О «большом скачке» на рынке платформ


Начну с несколько неожиданной, наверное, аналогии. В советской традиции было принято, говоря о промышленности в целом, выделять группу А и группу Б: производство средств производства и производство товаров народного потребления (в других терминах - тяжелая и легкая промышленность). На мой взгляд, в индустрии информационных технологий к сегодняшнему дню образовалась более сложная модель: можно выделить по крайней мере четыре четко очерченных сегмента - средства разработки, платформы, бизнес-приложения и решения, ориентированные на конечного пользователя (при этом первые три сегмента соответствуют группе А, а последний - группе Б). Естественно, существует ряд решений на стыке сегментов (например, домашние сети - это и платформа, и потребительская технология). Важно, однако, что говорить об инновационной привлекательности ИТ в целом бессмысленно - в этих сегментах принципиально различные показатели возврата инвестиций.

Очевидно, что самым массовым рынком является рынок потребительский. Именно на нем всегда достигался максимальный успех внедрения новых технологий, даже в случае базовых высокотехнологичных решений. Персональных компьютеров, например, в мире гораздо больше в частном пользовании, нежели в организациях. Наблюдаемая в России картина (домашних компьютеров - примерно четверть от всех имеющихся в стране) свидетельствует только о перекошенном и неразвитом рынке. Но, скажем, феномен мобильных телефонов реализовался в нашей стране уже по общемировой схеме.

Поэтому я думаю, что с точки зрения инновационной привлекательности потребительский рынок ИТ является наиболее перспективным, тем более что в последнее время многие технологии, изначально создававшиеся для решений, ориентированных на бизнес, начали прокладывать путь в дома, квартиры и карманы людей (например, уже упоминавшиеся домашние сети). Сегодня ясен уже и мэйнстрим направления развития потребительского ИТ-рынка - это тотальная конвергенция всего и вся. Совсем скоро - лет через десять-пятнадцать - мы забудем о раздельных сетях и каналах доставки информации (сегодня в типичную квартиру приходят, не говоря об эфирных сетях, по крайней мере телефонный провод, радиовещательный кабель, телевизионный коаксиал, а в продвинутую - еще и кабель локальной сети). Они будут проинтегрированы в общей проводной или беспроводной широкополосной сети передачи данных с коммутацией пакетов, а все оконечные устройства (телефоны, телевизоры, радиоприемники, музыкальные центры, часы и т. д.) станут различными модификациями компьютерной платформы. Эта тенденция настолько очевидна, что даже не хочется приводить подтверждающие примеры. Те, кто сможет включиться в этот процесс и предложить новые (и востребованные!) функциональные устройства, услуги и бизнес-модели, просто обречены на успех. Одновременно, кстати, этот процесс является и угрозой для многих представителей традиционного бизнеса, особенно коммуникационного, - как бы традиционные операторы ни боролись с IP-телефонией, будущее за ней (или за ее следующей реинкарнацией), а при массовом внедрении широкополосных беспроводных сетей (например, WiMAX) на существенное техническое перевооружение придется пойти и операторам мобильной связи.

Одновременно с уверенностью в инновационной привлекательности потребительского рынка ИТ на глобальном уровне я весьма скептически отношусь к перспективности российских компаний, ориентированных на него. Уж слишком глубока культурная зависимость этого рынка. Чтобы предложить востребованное на нем решение, надо понимать реальные потребности людей (или уметь выдумывать и внушать людям новые потребности). Увы, в поколении, к которому относятся лица, принимающие решения (те, кому сейчас 30-50 лет), очень мало людей, действительно обладающих нужными способностями. Мы выросли в искусственно изолированной от мира и (зачем стыдиться?) бедной стране, а культура (в том числе и культура потребления) закладывается в детстве и юности. Сейчас только входит в жизнь поколение двадцатилетних, лишенных этого недостатка. Наша молодежь выросла уже в глобальном мире. Именно у этих ребят, с детства ездивших за границу, видевших развитие потребительского рынка в стране, зачастую учившихся в западных университетах и выбравших для себя путь возвращения в Россию, есть шанс создать технологические компании, способные предложить востребованные потребительские продукты и услуги. К сожалению, их создание, рост и развитие займет определенное время - и существует не меньший шанс на то, что это поколение просто не успеет принять участия в уже начавшейся новой инновационной волне - к тому времени, когда они смогут предложить свои продукты, передел потребительского рынка ИТ уже произойдет.

Рынки платформ и решений для бизнеса - следующие по инновационной привлекательности направления. Однако для российских компаний между ними есть существенная разница. Если рынок платформ является глобальным и унифицированным, то рынок бизнес-приложений тоже культурно-зависим, - именно удачной игрой на специфике местного рынка, например, объясняется феноменальный по российским масштабам успех компании «1С». И по тем же причинам, которые описаны в предыдущем разделе, я довольно скептически оцениваю перспективы российских компаний на этом рынке в глобальном масштабе. Тем более что в отличие от потребительского рынка ИТ на рынке бизнес-приложений не заметно новых идей и тенденций - скорее всего, это будет эволюционное развитие и постепенная интеграция существующих технологий и продуктов во всеохватывающие решения, объединяющие АСУТП и АСУ (в современных терминах - SCADA, MES, ERP и CRM)[SCADA (System Control And Data Acquisition) - система телеметрии и телеуправления; MES (Manufacturing Execution System) - система управления производством в реальном времени; ERP (Enterprise Resource Planning) - система планирования ресурсов предприятия; CRM (Customer Relationship Management) - система управления взаимоотношениями с клиентами. - Л.Л.-М.].

Зато на платформном рынке можно в ближайшее время ожидать большого скачка! С моей точки зрения, он будет связан с двумя тенденциями: во-первых, с «платформизацией» задач искусственного интеллекта, а во-вторых, с выходом параллельных систем на массовый рынок. Об искусственном интеллекте последние годы считалось даже неприличным говорить - термин был скомпрометирован несостоявшимися ожиданиями 60-70-х годов. Однако постепенно в научных лабораториях довели до уровня практического использования почти все задачи, традиционно ассоциировавшиеся с ИИ, - в первую очередь различные технологии распознавания и синтеза, - и в следующие несколько лет произойдет их массовое внедрение на платформном уровне. Компании, которые смогут предложить наиболее эффективные реализации интеллектуальных средств общения с компьютером, получат колоссальный возврат инвестиций. Правда, я думаю, что конкуренция в этой области развернется в основном между крупными глобальными игроками, поскольку платформные решения сегодня требуют гигантских начальных инвестиций, на которые стартапы не смогут пойти даже при наличии идеальных условий венчурного финансирования (в 20-е годы прошлого века можно было построить самолет в сарае и основать авиастроительную компанию; сегодня смешно пытаться конкурировать с Boeing и Airbus в разработке авиалайнера нового поколения).

Другое направление, лежащее на стыке платформы и средств разработки, а именно системы параллельного программирования, представляется мне весьма перспективным с точки зрения инновационной привлекательности. Дело в том, что за массированной маркетинговой компанией по продвижению на рынок многоядерных процессоров остался совершенно забытым и незамеченным ключевой вопрос: а как на этих системах эффективно программировать? Совсем скоро мы увидим на рабочих столах многопроцессорные и многоядерные системы (уже сейчас некоторые производители предлагают одноплатные кластеры, и за вполне приемлемые деньги - несколько тысяч долларов - можно получить настольную инженерную рабочую станцию, превосходящую по характеристикам самые мощные вычислительные системы пятнадцатилетней давности). Тем не менее парадигма параллельного программирования, позволяющая эффективно утилизировать доступные ресурсы, до сих пор не создана, несмотря на то что исследования в этой области ведутся столь же долго, как и в области искусственного интеллекта! Думаю, однако, что произошло это именно из-за недостаточной востребованности такой парадигмы и поддерживающих ее языков и средств программирования - уникальные вычислительные задачи можно запрограммировать и в Хоаровской парадигме с использованием MPI[Message Passing Interface, взаимодействие на основе передачи сообщений. - Л.Л.-М.]. С появлением массовых параллельных систем (а оно неизбежно, и не в силу маркетинговой активности производителей процессоров, а в результате достижения технологических ограничений по росту тактовой частоты) востребованность средств параллельного программирования возрастает на порядки. Бизнес-преимуществом этого направления для российских инновационных компаний является его культурная независимость (параллельная система будет одинаковой что в России, что в Европе, что в США) и «инвестиционная легкость» - на сегодняшний день требуется, скорее, блестящая научная идея, а не дорогостоящая реализация платформного решения.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх