Капля за каплей


6 октября в театре «Сэндерс» Гарвардского университета случился аншлаг: здесь проходило очередное, пятнадцатое по счету награждение лауреатов Игнобелевской премии (Ignobel Prize, www.improb.com/ig), присуждаемой за самые нелепые и курьезные научные открытия. Ажиотаж, царящий вокруг Игнобелевки, учрежденной юмористическим журналом annals Of Improbable Research («Летопись невероятных исcледований»), растет с каждым годом: билеты на церемонию были раскуплены за несколько недель до начала, и опоздавшим оставалось лишь довольствоваться веб-трансляцией с места события.

Интернетчики оценят нынешний выбор кавалера награды в области литературы: ее коллективными обладателями в кои-то веки стали нигерийские спамеры. Наряду с безвестными создателями покорившего мир прозаического жанра, члены жюри отметили и их колоритных персонажей - отставных президентов, генералов и членов их семей, чьи ярко и образно описанные злоключения кочуют по свету, выворачивая наизнанку души и кошельки. К счастью, ни один из новоиспеченных кавалеров награды на церемонии не появился, что позволило обойтись без жертв: что ни говори, а подобное творчество вызывает чересчур сильные эмоции у многих из нас.

Влияние на умы высоких образцов искусства - тема, еще ждущая своего пытливого исследователя. Возможно, первым шажком в этом направлении станет удостоенная премии мира работа Клэр Ринд (Claire Rind) и Питера Симмонса (Peter Simmons) из университета Ньюкасла, скрупулезно замерявших активность нервных клеток у особей саранчи в момент просмотра ими «Звездных войн». Небезынтересно, кстати, какие бури разыгрываются по утрам под черепной коробкой пользователей изобретения аспирантки Массачусетского технологического института Гори Нанды (Gauri Nanda). Данный прибор под названием Clocky представляет собой будильник на колесах, умеющий надежно прятаться после того, как зазвонит, не давая разбуженному хозяину нажать на кнопку отбоя (см.«КТ» #587). Изобретательница уверяет, что при массовом производстве ее детище способно добавить к рабочему дню немало продуктивных часов на благо экономики.

«Химическая премия» нынешнего года вручена Эдварду Касслеру и Брайану Геттельфингеру (Edward Cussler, Brian Gettelfinger) из Университета Миннесоты. Регулярно посещая студенческий бассейн, Брайан загорелся мыслью выяснить, где плывется быстрее - в воде или в сиропе. Сказано - сделано: засучив рукава, друзья приступили к осуществлению своей идеи. Первоначально в их планы входило заполнить ванну сахарным сиропом, но власти недвусмысленно намекнули исследователям, что в случае засора канализации им светит солидный штраф. Впрочем, экспериментаторы горевали недолго: высыпав в бассейн три центнера гуаровой смолы[Полимер, разбухающий в холодной воде; используется, в частности, в пищевой промышленности] и залив их водой, они пригласили в бассейн своих приятелей-пловцов и взялись за секундомер. Как доказала практика, особой разницы между водой и гелем пловец не чувствует, поскольку увеличившаяся сила трения с лихвой компенсируется возросшей силой гребка.

Путь к научной истине порой не только тернист, но и весьма нетороплив. Лучшее доказательство тому - удостоенное премии по физике исследование, затеянное Томасом Памеллом (Thomas Pamell) из Университета Квинсленда еще в 1927 году и ныне продолжаемое его последователем Джоном Мэйнстоуном (John Mainstone). Предметом изысканий стала смола, теоретически представляющая собой жидкость, но при комнатной температуре ведущая себя как твердое тело. Для того чтобы проиллюстрировать жидкостные характеристики этой субстанции, Томас поместил ее в сосуд и с нетерпением стал ждать капель. Первая упала через восемь лет, вторая через девять… Последняя, восьмая из наблюдаемых капель упала в 2000 году, и теперь Джон с нетерпением ждет девятую.

После раздачи слонов началась культурная программа праздника - этакое подобие КВН для служителей науки. По традиции из года в год он посвящается какой-то определенной теме; так, ныне ею стала бесконечность. В этой связи зрителям была предложена мини-опера «Count Of Infinity» («Подсчет бесконечности»), сольные партии в которой исполняла четверка нобелевских лауреатов по физике и химии минувших десятилетий. Не позабыты и игнобелевские ветераны. На сей раз отличились «птичники»: напутствие будущим лауреатам дал обладатель позапрошлогодней премии по биологии, исследователь гомосексуальной некрофилии у уток Киз Мёликер (Kees Moeliker), а в роли специально приглашенной звезды выступил Дон Физерстоун (Don Featherstone), в 1996 году снискавший награду в области искусства за свою галерею пластиковых фламинго.

Под занавес церемонии на зрителей обрушился каскад лекций в режиме «24/7», в ходе которых лучшие американские ученые рассказывали о главном деле своей жизни. Поистине краткость - сестра таланта: отчет о работе состоял из двух частей, первая из которых была ограничена двадцатью четырьмя секундами, а вторая - семью словами. Как бы, вероятно, ускорился прогресс, если бы подобной лаконичностью отличались все научные симпозиумы…







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх