Все топы в гости к нам


Автор: Михаил Попов

Еще недавно Кремниевая Долина, протянувшаяся от Сан-Франциско до Сан-Хосе, казалась обозревателю компьютерных новостей силиконовым раем, а ньюсмейкеры - руководители крупнейших ИТ-компаний - наиболее труднодосягаемыми его обитателями. Как все изменилось… Не выезжая из Москвы, можно пообщаться с техническим директором и одним из, не побоюсь этого слова, философов ИТ Йозефом Регером. Cвой философский взгляд на информационные технологии он успешно совмещает с позицией технического директора Fujitsu Siemens Computers. Такое сочетание возвышенного и делового в наше время большая редкость. Буквально через несколько дней «Красная стрела» мчит из Москвы в Петербург - на встречу с главой Sun Microsystems Скоттом Макнили. Центр разработок Sun в Питере, наверное, главная цель его визита, но и в Москву бы он мог заглянуть, ведь почти что мимо ехал. А чуть позже, сырым ноябрьским днем к нам приезжает звезда из исследовательского подразделения IBM Дон Эйглер - тот самый, который в 1998 году выложил три буквы из 27 атомов ксенона на кристалле никеля. Каждый прибыл в Россию со своей вестью.

Йозеф Регер привез подробности о новых серверах Fujitsy на процессорах AMD. Главный изюм этих серверов, сказал Регер, заключается не в традиционном преимуществе цена/вычислительная мощность, которое все остальные серверные партнеры AMD (HP, Sun и др.) выносят на первое место. Главное - архитектура шины, позволяющая вытворять очень забавные штуки. Например, с доработками Fujitsu две двухпроцессорные блэйд-системы могут функционировать независимо друг от друга. Совсем отдельно или в составе кластера - ничего удивительного в этом нет, публика может убедиться, что цилиндр пуст. Но оп! - можно поставить несколько перемычек, и система из двух двухпроцессорных «блэйдов» заработает как четырехпроцессорный сервер. Сейчас Регер занимается усовершенствованием своего фокуса, погоняя инженеров Fujitsu Siemens, чтобы те сделали переключение совсем прозрачным - с помощью софта. Поставил галочку в контрольной панели Windows, перезагрузил систему - и ты уже на четырехпроцессорном сервере. Или на паре двухпроцессорных, как захочется.

Главная цель приезда CEO компании Sun Microsystems Скотта Макнили, надо полагать, была в инспекции центра разработок в Питере и подъеме духа тамошних программистов. Число которых, по неофициальным данным, скоро должно возрасти до тысячи человек. По российским меркам - очень много. Это значит, что Sun переносит в Россию довольно заметный кусок своих исследований и разработок. Меж тем на пресс-конференциях до сих пор можно услышать риторические вопросы: «ну доколе западные компании будут рассматривать Россию только как рынок сбыта?» Полноте, коллеги: Sun, Intel, Motorola и другие рискуют в России гораздо большим, чем считанными процентами своего мирового сбыта.

После чтения этих строк интересующиеся могут залезть на «Компьюленту» и узнать там о представлении компанией Sun первых систем на процессоре UltraSPARC T1, который в девичестве назывался Niagara (или см. репортаж в следующем номере). Сам процессор уже официально объявлен, но весь интерес - в характеристиках систем. Какова производительность его восьми ядер на реальных приложениях? Так ли важно рекордно низкое энергопотребление процессора (70 Вт на восемь ядер, как утверждает Sun) в масштабах всего сервера? В декабре мы должны получить ответы на эти вопросы.

Fujitsu Siemens Computers и Sun Microsystems связывает не только операционная система Sun Solaris. Со следующего года компании будут делать объединенную линейку серверов с кодовым названием APL. В которую со стороны Sun на первых порах, наверное, войдут потомки Niagara, а со стороны Fujitsu - многопроцессорные системы с общей памятью. От рассказа о подробностях систем APL Скотт Макнили искусно уклонился, зато наконец-то ответил на вопрос, кому принадлежала инициатива создания APL. «Мы сотрудничаем с Fujitsu очень давно, и идея носилась в воздухе», - сказал он. Потом секунду помедлил и пошутил: «Если с APL все пойдет нормально, давайте тогда считать, что я это придумал».

Кто первый придумал делать транзисторы из нескольких атомов, мы не знаем. Придумать легко, труднее сделать. Пожалуй, ближе других к этому рубежу подошла IBM, в исследовательском центре которой сложили логический элемент буквально из десятков атомов. Правда, и работает он пока гораздо медленнее полупроводниковых транзисторов. «Но если закон Мура будет соблюдаться, - пошутил Дон Эйглер, у нас есть еще лет сорок, чтобы исправить этот недостаток».

Вместе с Эйглером в Россию приехал директор IBM в странах Центральной и Восточной Европы, Средней Азии и Африки Пьеро Корсини. У него удалось узнать, что бюджет на исследования и разработки в IBM, плавно нарастая, внутри претерпевает важные структурные изменения. Поворот Голубого Гиганта от технологий к сервисам доходит и до исследовательских подразделений. По словам Корсини, сейчас часть бюджета на технологические исследования перераспределяется в сторону исследований в области сервисов. Так что вскоре мы можем ждать от IBM не только технических, но и социологических прозрений. А там, глядишь, и до языкознания недалеко. Хотя прорыв в языкознании, пожалуй, у IBM уже в прошлом: систему распознавания речи компания сделала больше десяти лет назад.

Расследуя тему свободы творчества в бизнесе, корреспонденты «Компьютерры» не удержались от вопроса Эйглеру: насколько он стеснен рамками компании в своем научном труде? И чем занялся бы, располагая неограниченными финансовыми и людскими ресурсами? Оказывается, не стеснен нисколько и может делать практически все, что ему заблагорассудится… но только со своей небольшой исследовательской группой. А если бы да кабы… он бы, наверное, занялся молекулярными механизмами заболеваний. Но это, конечно, мечта. Для осуществления которой умение двигать отдельными атомами будет отнюдь не лишним.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх