ОКНО ДИАЛОГА:


9 рота: аварийная посадка


Зритель «9 роты», приходя отдохнуть в кинозал с внушительным стаканом попкорна, ближе к концу фильма (если, конечно, не заснет к середине) увидит замечательный спецэффект: в грузовой самолет попадает ракета. После чего дымящий лайнер, теряя хвостовое оперение и кусок фюзеляжа, совершает вынужденную посадку.

Чтобы зритель в этот момент не подавился кукурузой, Илья Кондратьев вместе с другими сотрудниками из студии «Саламандра», а также Леонид Волосатов из студии «Электрофильм» не спали почти целую неделю, переделывая спецэффект за финскими коллегами.

Илья, что случилось с «9 ротой», почему все пришлось переделывать в последний момент?

- Этот спецэффект с самого начала вели финны. Там около восьмидесяти планов, в которые надо было «втирать» горы, и много всякой другой всячины, в частности - попадание ракеты в самолет. Как вы помните, самолет заходит на посадку, у него отваливается хвост, из него выпадают люди, ну и так далее.

Финны, конечно, дороговаты, хотя студия это известная и работает хорошо. Думаю, их участие было вызвано отчасти тем, что деньги в картину вложил и финский продюсер. На пленку сняли посадку самолета (садился он целым, в него, разумеется, не стреляли, рис. 1). Дополнительно на одноцветном фоне были сняты люди, выпадающие из макета самолета. Вот, собственно, и все. Не считая снятых отдельно пожаров и взрывов.

Что в итоге сделали финны: более или менее корректно «втерли» горы. Правда, горы были не натуральные, а сфотографированные на цифровой аппарат. Откуда взялась эта фотография, мы так и не знаем, - может, из клипарта… Где они облажались, так это в отрыве хвоста и выпадении людей. Просто «киндер-гартен» какой-то, по-другому и не скажешь. Да и отламывание шасси выглядит неубедительно. Дым вообще был «прикручен» к самолету: видите[Вы, конечно, не видите. Видел я, когда брал интервью. Свидетельствую: дым был похож на черный изогнутый кошачий хвост, намертво приклеенный к фюзеляжу. - К.К.] - летит за самолетом, даже догоняя его. И таких ошибок не одна и не две. При высоком качестве других эффектов это вызвало недоумение не только у нас, но и у Федора Бондарчука. Казалось, что разными эффектами занимались разные люди. В результате из «финских» эффектов ровно половина была сделана хорошо, а половина, мягко говоря, нуждалась в доводке. И из этой нуждавшейся в «доводке» половины мы имели техническую возможность улучшить тоже лишь половину.

Сначала Федор предложил: давайте трясти это все «камера-шейком»… Не помогло. Тогда решили: хорошо, давайте сделаем, что можем; срок у нас - неделя, пока печатаются другие части фильма.

Решили съездить в Финляндию и забрать все, что там есть, включая модели, текстуры и т. п. Леонид Волосатов из «Электрофильма» слетал, что нужно - забрал. И только когда все материалы оказались у нас, стало понятно, что мы можем что-то сделать (рис. 2). Короче говоря, наша студия занималась всеми полетами, заходами на посадку и взрывами. «Электрофильм» взял на себя эффект отламывания хвоста. Дым, конечно, мы сделали заново - вычленили из сцены траекторию камеры и все по ней стабилизировали.

Разумеется, какие-то ляпы остались, но при большой насыщенности съемок их, наверное, не разглядишь. Но если подойти к вопросу «с микроскопом», то можно найти, что стоило бы сделать лучше. Ту же сцену с хвостом надо было переделывать полностью, как и вылетающий двигатель (сейчас он летит по какой-то совершенно противоестественной траектории).

Хотя обычный зритель, конечно, не думает: «вот тут двигатель полетел не по законам физики», он просто «верит» или «не верит». В конце концов, все мы знаем, как падают предметы на асфальт.

Вам уже приходилось выполнять такой большой объем работ в столь сжатые сроки?

- Да. С точки зрения сроков самой трудной была, пожалуй, ситуация со сценой из «Статского советника». Там нужно было провести «трансплантацию образа актера Меньшикова».

История такова: кто-то прыгает с крыши (естественно, каскадер). И сначала все почему-то решили: нормально, лица видно не будет. Потом решили - будет. И должно быть видно лицо именно Меньшикова. А там еще сложности: надо было убрать какие-то веревки, провода. В качестве дополнительного развлечения для нас - в кадре шел снег. Поручено это было некой фирме, которая сделала совсем не то. Я даже думаю, что дело было не в самой фирме, а в менеджменте картины. Эффект несложный, и любая более или менее приличная фирма с этим бы справилась.

Итак, премьера объявлена, тираж печатается, отступать некуда! А трюка в картине фактически нет. Выяснилось, что к моменту перевода на пленку нам, кроме убирания проводов из под снега, надо еще и заменить широкое, с кустистыми бровями лицо каскадера на худое вытянутое лицо Меньшикова. И времени на это не было.

В общем, справились мы за четыре дня. По счастью, весь материал у нас был в цифре: нетрудно надергать нужных ракурсов лица актера. Сначала забавно получалось. Мы начали «приделывать» лицо главного героя, и когда выяснилось, что пропорции у них с каскадером разные, вначале постоянно выходило, что прыгает вроде бы Меньшиков, только без лба: идет нос, брови, а потом сразу макушка с волосами… Да и лицо крупновато. В общем, выглядело это забавно. Но в конце получилось очень хорошо. Все были довольны.

И часто приходится что-то переделывать за другими?

- Когда работаешь с внешним поставщиком «запчастей» к фильму, очень важно, чтобы все выдерживали спецификации: вот мы договариваемся как-то передавать друг другу материалы, и они должны передаваться именно так и именно такими. Так вот, с большинством российских контор главная проблема в том и состоит, что спецификации не соблюдаются вообще. Возьмем случай, когда нам передают уже отсканированную пленку. Один и тот же план с пленки может запросто передаваться в разном разрешении, в разном формате кадра, а может быть и разное количество кадров - «примерно пятьдесят» (не пятьдесят два, как договаривались, а сорок девять или пятьдесят восемь). Сканируют с запасом, а дальше - все по воле случая. Даже господа финны не избежали подобных накладок. В первое время все было нормально, но когда, видимо, все уже стало сыпаться, у них тоже началось это безобразие. Им даже в какой-то момент «приделали» английского супервайзера, который «тушил» эту ситуацию. У англичан есть большой опыт работы над спецэффектами (они запросто могут сделать кино класса «Гладиатора»).


Последний вопрос: когда наконец компьютерные актеры заменят людей?

- Пока нет ни одной «буржуйской» разработки, которая бы позволяла считать кинематику человека разумно. «Приделать» ботинки к полу - это легко. Но человеческую походку повторить очень трудно. Зритель верит тому, как ходят роботы на экране, но в походке компьютерного «человека» сразу видит фальшь.

Хотя уже сделали модель льва, который не просто похож, а является настоящим! Думаю, и до людей скоро доберутся. На мой взгляд, это дело где-то пяти лет.

Вот пример: Digital Domain - кэмероновская контора. У нас есть их демо-лента, в которой массовка на среднем плане полностью сгенерирована на компьютере. Люди там бегут, задевают друг друга, спотыкаются и т. д. У них даже лица видны. А это все трехмерные персонажи. Думаю, потихонечку «буржуи» дожуют и это.

Правда, в ней еще Брэд Питт бродит по переднему плану, ухмыляется… Но ухмыляться ему осталось недолго.


Интерфейс MPI

Опорная сеть: оптическая 10 Гбит.

Внутри кабинетов: витая пара, 1 Гбит.

Суммарная емкость рабочих массивов: 30 Тбайт (позволяет хранить до десяти полнометражных кинофильмов, отсканированных в качестве 2 тысячи строк по горизонтали на один кадр).

Операционные системы:

цветокоррекция - Linux;

сканер кинопленки - ARIX;

компьютерные спецэффекты - Linux и Windows в соотношении 50/50;

монтаж - используется ПО FinalCut, работающее на Macintosh.

Около двадцати функциональных блоков, из которых двенадцать написано самостоятельно (что объясняется либо дороговизной готовых продуктов, либо низким качеством реализации этих процедур).

Обработка монтажа - пишется на Delphi.

Специальная цветокоррекция - пишется на C++ под Linux.

Ближайшие планы:

переход к централизованному массиву данных;

приобретение сканера кинопленки на 4К (пока надобность в нем возникала редко; например, для «Статского советника» был выбран столь тонкий шрифт титров, что напечатать их можно было только в разрешении 4К).







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх