь ужасны?



- Как водится, все предельно просто. Причина номер один - отсутствие грамотных профессионалов-переводчиков. Многим ведь кажется, что если человек учил иностранный язык в неком вузе, то он уже готовый переводчик. Это заблуждение. Но многие граждане из числа так называемых переводчиков этим заблуждением успешно пользуются, раз за разом осчастливливая зрителей плодами своих «профессиональных» трудов.

Собственно перевод состоит из трех этапов. Этап первый: понять, о чем идет речь в оригинале. Это не так просто, как может показаться. Большинство горе-переводчиков затухает уже на этом этапе. Для понимания надо быть хорошо образованным и глубоко эрудированным человеком. Специальное образование плюс познания в мифологии, религии, медицине, юриспруденции, астрономии, физике и пр. - обязательны. В противном случае мимо проедут целые смысловые пласты.

Этап второй: подстрочный перевод. Текст переводится с максимально точной передачей смысла. И это тоже совсем просто. Люди элементарно ленятся заглядывать в словари, искать идиомы, пословицы, библейские высказывания, цитаты знаменитостей.

Третий этап: литературная обработка русского текста с полным сохранением смысла. Собственно, все - перевод готов.

Что получается у нас? В качестве переводчика зазывают гражданина, закончившего что-нибудь пищевое или, скажем, электротехническое, - он много не запросит. Гражданин в меру сил, умения и старания - то есть плохо - переводит. Параллельно с переводчиком трудится укладчик - человек, который подгоняет длину переведенных фраз под иноязычную артикуляцию. Его стараниями текст безжалостно кастрируется, потому что английские фразы в среднем на 25% короче русских. Зато в крупных планах никто не говорит с закрытым ртом.

Далее текст зачастую попадает к литературному редактору - человеку, который иностранного языка не знает. Литературный редактор, руководимый и направляемый глубоко индивидуальным пониманием того, что и как должны говорить актеры, безжалостно правит текст. Ликвидирует пассажи типа «Мы сделали это!», выправляет корявые фразы. Все это, подчеркиваю, при отсутствии знаний иностранного языка и в отсутствие переводчика. Результат трудов косорукого переводчика усугубляется.

Потом за дело берется режиссер озвучки, действующий заодно с актерами. Ему, разумеется, виднее, кому, с каким голосом и с какими интонациями следует дублировать, например, Арнольда Шварценеггера. Именно его заботами с экрана раздается не голос сурового германца, а блеяние очередного балбеса, которому светят только роли в озвучке. Коверкаются и урезаются фразы, снова идет надругательство над смыслом.

Вот так получается «полный дубляж», то есть отдельное произведение, имеющее крайне малое отношение к оригиналу. Я не говорю уже о том, что в дубляже никогда не отображаются акценты персонажей. Например, в мультике «Шрек» Осел - ярко выраженный американский негр, сам Шрек говорит с шотландским акцентом, Кот - с испанским. В дубляже все без исключения говорят как москвичи.

Авторы-изготовители дубляжей своим трудом неизменно гордятся, сообщая в интервью, что только благодаря им эту голливудскую дрянь вообще можно хоть как-то смотреть.

Что имеем в итоге? В итоге имеем извращение смысла и, соответственно, минус пару миллионов долларов сборов в прокате. Так и живем.

По телевизору сказали, что ты снимаешь фильм «Зомби в кровавом угаре». Расскажи, пожалуйста, о чем он и, главное, зачем ты в это ввязался? Ответ на «Клерков» Кевина Смита или «Музыканта» Родригеса?

- Ну я это, смотрю - все кино снимают! Одно тупее другого. Пора, думаю, и мне уже чего-нибудь заснять, чтобы всех затмить интеллектом напрочь. Последней каплей был фильм Ренаты Литвиновой «Богиня: Как я полюбила». Смотрел четыре вечера подряд. Больше двадцати минут за раз не выдерживал: постоянно падал с дивана от дикого хохота, а это больно.

По окончании просмотра решение созрело окончательно: Рената Литвинова создала незабываемый образ милицейского следователя. А мне надо создать не менее яркий образ оперуполномоченного. Ну и тоже чтоб сны были всякие, жуткие преступления и, конечно, зомби. В кровавом угаре. После Ренаты Литвиновой фильм про милицию без зомби не имеет смысла.

Дело новое, совершенно неизведанное. Заниматься интересно, а главное - очень весело.

Это коммерческий проект или, начав зарабатывать с переводов, ты снова придумал что-то исключительно для души?

- Да у меня как-то так получается, что все проекты - коммерческие. И делать интересно, и деньги получать интересно. И душа, что характерно, одинаково радуется и тому и другому.

Зарабатывать я начал, кстати, не с переводов, а с должности библиотекаря в Библиотеке Академии наук РСФСР. Продолжал водителем тяжелых грузовиков, слесарем, гидрогеологом, бурильщиком, токарем, кузнецом, сантехником, таксистом, массажистом, кинологом, оперуполномоченным, журналистом и только потом - продолжил зарабатывать еще и переводами.

В связи с этим чисто компьютерный вопрос. Недавно начали появляться системы, которые снимают все подряд, а потом сами же и монтируют фильм из отснятого материала[Подробнее об этом можно прочитать по адресу offline.computerra.ru/2005/601/222981]. Как ты думаешь, возможно ли со временем появление мегакомпьютера, который, нажатием одной кнопочки, сможет сделать фильм в стиле Гая Ричи, Питера Джексона или, чего доброго, Стивена Спилберга?

- Нет, конечно. Электронный болван - он инструмент, а не созидатель. Ему не то что Спилберга, ему даже меня не победить.

А когда можно ждать выхода фильма на экраны? И о каких экранах идет речь - компьютерных, телевизионных или кино?

- Не раньше, чем в следующем году. Выход, понятно, планируется повсюду: и в кино, и на телевидении, и на разных носителях.

Тут ведь как? Можно снять самостоятельно, «на коленке», без привлечения специалистов/капиталов. Уверен, получится неплохо, но это коммерчески неправильно и невыгодно. Правильно - отхватить бюджет, снимать по-взрослому, а потом окучивать просмотрами всех, до кого можно дотянуться.

Так что снимать надо на пленку и для кинопроката. Остальное - приложится.

А это из-за съемок фильма ты на своем сайте отключил комментарии, лишив тысячи людей ежедневной порции удовольствия от публичной битвы Goblin’а с дураками?

- Тут все несколько сложнее. Будучи жизнерадостным графоманом, я пишу про что-нибудь такое, про что мне интересно, про что не могу не написать. Высказываю свое мнение по неким поводам, как правило, - в сугубо ироническом ключе.

Но тут же набегает толпа каких-то совершенно левых людей, которые немедленно начинают мне рассказывать, что я идиот, что написал полную чушь, что это никому не надо и никому не интересно. Таким образом стадо идиотов получает выход на огромную аудиторию. Зачем предоставлять им такую возможность? Считаю, идиотам это ни к чему. Лучше я один буду там кривляться по-всякому, а кому сильно хочется - пусть пишут письма. Кроме того, с ростом популярности начинают подтягиваться граждане совсем неадекватные - с оскорблениями, угрозами физической расправы. Я парень хоть и отважный, но контактировать с больными и психами никакого желания не имею.

Ну и немаловажный момент - очень много времени уходит на ответы. А времени нет совсем. Потому славное развлечение, которое мне самому страшно нравилось, увы, закончилось.

Как эксперт с мировым именем, можешь ли ты дать несколько советов по раскрутке собственной домашней странички? Дизайн, содержание, шрифты - наверняка все это очень важно…

- На мой взгляд, главное в страничке - содержание, а не форма. Моя так называемая страничка хоть и функциональная, но очень страшная, ортодоксальная такая, из угрюмого интернетного прошлого, когда связь была плохой, а фон страничек - черным. Но публику это не пугает, поскольку я пишу там то, что людям интересно.

Не так давно поставил рекорд: 35 тысяч посетителей в сутки. Вот вам доказательство, что дизайн и шрифты менять не надо, баловство это. Главное, как сейчас модно говорить, - контент!

Год уже почти закончился, и, если забыть о нескольких премьерах под Рождество, можно подвести небольшой киноитог. Какие фильмы понравились тебе в 2005-м?

- Больше всех понравился французский фильм «Набережная Орфевр, 36» - про суровую жизнь оперуполномоченных парижского уголовного розыска. Настоятельно рекомендую всем, кому близки фильмы подобной тематики.

Неплохо пошел «Город грехов» (я даже комикс про него перевел, в лавках продают - отличная вещь). Родригес, можно сказать, реабилитировался после «Однажды в Мексике».

«Остров» неплохо пошел - бабахало и стреляло знатно, режиссер Майкл Бей в который раз не подкачал.

Из наших серьезных отмечу «Статский советник» - в отличие, скажем, от никакого «Турецкого гамбита». Сильно развеселили «Жмурки», прямо как на машине времени в перестройку скатался. Тогда, правда, было не так смешно.

А сейчас смешно?

- В целом - значительно меньше, чем ранее. Например, в собственный подъезд теперь можно совершенно спокойно заходить без пистолета. Я бы даже сказал, скучновато стало. Хотя, конечно, кому как.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх