Летний отдых или зимняя шуба?


Автор: Леонид Левкович-Маслюк

Виталий Арнольд преподает информатику и математику в одной из сильнейших московских школ с уклоном в точные науки (гимназии N1543). Он один из тех, кого обоснованно считают душой просветительского сообщества Москвы. Виталий активно участвует в проведении олимпиад и других соревнований по своим предметам. Кроме того, он с коллегами организует летние выездные школы, где академики и филдсовские лауреаты читают лекции старшеклассникам, ведет огромную работу в Московском центре непрерывного математического образования (МЦНМО), много занимается издательскими делами

Виталий, верно ли, что в России олимпиады (по программированию в том числе) превращаются в профессиональный спорт, спонсируемый государством?


- Нет, нет и нет! Ситуация тоньше. Превращаются в спорт - да. Безусловно. Но не в профессиональный - школьники не успевают до этого дорасти. И уж точно не в государственный. Наоборот, на государственном уровне сейчас происходят чудовищные вещи по отношению к олимпиадам. Желающие могут почитать новое Положение об олимпиадах - оно удивительно! Оно игнорирует все сформировавшиеся за десятки лет традиции, по всем предметам.

Меня смущает другое. Похоже, что олимпиады сегодня - единственный элемент системы образования, который государство понимает и поддерживает.

- Я как раз пытался сказать, что государство олимпиад не понимает. Точнее - у государства есть властные структуры, которые не понимают, с чем имеют дело в данном случае.

Но государство даже дает ордена за развитие олимпиадного движения!

- Правильно делает. Это ордена за работу. За нужное, важное дело.

Может быть, лучше вручать ордена тем, кто создает математические школы или школы информационных технологий?

- Вручают и им. Но в целом ситуация такова: у нас в течение нескольких лет единственным мерилом образования в школе всеми силами пытаются сделать ЕГЭ. Это будет национальная катастрофа - если по ЕГЭ, по всяким там PISA’м и тому подобным вещам мы возьмемся судить об уровне образования в школах. Именно поэтому ректор МГУ Виктор Садовничий, ряд других влиятельных и компетентных людей настаивают: "Если нужна объективность, ЕГЭ ее, конечно, не даст. А вот олимпиады - где мы безусловно успешны по мировым меркам, - дают большой объем информации по "одаренным" школьникам".

То есть олимпиады являются противовесом - минимальным, но хоть каким-то - ЕГЭ на государственном уровне. В этом смысле то, что они поощряются, то, что "вновь-избранный-но-еще-не-вступивший-в-должность-Президент-РФ" за последний год три-четыре раза появился на разных олимпиадах, - очень хорошо для страны.

Давайте рассмотрим условную "слаборазвитую африканскую страну". Местная молодежь хорошо играет в футбол, и для них очень серьезный шанс в жизни - если их заметят на хорошем турнире и пригласят в европейский клуб. Это важнейший, чуть ли не единственный социальный лифт, это карьера. Ну а наших победителей олимпиад по программированию с восторгом принимают на работу мировые гиганты ИТ. Вы не усматриваете в обеих ситуациях чего-то общего? Заметьте, что африканская страна так и остается слаборазвитой, ни медицина, ни даже физкультура не очень-то выигрывают от такого экспорта.

- Для людей, которые из голодной, холодной (ну, в Африке, наоборот, жаркой) медицински отсталой страны приехали в цивилизованный мир, начали жить по его цивилизованным правилам и, например, смогли вывезти туда своих больных родственников, - для них это безусловное благо. Для тех, кто в условной глухой деревне в нашей стране начал заниматься программированием (с помощью Интернета, который теперь действительно есть в школах), съездил на летние школы, вышел на уровень международной олимпиады и потом получил работу в очень хорошем с многих точек зрения офисе ведущей компании, - это безусловное благо. Меняет ли это ситуацию с обеспечением лекарствами той деревни, из которой он уехал? Я знаю примеры, когда люди, добившиеся всероссийской известности, неброско и негромко делают много полезного для развития образования в своем районе, городе, деревне.

А то, что государство поощряет людей, достигших таких успехов, и тех, кто им помогал, - очень хорошо. В свое время Владислав Третьяк и Ирина Роднина получали из рук, если не ошибаюсь, Брежнева государственные награды, и это было очень правильно. То, что меньше шансов получить орден было у человека, который пятьдесят лет в школе учил физкультуре и выучивал множество людей элементарно ходить на лыжах и подтягиваться на перекладине, - наверное, неправильно. Но это два разных вопроса, и я не хочу их противопоставлять. Очень здорово, что есть господдержка работы с "одаренными детьми". Она заведомо не приведет к тому, что будут целенаправленно готовить школьников и студентов к олимпиадам ради призовых мест.

Почему вы в этом уверены? Если выдвигается критерий качества образования - победы на олимпиадах, то на его обеспечение и будут брошены все силы.

- Господдержка работы с "одаренными школьниками" практически исключает - просто в силу штучности таких потенциальных чемпионов, - что все сведется только к этому.


Трудно научить мыслить эффективно

Андрей Терехов, руководитель академических программ Microsoft по Центральной и Восточной Европе, ответил на несколько вопросов об олимпиадах с точки зрения компании-потребителя программистских кадров высшей квалификации.

В какой мере успехи на олимпиадах, просто участие в них и подготовка к ним помогают школьнику в дальнейшем профессиональном росте? Важно ли для Microsoft, что студент, который хочет работать у вас, в школе или в вузе участвовал в олимпиадах или побеждал на них?

- Участие в олимпиадах и соревнованиях по программированию безусловно полезно. Но сам по себе опыт участия или побед в олимпиадах, насколько мне известно, не дает каких-либо преимуществ при приеме на работу в Microsoft. Впрочем, это относится и ко многим другим формальным параметрам - название вуза, средний балл в дипломе или даже ученая степень обычно не играют решающей роли при приеме на работу, так как Microsoft ориентируется на результат собеседований, а не на прежние достижения претендентов.

Однако навык решения сложных алгоритмических задач действительно ценится очень высоко. Вся методика интервьюирования при приеме на работу в Microsoft основана на проверке этого главного и чуть ли не единственно важного для корпорации умения. Обычно интервьюеры предлагают сложные и, возможно, даже нечетко сформулированные головоломки, как из области программирования, так и заимствованные из повседневной жизни, и смотрят, как кандидаты подходят к их решению. Microsoft была одним из пионеров такого подхода к интервьюированию. Под ее влиянием этот метод получил широкое распространение в ИТ-индустрии и даже в некоторых компаниях столь консервативной области, как финансовая индустрия. Тем, кто интересуется этой темой, рекомендую замечательную книгу Уильяма Паундстоуна "Как сдвинуть гору Фудзи?" (недавно был опубликован ее русский перевод).

Интересно, что правильность ответа на поставленный вопрос зачастую не столь важна, как правильность подхода к решению задачи. Кандидаты на работу могут не знать новейших технологий или не на сто процентов соответствовать требованиям, нужным для той или иной команды разработчиков, но если они умеют решать сложные задачи, а также умеют учиться, то все остальное можно будет быстро наверстать уже на рабочем месте. А вот научить человека эффективно мыслить - гораздо сложнее, на это требуются годы.


Но бывает же, что критерий успехов школы, особенно школы "с уклоном", такой: сколько учеников получили высокую награду на олимпиадах? И тогда главная задача учителя - найти и подготовить трех-четырех талантливых ребят. Это ведь совсем не то же самое, что поднимать уровень образования, - даже "одаренные" могут остаться без должного внимания, если все силы брошены на успехи в олимпиаде. Вы наблюдаете в школах такой эффект?

- Много лет работа с "одаренными детьми" находилась вне поля зрения государства. Считалось, что работа с "трудными подростками" - вот это тяжелое дело, за него надо отдельно поощрять. А работа с "одаренными детьми" считалась легкой - они же и так хотят учиться, и могут выучиться, обычно они из благополучных семей. Роль учителя по этой логике минимальна, он только пожинает плоды. И очень хорошо, что сейчас на самом высоком уровне несколько раз в течение нескольких лет было сказано: извините, но работа с "одаренными" - тоже очень тяжелый труд, на который еще и далеко не всякий способен. Перегибы - когда педагоги начинают заниматься только тренировкой к олимпиадам - да, бывают. Но я бы не сказал, что эти случаи социально значимы. Это бывает в сильных школах, бывает редко, и, как правило, руководители таких школ достаточно компетентны, чтобы корректировать ситуацию. Я вспоминаю сцену из фильма "Место встречи изменить нельзя", когда на какой-то милицейский праздник герой Конкина Шарапов приходит в боевой форме с полной грудью орденов. Навстречу ему спускается Жеглов-Высоцкий в штатском пиджаке, на котором виден скромный значок. Шарапова все обступили, он герой войны - а Жеглов говорит: "Вот когда тебе, Шарапов, вторую грудь за работу в МУРе обвешают медалями, тогда поговорим". Кто-то стремится к медалям и наградам - пусть. Профессиональное сообщество достаточно здорово, чтобы это нивелировать.

Не думаете ли вы, что олимпиады конференционного типа, где школьники выступают с результатами собственных долговременных разработок и исследований, более полезны, чем традиционное решение трудных задач на скорость?

- С конференциями вот какая опасность: доклад о проделанной работе и сама работа - две разные вещи. Первый вопрос к докладчику: ребенок, а что из этого ты сделал сам? В этом проблема с такими олимпиадами. С другой стороны - вот только что прошла детская математическая конференция в институте им. Стеклова. Дети докладывали о своих работах, серьезных работах по математике (в доступных им областях, конечно). Научные руководители там же присутствовали - и было точно известно, что дети работали сами. В любом случае, не стоит противопоставлять конференции и олимпиады. Это занятия для разных людей, здесь тоже есть свои стайеры и спринтеры.

На мой взгляд, у школьников-олимпиадников серьезная проблема в другом: получение образования и успехи на этих мероприятиях - совсем не одно и то же.

Но для успехов на олимпиаде по программированию надо же хорошо знать алгоритмы, некоторые вещи из математики?

- Да, программистские олимпиады проводятся командой профессионалов высочайшего уровня - и в России, и в мире. Это действительно хороший способ обучения школьников серьезным и глубоким вещам. Но как и любое действо такого уровня - палочка о двух концах. Представьте - можно ли в школе научить литературоведению на уровне академического института? Наверное, можно, - однако бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Такие школьники не будут знать чего-то из истории, чего-то из географии, чего-то из математики. То же самое и здесь. Олимпиады по программированию сегодня - индустрия. Есть студенты, которые участвуют в них каждую неделю. Для школьников, слава богу, не так много олимпиад. Но люди, которые по-настоящему много участвуют в олимпиадах, обычно не делают ничего другого. Они просто "забывают" получить нормальное школьное образование.

И это проблема не столько времени, сколько головы. Успехи на олимпиадах - это же приятно, это такое дело, в которое школьник искренне верит. Все остальное для него может иметь гораздо меньшую ценность.

Поэтому на высоком олимпиадном уровне эту проблему специально корректируют, стараются компенсировать.

Олимпиады - занятие для довольно узкого круга школьников, но для них безусловно полезное. Есть анекдот советских времен: бабушка перепечатывает "Войну и мир" на пишущей машинке - потому что внук иначе не прочитает, он читает только "самиздат". Точно так же обучение некоторых школьников программированию (и не только) лучше всего идет "под соусом" олимпиад. Их вдохновляет дух спорта, и ради этого они на многое готовы. В том числе - ездить на семинары, на выездные школы, где они занимаются не только подготовкой к соревнованиям.

В свою очередь, на соревнованиях отрабатываются не только программистские умения. Например, на олимпиадах по программированию обычно проверка работ происходит автоматически. Программы сдают не жюри, а серверу. Это весьма дисциплинирует, потому что исключает произвол. Но иногда бывают лазейки - вследствие ошибки составителей, или даже устроенные специально. Условно говоря, проверяющая программа просит, например, напечатать слово "мама", если ответ один, и слово "папа", если другой. Ленивые школьники тогда пишут программу из одной строчки: "print МАМА", и часть баллов автоматически получают. Потом это отлавливается и обсуждается, но… как видите, даже морально-этические проблемы здесь возникают. Еще очень полезно, что вырабатываются навыки сложной командной работы. Допустим, Петя быстро пишет программу, Андрюша быстро придумывает идеи - сразу возникает разделение труда. Бывает, в команде есть "доводчик" - он виртуозно и быстро отлаживает полуработающую программу, это очень ценное качество. И эти роли могут динамически меняться в ходе работы. А главное - умение думать, которое безусловно воспитывает любая олимпиада высокого уровня, - еще никому не вредило.

Точнее, в данном случае - умение думать в экстремальных условиях.

- Это верно.

Но те, кто им не обладает в достаточной мере, становятся аутсайдерами в этом коллективе (а мы знаем, как дети умеют обходиться с аутсайдерами)?

- Строго говоря, они не аутсайдеры, так как любая олимпиада - лотерея. Если в классе учатся чемпионы-программисты Боря, Петя и Маша, а условная Катя из того же класса в жизни ни одной олимпиады не выигрывала - педагоги обычно стараются, чтобы Катя получила более широкую подготовку по другим предметам. Это обеспечивает ей некоторые "социальные гарантии". Но вообще для человеческого житья социум класса и социум команды - вещь очень полезная. Даже болельщики на таких олимпиадах ценны для общего успеха, и эта социальная роль очень важна. Кроме того, есть и другие формы олимпиад - например, в математике есть "математические регаты" - эта форма "лечит" проблему аутсайдеров, так как здесь, в частности, дети формируют команды сами. И вовсе не факт, что, собравшись вместе, четыре чемпиона составят самую сильную команду. В программировании такого, к сожалению, пока нет, и неясно, можно ли это сделать - разбить обычные задания на мини-сюжеты.

Но в любом случае вопрос с аутсайдерами - это вопрос социального здоровья класса, и программистской специфики он не имеет.

А вообще роль программирования в школьном курсе информатики резко снижается. Преподаватели стали гораздо меньше уделять внимания программированию - и преподавать трудно, и былой популярности у него нет, как нет и былого спроса на него.

Не кажется ли вам, что полезно было бы изучать программирование на основе неких общих принципов, рассматривать его в основном как инструмент развития интеллекта?

- Прямо ответить на вопрос не могу, могу привести пример. Некоторые мои уважаемые коллеги выдвигали очень интересные теории - допустим, что гуманитарные классы надо учить не физике, а истории физики; или что школьников начальной школы надо выучить понятию числа, а уж считать они выучатся сами. Здорово, конечно, но это теория. Есть три-пять профессионалов в мире, способных так учить, и клонировать их в сотнях тысяч экземпляров невозможно. Нельзя научить человека общим основам всего, если он руками не может этого делать. Если человек никогда не писал программу, меняющую местами значения двух переменных, с ним бессмысленно разговаривать об общих основах программирования.

Давайте резюмируем предельно четко. Государственные затраты, государственное внимание, обращенное на олимпиады и на образование как таковое, - как они соотносятся? Правильна ли пропорция?

- Да нет никакой "подготовки к олимпиадам" как отдельной статьи расхода. С моей точки зрения (как преподавателя), полезно купить и новое кресло в класс, и направить двух-трех школьников на неделю на сборы - потому что им это нужно, их там научат тому, чему в классе не научат. В каких пропорциях делить средства? Если Ольга Ларионова (руководитель Департамента образования Москвы) или Андрей Фурсенко спросили бы меня: "Во что вкладывать деньги: в обучение детей или в подготовку детей к олимпиадам?" - я бы сказал, что это ложное противопоставление. Это вопрос о том, тратить деньги на летний отдых вашего ребенка или на зимнее пальто для него. Стране нужно и то и другое.

Нет ощущения, что тратят только на летний отдых?

- Нет, отнюдь. Наоборот, происходит разумное выравнивание резких отклонений, которые существовали в прошлом.


Модель и альтернатива

Андрей Терехов считает, что традиционная форма программистских олимпиад может уступить место состязаниям в более реалистичной обстановке.

- Олимпиады по программированию - это модель занятий программированием в реальной жизни, но у нее есть свои ограничения. Как ни странно, одно из наиболее существенных ограничений - однозначность формулировок задач и единственность ответа. В реальной жизни программисты решают "плохо определенные" задачи, у которых может быть несколько приемлемых решений, а может и не быть ни одного. Промышленное программирование - это инженерная деятельность, а олимпиады ближе по духу к теоретической информатике.

Олимпиада продолжается несколько часов, и потому в задачах самой сложной частью обычно является нахождение правильного алгоритма, а собственно программы получаются короткими. На практике часто бывает наоборот - большинство алгоритмов не очень сложны, зато их приходится реализовывать в больших по размеру программах, являющихся частью еще большей системы, и главные трудности связаны с отладкой и сопровождением программного комплекса в целом. На олимпиадах этому не научишься.

Мне кажется, что для обучения навыкам профессионального программирования могут быть очень перспективны конкурсы, в которых условия более приближены к реальной жизни. Например, популярный в последнее время формат, в котором студентам предлагается реализовать силами команды из трех-четырех человек некоторую систему за 24 часа. Это упражнение не для слабых духом или здоровьем, зато в таких стрессовых условиях интенсивность обучения резко возрастает. Многие участники таких марафонов утверждают, что за эти сутки они получают больше знаний, чем от традиционной практики программирования за год.

Наконец, самый интересный, но и самый сложный вариант - это конкурсы с открытой темой, например конкурс программных проектов Imagine Cup (www.imaginecup.ru) или конкурс инновационных проектов "БИТ" (см. www.bit-konkurs.ru). Здесь участники сами выбирают себе задачу. На ее решение дается длительное время, вплоть до нескольких месяцев. Результаты представляются экспертному жюри, которое выбирает из них лучшие. Разумеется, подобные проекты требуют немалых сил, но, с другой стороны, и польза от них максимальна. В конце концов, именно так будут выглядеть все проекты, над которыми придется трудиться выпускникам вузов, так почему бы не начать готовиться к ним еще во время учебы?







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх